Читать онлайн Летняя луна, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя луна - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя луна - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя луна - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Летняя луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Они летели. Рансом не открывал глаза. Он знал, что они летят, просто потому, что был все еще жив. Он слышал рев ветра, чувствовал животом сеть и ощущал во рту медный привкус ужаса.
– Смотри. – Мерлин старалась перекричать гудение натянутых проводов. – Вот наши солдаты.
Рансом не стал открывать глаза. Вдруг от порыва ветра машина взмыла чуть выше, и его желудок сжался в тугой комок.
– А посмотри, вон там… Ох, нет… – Она заложила вираж, накренив машину. Рансом стиснул зубы. – Это же мистер Пилл! Он сейчас благополучно скроется.
Рансом ощутил, как тело его вжимается в сетку. Эфес шпаги уперся в ребра. Он хотел нащупать что-нибудь, за что можно держаться, но пальцы не слушались его. Рансом открыл глаза и увидел внизу землю под каким-то неестественным углом. Зрелище было настолько нереальным, что он перестал волноваться. Рансом был обречен и решил достойно встретить смерть. Он огляделся, щурясь на ветру:
– Где?
Машина накренилась в другую сторону, и он вдруг понял, что извивавшаяся белая лента, которая кружилась перед ним, – это береговая линия. Ему удалось мысленно отделить сушу от моря.
– Там, впереди! – сквозь ветер прокричала Мерлин. – Я подлечу поближе.
Белая лента с угрожающей скоростью разрасталась. Рансом увидел утес, все еще в облаке белой пыли. Полуостров полностью исчез, оставив на светлом утесе сияющий белый шрам. Ниже виднелись черно-белые обломки. Затем вдруг утес скрылся из виду, и машина полетела над серовато-зелеными холмами. Рансом с недоумением разглядывал на земле какие-то красные точки, пока наконец не понял, что это солдаты. Они были такие крошечные, что ему стало плохо. Но машина уже пролетела над ними.
– Вон там, – крикнула Мерлин, – смотри… возле коричневого квадрата! Это вспаханное поле. Узнаешь?
Рансом издал какой-то невнятный звук. Вдали виднелось темное пятно и за ним какая-то белая пушинка. Возможно, это и вправду был всадник. Светлая нить, петлявшая по долинам и холмам, очевидно, была дорогой.
– Неважно, – крикнул Рансом. – Посади эту штуку на землю.
– Нужно решить где.
– Решай!
– А вот еще солдаты! Подходят с другой стороны. Ох, я боюсь, они не сумеют поймать мистера Пилла.
– Мерлин, – простонал он, – ради Бога, посади нас на землю!
– Вон там, – сказала она и заложила новый вираж, от которого Рансома затошнило. – Вот где мы приземлимся. Сейчас я пролечу над тем местом и посмотрю, нет ли там кустов.
Машина резко нырнула вниз, и Рансом в ужасе зажмурился. Мерлин продолжала ему объяснять свои действия. Он лишь однажды открыл глаза и увидел, что земля уже очень близко. С чудовищной скоростью она проносилась прямо под ними. Вдруг промелькнула белая вспышка утеса, и они опять оказались над водой. Машина дернулась и, разворачиваясь, описала в воздухе длинную кривую. Мерлин закричала что-то о том, что она никогда раньше не пробовала приземляться и что на колесах мистера Пеммини это может оказаться непросто. Рансом произнес про себя последнюю молитву и перестал слушать ее. Он уткнулся лицом в рукав.
При первом ударе рука его сорвалась с перекладины, и он стукнулся подбородком о распорку. Они вновь подскочили в воздух. Земля закружилась под ними. Еще удар. Затем, швыряя и подбрасывая, их потащило вверх по холму. В конце концов машина остановилась, носом зарывшись в холм, и ноги Рансома оказались выше головы.
Он прикрыл лицо руками.
– Боже всемогущий, – прошептал он, – больше никогда не буду грешить.
* * *
К тому моменту, как Мерлин высвободилась из ремней, Рансом был уже на ногах. Схватив ее за талию, он помог ей встать.
– Вот видишь, – сказала она. – Машина работает! Тебе понравилось?
– Более чем… – Он отступил и стал демонстративно очищать брюки от пыли. Приглушенным голосом, в котором сквозил сарказм, он добавил: – Все эти виражи были просто изумительны, но, безусловно, самое лучшее – это приземление.
