Читать онлайн Летняя луна, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Летняя луна - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Летняя луна - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Летняя луна - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Летняя луна

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Конечно же, «Матильда» полетит, – сказала Мерлин. – Ведь вы ее построили по моим чертежам, правда?
Низенький мужчина раскачивался, стоя на цыпочках:
– Нет уж, позвольте! Я действительно взял ваши эскизы за основу, это верно. Но построить машину, которая выдержит двоих, – совершенно другое дело.
– Ну как же, мистер Пеммикан…
– Пеммини.
– Мистер Пеммини, это же та самая конструкция, до самой последней распорки! Только размером побольше и со стальной проволокой. – Она склонилась над листом и что-то торопливо записала. – Жаль, что я не додумалась использовать струны из фортепиано. В Фолкон-Хилле их было несколько, и они чудесно подошли бы. – Мерлин сделала витиеватый росчерк. – В любом случае эти уравнения для увеличения пропорций совершенно верны. Но вот использовать для приземления колеса… вы в этом уверены?
Услышав звук чьих-то шагов по ступеням, она замолчала. Но мистер Пеммини, проигнорировав шум, бросился защищать свою идею:
– Может показаться, что они не выдержат удара, но, уверяю вас, я очень тщательно рассчитал и количество спиц, и коэффициенты диаметра.
Дубовая дверь содрогнулась от удара. Задвижка отскочила, и в комнату ворвался Рансом.
– Мерлин! – Он был весь белый: рукава рубашки, жилет, светлые бриджи… Даже на лице и сапогах его лежал слой меловой пыли.
– Привет! – Она встала. – Ну вот наконец и ты.
Вид у него был свирепый и устрашающий: обнаженная шпага в руке и пистолеты на поясе. Каштановые волосы его были растрепаны от ветра и припорошены светлой пылью.
– С тобой все в порядке? – спросил он.
– Да-да, конечно, у меня все хорошо. Ты получил отпечатки лап ежика?
Дрожащей рукой он обнял ее за шею, притянул к себе и поцеловал еще крепче, чем когда-либо раньше, так, что она застонала в его объятиях.
– А с тобой-то все в порядке? – спросила она после того, как он отпустил ее. Движения его были порывисты, и даже под белой пылью было видно, что он побледнел так же сильно, как после ранения.
– О Боже, – сказал он, вытирая рукавом ручеек пота, – и не спрашивай.
– Добрый день, ваша светлость, – вежливо произнес мистер Пеммини, а затем с легким упреком добавил: – Мы ожидали вашего прибытия еще вчера.
Рансом удивленно взглянул на него.
– Не обращай внимания, – быстро сказала Мерлин. – Мы можем уйти прямо сейчас?
– Да, идем. – Он убрал шпагу в ножны. – Держись позади меня.
– Тебе нужно спасти и мистера Пеммини тоже. Он и в самом деле не знал, что его новые слуги – французы.
Рансом был уже возле двери.
– Тогда смотрите в оба, – сказал он, не оборачиваясь. – Я не стану возвращаться обратно, если вы отстанете. Если я скажу остановиться, вы остановитесь. Скажу идти – вы пойдете. И без вопросов!
Едва Мерлин успела схватить свою шляпную коробку, как он уже стал спускаться по винтовой лестнице. Она услышала, как мистер Пеммини, пыхтя, поспешил за ней.
Она была уже внизу, когда Рансом вдруг прошептал:
– Замри.
Мерлин остановилась, но налетевший сзади мистер Пеммини втолкнул ее в восьмиугольную комнату в основании башни. Она задержала дыхание. В дверном проеме показался силуэт высокого охранника, который уже вытаскивал из ножен меч.
Рансом стоял, держа оружие наготове. Кончик его шпаги вырисовывал круги. Стражник поднял свое более тяжелое оружие и замахнулся. Герцог быстро подскочил к нему, раздался звон металла, и меч охранника отлетел в сторону.
Мерлин в недоумении моргнула. Ей хотелось спросить, как Рансом сумел это сделать, но тот уже приближался к противнику и, похоже, хотел убить его. В самый последний момент он отвел острие своей шпаги и коленом ударил соперника в низ живота.
– Предатель, я должен проткнуть тебя насквозь. – Он приложил острие шпаги к шее поверженного охранника. Тот все еще не мог прийти в себя. – На кого ты работаешь?
Мужчина, скрючившись, ловил ртом воздух.
– Нет. – Он судорожно вдохнул. – Что вы… говорите… – из-под кончика шпаги вытекла капля крови. Охранник вздрогнул. – Я не предатель! – заорал он.
– На кого работаешь? – повторил вопрос Рансом.
– Англичанин… – человек судорожно вдохнул. – Его зовут… мистер… Белл. Я не предатель!
– Просто обычный бандит, – презрительно сказал Рансом и взглянул на Мерлин. – Идите. Снаружи поверните налево. И подождите меня, когда завернете за камни.
