Читать онлайн Госпожа моего сердца, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Госпожа моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Они звали его этим странным северным именем Берсека по вполне понятной причине. Меланта привыкла к турнирам, она посетила их великое множество. Турниры устраивались по самым различным поводам у нее в стране. Свадьба, прием посла… Но ее Зеленый Рыцарь бился так, как не делал никто и никогда на таких состязаниях. Его оружие, как и у всех, было специально затуплено, но он бился, чтобы убить.
Меланта вывела его на турнирное поле последним, дождавшись, когда все остальные рыцари выстроились в две линии. Она провела его между ними дальше на свободное место, приветствуемая вместе с ним со стороны зрителей несколькими жидкими хлопками. Как только она отпустила поводья его коня, пара пажей в ливреях цветов Ланкастера подбежали к ней и, взяв за руки, проводили к месту на помосте немного ниже принца Эдварда, восседавшего в своем ложе на подиуме. Все ложе было устлано коврами и увешано красными драпировками. Она сделала глубокий реверанс принцу и принцессе, затем заняла место рядом с пустующим креслом самого Ланкастера.
Никаких устаревших ритуалов и рукопашных схваток. Каждый рыцарь, проезжая в ворота мимо выставленных макетов щитов с гербами рыцарей, дотрагивался до нужного, чтобы обозначить своего противника. Зеленый щит с серебряным соколом имел такое огромное количество вмятин от ударов копий и мечей, что сквозь краску выступило дерево. Правда, все-таки не все дотрагивались до него. Многие, подняв около него свое оружие, словно собираясь поразить изображенного там сокола, поклонившись Ланкастеру, проезжали мимо, в самый последний момент ударяя по другому щиту.
Но даже при этом Зеленому Рыцарю набралось не менее полдюжины соперников, не считая самого герцога. Зазвучали трубы, и ристалище было очищено. Здесь остались Ланкастер с кучей своих слуг и Зеленый Рыцарь со своим горбатым оруженосцем. Когда Зеленый Рыцарь выезжал на свою позицию, раздалось улюлюканье. Многие не рисковали проявлять открытую неприязнь к Меланте, но вот ее рыцарь казался всем подходящим объектом для этого.
Гром оваций приветствовал Ланкастера, окруженного своими конюхами и оруженосцами. Зеленый Рыцарь никак не прореагировал ни на издевки в свой адрес, ни на приветствия своему сопернику. Он опустил древко копья на землю и снял путцы Гринголета с бубенцами с конца копья. Гофмаршал выехал вперед, взял путцы и отвез их Меланте. В этот момент оба соперника подняли свои копья, салютуя ей. Меланта поклонилась своему чемпиону, проигнорировав Ланкастера.
Снова звучали трубы. Копья опустились в боевое положение, кони присели на задние ноги. Конь Зеленого Рыцаря, оттолкнувшись, ринулся галопом, в то время как конь Ланкастера уже мчался навстречу. Топот от копыт громко раздавался в наступившей тишине. За несколько мгновений до столкновения Зеленый Рыцарь отбросил свой щит в сторону. Толпа взревела, заглушив удар копий. Копье Ланкастера подскочило вверх, пронзая воздух, в котором оказалось множество кусков раскрошенного копья Зеленого Рыцаря. Тот отъехал на дальний конец поля, в руках у него был кусок, оставшийся от поврежденного копья.
Отбросив щит, он проявил высшую степень уважения, которое испытывал к своему принцу. В последующих пяти атаках он сломал еще пять копий о доспехи герцога. В шестой раз он сбил его шлем, после чего маршал сделал сигнал, выбросив белую стрелу, заканчивая этот поединок. К большому огорчению Меланты, Ланкастер воспринял свой провал достаточно спокойно, даже не требуя продолжения боя на мечах.
Среди сдержанного бормотания, выражавшего недовольство зрителей, герцог поприветствовал Меланту и своего брата и вместе со своим оруженосцем покинул поле боя.
Она не ожидала увидеть такое жалкое зрелище. Никто теперь не мог осудить ее за сделанный ранее выбор. Но когда Ланкастер присоединился к ней, казалось, что он совсем не смущен и не расстроен — веселый, полный похвал в отношении своего соперника.
— Неплохой бой, моя госпожа, — сказал он, — хотя ваш чемпион не делает никакой разницы между настоящим боем и турниром. Мне остается только надеяться, что он никого сегодня не убьет из наших гостей.
Ей страшно захотелось ответить какой-нибудь дерзостью на эту провокацию.
— Он дрался сегодня с вами без щита, — сказала она довольно сухо.
