Читать онлайн В поисках любви, автора - Кинкэйд Кэтрин, Раздел - Эпилог в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинкэйд Кэтрин

В поисках любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Эпилог

Наступил день свадьбы. Эмма отдала предпочтение красному сари: индийские невесты по традиции одеваются в красное. Однако церемония бракосочетания намечалась британская: венчать новобрачных прибыл из самой Калькутты его преподобие Хорас Баррингтон. Вместе, с ним дальний путь проделала Рози с мужем Уильямом.
Сезон дождей завершился, и в Индии наступило лучшее время года. Благодаря этому гости без труда добрались до Уайлдвуда. Почти все они собрались в приемной: Рози и Уильям, Сайяджи Сингх, махараджа Гвалияра, набобзада Бхопала, Сантамани и, как ни странно, ее сын Хидерхан, принявший по настоянию матери приглашение Сикандера.
Никто из приглашенных не огорчил Эмму отказом. Впрочем, одно исключение все же было: она отправила приглашение Персивалю Гриффину, но ответа не получила. Он не только не прибыл, но и не прислал результатов своего расследования, хотя оно уже должно было быть завершено. Рози не смогла объяснить, чем вызвана задержка: она уже несколько месяцев не видела Гриффина и ничего о нем не слышала.
Женщины из зенаны Сикандера, взволнованные свадьбой и своим предстоящим переездом к Сантамани, помогали Эмме должным образом облачиться в сари, когда в комнату внезапно влетела Рози.
– Эмма, дорогая, тебе нужна моя помощь? – Разгладив складки на своем кремовом платье с кружевами, она воскликнула: – Ты великолепна! Вид, конечно, индийский, что несколько тревожит, но все равно очаровательный. Этот стиль тебе очень к лицу, хотя в Калькутте такой наряд вызвал бы скандал.
– Я не собираюсь носить сари в Калькутте. – Эмма улыбнулась подруге. Она была очень обрадована ее приездом, тем более что решение приехать далось Роэи нелегко. Она по-прежнему не одобряла союзы между индийцами и белыми. Тем не менее ей и ее мужу удалось, выбирая между предрассудками и дружбой, сделать выбор в пользу последней, за что Эмма была им бесконечно благодарна. Она готовила себя к роли отверженной, однако друзья приготовили ей радостный сюрприз.
– Я решила так одеться, чтобы сделать приятное Сикандеру, то есть Алексу. Он любит, когда я распускаю волосы и надеваю сари. Индийские одежды и впрямь очень женственны и изящны.
– Ты права. Странно, как я сама раньше этого не замечала. – Рози посмотрела на суетящихся вокруг Эммы женщин в восхитительных сари. – А Алекс не скупится на богатые одежды для своих служанок!
Эмма не стала объяснять Рози, что эти женщины не служанки, – не все сразу! Рози и так уже проделала длинный путь, но впереди ее ждало еще много неизвестного. Они с мужем были единственными чистокровными европейцами, почтившими своим присутствием бракосочетание.
– Алекс очень богат, но горд своим стремлением делиться с менее удачливыми, – дипломатично ответила Эмма. – Ты не знаешь, приехал ли Персиваль? Я так надеялась, что он успеет к началу церемонии! Не хочу, чтобы между ним и мной оставалось нехорошее чувство, но боюсь, этого не избежать. Когда он был здесь в прошлый раз, то снова сделал мне предложение. Я, разумеется, отказалась и не скрыла, что не собираюсь менять своего решения.
– В таком случае почему ты удивляешься, что его нет? Вообще же он очень мил. Ума не приложу, почему ты им пренебрегла.
– Я пыталась найти с ним общий язык, но ничего из этого не вышло. Я и Алекс – другое дело. Здесь, в Уайлдвуде, я обрела все, чего когда-либо желала, и даже больше. Уайлдвуд оказался реальностью! Мои мечты обернулись явью.
– Что ж, я счастлива за тебя, милочка. Можешь мне поверить. – Рози обняла подругу. – Ни за что на свете не пропустила бы твою свадьбу! Полагаю, ты никогда во мне не сомневалась?