Он выпрямился и посмотрел куда-то за ее спиной. Мерлин обернулась. С одной стороны к ним приближались маршем истбурнские солдаты в пурпурных мундирах, с другой – в отдалении показалась небольшая конная кавалькада, а за ней полиция в темно-синей форме. Рансом двинулся вниз с холма, к ним навстречу.
Мерлин бросила взгляд на летательную машину. Похоже, она могла вот-вот подняться в воздух.
– Рансом! – окликнула его она.
Он обернулся.
– Мне нужна помощь, чтобы удержать машину!
Секунду он смотрел на нее, потом кивнул и пошел дальше. К нему галопом подъехал офицер, и они стали разговаривать. Затем офицер сделал жест рукой, и четыре человека подбежали к Мерлин. Она велела им встать у крыльев машины и вслед за Рансомом сбежала вниз по холму.
Она догнала его, и тут же в одном из всадников узнала Шелби. Рансом говорил с офицером в своей обычной манере – высказывал предположения, которые звучали как приказы. Офицер, казалось, был рад повиноваться, но Мерлин не особенно обращала внимание на его команды и действия военных. Она попала в объятия сначала Шелби, потом Жаклин, Куина, Вудроу и даже Блайз, которая вместе с Вудроу приехала в грохочущем фаэтоне сразу же вслед за остальными. Прибыла полиция, и все смешалось: крики, смех, объятия…
– Мисс Ламберн! – раздался чей-то голос. Мерлин обернулась и увидела мистера Пеммини, который еле держался на сером жеребце Рансома. Он сполз с лошади, вручил поводья солдату и подбежал к Мерлин.
– Ваша коробка. – Он сунул коробку ей в руки и перевел восторженный взгляд на летательную машину. – Расскажите же мне, расскажите! Как она летела?
– Отлично. Мне очень жаль, что так получилось с вашим замком.
Мистер Пеммини всплеснул руками:
– Да ладно, забудьте. Колеса удачно сработали при приземлении? Успешно ли функционировал рулевой привод?
– Да, конечно, – сказала Мерлин, – рулевое управление превосходно. А для механизма приземления, думаю, нужны усовершенствования. Например, пригодились бы тормоза.
Она приоткрыла крышку коробки и осторожно заглянула внутрь. Ежик зажмурился от яркого света и свернулся. Она поставила коробку в фаэтон. Мистер Пеммини и Вудроу, не отходя ни на шаг, семенили за ней, задавая новые и новые вопросы. В конце концов, не выдержав, они побежали на холм разглядывать машину.
Полицейских и солдат осталось мало – основные силы были брошены в погоню за мистером Пиллом и его помощниками. Мерлин увидела, как Рансом огляделся вокруг, затем подошел к брату, и все вокруг замолчали. Шелби расправил плечи. Он казался воинственно напряженным и в то же время радостным.
– Я должен попросить у тебя прощения, – сказал Рансом. – Я несправедливо обвинял тебя. Прости меня, пожалуйста. Я сожалею об этом.
Шелби опустил глаза, затем посмотрел на Рансома. Подошла Жаклин и, не дав мужу ответить, взяла его за руку.
– Я тоже прошу у тебя прощения, – звонким голосом сказала она. – За все те случаи, когда я должна была поддержать своего мужа, а не идти против него.
– Мужа? – В голосе Шелби послышалась горечь.
– В моем сердце ты продолжал оставаться моим мужем, – сказала Жаклин. – Всегда.
Шелби робко взглянул на нее:
– Ты серьезно?
Она посмотрела на Шелби и, не сказав ни слова, кивнула. Он обнял ее.
Мерлин, склонив голову набок, с любопытством наблюдала за ними. Ей было интересно, поцелует Шелби Жаклин так же, как Рансом целовал ее. Но, похоже, Шелби в последний момент передумал. Он поднял голову и обратился к Рансому:
– Значит, ты уже знаешь, что это Пилл?
– Да.
– Жаклин его вычислила, – сказал Шелби.
Куин сделал шаг вперед.
– Да, и ваша сестра умница тоже. – Он склонился и поцеловал руку Блайз. – Две очаровательные дамы.
Все повернулись к Блайз, и она слегка покраснела.
– Я знала, что это не Ку… – Она осеклась, и розовый цвет ее лица сменился багровым. – Не майор О’Шонесси. Я знала, что это не он.