— А-а, да, мне уже об этом говорили. Но я, право, узнал об этом только когда с меня сняли шлем. Иначе я сделал бы то же самое. — Он протянул руку, и один из его оруженосцев немедленно вложил в нее кубок, который он весь осушил. — А может быть и нет. Святая Мария, мне совсем не хочется быть проткнутым копьем на турнире и затем погребенным без упоминаний о святом деле, за которое я погиб.
Он расхохотался, но в его смехе явно слышалось не только веселье. Меланта стала внимательно наблюдать за ним.
Допив вино, он отбросил кубок и, повернувшись, стал с удовольствием наблюдать за тем, что происходило на турнире. Итак, сейчас ей стало ясно, что все до сих пор было обманом и игрой. Все только начиналось. Ланкастер совсем не собирался выбывать из турнира после такого плохого выступления.
Она решила изменить свою тактику.
— Я не верю, что вы так закончите турнир, сэр. Да полно, вы ведь еще станете сражаться, не так ли?
Он помедлил с ответом, чего, собственно, ей было вполне достаточно. Итак, все ясно.
— Зачем же, нет, мадам. Я лучше буду наслаждаться вашим обществом, пребывая рядом с вами, если вы будете так добры, чтобы разрешить мне это. Ага, вон смотрите, ваш рыцарь снова на поле.
Его противник выбрал черный и золотой цвета, а его эмблема являла собой позолоченное изображение головы леопарда. Его вывели на поле ристалища два оруженосца. В ожидании своего противника рыцарь Меланты сделал круг по полю, а затем занял свою позицию. Сейчас он снова был со щитом. Копья наклонились, нацеливаясь на противника, и лошадь черно-золотого рыцаря ринулась с места в бешеном галопе.
Зеленый Рыцарь попал своему сопернику прямо в грудь. Тот дернулся и полетел из седла, увлекая на землю и свою лошадь. Они перевернулись через голову, причем, каждый в различных направлениях, после чего скакун рыцаря поднялся и стал бегать по полю, не позволяя никому себя поймать.
— Плохо сидит в седле, — сухо пробормотал Ланкастер.
Золотой претендент с трудом поднялся на ноги, стащил с головы свой шлем и потребовал, чтобы ему принесли боевой топор. Зеленый Рыцарь тоже спешился и сменил оружие. Его горбун-оруженосец увел коня. Претендент нанес удар первым. Его секира, рассекая воздух, устремилась на Зеленого Рыцаря, но тот умело отскочил в сторону и нанес удар своим оружием по обратной стороне колен нападавшего. Тот рухнул как подкошенный. Еще один удар, теперь направленный на голову претендента, оказался просто-таки страшным — топор прорубил шлем и слегка вошел внутрь. Соперник закричал о том, что прекращает схватку. Когда его разрубленный шлем был снят, все увидели, что голова у него в крови.
Бой на мечах, естественно, не состоялся.
Под звуки музыки, сидя рядом с Ланкастером, Меланта наблюдала за турниром, на котором ее рыцарь лишил надежд еще троих претендентов. За это время было сломано еще две пики, и ни разу ни один из претендентов не дошел до битвы на мечах. Причем, один из несчастных соискателей приза Меланты покинул поле битвы со сломанной рукой.
За боями турнира кроме благородных особ наблюдало огромное количество простых воинов, пажей, оруженосцев. Среди них появлялось все больше и больше людей, которые встречали каждое удачное действие Зеленого Рыцаря и каждую его победу бурей восторга. Меланта осознала, как ее тоже все сильнее охватывает чувство восхищения, но она старалась не проявлять своих эмоций. И в самом деле Берсека. Оставалось только дождаться, когда Ланкастер загорится желанием снова выйти на поле против ее чемпиона.
Меланта уже давно поняла намерения герцога. Позволить как можно большему числу претендентов сразиться с ним, чтобы утомить его, и, в то же время, придав ему ореол непобедимости, а затем… неприметное посещение тайного «друга», настоятельный совет не вызывать недовольства герцога, и Ланкастер, отдохнувший в течение нескольких часов среди зрителей, постарается под каким-нибудь предлогом снова выйти на бой с Зеленым Рыцарем.
Что же, она отдавала должное замыслу Ланкастера. Такой план свидетельствовал о хорошем расчете. Меланта улыбнулась про себя, когда увидела, как Ланкастер пожелал поговорить с гарольдом на поле, который только что объявил другую пару без Зеленого Рыцаря, дав тому отдохнуть. Конечно, не следует давать ему расслабляться. Надо как следует истощить его перед «coup de grace».
