Читать онлайн Благородный разбойник, автора - Кинсейл Лаура, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Благородный разбойник - Кинсейл Лаура бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.49 (Голосов: 150)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Благородный разбойник - Кинсейл Лаура - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Благородный разбойник - Кинсейл Лаура - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинсейл Лаура

Благородный разбойник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Элейн покинула Англию под звуки фанфар, на собственном корабле под командованием рыцарей-госпитальеров с Родоса и в сопровождении конвоя из тридцати судов.
Трюм был заполнен ее свадебными нарядами, подарками и ящиками с печатями герцога Ланкастера. Там же ехал и белый олень короля Англии. Впереди развевались флаги с белым крестом святого Иоанна и красным – святого Георгия, на мачте реял двадцатифутовый зеленый с серебром вымпел Монтеверде. Но все это не производило никакого впечатления на графиню Ладфорд и ее раздражительного спаниеля. Леди Беатрис охотно согласилась сопровождать Элейн – это придавало ей значительности и, кроме того, позволяло достичь Рима быстрее и без лишних расходов. Однако графиня Ладфорд, казалось, выглядела менее довольной, чем сама Элейн, оттого, что они неожиданно поменялись ролями. Хотя старая леди была христианкой, но явно почитала неблагодарность за достоинство.
Еще до Лиссабона графиня прогнала всех слуг, настояв, чтобы на корабле ей прислуживала Элейн. Та не возражала против работы, даже радовалась, что нашла себе занятие. Но леди Беатрис все не устраивало. Лампа ночью горела слишком ярко. Днем Элейн не делала ничего, чтобы ослабить жару. Это она устраивала качку. Из-за нее спаниель облаивал птиц. То она ходила слишком быстро, то голос у нее был слишком громким. Но когда Элейн ходила медленнее и говорила тихо, графиня обвиняла ее в том, что она бесшумно ползет, – как змея.
К тому же титул принцессы вынуждал Элейн, несмотря на жару, носить тяжелые одежды из бархата и горностая. Все, за исключением леди Беатрис, обращались к ней почтительно, осыпали пустыми похвалами и комплиментами. При такой качке она не могла ни читать, ни писать. Утешение Элейн находила в молитвах своему ангелу-хранителю, прося снова превратить ее в обычную девушку из Сейвернейка.
Правда, не только Элейн вызывала раздражение графини Ладфорд. Несмотря на принадлежность к воинственному ордену, рыцари оказались для леди Беатрис не слишком достойными попутчиками. Если госпитальеры вели корабль ради безопасности в середине конвоя, графиня желала идти с краю, чтобы поймать ветер. Если они предлагали для отдыха бенедиктинский монастырь с удобными гостевыми помещениями, графиня заявляла, что не выносит напыщенный орден бенедиктинцев и может спокойно отдыхать лишь среди бедных монахинь. Но самые тяжелые ссоры вызывало то обстоятельство, что в знаменитом воинственном ордене говорили на семи языках, поскольку его члены были выходцами из всей Европы. Два госпитальера, назначенные командовать эскортом, имели наглость родиться французами, и никакие грубость или презрение не могли превратить их в англичан.
Большую часть дня Элейн ухаживала в каюте за леди Беатрис, поэтому так и не увидела знаменитые Геркулесовы столбы, когда корабль выходил в Средиземное море.
После того как они потеряли из виду испанский берег, Элейн сняла многослойную жесткую одежду и меха. Теперь она носила простое серое платье, которое могла расстегнуть на груди, и белый шарф, прикрывавший волосы и обнаженные плечи. Элейн даже сняла кольца, а волосы заплела в две косы и уложила на голове.
Собрав остатки завтрака графини, она готовилась к выходу. Морская болезнь, державшая леди Беатрис в постели, не помешала ей допить португальское вино и ругать госпитальеров за нерасторопность. Рыцари терпеливо сносили ее гневные тирады, бормоча извинения, когда удавалось их вставить. И было за что: с рассвета корабль плыл в одиночестве по пустынному Средиземному морю, без всяких признаков конвоя.
По-видимому, никто не понимал, как могла случиться такая беда.
Еще до пробуждения леди Беатрис два рыцаря-командора уверяли Элейн, возвращавшуюся с молитвы, что, должно быть, сделаны поправки в судовом компасе. Они рассчитывали, что до полудня конвой непременно появится.