– И мой Шелби тоже не предатель. – Жаклин выпрямилась, быстро взглянула на него и добавила: – Хотя он и не святой.
– Я исправлюсь, – ответил Шелби.
– Вряд ли. – Жаклин погладила его грудь и прижалась к ней щекой. – На это я не надеюсь.
– Да нет, я серьезно, – заявил Шелби. – На что еще я мог рассчитывать! Ведь я жил так, что всем было легко поверить в то, что придумал про меня Пилл, – он посмотрел на Рансома. – И если бы меня повесили как предателя, то тебя бы это уничтожило, правда? Вот на что он рассчитывал.
Рансом медленно произнес:
– Да, меня бы это уничтожило.
– Значит, это я должен просить у тебя прощения. – Шелби протянул руку.
Рансом протянул свою. После крепкого пожатия они разошлись, и Рансом повернулся к Куину:
– Перед вами я тоже хочу извиниться. В свою защиту могу лишь сказать, что мне был нужен хотя бы еще один подозреваемый, кроме брата.
Куин усмехнулся и посмотрел на руку, которую протянул ему Рансом.
– Ради святого Патрика, – сказал он, – дайте мне руку вашей сестры, и я буду полностью удовлетворен.
– Ну, это мы еще обсудим, уверяю вас… Наедине.
– Не вини его! – воскликнула Блайз. – Это я во всем виновата. Мистер Пилл никогда не узнал бы про старую церковь, если бы не увидел, как я показываю ее майору О’Шонесси… Я нарушила все моральные…
– Наедине, Блайз, – прервал ее Рансом.
Губы ее дрожали:
– Если ты не дашь согласия, то я просто сбегу вместе с ним.
– Надеюсь, до этого не дойдет. Я уже спланировал ваше свадебное путешествие. В Афганистан. Это как раз по пути к вашему новому месту службы в Индии, майор.
– В Индии… – прошептала Блайз.
– Обсудим это наедине, Блайз. Не сейчас.
– Мисс Мерлин!
Мерлин обернулась. Со стороны летательной машины к ним бежал Вудроу. Задыхаясь, он потянул ее за локоть. Глаза его горели от возбуждения.
– Мисс Мерлин, замок взорвался! Вы видели? Вы были там? Вы не пострадали?
– Нет-нет, – сказала она, – со мной все в порядке. Рансом меня спас.
Разряжая один из пистолетов, Рансом взглянул на нее, на лице появилась кривая усмешка.
– Так это я тебя спас? – спокойно спросил он. – Когда-нибудь ты мне об этом расскажешь.
– Смотрите! – вдруг воскликнул Вудроу.
Они посмотрели на холм. Неожиданный порыв ветра вырвал крыло машины из рук одного из солдат. Летательный аппарат пришел в движение, и одно крыло его высоко взмыло в воздух. Мерлин, застыв, наблюдала, а все остальные бросились врассыпную. Машина развернулась по ветру, потом вдруг медленно перекувырнулась, но снова встала на колеса.
Лошади разбежались во все стороны. Рансом успел схватить за сбрую черную кобылу, запряженную в фаэтон. Ветер дул все сильнее, и, подхватив машину, он еще раз красиво подкинул ее и погнал в сторону обрыва. Люди отчаянно пытались догнать и удержать ее. Однако ветер и холст вступили в дьявольский сговор. То подпрыгивая вверх, то опускаясь на колеса, аппарат уворачивался от всех попыток его обуздать. Многие распорки уже треснули, но холст все еще был натянут и выдерживал яростный ветер. На вершине холма, где утес обрывался над морем, машина ненадолго замерла, будто в насмешку салютуя поднятым крылом.
Долгую секунду большая белая птица сияла на фоне неба, а затем обрушилась вниз, исчезнув за вершиной холма. Люди выстроились над пропастью в ряд и молча смотрели вниз.
– Ты не собираешься помочь?
Мерлин обернулась и увидела Рансома. Он с трудом удерживал лошадь, запряженную в фаэтон, и рукава его белой рубашки ярко выделялись на фоне гладкой спины черной кобылы. После того как машина исчезла, лошадь успокоилась. Он отпустил уздечку и скрестил руки.