Меланта отвернулась от новых соперников и обратилась к герцогу:
— Расскажите мне о моем рыцаре. Он и правда без имени?
— Да, совсем безымянный. Никто. Он служит мне сам, но кроме изуродованного слуги никого не имеет.
— У него нет земель? Но такое богатое снаряжение, и такой прекрасный конь. Он, наверное, выиграл много турниров?
Герцог засмеялся:
— Совсем нет. Я нахожу ему более полезное применение. Он более нужен в настоящих боях, хотя, если уж и попадает на турнир, то обычно побеждает. Время от времени я посылаю его на охоту за драконами, но этот приз он еще ни разу не привез.
— И он все еще не доказал, что достоин назвать свое имя?
Ланкастер пожал плечами.
— Возможно, у него нет имени. Бог знает, где он достал себе снаряжение. Может, украл. Я так думал, что он вовсе не рыцарь, а всего лишь вольный.
— Вольный! — Меланта была поражена.
— А зачем еще ему надо было бы скрывать свое имя? Да и герб, который у него есть, нигде не значится. Так утверждают герольды. Но у него имеется талант руководить простыми солдатами. Кем бы он ни командовал, они сразу же проникаются к нему любовью, а французы, так просто падают от страха при его появлении. — Он откинулся на спинку кресла и улыбнулся. — Поэтому, принцесса, мы терпим его присутствие, и не замечаем его сомнительных прав и его зеленого коня. И раз уж ему взбрела в голову такая блажь считать вас своей сеньорой, мы поиграем в это и развлечемся.
Меланта стала слегка перебирать пальцами путцы с драгоценными камнями.
— Неудачная игра, мой господин! Нет ли у вас какого-нибудь действительно сильного воина, чтобы отнять у этого странного рыцаря мои призы?
Ланкастер припал к путцам и поцеловал их.
— Я найду одного такого, принцесса, — пробормотал он. — Не бойтесь.
Раздались яростные крики, которые даже заглушили музыку. Это вдали схватились в кулачном бою какой-то пехотинец и юноша из свиты проигравшего рыцаря. Их разняла стража, после чего герцог снова повернулся к Меланте.
— Не хотите ли вина, моя госпожа? Что-то стало очень пыльно.
После его слов Кара сделала несколько шагов с того места, где только что сидела, и поставила перед ними поднос: кувшин с вином, чашы для вина. Герцог хотел налить, но Меланта остановила его:
— Нет, сэр, не буду. Не буду ни пить, ни есть, пока какой-нибудь новый чемпион не пленит моего воображения. — Она рукой отослала Кару прочь.
Его брови удивленно поднялись.
— Да-да, — подтвердила она. — Я бесстрашна, и не боюсь жажды и голода. А вы не хотите последовать моему примеру? Рискнете? Правда, весь риск для вас на сегодня завершился, раз вы уже не вернетесь на поле.
Губы Ланкастера напряглись. В нем боролись гордость и злость, но в конце концов он улыбнулся и сказал:
— Как пожелает моя госпожа. Что же, клянусь святым Иоанном, что ни съем, ни выпью ничего, пока вы не обретете нового чемпиона.
Миновал полдень. Черный Принц, которого беспокоили опухшие ноги, отбыл с турнира в сопровождении своей свиты.
После каждого поединка в воздух поднималась пыль, и Меланта покашливала, стараясь показать это герцогу. Она голодными глазами смотрела на пирожные и деликатесы, которые подносили наиболее почетным гостям. Принц, кажется, пока еще не проголодался, но, к радости Меланты, раз или два сглатывал слюну, когда рядом проносили напитки.
Зеленый Рыцарь продолжал громить претендентов. Вот его очередной соперник тяжело поднимается с земли. Его шлем, похожий на голову дикого вепря, сдвинут, клыки сломаны или сдвинуты в сторону.
— Я уже утомилась, — сказала она. — У него что, есть какое-то магическое заклятие, или же все ваши люди очень слабы?
— Нет никакого заклятия, мой госпожа, хорошее здоровье и мастерство, — ответил Ланкастер. — И, кстати, он тоже мой человек.
Зеленый Рыцарь стащил свой шлем и стал протирать свой лоб и глаза концом туники. Отовсюду ему кричали приветствия и слова поддержки пехотинцы, теперь в большом числе собравшиеся вокруг ограждения ристалища. Один из них окликнул его и, нырнув под оградой, выбежал на поле, чтобы подать ему чистую холстину. Его появление в запрещенном месте вызвало огромное волнение.
Находившиеся в почетных местах трибун дамы стали выражать свое возмущение, что немедленно вызвало грубые крики со стороны солдат вокруг поля. Возникла и была разогнана еще одна драка.