Госпитальеры славились как прекрасные мореходы, поэтому Элейн полагала, что они знают, о чем говорят. Но графиня была не столь оптимистична, по крайней мере не столь снисходительна, когда ей представлялась такая благоприятная возможность отчитать кого-нибудь.
– Нам осталось только молить Бога, чтобы вы оказались лучшими воинами, чем моряками, когда нападут пираты! – В гневе леди Беатрис очень напоминала своего курносого спаниеля, подбородок у нее дрожал от отвращения. – К счастью, принцесса одета, как жена мельника. Язычники вряд ли обратят на нее внимание, они всегда похищают знатных христианок вроде меня!
Рыцари что-то пробормотали в ответ. Они поклонились Элейн, когда она выходила из каюты с бельем и грязной посудой. Но, проходя мимо, она не заметила в их взглядах особого раскаяния. Возможно, госпитальеров позабавила мысль, что какой-нибудь пират окажется столь неблагоразумным, чтобы похитить леди Беатрис.
Элейн сочувственно им кивнула, ее совсем не волновала пропажа конвоя. Если ее молитвы были услышаны, они бы выкинули компас за борт и навсегда забыли, куда направляются. Она задержалась на нижней палубе, чтобы помочь служанкам ополоснуть посуду в огромной бадье, которую матросы подвесили к мачте. Сначала они не обратили внимания на громкий крик, вполне обычный, когда члены команды занимались своей работой. Но крики повторились, наверху забегали, послышался топот ног.
Палуба вдруг накренилась. Корабль, сделав резкий поворот, уложил всех ничком на палубу. Служанки завизжали. Посуда громыхала в бадье, когда та, расплескивая воду, начала угрожающе раскачиваться взад-вперед.
Несколько секунд Элейн лежала в оцепенении. Графиня выкрикивала из каюты приказы. Спаниель пронзительно лаял, служанки замерли от ужаса. Элейн вдруг поняла, что ее нога попала в капкан из пеньковой веревки, и прижалась к доскам, когда огромная бадья полетела в ее направлении, окатив се водой.
Только этого не хватало, подумала она, но тут же забыла о мелких неприятностях, услышав крик:
– Пираты!
Она вспомнила Раймона, словно он мог ее спасти. Вместо него явился ангел-хранитель и простер над нею свои крылья. Времени на раздумья или молитвы не было, она знала одно: если преодолеет страх, освободит ногу, то сумеет отползти назад, оказавшись вне досягаемости тяжелой бадьи.
Наконец Элейн встала и перевела дух, успев прикрыть ладонью рот служанке.
– Молчи! – прошептала она. – Хочешь, чтобы нас обнаружили?
Корабль покачивался на волнах, паруса обвисли, но Элейн не слышала ни шума битвы, ни абордажных криков. К счастью, никто из служанок не пострадал. Они лежали на нижней палубе, уставившись на Элейн расширенными от ужаса глазами.
– Спрячьтесь!
Пока служанки торопливо искали укрытие среди тюков соломы и парусины, Элейн вскарабкалась по трапу и осторожно выглянула из люка.
Графиня под лай спаниеля продолжала хрипло выкрикивать указания. Рыцарей-командоров видно не было, но команда и воины стояли у бортов, держа наготове копья и арбалеты.
Сначала Элейн не заметила другое судно, а потом, когда паруса корабля наполнились ветром, она увидела над высоким бушпритом голую мачту. До нее донеслось пение, низкий, глухой повторяющийся звук, похожий на дьявольское уханье, доносящееся из самого ада.
Держась за крышку люка, Элсйн вылезла на палубу и оттуда увидела вторую пиратскую галеру. Подгоняемая мощными ударами весел, она спешила к ним, то разрезая страшным носовым тараном воздух, когда поднималась на гребень волны, то снова рассекая воду.
Элейн, как во сне, беспомощно наблюдала за происходящим. Их корабль немного прибавил скорость, и галера не успела его протаранить. Элейн с ужасом глядела на разукрашенный бушприт, на поднятые арбалеты, на яростные бородатые лица под тюрбанами. Каждая секунда, казалось, давала надежду, что корабль чудом проскользнет мимо галеры, избежав столкновения.
Рев команд последовал одновременно: из каюты на корабле и с палубы галеры. Ближние весла мгновенно поднялись, указывая в небо, с корабля засвистел град стрел. Раздался оглушительный треск, будто разверзлись небеса, когда таран, проскользнув под кормой, снес штурвал.
Корабль продолжал двигаться, хотя был теперь словно раненый бык меж двух волков. Быстро подошла вторая галера, пение звучало в нарастающем ритме, пираты, не обращая внимания на стрелы, готовились к абордажу. Первая галера опять поворачивалась к ним.