– Думаю, тут уже мало что можно сделать, – сказала Мерлин. – Бедный мистер Пеммини! Сначала замок, а потом еще вот это…
Рансом странно посмотрел на нее, как будто хотел что-то сказать. Мерлин дотронулась до губы, но вовремя вспомнила, что не стоит брать палец в рот. Она сцепила руки за спиной: когда на вас смотрит Фолконер, всегда чувствуешь себя неуютно.
– Что я сделала не так? – спросила она, защищаясь.
– Забирайся, – сказал он и показал на фаэтон. – Я хочу поговорить с тобой.
Мерлин облизнула губы. Еще один брошенный на нее фамильный суровый взгляд – и она, вытерев руки о штаны, послушалась. Рансом подал ей руку, помогая взойти на высокую ступень. Подойдя с другой стороны, он тоже запрыгнул на сиденье. Экипаж тронулся.
– Мы едем домой? – спросила Мерлин. – А как же все остальные?
– Влюбленные могут ехать вдвоем на одной лошади, – ехидно ответил он.
Она крепко уцепилась за сиденье, и фаэтон затрясся по сельской дороге. Впервые с тех пор, как приехал Рансом, Мерлин вспомнила, что на ней нет юбки. В смущении она сжала колени.
– Не переживай, – сказал Рансом. – Ты же знаешь, с моей стороны тебе не грозят домогательства.
– Не грозят?
– Нет.
– Ах так, – сказала она и через секунду с надеждой добавила: – Ну может, чуть позже?
Фаэтон спустился по песчаной дороге вниз, в небольшую ложбину. Рансом остановил лошадь.
– Мерлин, – сказал он, повернувшись к ней, – хочу тебе кое-что сказать. Это важно. То, что случилось сегодня, стало для меня огромным открытием.
Она кивнула и улыбнулась:
– Да, полет – это удивительно.
Он глубоко вздохнул, посмотрел вдаль и сказал:
– Да, конечно… Мерлин… К сожалению, я заставил тебя сделать ужасную ошибку. Я… – Он сдвинул брови и в нерешительности перебирал вожжи. – Сегодня я понял, что никогда не стану тебе хорошим мужем.
Глаза ее округлились:
– Не станешь?
– Нет. Ты была права. Нам с тобой нельзя было жениться.
– Почему?
– Я пытался навязать тебе свой образ жизни. Но эти жесткие рамки не для тебя. Тебя нельзя заставлять жить по моим правилам, нельзя окружать запретами. Ты должна оставаться свободной и идти своим путем, туда, куда тебя зовет твоя мечта… Так высоко и так далеко… – Он замолчал и покачал головой.
Мерлин хмуро смотрела вниз. От ветра колыхалась вокруг трава и взлетали прядки волос в хвосте у кобылы.
– Я всегда был несправедлив к тебе, Чара, – сказал он. – Каждую минуту. И теперь мне стыдно.
– Я согласна.
– Машина полетела, как ты и говорила. Ты сама сконструировала ее, и я ни на секунду не поверю, что у Пеммини хватило бы мозгов на такое изобретение. – Он избегал смотреть ей в глаза. – И сегодня я узнал кое-что неприятное о самом себе… Я просто идиот, который пользуется властью. И я ужасно боюсь высоты. Конечно, я это знал и раньше, но не понимал, насколько сильно это влияло на мои поступки.
Мерлин вскинула голову:
– Так ты боишься высоты?
– А ты не заметила? – сухо спросил он.
Она пристально посмотрела на него.
– Ну да, – произнесла она медленно, – теперь понимаю… Ты ведь сначала собирался лететь на машине, правда? До того, как посмотрел вниз, увидел колею… и обрыв. Конечно, это могло тебя напугать.
Он откашлялся:
– Я предпочитаю не говорить об этом.
– Я сама боюсь змей, – призналась она, – поэтому я понимаю.
– Боишься змей? – Он стиснул вожжи. Сильные руки его были испачканы мелом и сажей. – Я собирался остаться в башне, Чара. Я был так напуган… что не мог уже здраво мыслить… и собирался остаться там, на пороховой бочке, взорваться и попасть на тот свет – лишь бы не бороться со своим страхом.
– Но ты же так не сделал!
Он нахмурился и пожал плечами.
– И еще там, на утесе… – сказала она. – Ты же прошел по этой тропинке над обрывом, правда? Наверное, это тоже было очень трудно: идти по самому краю отвесной скалы, когда ветер дует так сильно, будто хочет сбросить тебя вниз. И ты видел камни внизу, видел, как летают птицы… Думаю, для того, кто боится высоты, все это было просто ужасно. А потом еще этот провал, через который нужно было прыгать и не за что было держаться…
Он неловко кашлянул:
– Может, не стоит описывать все так подробно?