– Никогда, – неискренне ответила Эмма и тут же поправилась: – Если честно, то сомнения были. Я побаивалась, как бы ты не отвернулась от меня из-за моего брака с Александром Кингстоном.
– Если ты имеешь в виду его смешанное происхождение, то советую тебе помалкивать об этом, когда ты соберешься в Калькутту. Делай вид, что он тот, за кого всегда себя выдавал, – смуглый англичанин. Тогда у тебя не будет разочарований. Не устраивай крестовых походов в его защиту, и все пройдет гладко. Только самые отъявленные невежды осмелятся тебя упрекать. Ты знаешь, что всегда можешь рассчитывать на мою поддержку. Что бы ты ни сказала или ни сделала, я всегда тебя выгорожу.
– Я ничего не собираюсь говорить или делать предосудительного. Алекс не обязан оправдываться, что живет на белом свете, а я не обязана защищать свое решение стать его женой. Я люблю его, а остальное не важно.
– Именно так, Эмма! Когда я вижу, какие вы с ним счастливые, как довольны жизнью, то понимаю, что вы поступаете правильно. Не сомневаюсь, что вы преодолеете все преграды. Вы даже убедите всех, что его очаровательные детишки – чистокровные англичане.
– Теперь его дети стали моими, и я буду бороться за то, чтобы они имели все преимущества своего нового статуса. Но одновременно я постараюсь, чтобы они не забывали, кем являются на самом деле. Я хочу, чтобы они гордились собой, своим индийским происхождением, отцом, Уайлдвудом…
– Эмма! – Рози со смехом схватила ее за руку. – Из тебя выйдет потрясающая мамаша! Я заранее это предвижу. Сикандеру необыкновенно повезло!
– Это мне повезло: я получила не только мужа, но и целую семью. Кстати, о семье: пора проверить, готовы ли дети к церемонии. Скоро все начнется.
– Я буду ждать тебя внизу. – Рози еще раз обняла Эмму. – Будь счастлива, дорогая Эмма. И обязательно приезжай к нам на следующий год. Надеюсь, у меня уже появится к тому времени собственная семейка, которую можно будет с гордостью демонстрировать тебе и Алексу.
– Рози! Значит, ты ждешь ребенка? Ты так всегда этого хотела! Почему же ты сразу не сказала мне об этом?
– Я хотела остаться с тобой с глазу на глаз. Я еще не говорила даже Уильяму: если бы он знал, что я беременна, то не позволил бы совершить это путешествие. Ты – первая, кому я открыла свою тайну. Конечно, вскоре мне придется поставить в известность и Уильяма, иначе он сам догадается.
– Надеюсь, догадка не посетит его слишком скоро, а то он, чего доброго, заставит тебя отправиться домой раньше времени!
– Да, этого нельзя допустить! Ладно, я тебя покидаю. Алекс, наверное, уже заждался.
Эмма действительно не хотела заставлять Алекса, своего ненаглядного Сикандера, слишком долго ее ждать. Ввиду приезда гостей и приготовлений к свадьбе они уже больше недели не делили ложе. Предвкушая предстоящую ночь, она загадочно улыбнулась, но тут же опомнилась и бросилась к детям.
День прошел прекрасно. Церемония венчания получилась прелестной, дети вели себя образцово, Сикандер был так красив и галантен, что от одного взгляда на него у Эммы наворачивались слезы на глаза. Он нарядился, как индийский принц, но вскоре после церемонии переоделся в полуиндийский-полубританский костюм, сочетавший элементы обеих культур.
Когда он отправился показывать Хидерхану конюшню и самую свою лучшую лошадку для игры в поло, Эмма облегченно вздохнула: она, как и Сантамани, радовалась, что кузены наконец-то помирились. Как замечательно, если недоверию и вражде будет положен конец! Возвратившись из конюшни, Сикандер сообщил, что Хидерхан изъявил желание покрыть двух своих кобыл его лучшим жеребцом, и они уже обговорили подробности.
Обрадовавшись этой новости, Эмма обняла мужа.
– Недостает только Персиваля, чтобы считать день полностью удавшимся.