Когда пираты ринулись на борт, чья-то рука подхватила Элейн, бесцеремонно потащила к каюте и втолкнула ее внутрь. Дверь захлопнулась. Элейн тут же огляделась в поисках чего-нибудь подходящего, чтобы загородить вход.
– Помогите мне! – крикнула она леди Беатрис.
На этот раз графиня удостоила ее вниманием. Она вскочила и с поразительной энергией ухватилась за край одного из сундуков, Элейн взялась с другой стороны. Они вместе подтащили тяжелый ящик к двери, а потом навалили сверху остальной багаж. Опустившись на пол за устроенной баррикадой, обе стали ждать в удушающей жаре. Даже спаниель успокоился, только громко дышал под кроватью. Элейн слышала вопли язычников, рев команд, глухие удары, всплески, невнятные крики.
Леди Беатрис взяла ее руку. Хотя пальцы у графини дрожали, но пожатие было крепким. В другой руке она держала маленький кинжал, одну из тех прелестных, украшенных драгоценными камнями вещиц, какие придворные дамы носят за поясом-корсетом. С мрачным видом старая леди махнула им в воздухе, будто поражая нападавшего, и передала его Элейн.
– Не говори им, кто ты, девочка, – прошептала она.
В первый раз Элейн восхитило мужество графини. Она взяла кинжал и, перекрестившись, вознесла молитву своему ангелу-хранителю, чтобы он не покинул ее именно сейчас.
Как бы в ответ на корабле воцарилась странная тишина. Элейн заглянула в маленький иллюминатор, прислушалась. Сквозь переборки и дверь она смогла различить только слабые голоса. Потом, кажется, совсем рядом возобновилось пение гребцов и вдруг – удивительно! – стало удаляться. Элейн вытянула шею, но увидела блеск голубой воды и белые паруса другого корабля.
Какое-то время она ждала. Если команда отразила атаку, почему никто из их эскорта не соблаговолил явиться и сообщить им об этом? Она уже хотела залезть на сундук и посмотреть, что происходит снаружи, но графиня схватила ее за руку и потянула назад.
Корабль вздрогнул, когда о борт ударилось другое судно. Элейн вопросительно посмотрела на леди Беатрис. Тут раздался отчетливый голос:
– Pax!
type="note" l:href="#n_1">[1]
Последовавший за этим разговор Элейн не могла разобрать, но интонации были спокойными. Даже веселыми.
– Мадам? – наконец донесся до них из-за двери голос рыцаря. – Мадам, опасность миновала, хвала Господу.
Леди Беатрис не ответила. Но позаботилась о том, чтобы с помощью Элейн стоять гордо, опершись на трость и вскинув подбородок, как будто ничто ее не волновало. Госпитальер без труда отодвинул их баррикаду и оглядел каюту.
– Леди, вы не пострадали?
Графиня указала тростью на сундуки.
– Взгляните на этот беспорядок.
Элейн в мокром платье жалась сзади, а леди Беатрис величественно стояла на палубе, пока матросы укладывали на место багаж, освобождая проход. Спаниель опять залаял, но тут же умолк, когда хозяйка стукнула тростью у самого его носа.
– Кто этот мошенник? – с отвращением спросила она, глядя на богато одетого незнакомца.
Возможно, он только что спас им жизнь, но леди Беатрис не собиралась благодарить его за это.
– Капитан Хуан ди Ампошту. У него есть новости. – Госпитальер торжественно поклонился. – Он хотел бы почтительно довести до сведения мадам, что мавританские пираты здесь слишком многочисленны и дерзки.
Капитан вошел в каюту и с преувеличенной вежливостью преклонил колено.
– Простите мое дерзкее желание предложить свои услуги даме.
Графиня стукнула тростью.
– Полагаю, вы француз, – презрительно заметила она.
Капитан посмотрел на нее и улыбнулся, не вставая с колен.
– Нет, миледи, я португалец. И я почту за честь предложить вам христианский вооруженный эскорт, если позволите.
– У меня уже есть христианский вооруженный эскорт, – ответила леди Беатрис, пренебрежительно махнув в сторону рыцаря. – Если это можно так назвать.
– Миледи, я предлагаю вам свою галеру для сопровождения этого медлительного судна. Она быстроходна, хорошо вооружена и защитит вас от корсаров. – Он замолчал и оглядел каюту. – Сожалею, что мы не прибыли раньше, чтобы избавить вас от такой напасти. Мы охотимся за этой бандой, миледи. – Он с сожалением взмахнул руками. – Но они бежали, словно крысы, едва завидев нас.
– Значит, вы способны внушить страх в отличие от наших отважных рыцарей, – процедила леди Беатрис.
Госпитальер слегка нахмурился, однако промолчал.
– Мадам, ваши люди вели себя достойно, – вежливо сказал Ампошту. – Я видел пять трупов в воде, и среди них ни одного христианина. Простите, невозможно защитить такой корабль, как этот, от галер. Слава Богу, что мы случайно вас обнаружили, а то бы... – Он посмотрел на Элейн и покачал голо вой. – Даже не хочется думать о последствиях.