– По-моему, ты поступил очень смело. – Мерлин взглянула на него, и он приподнял голову, сохраняя все то же мрачное выражение на лице. – Думаю, ты самый храбрый человек в мире.
– Что ж, – сказал он, – я обманул тебя, да?
Она прильнула к нему и взяла под руку:
– Я не настолько глупа.
– А я глупец. – Он мягко убрал ее руку и отстранился. – И понял это только сегодня. Я просто тиранил всех, кто мне дорог. Мне казалось, что я знаю, как лучше. И я использовал все преимущества, все обстоятельства и всю свою власть, чтобы подчинить тебя своей воле, чтобы ты отказалась от летательной машины. И на чем основывались мои решения? Не на мудрости, к сожалению, а на страхе. Не на принципе, а просто на детском упрямстве.
Мерлин села прямо, слегка задетая тем, что он не откликнулся на ее ласку:
– Какая теперь разница?
– Какая разница?! Разница огромная. Не надо переоценивать меня, Мерлин. То, что я умею, я делаю чертовски хорошо. А умею я манипулировать людьми, тянуть за нужные ниточки до тех пор, пока не получаю то, что мне нужно. Меня воспитали для этого. Всю жизнь мне внушали, что именно я должен принимать решения. И я изо всех сил старался поступать правильно, но теперь… Я уже не знаю… – Он пробежал рукой по пыльным волосам. – Я больше уже не знаю, что правильно.
Она надула губы и искоса взглянула на него:
– По-моему, никто не может быть прав абсолютно всегда.
– Если я не буду точно уверен, что прав, тогда мне лучше не управлять делами. – Он посмотрел вдаль. – Шелби кое-что сказал мне, чуть ли не в первый же день, как ты приехала. Он сказал, что я обижу тебя. И он был прав. Еще он сказал, что я испорчу тебе жизнь ради собственного удобства. А я не хочу, чтобы так случилось, Мерлин. Ты достойна лучшего… намного лучшего.
– Крыльев, – подсказала она.
Он быстро взглянул на нее, а потом, подумав, кивнул.
– Да, – ответил он. – Ты не должна быть заперта в моем доме, как в клетке.
Он нахмурился, и золотисто-зеленые глаза его потемнели.
– Я мог бы сказать тебе, что изменюсь, но это было бы ложью. Я обманывал бы и тебя, и самого себя. Я уже не так молод, чтобы забыть все, чему меня пытались научить.
– А я и не хочу, чтобы ты изменился.
– Нет. Ты мудрее меня, – он нахмурился. – Ты была совершенно права, когда сбежала от меня.
Мерлин сидела, не двигаясь, и смотрела прямо перед собой.
– Я жалею об этом, – прошептала она.
Если он это и услышал, то не подал виду.
– Прости меня, Мерлин. Я был эгоистом, ослепшим от любви дураком, и я думал, что могу силой подчинить тебя.
Она испугалась того, что он сейчас скажет, и ощутила, как в груди растет тревога.
– Ты ничего не делал силой, – тихо сказала она.
– Нет, делал. Может быть, это было не так грубо… – Он махнул рукой. – Я просто воспользовался тем, что ты была слабой и запуталась. Я подчинил тебя хитростью.
Горечь в его голосе сменилась уверенностью.
– Но это можно исправить, Мерлин. Ты должна это знать. Наш брак можно аннулировать. Когда ты дала согласие, ты была не совсем здорова. Ты действовала по принуждению. И твой официальный опекун ничего об этом не знал. Я прослежу, чтобы этим делом занялись лучшие адвокаты страны. Не волнуйся, считай, что этой свадьбы никогда и не было.
От растущей тревоги в ее груди похолодело. Она сцепила пальцы:
– Ты хочешь сказать, что я вернусь домой, и все станет так, как раньше?
– Да. – Он повернулся к ней и взял ее за руки. – Именно так, как раньше. Или как угодно иначе, если ты захочешь. Я прослежу, чтобы все было сделано. Если тебе что-то понадобится, Мерлин, если ты что-то захочешь, что угодно… просто напиши мне, и у тебя это будет. – Глядя на ее руки, он с болью улыбнулся. – Даже шестеренка Вокансона.