Ланкастер сделал еле заметный знак герольду, и следующий поединок состоялся без участия Зеленого Рыцаря. Меланта увидела, как Зеленый Рыцарь направился к воротам. Его вместе с оруженосцем окружили солдаты, которые кольцом охватили их и как почетный эскорт провели сквозь толпу к палаткам.
— Но если вы разрешите ему еще отдыхать, разве смогут эти безбородые дети сражаться с ним?
Ланкастер бросил на нее настороженный взгляд.
— У нас должно состояться очень много поединков. Более ста рыцарей решило принять участие в турнире.
— Надеюсь, моему рыцарю не придется сражаться со всеми ими, — пробормотала она. — Хотя надо сказать, я не предполагала, что он настолько сильнее всех остальных. Мне кажется, что мой отец или брат могли бы победить его уже много раз подряд.
Он сумел заставить себя улыбнуться.
— Может быть, моя госпожа. Но ведь и у нас день еще не закончился.
— У меня уже нет надежд. — Она покачала головой. — Дни настоящих турниров миновали. Сейчас приходится лицезреть какие-то детские игры. Король, ваш отец, сохрани его Господи, сказал бы, что это жалкое подобие тех великих зрелищ, которые устраивал он сам.
Ланкастер покраснел почти до шеи, но снова сдержался, ответив учтивым кивком головы.
— Конечно, мы не можем мечтать о том, чтобы превзойти нашего любимого короля.
Меланта взглянула на рыцарей, которые сейчас бешено скакали по направлению друг к другу. К ее радости, они оба промахнулись, совсем не задев копьями друг друга. Раздалось улюлюканье толпы. Вообще-то, такие события — не редкость на турнирах, но сегодня оно случилось впервые. Она горестно вздохнула.
— Итальянцев больше волнует свое достоинство и честь, — отозвалась она на это событие. — Они отдыхают на коврах у камина, а не на ристалище турнира, как это умудряются делать ваши доблестные воины, причем, заметьте, в присутствии дам.
Ланкастер дернулся и вытянулся в своем кресле. К нему сразу же бросился паж. Ланкастер на секунду повернулся к нему, затем встал:
— Прошу простить мою неучтивость, ваше величество. — Он сделал поклон. — Меня призывает мой брат, принц. Так что весьма сожалею, но вынужден вас оставить.
Меланта ответила очень любезно:
— Не беспокойтесь и идите, — сказала она. — И да пусть Бог хранит здоровье нашего глубоко почитаемого принца лорда Эдварда.
Он повернулся несколько менее элегантно, чем обычно, и направился вслед за своим пажем. Музыканты продолжали наигрывать свои веселые мелодии. Меланта посмотрела ему вслед, взмахнула веером и улыбнулась.
Раздался звук фанфар и заглушил шум толпы и мелодию музыкантов. Маршал-распорядитель выехал на центр поля, провозглашая новый поединок в ритуале, который повторялся, наверное, со времен Ланселота и короля Артура.
Из-за шатров показался рыцарь цвета кровавого заката. В руке, поднятой над головой, он держал черное копье. Под ним был огромных размеров конь, посылающий, как и он сам, красноватые отблески брони.
У выставленных щитов рыцарь остановил своего коня, и все зрители умолкли. Воцарилась тишина, все ждали. Наступал наиболее драматический момент. Черное копье опустилось и с силой ударило в деревянный щит с изображением серебряного сокола. Щит вздрогнул, а по рядам зрителей прокатился восторженный рев.
Вызов.
Черное копье имело не тупой наконечник, а боевой, заостренный. И ударило оно не тот щит, который до этого не раз уже испытал на себе удары копий рыцарей, желающих вызвать на поединок, а другой, расположенный выше него. В отличие от нижнего щита на этом, верхнем, сокол был изображен с открытой головой, без капюшона-вобила. Это означало, что бой будет вестись вне всяких ограничений, боевым оружием и до победного конца — до смерти одного из соперников.
За кровавым рыцарем ехало не меньше десятка людей, все в масках, одетые в шутовские костюмы. Они играли на флейтах, дули в рожки. Загнутые вверх мыски их обуви были так длинны, что их пришлось подвязать к коленям. Рядом с прекрасным рыцарем они выглядели совсем дико, составляя резкий контраст его жуткому молчанию.
Зеленый Рыцарь Меланты выехал на поле. У него тоже было заостренное копье.
Она крепко сжала руки и вдруг поняла, что впилась зубами в кончики пальцев. Она сложила руки на груди и положила путцы Гринголета себе на подол.
Рыцари отсалютовали Меланте. Золотой рыцарь сделал это с особым шиком.