– Да-да, – сказал мистер Пеммини. – Мы пойдем по тропинке, что ведет в город?
Рансом рассеянно взглянул на него:
– Что?
– Мы пойдем по тропе вдоль утеса? Вы ведь так пришли сюда? Согласитесь, там очень приятно прогуляться в такую прекрасную погоду.
Рансом посмотрел на мистера Пеммини, как на сумасшедшего.
– Я велел вам идти. Вы, Пеммини, возьмите вон тот меч. Если сможете, то несите его. Если нет, выбросьте в море.
– Нет-нет-нет! – Мистер Пеммини суетливо подбежал и поднял меч охранника. – Не нужно выбрасывать, не такой уж он и тяжелый. Возвращаясь с базара, я обычно несу на себе вдвое больше.
Продолжая держать шпагу у шеи врага, Рансом дождался, пока оба пленника послушно вышли за дверь. Затем он перевел взгляд на стоявшего на коленях охранника.
– Надеюсь, вы простите мои дурные манеры, – сказал он и нанес удар рукоятью шпаги. Мужчина упал. Рансом тут же выскочил за дверь, жалея, что нечем было его связать. Вряд ли он долго пробудет без сознания.
Мерлин и мистер Пеммини ждали Рансома там, где он велел, – за кучей больших камней, у которых начиналась тропинка.
– Ты первая, – приказал он Мерлин. – Иди медленно, лицом к скале. Не бойся и не смотри вниз. Я пойду сразу же за тобой. – Он наблюдал, как она храбро подошла к краю обрыва. – И ради Бога, будь осторожна!
Она исчезла. Рансома охватил панический страх – вдруг он никогда больше не увидит ее. Ведь этот утес… о Боже, опять этот утес…
Он отбросил эту мысль и повернулся к Пеммини:
– Вы следующий. Нет, сначала избавьтесь от этого проклятого меча. Боже, вы вообще представляете себе эту тропинку? С мечом вам никогда не пройти по ней!
– Уверяю вас, я ее себе прекрасно представляю. Хожу по ней с самого младенчества. – Мистер Пеммини развернулся, перехватил меч наподобие трости и поспешил вслед за Мерлин.
Рансом посмотрел назад на башню, затем на сторожку у входа. Все еще никаких признаков тревоги. Похоже, эти парни чертовски ленивы и самоуверенны. Ему было не по себе. Он спрятал шпагу в ножны и прошел между камней.
В лицо снова ударил ветер. Опять перед ним была белая скала и головокружительная бездна. Он вытянул руку и схватился за камень, сразу за которым начиналась тропа. Чуть впереди неторопливо и спокойно продвигался мистер Пеммини. Мерлин была уже далеко, у самой расщелины. Она двигалась легко и быстро, одной рукой держа свою коробку, а другой даже не дотрагиваясь до скалы.
Откуда-то появилась чайка и какое-то время парила рядом с ней. Мерлин остановилась и всем телом потянулась к птице, будто приглашая сесть к себе на руку, но та медленно спланировала вниз, превратившись в едва различимое пятнышко на фоне отвесной белой стены утеса. Мерлин разбежалась и перепрыгнула через расщелину.
Рансом пытался заставить себя сделать шаг. Нога не слушалась. Зато руки еще сильнее ухватились за скалу. Сердце его колотилось так, что заглушало даже рев ветра. Свободной рукой он прикрыл глаза. Не видя обрыва, Рансом почувствовал себя намного лучше. Он попытался заставить себя отпустить камень, за который держался.
«Отвлечь внимание!» – неожиданно подумал он. Вот что ему следовало сделать. Нужно сделать какой-то ложный маневр. Нельзя допустить, чтобы охрана обнаружила Мерлин и Пеммини, когда они так беззащитны на этой скале.
Рансом почувствовал огромное облегчение.
– Пеммини! – Обеими руками он схватился за камень и прислонился к нему. Стараясь не смотреть по сторонам, он еще раз окликнул старого чудака.
Пеммини успел пройти по тропинке лишь несколько ярдов. Прижимаясь к камню, Рансом подождал, пока тот вернулся.
– Вот, держите. – Рансом с трудом стащил с правой руки золотое кольцо-печать. – Внизу под холмом стоит лошадь. Оставьте мою жену в Восточной долине и отвезите вот это полковнику Торрансу в военный лагерь Истборн. Скажите, чтобы он приехал сюда с отрядом.
– Вашу жену? – Мистер Пеммини зажал рукоять меча под мышкой и удивленно разглядывал кольцо. – Должно быть, вы имеете в виду мисс Ламберн? Она действительно говорила, что стала герцогиней. Простите меня, но… я думал, что вы идете с нами…
– Нет. Я планирую задержать их, пока вы не будете в безопасности.
Пеммини заморгал и испуганно оглянулся:
– Задержать кого?
– Охрану. – Рансом сделал шаг назад.