– Ну не знаю… – робко сказала она. – А если бы я захотела остаться замужем?
– Можно и так, – без колебаний ответил он. – Это даже гораздо проще, чем аннулировать брак. Но, видишь ли, в этом случае ты уже не сможешь выйти замуж за кого-то другого.
– За другого?
– Да, если ты кого-нибудь встретишь. Такое может случиться, Чара. – Он погладил ее по щеке. – Ты ведь вряд ли захочешь остаться одной навсегда.
Она опустила голову и заморгала, пытаясь избавиться от слез.
– Но если меня похитят, – сказала она, – кто же будет меня спасать?
Он нежно взял ее за подбородок:
– Мерлин, Мерлин… Разве ты не поняла, что я сказал? У тебя есть талант, твой чудесный дар, а я буду всю жизнь только мешать тебе. Я буду пытаться заставить тебя служить моим целям, так, как это было с говорящей коробкой. Буду мешать тебе воплощать свои мечты.
Он обхватил ладонями ее лицо, провел большими пальцами по скулам:
– Если бы ты была другой, это было бы неважно. Но ты такая… Я как лиса, которая хочет нянчить только что вылупившегося цыпленка. Рано или поздно я потеряю контроль над собой. И тогда проглочу тебя целиком.
– Я не цыпленок.
Он провел пальцами по ее губам:
– Для меня ты как маленький цыпленок.
Мерлин взглянула на него из-под ресниц. Лицо его было совсем близко. Склонившись к ней, он нежно провел губами по ее рту, а потом приподнял ее подбородок и поцеловал, вложив в поцелуй всю силу своей любви. Она ощутила вкус меловой пыли и его теплой кожи, обрадовалась знакомому запаху и чувству.
– Вот я уже и теряю самоконтроль, – прошептал он, не отрываясь от нее.
– Ох, Рансом, – сказала Мерлин, обнимая его. Он осыпал легкими поцелуями ее шею, и голос ее звучал совсем тихо. – По-моему, я… уже не хочу… домой.
Он резко отпрянул от нее. Мерлин открыла глаза и, прежде чем успела что-то сказать, увидела, что лицо его вновь приняло суровое выражение. Он хлестнул кобылу. Подпрыгнув, фаэтон тронулся, и Мерлин, чтобы не упасть, схватилась за сиденье.
– Вот видишь? – сказал он, перекрикивая скрип колес. – Ты слишком легко поддаешься, Мерлин.
– И что это значит?
– Это значит, что стоит мне поманить тебя морковкой, как ты станешь делать то, что я захочу. Это не принесет добра ни тебе, ни мне.
– Заставь меня что-нибудь сделать! Что ты хочешь, чтобы я сделала сейчас? – Она пристально посмотрела на него. – Уехала домой вместе с Таддеусом и Теодором, оставила и забыла тебя?
– Да.
– Не уеду. – Мерлин скрестила руки на груди. Но фаэтон подпрыгнул, наехав на камень, и ей пришлось быстро ухватиться за скамью. – Знаешь, чем ты, по-моему, занимаешься? – прокричала она. – Ты просто снова пытаешься запугать меня. Сначала ты меня запугивал, чтобы я вышла за тебя замуж, а теперь пытаешься запугать, чтобы я от тебя отказалась.
Он посмотрел на нее, а потом перевел взгляд обратно на дорогу:
– Да вовсе я тебя не запугиваю. Я хочу поступить так, как будет лучше для тебя!
– А по-моему, запугиваешь.
– Мне казалось, ты сама хотела домой. Это ведь ты забрала свою проклятую коробку и сбежала от меня.
– Я передумала.
Он внимательно посмотрел на нее и отвел взгляд лишь после того, как экипаж подпрыгнул на каком-то корне.
– То есть ты решила теперь стать упрямой?
– Ну и что… – Она пожала плечами. – Просто «помани меня морковкой»! Или можешь меня похитить и привезти туда, где мне, по-твоему, нужно быть.
Он вскинул голову:
– И надолго ты там останешься вместе со своим ежиком?
– Придумала, что мне делать! – Она шмыгнула носом. – Теперь, когда я кое-что узнала о мире, я хочу путешествовать и посмотреть его.
– В самом деле? – Рансом взглянул на нее, прищурившись. – И что же ты хочешь посмотреть?