Когда рыцари развернулись, Зеленый Рыцарь вытащил свою руку из-за ремней внутри своего щита и отбросил щит в сторону.
Итак, он тоже все понял. Как и Меланта все вокруг пришли в дикое оживление и волнение.
Когда копья заняли боевое положение, снова воцарилась тишина. Тишина ожидания. Черная лошадь повела головой и затем устремилась вперед. Зеленый Рыцарь также тронулся. В жуткой тишине громоподобные удары копыт, казалось, сотрясали землю и все постройки. Меланте казалось, что деревянный настил у нее под ногами вибрирует и качается.
Копья ударили в рыцарские доспехи с таким звуком, словно тысячи молотов обрушились на стальную броню. Раздался треск разломавшейся кости — это переломились два копья. Оба рыцаря были отброшены ударом и наполовину повисли в седлах, все еще сжимая обломки копий.
Оруженосцы золотого рыцаря ринулись к нему, помогая выпрямиться в седле и снабдив его новым копьем. Вот он уже был снова готов к бою и начал новую атаку, а Зеленый Рыцарь только еще пытался сесть ровно. Он схватил поданное ему горбуном новое копье, и до Меланты дошло, что оно оказалось у него не в той руке.
Что-то, похожее на стон, прокатилось по толпе. Поняв, каким преимуществом он обладает, золотой рыцарь нацелил удар копья в наиболее уязвимое место — в голову противника. Зеленый Рыцарь стоял на месте, даже не сделав попытки ехать навстречу. Казалось, что он погрузился в какой-то ужасный транс, ожидая смертельного удара. Общий стон стал похож на хрип агонии.
Затем произошло неожиданное. В самый последний момент, когда удар копья в лицевую пластину шлема казался неминуемым, Зеленый Рыцарь резко отклонился в сторону, перпендикулярно атаке. Конец черного копья скользнул по его шлему, и в этот момент Зеленый Рыцарь выставил свое копье поперек движения противника.
Золотой рыцарь налетел на древко копья своим животом. Лошадь золотого рыцаря напряглась, стараясь устоять от сильнейшего толчка, а золотой рыцарь, казалось, сложился пополам.
Меланта обнаружила, что она стоит на ногах, как и все вокруг. На поле перед ними лежал упавший золотой рыцарь. Он пошевелился и стал подниматься, шатаясь, словно пьяный. Золото его доспехов поблекло от пыли. Меланта снова села. Зеленый Рыцарь нагнулся и подхватил поводья своего коня. Оба коня теперь стояли рядом. Они потихоньку направились к горбатому слуге, который взял черного коня под уздцы и вывел за ограду, словно тот был заезженной кобылой, а не боевым скакуном. Золотой рыцарь наконец встал, отмахнувшись от пытавшихся помочь оруженосцев.
Меланта отвела от него взгляд и посмотрела на Зеленого Рыцаря. Тот, не шевелясь, сидел в седле и смотрел в ее сторону.
Его противник выхватил меч, крича что-то из-под шлема. Ее рыцарь по-прежнему не двигался, глядя на нее.
Рыцарь червонного золота закричал снова. Ее рыцарь повернулся и слез с коня. Его оруженосец побежал к нему, подавая щит, но противник уже подобрался вплотную, занося меч, ярко сверкавший на солнце.
Горбун отпрыгнул в сторону, оттаскивая за собой коня Зеленого Рыцаря. Ее рыцарь встретил удар встречным движением меча. Раздался лязг, и толпа восторженно заревела. Мечи обрушивались на противников, круша доспехи, делая в них вмятины и зазубрины. Никто не уступал. Битва продолжалась — жестокая битва двух варваров, не знающих пощады.
Золотой рыцарь снова и снова наносил удары, целясь в шею ее чемпиона. Страшные по силе удары. Замахиваясь, он всем корпусом отклонялся назад, а затем обрушивал меч на Зеленого Рыцаря. Один раз он нанес такой сильный удар, что Зеленый Рыцарь покачнулся и вслед за этим оступился. Но, кажется, ее рыцарь лучше чувствовал себя в сложных ситуациях, чем в простых, так как и этот критический момент он использовал в свою пользу. Стараясь не потерять равновесие, он сделал нетвердый шаг вбок, и сразу же, опустив свой меч, нанес им боковой удар под поднятой рукой противника. Удар срезал ремни, поддерживающие наручник. Тот въехал, обнажив уязвимый участок выше локтя, защищаемый теперь только кольчугой.