– О Боже, они нас заметили? Мне показалось, что мы сбежали незаметно.
– Идите. Об остальном я позабочусь.
– Но у них есть оружие. Ружья. Разве не лучше вам просто уйти вместе с нами?
– Нет, – сказал Рансом.
– По-моему, их там слишком много – человек десять или двенадцать. А вы всего один. В самом деле, герцог, подумайте еще раз.
– Идите! – воскликнул Рансом. – Убирайтесь отсюда скорее.
Мистер Пеммини потер рукой шею.
– Прошу на меня не кричать. – Он сунул кольцо в карман. – Я сделаю все так, как вы сказали, но я действительно думаю…
Рансом не стал слушать, о чем он думает. Схватившись за шпагу, он повернул обратно к башне, преодолел груду камней, и, оказавшись у стены, обернулся. Мистер Пеммини уже успел исчезнуть. Не было видно отсюда и обрыва.
Немного подождав, он осторожно выглянул из-за башни. С тех пор как ушел мистер Пеммини, прошло уже довольно много времени. И вот наконец поверженный Рансомом охранник, спотыкаясь и потирая затылок, вышел из башни.
Рансом выскочил из укрытия.
– Стой! – приказал он, целясь в него из пистолета. Страж изумленно замер, и Рансом быстро подошел к двери. Отступая в башню, он выстрелил в ноги охраннику. Взвилось облачко пыли, и тот громко вскрикнул. Рансом захлопнул за собой дверь и, навалившись на нее, задвинул деревянный засов.
Из высокого окна пробивался неяркий свет. Герцог обошел восьмиугольную комнату, осматривая, нет ли второго входа в нее. Действительно, нашлась еще одна дверь – она скрывала продолжение винтовой лестницы, ведущей вниз. Вглядываясь в темноту, он решил, что ход этот, вероятно, упирается в тупик, и закрыл дверь на засов. Затем он стал перезаряжать пистолет.
Снаружи донеслись крики, затем раздался выстрел, и в дубовую дверь ударила пуля. Рансом усмехнулся.
– Напрасно стараетесь, – прошептал он и засыпал в дуло порох.
Другая пуля попала в окно и вдребезги разнесла стекло.
Он поздравил себя с отлично выполненным заданием, представив, как Мерлин и мистер Пеммини спокойно уезжают на коне, в то время как похитители доходят до бешенства, пытаясь атаковать его в этом неуязвимом укрытии. Он будет дразнить и отвлекать их до тех пор, пока не прибудет подмога. И может быть, если ему повезет, среди пленных разбойников обнаружится и сам мистер Белл.
Но все-таки самое главное – то, что Мерлин уже в безопасности, уже давно покинула утес. Да, его обманный маневр был просто превосходен.
Подняв пистолет, он направился к лестнице. Но едва он поставил ногу на первую ступень, как послышался стук, а затем донесся тихий голос:
– Рансом, ты здесь?
Он в замешательстве отскочил от лестницы. Стук раздался снова – стучали в закрытую на засов подвальную дверь. Рансом распахнул ее.
Снизу вверх из темноты на него смотрела Мерлин:
– Разве ты не идешь?
– Ты с ума сошла?! – закричал он. – Что ты здесь делаешь?
– Они же стреляют. Я не могла войти через ту дверь. И мистер Пеммини рассказал мне про эту – здесь старый подземный ход, он ведет к краю обрыва.
Он схватил ее за руку, втащил в комнату и захлопнул за ней дверь.
– Боже мой, ты сумасшедшая… – Он замолчал, пытаясь подобрать достаточно сильное выражение. Вся ситуация просто не укладывалась у него в голове.
– Черт побери, – в конце концов произнес он, – а Пеммини выбрался отсюда?
– Да, он вышел наружу. А еще он сказал, что ты дал ему какие-то инструкции. Надеюсь, что ему удастся справиться с твоим конем – ведь он не очень-то опытный ездок.
Рансом взглянул в сторону главной двери. Ружейные выстрелы почему-то стихли. Он подозревал, что атакующие занялись поисками, из чего им сделать стенобитный таран.
– Молись, чтобы он с ним сладил. Тебе теперь придется остаться со мной.
– Нет-нет. Мы можем выйти отсюда так же, как я пришла. Меня никто не видел. И я думаю, что эти французы со своими бараньими мозгами даже и не знают про этот ход. За краем утеса выхода совершенно не видно.
Рансом взглянул на нее. Ее лицо обрамляли растрепанные ветром локоны. В его бриджах и мешковатой рубашке она казалась совсем юной и такой милой, что ему вновь захотелось ее поцеловать. Однако его уже охватило волнение боя, и порыв страсти утонул в этом непривычном ощущении. Он отпустил ее и сделал шаг назад.
– Иди.
Она взялась за ручку двери. Заметив, что Рансом не сдвинулся с места, она спросила:
– Ты идешь?