– Например, Афганистан.
Рансом остановил фаэтон.
– Туда можно доехать на дилижансе? – с вызовом спросила Мерлин.
Он опустил вожжи и посмотрел на нее своим убийственным взглядом. Мерлин высоко вскинула голову:
– Ладно, спрошу у Шелби.
Она увидела, как Рансом стиснул зубы. Отвернувшись от нее, он уставился своим фолконерским взглядом в спину кобыле. Оба надолго замолчали.
Мерлин закусила губу.
– Рансом, – тихо и с надеждой произнесла она, – если бы я попала в Афганистан, как ты думаешь, ты смог бы приехать и спасти меня?
Он отвернулся в сторону:
– У тебя тоже есть пара морковок, чтобы меня заманить, правда?
– Так ты приехал бы?
– Ты же меня бросила… – ворчливо заметил он, – сбежала.
– Там, наверное, очень жарко. Скажи, а в Афганистане водятся тигры?
– Я не смогу измениться, – сказал он.
Мерлин, сдвинув брови, разглядывала серо-зеленые холмы на горизонте:
– Наверное, меня и вправду надо будет спасать от тигров.
– Мне уже поздно меняться.
– И еще от змей! – Она напряглась всем телом и посмотрела на него широко раскрытыми глазами. – У них там водятся змеи?
– Бог его знает.
– Но ты спас бы меня и от змей, правда?
Он искоса взглянул на нее:
– Возможно. А что я получил бы за это в награду?
Мерлин, задумавшись, потрогала нижнюю губу.
– Послушание? – предположил он. – Доверие? Уважение к моему мнению?
– Столько всего! – воскликнула она. – Это всего лишь змеи…
– Да, – снисходительно сказал он. – Но чтобы сразиться с ними, мне ведь придется ехать в Афганистан. И туда не доберешься на дилижансе, дорогая.
Она с любопытством склонила голову набок:
– А как туда добираются?
– Этого я тебе не скажу, – ответил он и заключил ее в объятия. Уткнувшись лицом ей в шею, он поцеловал нежную кожу под ушком. Руки его ласкали ее тело.
Мерлин откинула голову и глубоко вдохнула:
– Почему это ты мне не скажешь?
Двумя большими пальцами он приподнял ее подбородок и поцеловал в раскрытые губы.
– Потому что, – между нежными ласками прошептал он, – у меня, черт возьми, нет времени, чтобы туда тащиться.
Над садом висела полная луна, и в ее холодном сиянии золоченая мебель светилась серебром. Мерлин, сложив руки на груди, стояла в темноте у окна спальни. Она была укутана в халат Рансома, потому что собственный умудрилась так безнадежно потерять, что его не смогла отыскать даже горничная. Услышав, как он подошел сзади, она обернулась.
– Тебе не холодно? – спросила Мерлин, любуясь в свете луны его обнаженным телом. – Уже ноябрь все-таки.
Он обнял ее.
– Я кажусь тебе холодным, Чара? – Он отодвинул распущенные волосы и поцеловал ее в шею. – Что это вы там увидели в окне, миссис герцог?
– Я просто думаю.
– О чем?
– О разном. – Она развернулась и посмотрела ему в лицо. – Какова судьба нашей говорящей коробки?
– О! – Он нежно покачал ее. – К сожалению, ее поглотили секретные папки Адмиралтейства.
– И что, ее так и не использовали? – разочарованно спросила она.
– Адмиралтейство держит все в секрете. Возможно, мы никогда об этом не узнаем.
– Готова держать пари, что уж ты-то все знаешь.
Он поднял брови:
– Для тебя так важно, что стало с твоей коробкой?
– Ну… я надеялась, что она принесет пользу. Ты говорил, что обязательно принесет.
Он поцеловал ее в нос, затем погладил его сверху вниз указательным пальцем и загадочно улыбнулся:
– Нельсон ведь победил в Трафальгарской битве, правда?
Мерлин склонила голову набок и улыбнулась.
– Похоже, что я спасла тысячи жизней, – сказала она. – У меня это хорошо выходит. – Она вновь прижалась к нему и посмотрела на луну. – Я рада, что ты все устроил и мистер Пилл сумел выкрутиться. Мне было бы неприятно, если бы его повесили.
– Мерлин, – терпеливо ответил Рансом, – пожалуйста, никогда больше не говори, что это устроил я. По крайней мере, при всех.