Кажется, Зеленый Рыцарь не заметил этого, так как в следующий момент опять направил свой удар в голову противника. Удар удался, меч попал в шлем и оставил в нем огромную зазубрину. От такого сильного удара меч вылетел из его руки, но через мгновение оказался уже в его левой руке, словно бы Зеленый Рыцарь решил перебросить его из руки в руку прямо в воздухе. Он поднял его над головой и по дуге обрушил на вытянутую руку противника с такой силой, что меч, несомненно, должен был пройти сквозь кольчугу и сквозь кость.
Широкое лезвие меча, падающего на руку противника, вспыхнуло на солнце, и Меланта закрыла глаза. Она услышала глухой удар, затем крик боли, а затем вой толпы.
Она снова открыла глаза. Золотой рыцарь пытался встать с земли, но никак не мог ухватить валявшийся рядом меч. Его правая рука все-таки не была отрублена, а осталась на своем месте, но теперь абсолютно не слушалась своего хозяина. Тот оставил бесполезные попытки и стал шарить в поисках меча левой рукой.
Зеленый Рыцарь в это время стоял над ним, обернувшись в сторону Меланты. Маршал быстро рванулся вперед, готовый послать белую стрелу, но Зеленый Рыцарь яростно крикнул ему что-то. Тот заколебался, затем поклонился и отступил назад.
Рыцарь в красно-золотых доспехах стал отползать, помогая себе левой рукой. Зеленый Рыцарь сделал шаг по направлению к ней, смотровая щель его шлема все еще была направлена в ее сторону. Он протянул руку, ладонью вверх, умоляя ее ответить.
Она проигнорировала его призыв, холодно глядя на него.
Золотой рыцарь наконец поднялся на ноги. Он закричал что-то, но его слова, искаженные шлемом, были совсем непонятны. Он поднял свою левую руку, сжимающую меч, и побежал на Зеленого Рыцаря. Тот обернулся, встретил удар его меча и отразил его. Затем концом своего меча он подцепил край забрала и, рванув его вверх, наполовину поднял весь шлем. Противник оказался лишенным обзора. Он судорожно стал поправлять шлем, но в этот момент последовал новый удар, который полностью сорвал шлем с его головы.
Шлем покатился по траве под страшный рев публики. В центре пыльного поля, шатаясь, стоял Ланкастер. Один из его оруженосцев побежал за шлемом и подобрал его.
Ее Зеленый Рыцарь снова обернулся к Меланте. Он поднял свой меч, сдернул им со своей головы свой шлем и отбросил его в сторону. Пот тек по его лицу, перемешиваясь с пылью и грязью. Его черные волосы слиплись. Он тяжело дышал, снова глядя на нее, а не на Ланкастера.
Она видела, как оруженосцы водружают на голову своего господина шлем, и снова ответила на мольбу своего рыцаря молчаливым безразличием. Тот закрыл глаза, на его лице отразилась мука.
Герцог ринулся на него. Без шлема Зеленый Рыцарь вынужден был защищаться. Он уклонился от левостороннего удара и, сделав рывок, оказался вплотную к герцогу, исправив таким образом свое сложное положение, возникшее из-за отсутствия шлема. Ланкастер попытался схватить его обеими руками, но правая рука почти не слушалась. Ланкастер все-таки сумел нанести неловкий удар мечом по затылку Зеленого Рыцаря, и черные кудри, и кольчуга того окрасились алым цветом. В следующий момент Зеленый Рыцарь прекратил движение меча соперника, прижав его своим мечом. Скрещенные у самых рукояток мечи замерли.
Ланкастер сделал страшное усилие и рванул меч вверх, намереваясь поразить незащищенное лицо Зеленого Рыцаря. Кончик меча рассек щеку Зеленого Рыцаря, но тот успел сделать ответное движение рукой, быстро отведя ее назад и вверх. Он попал по пальцам Ланкастера, которыми тот сжимал меч, и выбил меч у того из руки.
Ланкастер отчаянно попытался снова схватить меч, который воткнулся в землю и стал крениться. Но в этот момент Зеленый Рыцарь нанес еще один удар по его шлему, и тот рухнул на свой уже упавший на землю меч. Крик боли и удар доспехов о землю смешались в один звук. Ланкастер по инерции перекатился на спину и замер.
Зеленый Рыцарь как изваяние застыл над своим распростертым на земле сеньором, приставив конец меча к его горлу. Ланкастер лежал теперь безоружный, раненый, полуоглушенный, но все равно не сдавался. Все затаили дыхание, и в наступившей тишине было слышно только тяжелое дыхание обоих противников.