– И что вы предлагаете, капитан?
– Я предлагаю вам защиту, миледи. Вместо утраченного руля мы бы могли поставить направляющее весло и сопроводить ваш корабль в безопасное место.
– Сколько это стоит?
Ампошту сделал отрицательный жест, как будто вопрос устыдил его.
– Мне говорили, вы совершаете христианское паломничество, миледи. Какой-нибудь подарок на память, не важно. Что сочтете возможным, когда мы будем расставаться.
– Какое счастье, что вы нас встретили, – сказала леди Беатрис, – после неумелых действий этих братьев с Родоса. Но ведь они французы, прости их Господи.
Капитан улыбнулся и посмотрел на госпитальера.
– Благослови их Бог. Мы почти друзья со святым орденом Сент-Джона.
Рыцарь склонил голову, но промолчал. Кажется, ему нечего было сказать. Элейн опасалась, что недели унижений со стороны графини, а теперь еще бесчестье, связанное с их собственным навигационным просчетом, вообще отбили у рыцарей охоту к несению службы. Ампошту понизил голос.
– Нет, мадам, я не считаю вас какими-нибудь торговцами шерстью. Но если миледи с ее служанкой изъявила бы желание плыть дальше на моем судне, это было бы частью нашего договора. Я почту это за честь. А помещение... – Он с улыбкой пожал плечами. – Думаю, оно больше устроит вашу милость.
– Графиня! – резко произнес госпитальер. – Я бы вам не советовал.
Элейн подумала, что рыцари уже могли бы чему-нибудь научиться в обращении с леди Беатрис. Его слова предопределили ее решение.
– Замечательное предложение, капитан, – ответила графиня, стукнув тростью о палубу. – Теперь проследите за нашим багажом.
Госпитальер низко поклонился и сделал шаг назад, освобождая дорогу капитану. Возможно, он все-таки чему-то научился.
Элейн одолевали беспокойные мысли, когда она переходила на борт галеры капитана Ампошту. Она слышала про серали и наложниц, а капитан был похож на сарацина, хотя носил христианский крест. Устроив их в просторной каюте среди ковров и диванных подушек, он первым делом подарил леди Беатрис серебряные четки.
Команда была вежливой и хорошо обученной, еда здоровой, удобства не шли ни в какое сравнение с прежними. Галера обладала такой скоростью, что могла кружить вокруг их тяжело плывущего корабля, словно борзая на обширном пастбище вокруг медлительного быка.
По молчаливому согласию ни госпитальеры, ни леди Беатрис не упомянули, кто такая Элейн и куда они направлялись. Это давало основание предполагать, что любезность Ампошту не совсем убедила графиню. Но под дружеским влиянием капитана леди Беатрис стала более добродушной, почти веселой. Он был щедр на подарки, рассказывал ужасные истории о собственном пленении у мавров, чем окончательно расположил к себе графиню, которая обожала страшные сказки.
Его гребцы так умело работали веслами, что Элейн могла даже гулять по палубе, когда галера рассекала волны, только усиливая качку на идущем под парусами корабле.
Она была довольна, что ее считали простой служанкой. Ветер облегчал тягостную жару Средиземного моря. У нее, как и у леди Беатрис, улучшилось настроение, грусть начала пропадать, тоска по Раймону стала не такой острой. Элейн все реже мечтала о том, чтобы он был рядом и они бы вместе любовались необыкновенной красотой закатов и серебряным блеском волн под звездами. Наверняка Раймон никогда еще не видел ничего, подобного этому прозрачному морю.
Дозорные заметили на горизонте капер с алыми парусами, но когда галера Ампошту полным ходом двинулась в его сторону, тот быстро исчез. Капитан очень сетовал, что не посмел оставить без защиты поврежденный корабль и потому отказался от преследования.
– Это побережье? – спросила на третий день Элейн, указывая на серовато-белое пятно у линии горизонта.
– У тебя отличное зрение, – одобрительно сказал капитан. – Пока нет. До Италии еще неделя пути, мы идем против ветра. Это остров Иль-Корво, или Рейвен. Прекрасное место, хорошо защищенное. Кстати, уведоми свою хозяйку. Если графиня пожелает денек отдохнуть, мы зайдем и пополним запасы воды.
Какое счастье постоять на твердой земле хотя бы один день. Элейн поспешила сообщить об этом графине.