– Не буду, – пообещала Мерлин.
– Должен сказать, все обернулось так, как и должно быть, когда за дело берутся Фолконеры. Он полностью признался во всех преступлениях и предоставил список членов шпионской сети, и в обмен с него сняли обвинение в измене королевству. – Рансом заглянул ей в глаза и мягко сказал: – У меня есть к тебе один вопрос, Чара.
– Какой вопрос?
Руки, обнимавшие ее за плечи, напряглись. Он прижался щекой к ее макушке:
– Мерлин, когда ты начнешь заново строить свою летательную машину?
– Летательную машину? – Она отстранилась и удивленно посмотрела на него. – Да я вовсе не собираюсь восстанавливать ее.
Он внимательно вглядывался в ее лицо.
– Не собираешься? – В голосе его послышалась надежда.
Она пожала плечами:
– Я закончила с этим. Мне нужно было построить машину, которая может летать. И я это сделала. Я летала. И хотя первого полета я не помню – и, наверное, уже никогда не вспомню, – но мы с тобой летали на машине, которую хоть и построил мистер Пеммини, но сконструировала все-таки я.
– И все? – Он был изумлен. – Это все, чего ты хотела?
Она кивнула.
– Ты уверена?
Она кивнула опять.
– Слава Богу, – он шумно выдохнул. – Ох, Мерлин, я так благодарен за это Господу. Клянусь, я не хотел вмешиваться, но все же ужасно боялся, что ты снова примешься за свою машину.
Мерлин улыбнулась. В лунном свете его глаза казались золотистыми. Встав на цыпочки, она ответила на его поцелуй и ощутила, что объятия его становятся крепче. И после этого Мерлин уже не могла думать ни о чем другом – только о его теле, его руках, его поцелуях, нежных и сильных. В ней постепенно крепла уверенность, что впереди ее ждет ни с чем не сравнимое счастье.
Когда объятия Рансома ослабли, она повернулась к окну и посмотрела на небо. Мерлин была счастлива. Рансом был рядом, она чувствовала его дыхание. Ей нравилось ощущать за спиной его тело, такое сильное, такое теплое и большое. Она погладила его по руке:
– Да, тебе не нужно больше этого бояться. С летательной машиной покончено. Теперь я думаю о другом.
Он крепче прижал ее к себе и хрипло прошептал:
– Я тоже, Чара.
Она расслабилась в его объятиях, и он легко поднял ее на руки и направился к широкой кровати в глубине комнаты.
– Да, – объявила она с мечтательной улыбкой, – теперь я начну строить ракету и полечу на Луну!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Летняя луна - Кинсейл Лаура



несусветная чушь или же это просто не мое не то что я люблю читать
Летняя луна - Кинсейл Лауранаталия
4.04.2012, 11.57





местами не чушь но и . . . не понравилось!!!!
Летняя луна - Кинсейл Лауравэл
3.06.2013, 15.46





У этого автора почему-то все романы с низкими оценками, кроме Госпожа моего сердца. Я прочла 2 романа и судя по ним, можно сказать, что не всякому они придутся по душе, точнее не всякий захочет понять. Может потому что героини у автора, хоть и уже взрослые девушки-женщины, но сохранили наивность и невинность взглядов и суждений. Как раз такие, какими по нашим представлениям и должны были быть женщины 19-го века, а не прожженные малолетки в стиле 21-ого века, как этим грешат некоторые авторы казалось бы "исторических" романов. Герои как раз таки очень вдумчивые, серьезные. Книга Летняя луна тоже не была оценена мною должным образом с первого раза, подумала ерунда какая-то, но прочитав ее во второй раз, я поняла для себя, что данный автор и его книги мне нравятся. По моему мнению, от романов Кинсейл веет спокойной романтичностью, у героев светлые образы. Идет сравнение с творчеством Хаяо Миядзаки (если кто смотрел его мультфильмы, думаю, что поймут).На ум приходят те же эпитеты, хотя может быть и не совсем уместно. Но я говорю не о прямом сравнении, а о том впечатлении от произведения, которое складывается при прочтении и образах, которые создаются. Второй роман, который я читала - это Звезда и тень. Тот мне понравился сразу, хотя судя по отзывам, его не оценили. А жаль!
Летняя луна - Кинсейл ЛаураНаталия
5.05.2016, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100