– Нет. Я позабочусь, чтобы подольше их удержать.
Глаза ее испуганно округлились:
– Но они же стреляют.
– Здесь внутри достаточно безопасно. Давай, уходи быстрее.
Она нахмурилась. Губы ее упрямо скривились.
– Я не могу уйти без тебя. Это же ты меня спасаешь.
– Да, – нетерпеливо ответил он. – И у меня это получалось бы намного лучше, если бы ты соизволила делать то, что тебе говорят.
Она выпрямилась:
– Я остаюсь с тобой.
– Черт! Проклятие!
– Всего минуту назад ты сам говорил, что мне придется с тобой остаться.
Из окна донеслись крики и звуки возни. Дверь содрогнулась от тяжелого удара.
– Отлично! – Рансом схватил Мерлин за локоть, повернул ее в сторону лестницы и слега подтолкнул. – Наверх!
Мерлин тихо вскрикнула, ударившись голенью о ступень, а затем без дальнейших понуканий стала быстро подниматься. Дойдя до конца лестницы, она, задыхаясь, ввалилась в комнату мистера Пеммини. Рансом тяжелой поступью поднялся следом. Войдя в комнату, он, не теряя ни секунды, схватил рабочий стол и подтащил его к двери, не обращая внимания на то, что разлетелись лежащие там бумаги. Не дав Мерлин времени собрать все тетради и записи, которые посыпались на пол, он перевернул стол и с грохотом спихнул его вниз по винтовой лестнице, где тот застрял на первом же повороте. За ним отправились две скамьи, деревянное кресло и стул.
Звук раскалывающегося дерева, как взрыв, разнесся по всей башне. Нижняя дверь разлетелась, и послышался топот ног. Рансом вытащил пистолет, встал на верхней ступеньке лестницы и заглянул вниз. Мерлин сцепила руки. Услышав выстрел, она вскрикнула. У Рансома слегка дрогнули губы, но пуля не прошла сквозь заграждения.
Опираясь плечом на открытую дверь, Рансом наблюдал за тем, что происходит внизу. Мерлин подошла к окну и открыла его.
– Осторожно, – сказал Рансом, – не подходи близко. Ты что-нибудь видишь?
Она нагнулась чуть вправо, а потом влево, чтобы увидеть как можно больше через узкое окно.
– Кто-то подъезжает к главным воротам.
– В военной форме?
– Нет, по-моему, он без мундира. Просто в темном пальто. – Она склонила голову набок. – Теперь он спешился. Идет сюда… Французы подбегают и что-то говорят ему.
– Ха, похоже, сюда пожаловал организатор всей этой истории. Наверняка это и есть тот загадочный мистер Белл.
– Нет, – ответила Мерлин, – мне кажется, он похож на мистера Пилла.
– Что?!
Она встала коленом в проем, стараясь лучше рассмотреть происходящее внизу.
– Да, я уверена, это он. Как ты думаешь, он тоже приехал меня спасать?
– Этот маленький, надоедливый ублю… – Рансом замолчал, а потом вдруг перешел на шепот. – Пилл… Боже ты мой! – Он подошел к окну и оттеснил оттуда Мерлин. – О Господи, это Пилл!
– По-моему, это очень смело, что он приехал и вошел прямо к ним, – сказала Мерлин. Встав на цыпочки, она посмотрела через плечо Рансома. – Но похоже, он с ними знаком.
– Да уж, слишком хорошо знаком! Я прослежу, чтобы его за это повесили.
– Ох, но я уверена, что он не хотел тебя расстраивать. Ты же знаешь, он всегда старается быть таким любезным…
– Ага, – сквозь зубы произнес Рансом. – Теперь все сходится, правда? – Он высунулся вперед и громко закричал: – Эй, Пилл!
Стоявший внизу человек поднял голову.
– Ваша светлость! – крикнул он в ответ и низко поклонился. – Как удачно, что я застал вас здесь! Мне хотелось бы поговорить с вами!
У Рансома вырвался звук, похожий на рычание.
– Спускайтесь вниз, ваша светлость! – крикнул Пилл. – Давайте выпьем и все обсудим, как цивилизованные люди.
Рансом прищурился. Мерлин увидела, как у него на шее пульсирует жилка.
– Нет уж, – ответил он. – От вас так несет падалью, что чувствуется даже здесь. У меня пропал аппетит.
Худощавая фигура мистера Пилла застыла.
– Спускайтесь, Рансом, – повторил он.
– Зачем?
– Рано или поздно, вам все равно придется. – Он сделал жест рукой, и один из людей, толпившихся вокруг него, пальнул в сторону окна. Выстрел эхом отозвался в руинах. – Либо живым, либо мертвым.
Рансом отскочил. Он хмуро посмотрел на Мерлин, а потом на дверь. Взгляд его был задумчив, как будто он что-то вычислял.
– Рансом, – шепотом спросила она, – а что, мистер Пилл – один из них?