Ее рыцарь еще раз посмотрел на нее, продолжая держать меч наготове. Кровь на его волосах и лице потемнела от пыли. Сейчас он был похож на самого дьявола, только что явившегося на землю из ада, который по какой-то непонятной причине просит Меланту не губить герцога и его самого.
— Моя госпожа! — слова были произнесены со страшным отчаянием в голосе.
Меланта подняла веер и стала обмахивать себя. Она засмеялась — громко, в абсолютной тишине, чтобы все могли услышать ее.
— Позволяю тебе пощадить его, — сказала она и шутливо склонила голову.
Ее рыцарь немедленно отнял свой меч от шеи герцога и швырнул его на поле. Ланкастер с трудом сел, и тогда Зеленый Рыцарь бросился перед ним на колени, склонив свою голову. Он приподнял руки и закрыл ими свое лицо. Затем медленно, словно срубленное дерево, стал клониться все больше и больше вперед, пока не рухнул ничком.
— Мир, мой грозный господин. — Его приглушенный из-за металлических рукавиц голос выражал страдание. — Мир с вами.
Ланкастер с трудом поднялся, опираясь на одного из своих людей. Все еще в шлеме, он, казалось, не замечал человека у своих ног. Он искал глазами Меланту, нашел ее, затем вдруг повернулся к ней спиной и, окруженный своими людьми, нетвердой походкой побрел прочь.
Меланта встала и спустилась по ступенькам из ложа. Когда она подошла к воротам, толпа расступилась, и она вошла на поле. Все смотрели на нее. Она подошла к центру ристалища, где Зеленый Рыцарь все еще стоял на коленях, глядя в землю. Кровь стекала с его головы на шею.
— Зеленый Рыцарь, — мягко сказала она. Он распрямился, глядя на край ее платья.
Затем провел рукавицей по глазам, вытирая кровь, и поднял голову.
Сейчас у него на лице совсем не осталось почитания, преклонения перед нею и рыцарского достоинства.
Он все еще тяжело дышал, сжав зубы, чтобы не было заметно.
Она тоже встала на колени, дотронулась до его правой руки и стала привязывать путцы поверх стали, которая сейчас была горячей от жара его тела. Бубенцы Гринголета позвякивали о металл, драгоценные камни играли на солнце.
Сейчас его лицо было совсем рядом, и она снова взглянула на него. Что она увидела там — трудно сказать: ненависть, страдание, растерянность? Но совершенно точно, что не любовь.
И вдруг в ее памяти что-то прорвалось, и неожиданно воспоминания о чем-то разом оформились в образ того странного молодого человека. Тогда она из прихоти вырвала острый шип из лапы льва. Да, теперь она точно помнила его. Помнила, как встретила его тогда и как у него тогда отняли жену, деньги, оружие. Тогда у него на лице тоже были страдание и мука. Наверное, поэтому она и вспомнила его.
Сегодня он отплатил ей тот изумруд, который украшает его шлем. И какое бы особое место он ни занимал в сердце Ланкастера, добившись этого своей отвагой, искусством воина и умением командовать людьми, сегодня он потерял все.
Ей захотелось сказать что-то, извиниться, попросить прощения за его порушенную честь и славу, за то, что из-за нее он потерял своего сеньора. Она уже начала говорить это. Но вместо извинений, неожиданно для себя самой, вдруг произнесла:
— Ты дурак, если думал, что сможешь служить сразу двум сеньорам. — Она поддела кольцо-ногавку и отпустила его. Раздался мелодичный звон. — Потрясающий дурачок. Переходи ко мне на службу, если у тебя будет такое желание.
Он, не веря себе, смотрел на нее. Из его груди вырвался звук, похожий на рыдание.
Меланта поднялась. Она медленно протянула Руку, дотронувшись до его плеча, — нужно было не забывать о присутствующих.
— Поднимись.
Его оруженосец уже подводил коня. Меланта взяла серебряный поводок. Оба: и конь, и наездник пахли потом, пылью, горячей сталью, и еще кровью. Когда он сел на коня, она добавила:
— Если ты станешь моим вассалом, я буду любить и ценить тебя так, как Ланкастер никогда не смог бы. — И, расставив подобным образом силки и не дожидаясь его ответа, Меланта повернулась и ушла, оставляя Зеленого Рыцаря со своим горбатым оруженосцем.
— Прочь, прочь отсюда! — говорила она своему Гринголету, сидевшему у нее на руке. — Я желаю уехать отсюда, скорее прочь!
Она повернула свою лошадь в полупустынном дворе замка, где сейчас находились только люди из ее свиты и еще несколько потрясенных местных слуг. Издали из-за стен доносились звуки продолжавшегося турнира, на котором противостояние между войсками и горожанами достигло предела. Но Меланте было все равно — это были не ее трудности. Пусть герцог сам разбирается с ними, раз не умеет управлять своими собственными людьми. Ей хотелось только одного — бежать от этих беспорядков.