– Лично я по нему не тоскую, – возразил Сикандер. – Если наша свадьба его огорчает, черт с ним. Представляю его обиду… Но мне все же хотелось бы узнать – из чистого любопытства, разумеется, – каковы результаты предпринятого им расследования.
– И мне. – Эмма надеялась услышать от Персиваля, что земля принадлежит ей, чтобы подарить ее в честь свадьбы Сикандеру. Полагая, что ее приданое не слишком велико, она расценивала документ на владение Уайлдвудом как достойный свадебный подарок, тем более что молодожен уже пытался подарить ей Парадайз-Вью.
Свадебный ужин был устроен перед домом, в центре. В самый разгар веселья Эмма увидела новую группу гостей, только что прибывшую верхом. Узнав Персиваля Гриффина, она издала восторженный крик. Гриффин явился не один, а в сопровождении незнакомой англичанки.
Эмма и Сикандер поспешили навстречу гостям. Персиваль и его хрупкая спутница выглядели после долгого путешествия крайне утомленными, однако Персиваль не отказал себе в удовольствии объявить:
– Мисс Уайтфилд, я горд представить вам свою жену, леди Мэри. Мэри, познакомься с достопочтенной мисс Эммой Уайтфилд. Надеюсь, вы станете добрыми друзьями.
Эмма, не выдавая своего удивления, радушно приветствовала гостей.
– Очень рада знакомству с вами, Мэри. Однако я уже не мисс Уайтфилд, а миссис Кингстон. Можете звать меня просто Эммой.
– Боже! Значит, мы опоздали на церемонию бракосочетания? Да еще прервали ваше веселье! Перси, дорогой, я же говорила, что нам надо спешить! – Мэри схватила мужа за руку своей маленькой ручкой в перчатке. – Мы двигались слишком медленно.
Перси с нежностью взирал на изящное создание.
– Верно, Мэри, и все же я не сожалею ни об одном мгновении этого путешествия. – Смущенно глянув на Эмму, он покраснел до кончиков своих торчащих ушей. – Мы обвенчались перед самым отъездом из Калькутты. Наше знакомство перед этим было крайне коротким, поэтому путешествие получилось свадебным.
– Не надо извинений, мистер Гриффин! – взмолилась Эмма. – Мы так рады, что вы поспели к ужину! Теперь вы можете отдохнуть. Потом вы обо всем нам расскажете. Я сгораю от нетерпения узнать, как вы познакомились со столь очаровательной леди.
Лицо Гриффина из красного сделалось багровым.
– Все произошло так стремительно… Но я все же успел завершить расследование касательно Уайлдвуда. Хотя, конечно, теперь, раз вы с мистером Кингстоном поженились, обоснованность ваших претензий уже не имеет прежнего значения.
– Напротив, имеет, и еще какое! – поспешно заверила его Эмма.
– А для меня – нет! – спокойно возразил Сикандер. Молодожены переглянулись, Сикандер был удивлен, что ее по-прежнему волнуют прошлые дела.
– Вернемся к этому позже, – прощебетала Эмма, изображая безразличие. На самом деле ей не терпелось узнать результат немедленно, однако, пересилив себя, она взяла Мэри под руку и повела ее знакомиться с остальными гостями.
Не скоро у Эммы появилась возможность вернуться к занимающей ее теме. Стемнело, ужин завершился, некоторые гости уже отправились отдыхать, и только веселье слуг было в самом разгаре. Сикандер уже на протяжении получаса делал ей знаки, что неплохо бы отправиться в спальню, но она хотела прежде узнать, способна ли преподнести Сикандеру свой главный свадебный подарок. Эмма отлично понимала, насколько ему не терпится остаться с ней наедине, но надеялась, что рассказ Гриффина не займет много времени.
– Жена мистера Гриффина ушла спать, но сам он ждет нас с тобой в приемной. Давай выслушаем его, прежде чем уединиться.
– Миссис Кингстон, ваше нежелание остаться со мной вдвоем разочаровывает, особенно в первую брачную ночь. Неужели с этим нельзя подождать до завтра?.
– Нет, любимый, никак нельзя.
– Почему?
– Потому что… В общем, нельзя, и все.
