Читать онлайн Госпожа моего сердца, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.77 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Госпожа моего сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Меланта глубоко вздохнула.
— И какие же познания в этом деле ты приобрел, мой ученый муж?
Ей показалось, что он смутился.
— Моя госпожа, это все пустое. Лучше ты расскажи мне о том, как следует мне доставлять тебе удовольствие. Совсем не изощрен я в любовных утехах.
Она провела рукой по мягкому бархату на его груди.
— Я лучше послушаю, чему обучился из книг ты. Для моего удовольствия.
Она сделала легкое движение рукой, расстегнув верхнюю пуговицу его камзола. Он грустно усмехнулся.
— Я знаю, что ты лучше изучила это искусство, чем я.
Она отошла на один шаг. Сейчас в этом полуосвещенном месте он совсем не производил впечатления невинности и целомудрия. Скорее, наоборот, перед нею стоял смелый и решительный мужчина, не более склонный к воздержанию, чем здоровый конь. Он был красив и полон сил и энергии — дышащий страстью мужчина для полнокровной жизни.
— Я всего лишь дитя в этом деле, — легко сказала она. — Ты должен быть моим учителем и господином.
Он продолжал стоять, молча разглядывая ее. Его золотистый ремень блестел на свету. Она подняла бровь.
— Или ты смел и решителен только на войне, а в покоях наедине с дамой труслив и застенчив, мой отважный рыцарь?
Меланта не ожидала, что ее слова окажут на него такое сильное воздействие и что на них последует такой быстрый ответ. Наверное, это от того, что ему уже говорили и раньше подобные вещи. Как бы там ни было, а не успев закончить свою обидную речь, Меланта обнаружила его рядом с собой. Лицо его было хмурое.
— Что ты считаешь?
— Трубы.
— Трубы? — она почти кричала.
Он открыл глаза и осмотрел ее с ног до головы.
— Трубы, двери… Все, что можно считать. — Он сглотнул. — Теперь прошло, мне лучше.
Он снова посмотрел на нее и снова быстро отвел глаза в сторону. Она потянулась к своей измятой рубашке.
— О Боже! Я лучше оденусь, чтобы не расстраивать тебя так.
У него на губах вдруг заиграла улыбка.
— Видеть ваше тело — для меня просто невыносимо… Это такой соблазн. И удовольствие.
Его рука легла на ее руку.
— Нет, госпожа, не надо. Прошу. Это такое счастье.
Меланта смотрела на него некоторое время, затем поняла, что он это сказал не ради любезности.
— Это правда?
Он перекрестился. Она продолжила подозрительно:
— Так ты не считаешь мое тело неприятным? Он лег рядом с ней, положил руку ей на грудь и застонал. Затем провел ею по ее животу. Его глаза закрылись. Он перенес руку на ее бедро и стал гладить там, затем медленно его ладонь скользнула между ее ног, его пальцы легли на самое интимное место.
— Моя госпожа, ты как чудесное вино! — Он улыбнулся и слегка надавил рукою.
Вот оно! То жуткое чувство наслаждения, которое она испытала тогда и которого жаждала сейчас. Тело Меланты вдруг стало жить отдельно от нее, расслабляясь и выгибаясь ему навстречу.
— Ах, — выдохнула она и, стараясь совладать с дрожью в голосе, произнесла: — Вкусное как вино или дурманящее как вино? — Она старалась шутить, чтобы скрыть охватившее ее блаженство.
— И то и другое, — тихо проговорил он. Она бросила лукавый взгляд.
— Это речи, достойные щеголя при дворе. Большой палец его руки стал опускаться вниз, ища ее. Меланта вздрогнула и попыталась сжать ноги.
— Леди, сейчас ты при моем дворе, и здесь я хозяин и господин. — Он мягко, но настойчиво преодолел ее сопротивление, разведя ей ноги. Затем стал гладить внутренние поверхности ног, все выше, выше. Теперь он стал касаться ее там, заставляя каждый раз вздрагивать при этом.
Она почувствовала, что ее тело, и грудь в особенности, охватила сладкая истома. Она несколько раз пыталась что-то сказать и, наконец, сумела произнести: «Хватит».
— Нет, ты же просила меня научить тебя греховному наслаждению. Это второй грех — порочное прикосновение, моя госпожа.
Его палец двигался дальше, ритмично надавливая и отстраняясь от нее. Она судорожно проглотила слюну.
— В это я могу поверить — это явно греховно, — изменившимся голосом произнесла она.
Он немного изменил свою позу.
— А вот это первый… — не прекращая движения своего пальца, он склонился над ее ртом, — …греховный поцелуй. — Он коснулся языком ее губ, а затем вошел им в ее рот. В этот момент Меланта почувствовала, что там, внизу, его палец стал тоже медленно и осторожно, но совсем неотвратимо двигаться в ее тело, внутрь ее. Она застонала и вдруг поняла, что легкая тяжесть его подбородка, трущего ее лицо, тоже опаляет ее огнем чувств. Это было уже слишком, всему сразу нельзя было противостоять. Ее ноги скользнули вдоль ковра, она напряглась, словно желая еще больше вытянуть их, чем это было возможно.