В сумерках они бесшумно вошли в тень острова. Элейн смотрела на возвышающиеся стены маленькой бухты, на белую скалу, окрашенную в розовый цвет последними лучами заходящего солнца. Над ущельем был перекинут мост, опорами служили три каменные арки с такими высокими сводами, что Элейн могла видеть под ними сверкающее голубое небо. Единственным знаком человеческого присутствия тут были огромные мертвые якоря, затопленные у подножия скалы. Когда матрос нырнул в воду, чтобы запереть якорную цепь, на поверхность всплыл дельфин и тут же снова исчез в прозрачной зеленой глубине.
– Добро пожаловать, – с легкой улыбкой сказал капитан Ампошту, сделав поклон. – Иль-Корво ждет.
– Почему я должна лезть на эту скалу ради какого-то иноземного ничтожества!
Тяжело дыша, леди Беатрис оперлась на трость и оглядела пустую комнату в башне. Когда они взбирались по узкой лестнице, капитан Ампошту сообщил, что они будут представлены лорду Иль-Корво.
– Пусть подождет! – заявила графиня. – Идем, девочка.
Но капитан схватил ее за руку.
– Я так не думаю, мадам.
– Ах ты, жалкий негодяй! – прошипела леди Беатрис, вырываясь. – Сейчас же отпусти меня! Тобой что, овладел враг небес?
– Мадам, в ваших словах больше правды, чем вы предполагаете. Может быть, враг небес покажется вам лучше моего хозяина.
Не обращая на него внимания, графиня пошла к двери, а когда стражник загородил копьем проход, ткнула ему в грудь тростью.
– Прочь с дороги!
Элейн молча наблюдала за происходящим. До нее постепенно стало доходить, что они – пленники.
– Убери оружие, – приказала леди Беатрис, приставляя конец знаменитой трости к его подбородку.
Элейн хорошо знала этот тон графини, который превращал герцогов и архиепископов в испуганных пажей.
Но стражник не двинулся с места, только вопросительно посмотрел на капитана. Тот засмеялся и покачал головой.
Леди Беатрис покраснела от ярости. Она была ниже Ампошту, не обладала его силой, поэтому лишь презрительно выплюнула:
– Продажная тварь!
Ее трость со свистом рассекла воздух. У капитана не было реакции слуг графини, возможно, он не думал, что она на это осмелится... но руку он поднял слишком поздно. Удар, пришедшийся по лицу, отбросил его к каменной стене, заставив согнуться от боли.
– Не выношу дураков, – холодно произнесла леди Беатрис.
Капитан выпрямился. На миг Элейн показалось, что сейчас он кинется на леди Беатрис, как дикий зверь. Графиня опустила трость, хотя продолжала выжидающе чертить ее концом круги на полу.
– Моя дорогая леди... этот человек проявил непочтительность?
Элейн увидела, как изменилось лицо капитана: в нем, кажется, не осталось ни кровинки, алела только отметина на щеке.
Элейн обернулась. До сих пор их было в комнате лишь четверо. Теперь же, хотя стражник от двери не отходил, их стало пятеро. За ними спокойно наблюдал высокий человек, появившийся ниоткуда, будто возникший прямо из воздуха. В черном шелковом плаще, ниспадающем складками до пола, в серебряной тунике, плотно облегающей тело. Волосы, тоже черные, цвета бездонной ночи, были стянуты на затылке алой лентой. Своей фантастической изысканностью и нечеловеческим совершенством он напоминал статую. Элейн даже засомневалась, живой он или только мраморная скульптура, внезапно ожившая, черная, как грех, великолепная и порочная, как сам Люцифер.
И капитан, и стражник поспешно упали на колени. Элейн сделала реверанс, но головы не подняла, наблюдая за ним из-под ресниц. Даже леди Беатрис коротко поклонилась. Он улыбнулся:
– Миледи, вы не должны мне кланяться. Я этого не требую. – Однако, несмотря на его заявление и улыбку, это казалось больше приказом, чем любезностью. – Боюсь, вам оказали плохую услугу, попросив идти так далеко. Сожалею, графиня. Вы можете бить этого человека, если вам нравится.
– А вы кто такой? – спросила леди Беатрис. С большой наглостью, подумала Элейн.
– Увы, я не имею знатных титулов, миледи. Они зовут меня просто Рейвен – Ворон, по названию этого острова, Иль-Корво. Может, он и не имел титулов, но держал себя как принц.
– Ну-ну, – пробормотала леди Беатрис. – Думаю, весьма невежливо, если по вашему приказу мне пришлось дожидаться вас. Я – графиня Ладфорд, совершаю христианское паломничество.
Он перевел взгляд на Элейн. Ей очень хотелось отвернуться, но он смотрел на нее в упор, как гадюка на свою жертву, и в его глазах мерцала едва различимая улыбка. Она не посмела отвести взгляд.
– Но пока вы должны проявить терпение. А поскольку вы здесь, то наслаждайтесь моим гостеприимством, миледи. Мне сказали, ваш корабль нуждается в ремонте. Я думаю, опасно плыть дальше на судне, давшем течь.