– Рискну предположить, что он у них главный. Слепой дурак, как я мог не понимать этого! Он ведь часто работал с тобой, да? Наверное, он…
Мерлин глубоко вздохнула:
– Да, он переписывал все мои записи и приносил сюда, а мистер Пеммини их использовал.
– Дьявол! Ты хочешь сказать, что мистер Пеммини уже построил говорящую коробку?
Она махнула рукой:
– Нет, конечно же, нет. Другие записи. Говорящая коробка – это же был секрет. Нет, Рансом… – Она схватила его за руку. – Мистер Пеммини построил летательную машину. По моим чертежам!
Он посмотрел на нее с испугом, потом с изумлением. Затем на лице его появилась усмешка, и в конце концов Рансом громко расхохотался.
– Летательную… машину! – воскликнул он. – Так ты говоришь, они решили… что все это… ради… – Он закрыл лицо руками и снова зашелся смехом. – Похищения… и все записи, что он переписывал… они были ради…
Приступы хохота мешали Рансому говорить. Наконец, немного успокоившись, он тихо сказал:
– О Боже, какое необыкновенное возмездие!
– Что с тобой? – встревожилась Мерлин. – Это же серьезно.
– Где они? Где эти записи? Вот это? – Он обвел рукой беспорядок на полу.
– Да. Лучше бы ты дал мне их собрать, а потом уже переворачивал стол.
– И что, он на самом деле построил эту штуку?
– Да. Она на площадке наверху.
Он снова облокотился на подоконник.
– Пилл! – закричал он. – Давайте заключим сделку.
Кучка людей во дворе внизу рассыпалась. Несколько человек отделились и разбежались в разные стороны. Мистер Пилл посмотрел вверх:
– Какую сделку?
Мерлин показалось по голосу, что он не очень-то заинтересован.
– Позвольте нам уйти. – В голосе Рансома слышались насмешливые нотки. – И я расскажу вам, над чем Мерлин работала на самом деле.
– Что-то еще, кроме летательной машины? – рассмеялся в ответ Пилл. – Что ж, вот еще одна причина, по которой я не могу отпустить ни ее, ни Пеммини, ваша светлость. Они представляют слишком большую ценность. И, находясь в ваших могущественных руках, они стали бы для нас слишком большой опасностью. Кто знает, какое еще чудо техники придумает очаровательная головка вашей жены?
Мерлин вцепилась в плечо Рансома, глаза ее округлились:
– Что он имеет в виду? Как это он не может отпустить нас?
Он обернулся к ней и погладил по руке:
– Ничего страшного, не волнуйся. Должно быть, он считает, что Пеммини все еще здесь. Это хорошо. Если старик, с Божьей помощью, сумел добраться до Истбурна, то, пока Пилл тут стоит и разглагольствует, сюда ворвутся солдаты.
– Ох, надеюсь, он не упадет с твоей лошади.
Рансом снова выглянул в окно:
– Я тоже на это надеюсь. Думаю, Пилл что-то замышляет.
– Что ж, мы всегда можем воспользоваться летательной машиной, если он не выпустит нас через дверь.
Он снова погладил ее по руке и спокойно сказал:
– До этого не дойдет.
– Эй, вы там! – закричал Пилл. – Выходите все вместе, и никто не пострадает!
Рансом поднял пистолет и выстрелил из окна.
– Вот что я думаю по этому поводу, – пробормотал он.
Люди под окном пригнулись и разбежались. Один из них, схватившись за плечо, упал. Остальные скрылись за камнями.
– Деймерелл, – закричал мистер Пилл, и в голосе его послышалась угроза, – если вы цените жизнь вашей жены, то пусть она выйдет.
Рансом усмехнулся. Он поднял второй пистолет и выстрелил снова.
Мерлин прикусила губу. Ей окончательно перестали нравиться звуки выстрелов. Пока Рансом перезаряжал пистолеты, она сама выглянула в окно. В запущенном дворе сейчас было гораздо меньше людей. Пока она смотрела, из сторожки показался охранник. Лавируя между кучами камней, он подбежал к мистеру Пиллу. «Священник» напряженно слушал, в то время как его помощник, отчаянно жестикулируя, показывал на восток.
– Ага, – взглянув на них, произнес Рансом. – Должно быть, они заметили, что к нам подходит помощь.
Мистер Пилл вновь повернулся лицом к окну:
– Даю вам последний шанс, Деймерелл! Я жду вас всех.
Рансом пробормотал что-то про Пилла и его мать. Мерлин не вполне поняла, что именно, но звучало это довольно неприятно.
Пилл поклонился и прокричал:
– У нас тут склад боеприпасов, ваша светлость. В подвале этого замка лежит семь тонн черного пороха.
– О Боже, я совершенно забыла об этом.
Рансом искоса посмотрел на нее:
– Ты шутишь. У него действительно завалялось в подвале семь тонн пороха?