Эмма могла бы дать ему необходимые объяснения, но шум, устроенный веселящимися слугами, не позволял пускаться в пространные разглагольствования.
– Прошу тебя, Сикандер, потерпи немного ради меня. Пойдем к нему вместе.
– Эту ночь я не намерен проводить в одиночестве, поэтому у меня нет выбора. Надеюсь, что он ограничится кратким изложением ситуации.
– Так и будет. Ведь он тоже торопится к молодой жене. Она такая прелесть и так ему подходит!
– А ты – мне. Когда не бунтуешь, конечно.
– Идем. Это ненадолго.
При их появлении Гриффин привстал с кресла. Сикандер поприветствовал его кивком.
– Выкладывайте, Гриффин. Моя жена в нетерпении. Что показало расследование?
Гриффин сел. Было видно, что он взволнован.
– Признаться, я не ожидал, что это такое щекотливое дело… Одним словом, как ни прискорбно, но Эмма не является владелицей Уайлдвуда. Некий майор Иен Кастлтон пытался в свое время приобрести плантацию – дело было еще до восстания, – но внес только аванс и умер, не успев завершить сделку. Аванс пошел на уплату налогов. Непосредственных претендентов на землю не нашлось, и она снова приобрела статус государственной собственности, подконтрольной старой бегуме Бхопала.
– А как же мой документ? – воскликнула Эмма. – У моей матери был документ на землю – или копия с оригинала.
– Насколько можно судить по немногочисленным записям в архивах Бхопала, Гвалияра и Калькутты, документ был составлен, но не зарегистрирован. Даже в случае, если бы регистрация состоялась, полной оплаты за землю произведено не было, поэтому документ все равно не имел законной силы. Видимо, майор Кастлтон собирался заплатить, но помешало восстание, а потом он погиб… Времена были беспокойные, и не приходится удивляться, что подобные сделки не доводились до конца. Бегума Бхопала имела полное право продать землю мистеру Кингстону на условии, что некоторый процент дохода от продажи леса будет принадлежать ей и ее наследникам.
– Понятно… – Эмма опустилась на диван. – Получается, я приехала в Индию за мечтой, для которой на самом деле не существовало ни малейших оснований.
– Уайлдвуд существует, Эмма, – напомнил ей Сикандер, садясь рядом и беря ее за руку. – Он перед нами, мы его возродили.
– Знаю, Сикандер, но мне так хотелось отдать тебе что-то, что мне принадлежало… Погоди! Мне все же есть что тебе преподнести в качестве свадебного подарка: рубин! Я подарю рубин, который я все это время хранила. Он да жалкая горстка жемчужин – вот и все мои ценности. – Она вскочила. Жди меня здесь. Я сейчас!
– Не надо, Эмма! Не нужен мне твой рубин!
– Умоляю тебя, Сикандер! Мне так хочется подарить тебе нечто, что имеет для меня ценность!
Не прошло и двух минут, как она прибежала обратно, тяжело дыша.
– Вот! – Она положила мужу на ладонь рубин. – Сделаем из него кольцо или кулон для тебя. Если ты предпочитаешь продать его и пустить вырученные деньги на нужное дело, я буду только рада.
– Я никогда его не продам. Ведь это твой подарок!
Глядя на сверкающий красный камень у Сикандера на ладони, Гриффин неожиданно попросил:
– Позвольте взглянуть! Я разбираюсь в драгоценностях: это мое хобби. Я мог бы назвать вам его цену – не точную, конечно, но более или менее достоверную.
– Вот как? – Эмма подала ему рубин. – Я никогда никому его не показывала. Буду очень рада узнать, насколько он ценен.
– Без увеличительного стекла мне трудно быть точным, однако… – Гриффин покрутил камень в руках и посмотрел его на свет, поднеся к ближайшей лампе. На его лице появилась гримаса разочарования.
– В чем дело? – не выдержала Эмма. – Говорите!
– Возможно, вам стоило бы показать его другому специалисту, миссис Кингстон. Здесь неважное освещение, и без стекла…
– Поделитесь своим заключением. Я хочу знать ваше мнение!