– Вздор! – заявила леди Беатрис. – Этот корабль вполне пригоден для плавания. Так что мы не станем злоупотреблять вашим гостеприимством.
– Боюсь, придется, – тихо сказал он.
Ни колец, ни других украшений он не носил, однако на черном шелке плаща была вышита серебром какая-то эмблема. Не герб, некое странное переплетение букв или символов, похожих на астрологические знаки. Ничего подобного Элейн раньше не видела.
– Полагаю, мы больше понравимся вашей милости, если я сброшу Ампошту со скалы.
Капитан издал ужасающий звук, словно протест застрял у несчастного в горле. Человек, назвавшийся Рейвеном, посмотрел на него, и Элейн увидела, что Ампошту застыл под его улыбкой, как за минуту до этого и она сама.
– Впрочем, шутка неудачная. Вижу, ты не понял моего юмора. Идем, пообедаешь со мной наедине, мой друг, – сказал Рейвен. – Поговорим о маврах и пиратах. Леди, сержант проводит вас до ваших комнат. Мы не придерживаемся тут особых церемоний, хотя надеюсь, вы найдете их вполне удобными.
– Итак, мы заложники, – процедила графиня, стукнув тростью. – Проданы, как овцы! Эти предатели госпитальеры продали нас!
Элейн молчала. Обаяние Иль-Корво, казалось, еще обволакивало ее, странное и в то же время знакомое. Кроме того, графине вряд ли понравилось бы напоминание, что она сама выбрала галеру Ампошту.
– Иуды, а не рыцари! – Леди Беатрис скрипнула пожелтевшими зубами. – Можешь быть уверена, их грансеньор еще узнает об этом. Даже если мне придется ехать в Родос, чтобы ему пожаловаться.
Но сейчас им некуда было ехать. Отведенная графине комната оказалась богато обставленной, с восточными коврами, шелковыми занавесями, масляными лампами, которые горели без дыма. Но узкие окна-бойницы выходили на море. Оно находилось так далеко внизу, что Элейн не видела берега. Стена башни и скала под ней тоже не были видны, так что создавалось впечатление, будто комната парит в воздухе.
Мавританская девушка-служанка внесла поднос с великолепными фруктами в сиропе: фиги, виноград, апельсины. Она поставила в вазу маки, темно-фиолетовые, почти черные, и безмолвно исчезла.
За едой леди Беатрис продолжала ругать госпитальеров, но выглядела она усталой, поэтому сразу легла в кровать. Элейн задернула полог и, не успев еще притушить лампы, услышала храп графини.
Она села на скамейку в ногах кровати, задумчиво перебирая фрукты и размышляя. Этот Рейвен, конечно, пират. Они – его заложники, которые с широко раскрытыми глазами простодушно вошли в изящную западню. Кажется, она пока не до конца осознала это. Она лизнула сироп, откусила кусочек фиги. Еда оставалась для нее тяжким бременем. По указанию леди Меланты она ела, чтобы поддержать силы, но это не доставляло ей удовольствия. Она положила в рот дольку апельсина, потом обмыла липкие пальцы в чаше с водой, стоявшей на подносе, а когда подняла голову... От испуга Элейн так резко вскочила, что опрокинула чашу.
– Сэр!
На расстоянии двух ярдов от нее стоял в тени хозяин замка.
– Миледи. – Он поклонился.
– Я не слышала... – Элейн взглянула на дверь, которую сама заперла изнутри. Тяжелая задвижка была на месте. – Как вы сюда вошли?
– Талант. И знание.
Он шагнул к ней, взял за подбородок, повернул к себе лицом. Элейн замерла, подчинившись его ленивому осмотру. Вблизи он казался таким же прекрасным, гордым Люцифером, низвергнутым с небес.
– Кто вы? – задумчиво спросил он.
– Елена.
Она назвала имя, данное ей при крещении в Италии, надеясь, что в этой части света оно звучит вполне обыденно. Просто имя девушки, которая ни для кого не представляет ценности, чтобы платить за нее выкуп. Но он тут же отвел руку, будто она сказала нечто ужасное. Потом, как священник, допрашивающий в инквизиции еретика, наклонился, внимательно изучая каждую черточку ее лица.
– Кто вас послал?
Элейн покачала головой. Она была напугана, и одновременно ей казалось, словно она находится не в этой комнате, а где-то в безопасности, наблюдая за всем издалека.
– Кто? – повторил он со зловещей улыбкой.
Хотя Элейн не собиралась говорить, она чувствовала, что слова готовы сорваться с языка, как будто одна его улыбка вынуждала ее ответить.
– Скажите мне. Вы должны мне сказать.
– Леди Беатрис. – Она крепко сжала губы, чтобы не выдать большего. Он поднял брови.
– Нет, ответьте мне, кто вас послал. Кто определил вас к ней на службу?
– Графиня, – пробормотала она. – Я служу графине.
– Графиня Боуленд? Меланта?