– Я не считала, сколько там бочек, – извиняющимся тоном сказала она. – Но их там много.
Рансом резко повернулся к окну.
– Пилл! – заорал он. – Я посылаю Мерлин вниз.
– Стой! – воскликнула Мерлин. – Ты тоже идешь?
Лицо его стало суровым, уголки рта мрачно опустились. Он погладил ее волосы:
– Нет. Я не могу, любимая. Делай, что он скажет. Скорее всего он не причинит тебе вреда.
– Но ты же не собираешься тут оставаться? – закричала она. – Ты не позволишь, чтобы они тебя взорвали?
Он покачал головой:
– Может быть, этого и не случится. Пойдем, я сдвину заграждение, насколько смогу, и ты пролезешь. Они помогут тебе снизу.
– Но Рансом… – Она была в отчаянии. – Почему же ты не идешь со мной?
Он взял ее за плечи и поцеловал, а потом оттолкнул от себя.
– Ты мелкая рыбешка. А я, к сожалению, крупная. Мне слишком много известно, Мерлин.
– О чем?
– Обо всем. О войне. Ты просто делай в точности то, что говорит Пилл, а если начнется стрельба, то ложись на землю. Пожалуйста. – Он взял ее под руку. – Пожалуйста, не упрямься.
– Но… порох… Рансом!
Он горько улыбнулся:
– Я рассчитываю на то, что он влажный. Он же принадлежит французам, да и вообще…
– Нет, он не влажный! – Она сопротивлялась каждому шагу в сторону двери. – Я не уйду без тебя. Мы возьмем летательную машину!
– Самоубийство – не выход.
Она уперлась ногами в верхнюю ступеньку:
– Тогда почему же ты остаешься?
– Мерлин…
– Я не пойду! – закричала она. – Я никуда не пойду без тебя!
Он отпустил ее и сделал шаг вниз по лестнице. Вытащив один стул, он кинул его обратно в комнату.
– Она спускается, – крикнул он.
– Нет, я не спускаюсь. – Мерлин уселась на пол посредине комнаты. Со стороны лестницы вылетело кресло и с грохотом упало. Рансом занялся скамейкой, когда с нижних ступеней снова донесся голос:
– Хозяин говорит, слишком поздно. У нас нет больше времени.
Рансом быстро поднялся по ступеням и высунулся в оконный проем.
– Пилл! – заорал он. – Я отправляю ее вниз. Вы меня слышите?
– Ваша светлость, – ответил мистер Пилл. – К сожалению, у нас больше нет времени на сантименты. Можете винить только себя – это ведь вы позвали сюда солдат, не так ли?
– Возьмите ее с собой! Уведите ее отсюда!
– Нет. По моим расчетам, ваша светлость, у вас осталось тринадцать минут. Боюсь, они не успеют к вам на помощь.
– Подождите! – простонал Рансом и отпрянул от окна. – Вот ублюдок… Настоящий ублюдок!
Он бросился по лестнице к завалу. Внизу кто-то кричал, а в воздухе появился новый запах – запах гари. По винтовой лестнице поднималась тонкая струйка дыма, постепенно заполнявшего все вокруг. Мерлин слышала, как Рансом, пытающийся вытащить скамейку, закашлялся.
– Поднимайся! – крикнула она. – Они все подожгли. Мы не выберемся через лестницу!
Вместо ответа послышался только кашель и грохот письменного стола, который Рансом пытался вытащить наверх. Задержав дыхание, Мерлин спустилась по лестнице и на ощупь нашла дрожащие от напряжения плечи Рансома. Секунду он сопротивлялся, а затем уступил, позволил ей взять себя за руку и, спотыкаясь, поднялся вслед за ней по ступеням. Она захлопнула дверь и закрыла ее на засов. Дым медленно поднимался к потолку и рассеивался, но сквозь дверные щели его поступало все больше.
Рансом, хрипя и задыхаясь, тер глаза.
– Хочет от нас избавиться, – сипло сказал он. – Чтобы наверняка.
– Мы улетим на машине, – сказала Мерлин.
– Не говори глупости.
Он быстро обошел вокруг комнаты, раздергивая старые портьеры и вытряхивая книги из шкафов.
– Дверей больше нет, – сказал он. – Только вот эта лестница наверх.
– Да. Там наверху летательная машина.
– Мерлин!
– Она полетит! Ты же видел, что моя машина летала, и эта тоже полетит!
Он подошел к окну:
– Может быть, порох и не взорвется.
Страшный грохот потряс башню. Где-то зазвенело стекло. Рансом схватился за оконную раму.
– Господи Боже, – произнес он.
Мерлин подбежала к окну вслед за ним. Сквозь пыльную завесу она увидела опустевший двор – точнее, две трети двора. Оставшейся трети просто не было… Вместо нее зияла пустота. Место, где огромный кусок полуострова обрушился в море, было отмечено белым шрамом.