Он вдруг отстранился, и, воспользовавшись этим, Меланта стала часто дышать, с мелькнувшей надеждой взять себя в руки, но он лишь перенес свои ласки на новое место ее тела. Его губы коснулись груди, а палец полностью вошел в нее, до самых тайных глубин.
Теперь уже воздуха не хватало. Ее грудь бешено колебалась, она стонала, а он ласкал языком взлетающие и опадающие соски. Ее тело изгибалось и стремилось к нему, к его губам, языку, пальцам — самым нахальным и порочным в мире, таким неузнаваемым сейчас.
— Еще есть порочная связь, — донеслось до нее. — Но мы же обручены, так что это не для нас, — говорил Рук. — Есть и грех совращения девы, четвертый по счету. Но этого тоже я не могу показать. Ты же не дева.
Слова доносились до нее из тумана, но последнее она поняла и послушно выдохнула:
— Нет, не дева.
— И клятвы безбрачия ты не можешь нарушить, если только, случаем, ты ее не принесла.
Ей вдруг стало смешно, и она бы засмеялась, если бы смогла.
— Я… кажусь тебе… святой? — с трудом произнесла она.
— Нет, ты кажешься мне моей женой, желанной и земной. И все, что мы сделаем, — безгрешно, как сказал Святой Альберт. — Он вдруг жадно и даже яростно посмотрел на нее.
В своей жизни не одного мужчину Меланта заставила верить в то, что она роковая женщина, опытная в любовных утехах и опасная для любовников. Но еще никто не смотрел на нее как на простую, хотя бы и желанную жену. И никто еще не разглядывал ее обнаженную, беззащитную перед мужчиной, который лежал рядом.
Он снова поменял свое положение. Теперь, опираясь на локоть, он стал стаскивать с себя одежду, и Меланта поняла, что сейчас он ляжет на нее, и все закончится. Она почувствовала разочарование. Странно, она полюбила это ужасное состояние истомы и безропотной покорности, и ей не хотелось прекращать его. Но ей хотелось и того, чтобы он лег на нее. Тогда, с Божьей милостью, она сможет родить его ребенка. Но все же она согнула ноги. У нее был опыт таких встреч: нескольких — с Лигурио и одной — с Руком.
Собравшись с силами и с духом, она сказала:
— Пока мне показали только два греха. Как с остальными?
Он ничего не ответил. Она чувствовала, как его обуревает ужасное желание. Он начал становиться нетерпеливым. Вот он навис над ней, и Меланта провела пальцами руки по его спине.
Он требовал, и она послушно развела ноги. Она напряглась в ожидании, когда он своим весом навалится на нее.
Но он не обрушился на нее, а, опираясь на руки и лишь слегка касаясь ее, стал жадно целовать ее губы, шею, грудь. Она стала погружаться в сладостное забвение. Вдруг он сильно сжал ее сосок. Она вздрогнула и почувствовала, как ее пронзило желание. Она порывисто выгнулась, мечтая только о том, чтобы он лег на нее и сжал ее.
— Merci, merci, — вырвалось из ее горла.
Ее мышцы напрягались каждый раз, отвечая на ту болезненную истому и наслаждение, которые она испытывала, когда он сдавливал сосок.
Какая сладкая боль. «Merci, merci».
Он вдруг снова отпустил ее, и она чуть не заплакала от обиды. Он поднялся. Ее охватил страх, что он больше не будет целовать ее, трогать и ласкать. Но он снова приблизился к ней, сжал ее бедра и прижался губами к ее лобку. Теперь вместо пальца ее там ласкал его язык.
Перед глазами Меланты блеснули огни. Она задрожала, теперь уже издавая стоны без перерыва. Ее тело горело, словно пораженное молнией наслаждения. Она откинула голову далеко назад, выгнулась, высоко подняв свою трепещущую грудь. По телу Меланты прокатывались волны желания. Она просила, умоляла, ждала.
— Леди, для твоего обучения я использовал и тринадцатый грех — порочное объятие, — вдруг услышала она его срывающийся голос. Она дико захохотала, и тут же почувствовала, как к ней там прикоснулись снова. Но теперь это была его твердая плоть. К своему удивлению, она поняла, что все, только что испытанное ею, когда он ласкал ее языком, начинается снова, но только теперь все становилось еще сильнее и резче. Он тихо надавил на нее, и наконец она ощутила, что он постепенно погружается в нее.
Вдруг его руки задрожали, грудь сотрясли хриплые стоны, и он порывисто и сильно сжал ее, глубоко войдя в ее тело. Снова и снова она выгибалась, и билась, и рвалась навстречу его жадным мощным движениям. Экстаз обрушился на нее, как бешеная засада.
— Помилуй, Боже! — закричала она.
Ее тело, теперь уже окончательно существовавшее само по себе, билось, выгибалось и сотряса лось. Они оба больше не существовали на этом свете, увлекая друг друга и помогая друг другу уплывать в бесконечность.
Она спала у него на груди, прямо там же, на полу, согнув одну ногу и выпрямив другую и обхватив его за пояс рукой, — жест, свидетельствующий о том, что он был ее собственностью. Он приподнялся на локте и стал смотреть, как на ее коже отражаются языки пламени камина.