Сейчас он выглядел уже не столь устрашающим, более человечным. Он смотрел на нее почти с любовью, и Элейн вдруг до слез захотелось, чтобы вот так же на нее смотрел Раймон – с теплотой и нежностью. Казалось, если она сейчас не ответит ему, то совершит большую ошибку.
– Она говорила... – Элейн пыталась вспомнить последние наставления леди Меланты, но все указания и предупреждения слились у нее в голове. – Она сказала... она мне говорила... не верь никому.
– В самом деле?
– Я не знаю, – беспомощно пробормотала Элейн, ухватившись за столбик кровати. – Я не помню.
Он улыбнулся, как дьявол, говорящий из тени.
– Тогда верьте мне, – прошептал он.
А может, ей это лишь почудилось. Она не слишком ясно видела его. То ли он расплывался, то ли расплывался свет. Лампы вдруг погасли, оставив ее в полной темноте. Единственное, в чем Элейн была уверена, – это резной столбик кровати под ее пальцами да храп леди Беатрис.
В жарком южном климате графиню одолела сонная болезнь. Она приходила в себя лишь затем, чтобы пожаловаться на головную боль, попить или съесть немного жидкой каши. Элейн с тревогой наблюдала за нею. Похоже, лихорадки у графини не было, но даже при такой невыносимой жаре она все время мерзла и казалась умирающей. Элейн на всех известных ей языках просила мавританскую служанку принести целебной травы, чтобы восстановить кровообращение и согреть больную. Девушка согласно кивала, а возвращалась с тем же самым вином и белым хлебом. Элейн просила лекаря, мавританка опять кивала. Но лекарь не приходил.
Багаж им вернули, наверняка предварительно порывшись в нем в поисках чего-нибудь ценного.
Похоже, ничего привлекательного для кражи там не оказалось, ибо все дорожные вещи Элейн были нетронуты, включая дневник, оставшийся запертым и неповрежденным. Других запоров, кроме внутренней задвижки, на двери не было. Видимо, Элейн могла беспрепятственно покидать комнату, но ей не хотелось бросать графиню. Пусть леди Беатрис сварлива, но она была знакомой, бесстрашной и, кроме того, англичанкой. Судьба рыцарей-госпитальеров и служанок, оставшихся на корабле, не очень тревожила Элейн. Зато мысль, что графиня может поддаться болезни, оставив ее одну на этом пиратском острове, приводила Элейн в ужас. За прошедшие две недели заточения у нее было достаточно времени на размышления, пока она смотрела на спящую леди Беатрис, возле которой свернулся калачиком ее раздражительный спаниель. Мысль о побеге умерла, не успев родиться. Хотя дверь комнаты оставалась незапертой, было ясно, что остров Иль-Корво уже сам по себе тюрьма.
Элейн задумалась. Она ведь даже не упоминала леди Меланту, а этот человек говорил про графиню Боуленд так, словно все знал о ее крестной. Правда, у нее возникло смутное ощущение, что она все-таки проговорилась, только не могла вспомнить, когда и как.
Он пират. Он потребует большой выкуп за леди Беатрис. И наверняка захочет узнать, стоит ли чего-нибудь Элейн. Возможно, заставит ее написать письмо с мольбой об освобождении.
Она и должна бояться. Но к своему удивлению и даже некоторому стыду, Элейн вдруг обнаружила, что не испытывает страха. Она понятия не имела, что ей делать. Во всяком случае, ни в Монтеверде, ни к своему жениху она не торопилась. Дни проходили, как во сне, отмеченные только хриплым дыханием леди Беатрис да криками чаек за окном. Элейн чувствовала себя околдованной, вися между небом и землей в этой роскошной комнате, парящей, словно чайки, в сапфировой дымке.
Леди Беатрис говорила пирату только о себе, но если он узнает, кто такая Элейн, то наверняка потребует за нее выкуп у Ланкастера или будущего мужа. Пока он считает ее просто служанкой леди Беатрис, она не может представлять для него особого интереса.
В глубине души Элейн даже смела надеяться, что такой поворот событий изменит ее судьбу. Если пират не узнает, кто она, если будет торговаться с родственниками леди Беатрис насчет выкупа, то в конце концов она может вернуться с графиней в Англию, причем незамужней, и тогда, возможно...
Она вспомнила последние слова Раймона. Он тоже не хотел жениться, как и она выходить замуж. Элейн, не позволяя себе никаких грешных надежд или желаний, искренне молилась, чтобы его жена пребывала в добром здравии. Молилась, чтобы леди Беатрис поправилась, чтобы их освободили из пиратских когтей.
Потом она сидела у окна и смотрела на море, не зная, чего попросить еще.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Благородный разбойник - Кинсейл Лаура