Рансом слабо кашлянул:
– Взорвали не в том месте. Тупые…
Воздух сотряс еще один взрыв. На этот раз Мерлин его увидела. Ощутив ударную волну, она закрыла глаза, защищая их от пыли и камней, которые снарядами ударяли в башню и со стуком рассыпались осколками.
Еще один мощный взрыв оторвал кусок полуострова, и бездна стала намного ближе к башне.
– Наверное, шнур проложен по коридору и соединяет комнаты в подвале, – сказала Мерлин. – Там внизу было четыре комнаты, полные пороховых бочек.
– Четыре… – Он сделал глубокий вдох. – И далеко отсюда ближайшая?
– Прямо под нами.
Рансом прокашлялся:
– Может быть, мы все же испробуем твою летательную машину.
– Здорово! – Мерин захлопала в ладоши. – Пойдем.
Она первой взбежала вверх по ступеням и оказалась на ровной площадке на крыше башни. От сильного ветра с моря «Матильду» защищал крепкий навес, но мистер Пеммини успел в свое время показать Мерлин, как подготовить машину к полету. Она стала срывать деревянное покрытие, и Рансом помог ей отбрасывать доски.
Машина стояла на крыше башни, нацеленная носом в сторону провала в зубчатой стене. Мерлин расправила ей крылья и закрепила сочленения, в точности повторявшие те, что были на ее собственной машине. Рансом стоял в центре площадки.
– Поторопись…
– Да-да, – она проверила распорку, – я тороплюсь.
Взглянув на флюгер мистера Пеммини, она убедилась, что ветер, как и полагается, устойчиво дует с моря – значит, ей не придется использовать механический привод и разворачивать взлетную колею под другим углом. Перегнувшись через пролом в стене, она посмотрела вниз и проверила смазку самой колеи.
Стальные желоба висели в воздухе над водой, отполированные и точно подогнанные по размеру, чтобы обеспечить ровное, гладкое движение металлических колес по смазанному уклону прямо в пропасть. Тройная колея уходила вниз до самого основания башни и на конце закруглялась кверху.
Это было очень похоже на то, как она пристроила лыжи для взлета в Фолкон-Холле, только мистер Пеммини для начального ускорения использовал высоту башни и гравитацию, а не лошадиную тягу. По этой причине его машина могла быть более тяжелой.
Мерлин слегка подпрыгнула от нетерпения:
– Готово. Сколько ты весишь?
Рансом облизнул губы:
– О Боже, разве это так важно?
– Нужен определенный вес. Я вешу восемь с половиной стоунов.
– Четырнадцать, – сказал Рансом. – Возможно, немного больше.
– Насколько больше?
– Не знаю. – Голос его немного дрожал. – На три фунта, – торопливо добавил он.
– Тогда все в порядке.
Она собиралась его проинструктировать, но Рансом вдруг крикнул: «Ложись!» Грохот оглушил ее, острые осколки камней вонзились в щеки и шею. Она откашлялась и вскочила, с волнением проверяя, не повреждено ли натянутое полотно крыльев. Крылья были целы.
– Проклятие, – прошептал Рансом. – Мы теперь на острове.
– Что? – рассеянно спросила Мерлин.
– Все готово? Ради Бога, поторопись.
– Все, залезай. Сюда поставь ноги, вот на эту перекладину, а потом ложись на живот. Грудью ляг вот на эту сетку. Видишь, это как в колыбели. Потом застегни ремни.
Рансом придвинулся к ней. Мерлин нагнулась, показывая, куда ему встать ногами. Он обеими руками взялся за распорку и замер, глядя на разрушенную стену и уходящую вниз металлическую колею. Мерлин увидела, как побелело его лицо. Он отдернул руки от распорки и отступил.
– Не могу…
Мерлин с недоумением взглянула на него.
– Почему?
– Просто не могу. – Тяжело дыша, он покачал головой. – Давай ты одна.
– Оставить тебя здесь?
Он сглотнул и снова покачал головой.
– Но я не могу тебя здесь бросить! Давай быстрее, нужно лететь. Я сама пристегну тебя ремнями.
– Нет.
– Неужели ты считаешь, что она не полетит?! – воскликнула Мерлин. – Она обязательно полетит! Если ты останешься здесь, то взорвешься! Давай забирайся!
Рот его скривился, но это не было похоже на улыбку.
– Лучше уж я взорвусь.
– Ты с ума сошел! Мы же здесь погибнем!
– Давай сама. – Он закрыл глаза, чтобы не видеть провалов вокруг. – Я не могу, Мерлин. Не могу.
Она подошла к нему и обхватила ладонями его лицо:
– Ты боишься, что она упадет?
Он не ответил. Все тело его напряглось. Мерлин ощутила, что он весь дрожит.
– Послушайте меня, мистер герцог! – заорала она. – Я сконструировала эту машину, и вчера мы с мистером Пеммини осмотрели каждый ее дюйм. Она полетит! Слышишь меня?