Еще с тех пор, как он первый раз лег в постель с Изабеллой, он знал, что после всего на него наваливается страшная грусть. И теперь он ждал, когда это произойдет. Иногда эта меланхолия длилась потом очень долго: целые дни напролет. Иногда уходила быстро, но всегда была неминуема. Она пришла и сейчас.
Он осторожно погладил волосы Меланты. Его меланхолия навела его на мысль о том, что же он будет делать, когда потеряет ее. Нет, жизнь без нее казалась невозможной.
Он положил свою ладонь ей на живот и, тихо касаясь ее нежной кожи, повел ее, следя за мягкими изгибами красивого тела. Вдруг его пальцы ощутили шрам, затем другой. Он повел рукой вдоль по шрамам. Они были какие-то женственные, с мягкими закругленными краями. Таких шрамов ему еще не приходилось видеть в своей богатой войнами и ранами беспокойной жизни. Было странно, откуда же у принцессы Меланты могли появиться такие ужасные отметины. Но сама мысль о том, чтобы спросить ее об этом, казалась дикой и невозможной. Она не поймет его. Она не поверит, что именно то, что она под своими мантиями, нарядами и драгоценностями несовершенна, делает ее более любимой и желанной. Высокомерие и неожиданная скромность, и такая смелость — отправиться в путь с ним одним. Бесстыдство и крайняя застенчивость, страх в ее прекрасных голубовато-сиреневых глазах и смелая заносчивость.
Она вдруг неожиданно подняла его руку, которую он не успел убрать с ее отметин на животе. Меланта широко открыла глаза.
— Чего тебе надо? — резко спросила она.
— Изучаю твои уродства и старость, девка. Она переложила его руку себе на бедро.
— Я уже потеряла счет всем этим «девкам». Я думаю, что самым приемлемым будет содрать с тебя кожу живьем. Разом за все.
— Это будет повод нашему Бассинджеру написать горестную балладу.
Она не улыбнулась, и он пожалел, что упомянул это имя. Чтобы отвлечь ее, он высвободил руку и положил ее Меланте на грудь.
— А ты ведь лгал мне, рыцарь-монах, что соблюдал воздержание. Ты имел дело с дамами.
— Нет. Я сказал тебе правду. Клянусь Богом.
— Но откуда же ты узнал обо всем? Как ласкать и целовать?
— Это-то? Но я же был женат. Мужу полагается знать о таких вещах.
— Мой муж не знал!
Рук подумал немного, подперев щеку кулаком.
— Не знал? Не могу сказать почему, леди, но меня радует это.
— И… я имела в виду не только… это… но и… твои поцелуи. Мне кажется, что только хитроумные придворные щеголи осведомлены о таких греховных поцелуях.
Он даже перестал ласкать ее. Получать упреки не от кого-нибудь, а от самой принцессы Меланты! Теперь он в своих глазах казался себе вместилищем порока.
— Извини меня, моя госпожа. Я думал, что такая, как ты, хорошо изучила любовные услады. Я не буду больше предлагать тебе их, обещаю.
Она двумя руками сжала его ладонь.
— Да нет же. Ты не понял меня. Мне… все это вполне пришлось по душе. Мы же… Да разве я могла бы ругать тебя за это! Но… Где ты узнал о них? Ведь, наверное, у низменных женщин?
— Я не общаюсь с низменными женщинами. Я узнал все из исповедей.
— Исповедей?
— Да, госпожа. Она села.
— Я знаю, что отцы церкви бывают нечисты, но я не знала, что такому можно обучать в церкви.
— Они задают вопросы… — Он потрогал ковер и стал смотреть куда-то вбок. — Разве они никогда не задавали вопросов вам, моя госпожа?
— Ну, да. Насчет гордыни, лености.
— И все?
Она обхватила руками свои ноги.
— Еще о гневе, алчности, неумеренности в еде. Спрашивали, не покаюсь ли я в том, что я неумеренна в одежде и ношу так много ярких нарядов. Один из них так надоел мне этими вопросами, что я добилась, чтобы его перевели куда-нибудь.
— О, — пробормотал Рук.
— А тебя они спрашивали о чем-то еще? Он окинул хмурым взглядом комнату.
— Да. О прелюбодействии. — Он повел рукой, затем потер себе лоб. — Трогаю ли я женщинам грудь, целую ли я им тело. И никто мне не верил, когда я их уверял, что ничего не делал в этом смысле. Совсем как вы, моя госпожа. Так они и продолжали спрашивать. Не обнимал ли я женщин неестественным образом, не делал ли я это в святой праздник?
— Понятно, — ответила она, смягчившись. В ее голосе зазвучали веселые нотки.
— Так вы мне верите, что я не обучался недостойных женщин?
— Пожалуй, ты их сам можешь поучить многому. — Затем, немного погодя, она спросила: — А правда, все это не является греховным для мужа и жены?
— Одни говорят — нет, другие считают, что да.
— Ты много прочитал про это? Он кивнул.
Она стала раскачиватся и засмеялась.
— Может статься, мы снова пошлем тебя на исповедь, рыцарь-монах, чтобы ты поучился еще чему-нибудь!
Он перевел свой взгляд на окно, затем на камин. На нее. В камине пылал огонь и освещал красивое изогнувшееся сейчас тело Меланты. Он улыбнулся.
— На то воля Божья и указания моей сеньоры.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаура



Хм, нет комментариев, а зря. Занятный роман, очень в духе классических лр. Манера изложения очень своеобразная, появилось желание прочесть в оригинале, видно что автор старалась излагать мах близко к духу времени. Герой - рыцарь, вполне конкретный хоть и монах. Твердолобый и преданный, ему в общем-то все пофиг кроме долга и любви. Принцип - сдохну, но честь превыше всего. Впечатлил. Героиня избалованная, довольно заносчивая, но-таки тоже верная. Атмосфера сама по себе весьма специфическая, в большинстве своем, как в замке дракулы - мрачно и уныло, но это, опять же, дань времени. Для тех, кто любит легкое чтиво, не рекомендую. Секса мало, слог тяжелый, герои странные. Но мне понравилось, прочла медленно и с удовольствием.
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лаурананэль
6.01.2014, 1.18





Впечатление оставляет сильное.Впервые прочитала лет 15 назад,до сих пор герои как живые.Не сказка-жизнь,не советую любителям "мыла" и легкого чтива.Здесь нужно сопереживать и думать,но надолго герои будут с вами
Госпожа моего сердца - Кинсейл Лауралюбовь
3.11.2014, 15.09





Все романы этого автора, которые я прочла, оказались великолепными, нестандартными, у каждого прекрасно выписанные персонажи, со всеми своими плохими и хорошими чертами, сюжеты все разные и все неожиданные. Единственное что знаешь, это что будет хеппи энд, как и полагается в женских романах, но чтобы прийти к нему, приходится попереживать.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураOlga DB
26.01.2015, 14.25





"Госпожа" первый роман. Продолжение "Благородный разбойник". Оба романа обворожительные, да просто шикарные! Удивляюсь, почему так мало отзывов. Согласна, изложение своеобразное, присущее именно Кинсейл. Сначала читать тяжеловато, зато потом просто наслаждение - море эмоций и переживаний. Рекомендую тем, кто любит читать о рыцарской эпохе средневековья.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураФрейя.
10.03.2016, 16.13





Очень вкусный роман на тему средневековой Англии. Не похож на другие рыцарские романы.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураБет.
13.03.2016, 14.36





Роман необыковенный, захватывающий, чувственный, с какм-то мрачноватым, но чарующим привкусом. На фоне других романов в этом верится в реальность происходящего. Даже были моменты, когда пробирал страх. Герои очень очень понравились. Один из немногих романов, которые запоминаются.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураК.
27.03.2016, 10.18





Настоящий рыцарский роман, напомнивший романы В.Скотта "Айвенго", "Квентин Дорвард". Очень понравился!!! Понравились оба героя, сильные, смелые, очень гордые! Понравился герой второго плана Аллегрето, вот уж "темная лощадка", но в конце удивил и обрадовал. 10 баллов.
Госпожа моего сердца - Кинсейл ЛаураЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.05.2016, 15.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100