Тяжелова-то читается,но заманчиво.Один раз прочесть можно..для любителей БДСМ.)))))))))
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураОльга
22.11.2011, 12.12





немного тяжеловата но зато незатасканный сюжет затягивает
Благородный разбойник - Кинсейл Лаураольга
19.05.2013, 17.03





Мазохистам читать обязательно) сюжет интересный.
Благородный разбойник - Кинсейл Лаураирина
5.08.2013, 19.30





Вполне читабельный роман для такого жанра. Мазо там так, щепотка для пикантности))) Не приторно, не пошло.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураМарго
11.08.2013, 14.13





Не фонтан,но читать можно!
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураSemi
9.10.2013, 10.56





Не фонтан,но читать можно!
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураSemi
9.10.2013, 10.56





от главного героя я в восторге))))) интересно, добавляю в заметки - но читается трудновато)
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураЕвгения-Амазонка!!!!!!!!
2.11.2013, 22.51





Открыла для себя этого автора- неизбитые сюжеты, интрига до последней страницы- класс!
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураНаталия
30.01.2014, 20.30





Я не монашка, и если двум взрослым людям нравится нестандартный секс, без привлечения животных и детей, то я считаю это абсолютно нормальным. Поэтому, насчет мазохистов и БДСМ...ну тут каждому своё как говорится... А вообще, не плохо, затянуто правда. Ещё, переводчик подкачал. Складывалось такое впечатление, что переводили два разных человека. То какие - то косноязычные слова, которые прям режет слух, то ляпы переводы типа "Его шаги были как ртуть" и "Она чувствовала жесткость его щетины, хотя кожа была абсолютно гладкой и упругой", то наоборот, от описания чувств и фраз шли мурашки по коже, типа "Ты отвергаешь любовь, а Маттео, не знающий что это, готов убить ради неё". Сюжет интересен, все герои романа со своими характерами, которые не меняется, которых не шатает из стороны в сторону. Все действия людей оправданы, у всего есть смысл. Итог: если бы не так затянуто, это было бы 15 баллов из 10, а так - смелая 9.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураКсения
8.07.2014, 10.01





Читая первые 6-7 глав у меня было впечатление, что это откровения обкурившегося автора, потом ничего втянулась. Напрягали двойные-тройные имена героев. Сюжет интересен, но повествование затянуто - итого 6 баллов.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураНюша
10.07.2014, 12.03





БДСМ - вообще не моя тема. Ну если бы хотя бы он ее, а то она его - фу. Не люблю покорных мужчин. Что это за мужик - вечно с расцарапанной мордой и покусанным телом? Тоже мне пират, блин. Повествование обрывочное, неровное, сюжет сумбурный и скучнейший. Соглашусь, что не совсем банально для данного жанра и язык повествования вполне приличный, но в целом - скука и бред как всегда, даже если читать чисто ради амурной интриги. Кстати, не дочитала.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураЛилли
25.08.2014, 13.53





книгу пока не прочла,но после таких комментариев не откажусь прочесть!девчата,всем респект!!! читала вас и от души смеялась,прямо тема для лекции :"читающие домохозяйки и БДСМ!"
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураAnna
24.09.2014, 10.54





Прочитав коменты, задаюсь лишь одним вопросом, что такое БДСМ???(Кстати, решила что читать не буду)))).)
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураЕвгения
26.02.2015, 17.24





Роман эпохи папы Борджиа: убийства, отравления, войны, наступление сифилиса. Главная героиня, 17-летняя девственница - прирожденная садо-мазо, кусает главного героя при сексе до крови, а периодически и покрикивает как "Госпожа". Все это, как и примирение врагов, не соответствует реалиям того времени.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураВ.З.,67л.
3.07.2015, 13.22





Книга тяжеловата, но интересна уже тем ,что не похожа на другие ЛР. Сюжет не обычный.Постельные сцены конечно не стандартные...Но времени на прочтение романа не жалко.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураЕлена
5.12.2015, 23.22





Роман просто невероятный! Да, -нестандартный, но потрясающий. Может, слегка много всего намешано, но есть в нем просто бесподобные моменты (к сожалению, постельные сцены к этому не относятся, они не грубые и никакие не садо-мазо, просто они - не основная фишка в романе).
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураОксана
14.02.2016, 8.21





Просто успокоиться не могу). Вот читаешь комментарии к другим романам, где всякую мерзость и насилие оправдывают словами "так время-то какое тогда было, так тогда со всеми женщинами так обращались". Вот этот роман - ответ всем этим дамам. Это эталон того, как наряду с описанием тяжелого времени и страшных интриг могут сосуществовать преданность, мужество и настоящая, чистая, всепобеждающая любовь. Когда он ей "тихо говорит: я твой. Навеки". И все это на фоне сильнейших внешних потрясений. Просто местами мороз по коже. Без пафоса, без соплей, только сила духа и любви. В общем, хотите прочувствовать сами - читайте.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураОксана
14.02.2016, 8.34





Скорее это приключенческий роман.
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
11.05.2016, 21.26





Перед этим романом надо читать "Госпожу моего сердца". "Благородный разбойник" - продолжение "Госпожи" и если читать его первым то гл.герой кажется странным, а все потому что он почти-что главный герой в "Госпоже"... Да, кажется я вас совсем запутала. Вобщем, сначала читайте "Госпожу моего сердца".
Благородный разбойник - Кинсейл ЛаураПросто Таня.
15.06.2016, 15.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100