– Я не могу судить наверняка, но мне сдается, что ваш рубин – подделка. Очень сожалею, мисс… миссис Кингстон. Советую показать камень калькуттскому ювелиру.
Его слова привели Эмму в отчаяние. Земля ей не принадлежит, рубин – и тот поддельный!
– Мистер Гриффин, не посмотрите ли вы заодно на мои жемчужины?
– Какое все это имеет значение, Эмма? – попытался возразить Сикандер, но она, не слушая, опять бросилась к двери.
– Подождите, мистер Гриффин, я принесу жемчуг! Она возвратилась еще быстрее, чем в первый раз.
– Вот! Что вы скажете о них? – Отдавая Гриффину жемчужины, она старалась не глядеть на Сикандера, удрученно качавшего головой.
Гриффин поднес к свету нить, на которой осталась всего половина от первоначального количества жемчужин, внимательно осмотрел их и широко улыбнулся:
– А вот это, миссис Кингстон, напротив, подлинное чудо. Никогда не видел ничего лучше. На вашем месте я не продал бы ни одной. А если вы их и продавали, то, надеюсь, просили за каждую целое состояние: они этого стоят.
– Состояние?.. – Она вспомнила, за сколько уступала жемчужины; назвать это «состоянием» не поворачивался язык. – В каком смысле?
В ответ он назвал такую сумму, что она чуть не разрыдалась от расстройства. Получалось, что она отдавала свой драгоценный жемчуг попросту даром! Видя, как она огорчена, Гриффин пошел на попятную.
– Я вполне могу ошибаться. Но вот вам мой совет: прежде чем продать еще одну, посоветуйтесь с человеком, разбирающимся в драгоценностях и в их стоимости.
– Я уверена, что вы не ошибаетесь, – простонала Эмма, забирая у него нить. – Ну и наделала я ошибок! Жемчуг продавала менее чем за половину его истинной стоимости, зато тряслась над фальшивым рубином, словно от него зависела моя жизнь; пересекла океаны, чтобы предъявить претензию на землю, на которую не имею ни малейших прав! Что скажете о подобной глупости?
– Она вполне простительна, – ответил Гриффин. – Очень сожалею, что так вас огорчил, тем более в день вашей свадьбы. Прошу прощения, но Мэри, наверное, уже заждалась… Она предпочитает, чтобы я оставался с ней рядом всю ночь, особенно на новом месте. Спокойной ночи.
Краснея все сильнее, Гриффин бочком покинул приемную. Эмма боялась глядеть на Сикандера и боролась со слезами. Собственное легкомыслие внушало ей ужас. Как же она рискнула покинуть Англию, никому не показав жемчуг и рубин? Как посмела устремиться в Индию, не поставив под сомнение законную силу документа? Как дурно она обращалась с Сикандером, увлеченная жаждой наследства! Сколько бед она ему причинила, каким опасностям подвергла – и ради чего? В итоге выяснилось, что он всегда говорил ей чистую правду: владельцем земли был он, тогда как она не имела на нее никаких прав.
Она не удержалась и громко зарыдала. Сикандер схватил ее за руку и привлек к себе:
– Почему ты плачешь, Эмма?
– Потому что я такая… такая…
– Ты – замечательная, милая, очаровательная, ты – моя! Моя любимая жена. Не смей рыдать из-за всяких пустяков! Разве у тебя нет дома? Ты обделена любовью? Наоборот! Может быть, ты несчастлива? Надеюсь, что и это не так. Так чего же ты плачешь?
– Я так надеялась получить наследство, и для меня огромное разочарование, что все мои надежды оказались пустыми. Как мало я могу тебе дать, Сикандер! Только жалкие жемчужины…
– К жемчугу я равнодушен, но думаю, что он будет отменно смотреться в мочках твоих ушек или, скажем, в…
– Это не повод для шуток, Сикандер. Я действительно мечтала преподнести тебе Уайлдвуд в качестве свадебного дара, а оказалась почти что нищей. У меня остались лишь считанные жемчужины: и эту ценность я разбазарила. Все получилось не так, как я надеялась.
– Да, не так, а гораздо лучше. Что бы ты предпочла: такого мужа, как я, или неоспоримое право на Уайлдвуд?