Аллегрето уныло стоял возле арочного входа в зал, ожидая лошади. Под одним из его глаз появился большой синяк — результат нахождения в кандалах в городе. Впрочем, ему не пришлось особенно пострадать — разве удовольствие от возможности поиздеваться над иностранцем может сравнитсья с захватывающим зрелищем турнира? Но все равно он был довольно мрачен.
Меланта подумала, что ее гончая рвалась со своего поводка так же, как она сама — в чистое поле. Она заметила возле реки уток и цапель.
Меланта направила свою лошадь к воротам. Теперь надо только пересечь мост, выехать за пределы внешней стены — и она окажется свободной от турниров, пиров, двора и толп горожан, одна под бескрайним небом. Совсем одна, за исключением эскорта охотников и ловчих, которые будут помогать ей в соколиной охоте, следя за соколом.
И за ней самой будут следовать Аллегрето, Кара, человек Риаты и, может быть, еще кто-то другой. И еще она не сможет забыть о Ланкастере, Джиане и Лигурио. А теперь ее будет преследовать и еще один образ — человека в зеленом снаряжении и доспехах, упавшего на землю и закрывающего лицо своими одетыми в металлические рукавицы руками.
Все они стали ее постоянными попутчиками, они все время следуют за ней, никогда не исчезая из вида, никогда не выпуская из вида ее саму. Как бы ни подстегивала она свою лошадь, она будет не более свободной, чем ее сокол — пока он не убил очередную жертву или его не позвали вернуться к своим бриллиантовым путцам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура



Хм, нет комментариев, а зря. Занятный роман, очень в духе классических лр. Манера изложения очень своеобразная, появилось желание прочесть в оригинале, видно что автор старалась излагать мах близко к духу времени. Герой - рыцарь, вполне конкретный хоть и монах. Твердолобый и преданный, ему в общем-то все пофиг кроме долга и любви. Принцип - сдохну, но честь превыше всего. Впечатлил. Героиня избалованная, довольно заносчивая, но-таки тоже верная. Атмосфера сама по себе весьма специфическая, в большинстве своем, как в замке дракулы - мрачно и уныло, но это, опять же, дань времени. Для тех, кто любит легкое чтиво, не рекомендую. Секса мало, слог тяжелый, герои странные. Но мне понравилось, прочла медленно и с удовольствием.
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаурананэль
6.01.2014, 1.18





Впечатление оставляет сильное.Впервые прочитала лет 15 назад,до сих пор герои как живые.Не сказка-жизнь,не советую любителям "мыла" и легкого чтива.Здесь нужно сопереживать и думать,но надолго герои будут с вами
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лауралюбовь
3.11.2014, 15.09





Все романы этого автора, которые я прочла, оказались великолепными, нестандартными, у каждого прекрасно выписанные персонажи, со всеми своими плохими и хорошими чертами, сюжеты все разные и все неожиданные. Единственное что знаешь, это что будет хеппи энд, как и полагается в женских романах, но чтобы прийти к нему, приходится попереживать.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураOlga DB
26.01.2015, 14.25





"Госпожа" первый роман. Продолжение "Благородный разбойник". Оба романа обворожительные, да просто шикарные! Удивляюсь, почему так мало отзывов. Согласна, изложение своеобразное, присущее именно Кинсейл. Сначала читать тяжеловато, зато потом просто наслаждение - море эмоций и переживаний. Рекомендую тем, кто любит читать о рыцарской эпохе средневековья.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураФрейя.
10.03.2016, 16.13





Очень вкусный роман на тему средневековой Англии. Не похож на другие рыцарские романы.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураБет.
13.03.2016, 14.36





Роман необыковенный, захватывающий, чувственный, с какм-то мрачноватым, но чарующим привкусом. На фоне других романов в этом верится в реальность происходящего. Даже были моменты, когда пробирал страх. Герои очень очень понравились. Один из немногих романов, которые запоминаются.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураК.
27.03.2016, 10.18





Настоящий рыцарский роман, напомнивший романы В.Скотта "Айвенго", "Квентин Дорвард". Очень понравился!!! Понравились оба героя, сильные, смелые, очень гордые! Понравился герой второго плана Аллегрето, вот уж "темная лощадка", но в конце удивил и обрадовал. 10 баллов.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.05.2016, 15.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100