– Да! Да, черт побери, залезай в эту штуковину и улетай отсюда! – Он отбросил ее руки от своего лица и подтолкнул ее к машине. – Давай, ты сможешь!
Мерлин изумленно уставилась на него. Она увидела, как он снова украдкой взглянул на провал в стене и на колею, и обратила внимание, как у него сжались челюсти и кулаки. Он резко перевел взгляд на пол под ногами.
– Давай же! – закричал он.
Мерлин никогда раньше не видела Рансома таким испуганным и даже не представляла себе, что такое возможно. Логика отказала ему. Он допускал, что ее машина может летать, и он знал, что башня сейчас взорвется – и все же продолжал настаивать, чтобы она летела одна.
Она обернулась и посмотрела через плечо на крутой уклон колеи и на утес, обрывавшийся пропастью над морем. Затем снова взглянула на Рансома. И вдруг ослепительной вспышкой пришло открытие – она представила, как он сам поступил бы сейчас на ее месте, как подло запугал бы ее, чтобы добиться своего.
– Рансом, – произнесла она. Он осторожно взглянул на нее, стараясь не поднимать взгляд выше уровня талии. – Ты любишь меня?
– Мерлин… – Рансом с трудом произнес ее имя. Он снова смотрел в ноги и так крепко сжимал рукоять шпаги, что костяшки его пальцев побелели.
– Если ты меня любишь, – холодно сказала она, – то лучше тебе залезть в эту машину… потому что она не может лететь, если нагрузка меньше двадцати стоунов. Она раньше времени сорвется с колеи, и скорость будет слишком мала – она просто накренится и рухнет в пропасть.
– О Боже, – простонал он.
– Ты должен меня спасти, – добавила она. – Мне без тебя никак.
Он поднял взгляд и посмотрел ей в глаза. В этот момент Мерлин показалось, что он разгадал ее уловку, что он по-прежнему умнее и сильнее ее… Он мог заметить, что на самом виду, рядом с машиной, лежал ящик с камнями, который можно было использовать вместо дополнительного груза, и тогда подняться в воздух вполне мог бы и один человек.
Он перевел взгляд на машину, потом на колею. Вдруг он пожал плечами, подошел к машине и поставил ногу на перекладину, как она ему и велела.
Мерлин быстро запрыгнула во вторую плетеную колыбель и застегнула ремни. Рансом тоже пристегнулся и обернулся к ней.
– Чара, если я умру такой смертью, увидимся в аду.
– Тяни! – приказала она, посмотрев на него.
Он с трудом разомкнул один глаз:
– Что?
– Вон тот рычаг. Я не могу до него дотянуться. Потяни его, и мы полетим.
Он поднял голову. Она услышала, как он застонал, увидев колею, но все же положил руку на рычаг.
– Вперед! – прошептала она.
– Мерлин…
Порох взорвался. Рансом всем телом вздрогнул. Грохот смешался со скрежетом металла, и летательная машина устремилась вниз. Машина описала кривую, и каждый проводок натянулся, наполнившись энергией взлета. Расправив крылья из стали и полотна, она стала подниматься ввысь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Летняя луна - Кинсейл Лаура



несусветная чушь или же это просто не мое не то что я люблю читать
Летняя луна - Кинсейл Лауранаталия
4.04.2012, 11.57





местами не чушь но и . . . не понравилось!!!!
Летняя луна - Кинсейл Лауравэл
3.06.2013, 15.46





У этого автора почему-то все романы с низкими оценками, кроме Госпожа моего сердца. Я прочла 2 романа и судя по ним, можно сказать, что не всякому они придутся по душе, точнее не всякий захочет понять. Может потому что героини у автора, хоть и уже взрослые девушки-женщины, но сохранили наивность и невинность взглядов и суждений. Как раз такие, какими по нашим представлениям и должны были быть женщины 19-го века, а не прожженные малолетки в стиле 21-ого века, как этим грешат некоторые авторы казалось бы "исторических" романов. Герои как раз таки очень вдумчивые, серьезные. Книга Летняя луна тоже не была оценена мною должным образом с первого раза, подумала ерунда какая-то, но прочитав ее во второй раз, я поняла для себя, что данный автор и его книги мне нравятся. По моему мнению, от романов Кинсейл веет спокойной романтичностью, у героев светлые образы. Идет сравнение с творчеством Хаяо Миядзаки (если кто смотрел его мультфильмы, думаю, что поймут).На ум приходят те же эпитеты, хотя может быть и не совсем уместно. Но я говорю не о прямом сравнении, а о том впечатлении от произведения, которое складывается при прочтении и образах, которые создаются. Второй роман, который я читала - это Звезда и тень. Тот мне понравился сразу, хотя судя по отзывам, его не оценили. А жаль!
Летняя луна - Кинсейл ЛаураНаталия
5.05.2016, 12.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100