– То и другое, – упрямо ответила Эмма.
– Прости, что напоминаю об очевидном, но ты получила то и другое. Единственное, чего ты лишилась, – драгоценного рубина. Если ты действительно желаешь восполнить эту потерю, я готов горы своротить, но выполнить твое желание! Ты получишь рубин размером с куриное яйцо. Этого тебе достаточно для счастья?
– Мне нет дела ни до каких рубинов, и ты это отлично знаешь! Просто мне хотелось сделать тебе подарок, в котором лучше всего отразились бы мои чувства к тебе.
– Эмма Кингстон! – Он тряхнул ее за плечи. – Неужели все происшедшее ничему тебя не научило?
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты так и не можешь поверить, что я люблю тебя за то, что ты такая, какая есть? Не могу же я полюбить рубин! К деревьям я неравнодушен, но ни одно дерево не заставляет меня смеяться и искать его общества. Зачем Мне твой домишко, если я и так живу во дворце? Нет, Эмма, единственное, что имеет значение, – это наша любовь. Это без нее мы стали бы нищими. Ты сама меня этому научила; неужто теперь мне придется учить тебя этому заново?
– Да, – проговорила она и улыбнулась. – Мне действительно нужен урок, который показал бы всю важность любви.
Он прижал ее к себе.
– Хорошо, Эмма. Первое, что тебе придется усвоить, – ничто не может заменить любовь, зато любовь способна заменить все! Согласна?
– Не совсем. Тебе придется приложить усилия, чтобы меня убедить.
– Вот упрямица! – Он приподнял ее голову за подбородок и наградил неторопливым поцелуем. – Теперь ты все поняла? – Его голос стал чуть хриплым.
– Возможно, кое-что проясняется… Но учитель должен проявлять упорство.
Он удрученно покачал головой:
– Боюсь, что на это уйдет вся ночь.
– Именно к этому я и стремлюсь. – Эмма прижалась к нему всем телом. – Уверена, что на обучение уйдет вся ночь без остатка.
– Ты неисправима. – Он обхватил ее обеими руками, зарывшись лицом в ее волосы.
– Ты – чудо! – проворковала она. – Ты действительно не сожалеешь, что я ничего не могу тебе дать?
– Ты даешь мне все! Здесь, в Уайлдвуде, тебе предстоит целая жизнь, на протяжении которой ты станешь дарить мне свою любовь. Я буду отвечать тебе взаимностью.
– Тогда начнем прямо сейчас, – предложила Эмма, запуская пальцы в его шелковистые черные волосы.
Он снова страстно ее поцеловал. Да, пронеслось у нее в голове, любовь – вот то, что люди в действительности дарят друг другу; все остальное – земля, драгоценности, деньги – второстепенно и непостоянно. Одна лишь любовь способна противостоять испытанию временем. Она будет любить Сикандера всегда. Она сделала выбор, приняла решение на всю жизнь. Сделал свой выбор и он. Вместе они выдержат все: и радости, и беды.
– Я люблю тебя, – шептала она, пока он нес ее на руках, вверх по лестнице, к постели, ставшей отныне их супружеским ложем.
– Больше Уайлдвуда? – шутливо спросил он, горячо дыша ей в ухо.
– Ты, любимый, и есть мой Уайлдвуд!
Сказав эти слова, Эмма поняла, что в них и заключена истина. Уайлдвуд был осуществлением ее грез, воплощением красоты, тайны, опасности, любви, счастья, дома. Наконец-то она обрела дом.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин



Роман чудо! Никогда не думала, что любовный роман может быть таким захватывающим. А главное- умные герои.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринЖанна
15.06.2012, 20.26





Роман не имеет ни малейшего отношения к индейцам.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринМарина
16.02.2013, 17.43





жуть.роман вроде бы хорош,но дочитывала только из принципа...главный герой- редкостный упырь,не вызывающий симпатии.пойду лучше почитаю про индейцев.ну или про горцев на худой конец.моя оценка 6/10-исключительно из-за антипатии к главному герою.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринВерониктор
20.02.2013, 12.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100