Читать онлайн В поисках любви, автора - Кинкэйд Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинкэйд Кэтрин

В поисках любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

На следующее утро они покинули Аллахабад верхом на самых прекрасных конях, каких Эмме только доводилось видеть в Индии. Особенный восторг вызвала у нее ее кобыла, ухоженная, длинноногая, с блестящей черной гривой, напомнившая ей любимую лошадь, оставшуюся в Англии. Эта была более смирной, но телосложением очень походила на Моргану, хотя и была ниже ростом. К тому же в отличие от Морганы, у которой красовалась звездочка на лбу, у нее было белое пятно на носу. Эмма окрестила ее Морганой Второй и с удовольствием обогнала Кингстона, Сакарама и полдюжины конюхов и паттах-валлах, в чьи обязанности входила забота об их безопасности и удобстве в пути и уход за лошадьми.
Пару раз оглянувшись, Эмма заметила, что все отобранные Кингстоном для этой части путешествия слуги хорошо ездят верхом, хотя никто из них в отличие от Кингстона не выглядел прирожденным всадником. Она жалела, что не может гарцевать по-мужски и вынуждена сидеть боком, однако радовалась, что для нее сумели найти женское седло.
Ей было неудобно в тяжелом и громоздком верховом костюме, а топи сдавливал голову, как железный обруч. Однако, несмотря на жару и неудобства, она была полна решимости получить удовольствие от путешествия. Сидеть на лошади само по себе было огромной радостью, и она не могла удержаться, чтобы то и дело не обгонять кавалькаду, двигавшуюся степенным шагом.
Моргана Вторая как будто разделяла настроение всадницы и рвалась вперед, норовя пуститься галопом.
На плоской равнине неподалеку от Аллахабада она дала ей волю. Впереди и слева синели в утреннем тумане холмы. Скоро им предстояло углубиться в джунгли, где придется забыть о рыси и галопе. Но не успела Эмма отъехать на небольшое расстояние, как позади раздался стук копыт.
– Эмма! Мисс Уайтфилд! Да погодите вы, негодница! Вы собираетесь все время скакать в авангарде? Вы уже один раз свернули не туда.
Кингстон нагнал ее на своем красивом сером мерине. Эмма натянула поводья, и ее кобыла перешла на шаг.
– Простите, я не заметила. Я думала, что это правильное направление.
– Вы ошиблись. Надо было забрать к югу. Больше не отъезжайте далеко: это слишком опасно.
Она не возражала против его предупреждения, но с какой стати он назвал ее негодницей?
– Какая опасность? Ведь мы еще не достигли джунглей. Вокруг одна высокая трава.
– Это-то и опасно. Откуда вы знаете, кто в ней прячется? – И он принялся ей объяснять самым дружелюбным тоном: – Если ваша лошадь чего-то испугается, доверьтесь ее инстинкту. Она предупредит вас об опасности, если, конечно, вовремя ее почует. Когда вы несетесь галопом, ей трудно опомниться.
Эмма пристыженно похлопала свою кобылку по лоснящейся шее. Они вернулись к остальным и вместе с ними изменили направление.
– Великолепный экземпляр! Если это вы ее вырастили, то можете гордиться, мистер Кингстон.
– Я и горжусь. Разве вам не интересно, как ее зовут? Странно, что вы не спрашиваете.
– Дело в том, что я уже дала ей имя. Пока на ней езжу я, ее будут звать Моргана.
– Моргана? Неплохо. Это подходит ей лучше, чем труднопроизносимое индийское имя. Может, и мне назвать своего мерина как-нибудь иначе – простым английским именем?
– Например? – Эмма искоса взглянула на него. Сегодня он, к ее удивлению, выглядел настоящим саибом в бежевом охотничьем облачении, аккуратно застегнутом на все пуговицы, в топи и высоких сапогах.
Он очаровательно улыбнулся:
– Например, Джек.
– Что вы! Он слишком изящен для такого простого имени.
– Тогда Капитан Джек. Так годится?
– Вот это другое дело. – Только сейчас до Эммы дошло, что он опять кладет ее на лопатки, не прилагая ни малейших усилий. Он просто создавал ей приятное настроение, вел себя так, словно между ними ничего не произошло… Но события этой ночи не выходили у нее из головы. Она снова превратилась в настороженного гадкого утенка с тусклым оперением, однако не могла забыть, что на протяжении нескольких часов была великолепным лебедем. Кингстон возжелал ее и собирался любить. Это целиком меняло дело.
Ей больше нечего было ему сказать. Весь остаток дня они скакали молча. Вечером Сакарам поставил три палатки: для нее, Кингстона и всех остальных. Они ужинали на белой скатерти, пили из хрустальных бокалов, но не могли сказать друг другу и двух слов. На протяжении всей трапезы Кингстон просто смотрел на нее, не отводя глаз, словно старался разглядеть в ней ту, которую накануне чуть было не соблазнил.
Эмма так утомилась от продолжительной езды в седле и неудобной одежды, что долго лежала с открытыми глазами в крохотной палатке, завешанной противомоскитной сеткой. Единственным предметом, придававшим походному жилью уют, был алый коврик – подарок Кингстона. Путешествие грозило превратиться в тяжкое испытание, если им так и не удастся восстановить прежние легкие отношения. Она твердо решила не дуться, чтобы не портить себе жизнь. Не исключено, что вчерашнее происшествие объяснялось всего лишь избытком выпитого: недаром она почувствовала исходивший от него запах бренди. В таком случае он теперь в не меньшей степени, чем она, сожалеет обо всем сказанном и сделанном. Она подумала, что, в конце концов, не его надо винить в сюжетах, украшающих стены и потолок в павильоне Сайяджи Сингха. Кроме того, нельзя забыть, как он возмутился при появлении женщин. Возможно, девочка и впрямь пришла спеть ему песню и всему виной чрезмерная подозрительность Эммы?
Конечно, поведение Кингстона не было совсем уж безупречным, однако Эмма была слишком строга к нему. Разве он виноват во всех грехах Индии? Хватит с него его собственных. Однажды она уже давала себе слово не обвинять огульно, не торопиться с выводами. Надо и теперь во что бы то ни стало придерживаться этого мудрого решения.
С этой мыслью Эмма уснула.
Следующие два дня прошли относительно спокойно, не считая случая, когда она во время привала ослабила своей кобыле подпругу, а потом забыла затянуть. Моргана испугалась выпорхнувшей у нее из-под копыт птицы; седло съехало, и Эмма повисла, держась за лошадиную гриву. Дело кончилось бы падением, если бы на помощь не подоспел Кингстон.
– Всегда проверяйте подпругу, прежде чем садиться на коня, Эмма, – только и сказал он, но Эмма переживала случившееся до конца дня. Проверка подпруги – мелочь, о которой и без подсказок помнит любой опытный наездник. Помнила о ней и она, но в присутствии Кингстона у нее вылетали из головы элементарные вещи.
На четвертый день после выезда из Аллахабада они достигли деревни на краю джунглей. При их приближении жители высыпали из хижин. Лагерь был разбит у ручья. Вечером явилась делегация из деревни. По скромной одежде деревенских старейшин Эмма поняла, что это простой люд, ведущий суровую жизнь, довольствуясь тем, что вырастало на их жалких клочках земли и что дарили джунгли. Перед Кингстоном они преклонялись, как перед божеством, обращаясь к нему с многочисленными просьбами, как то: устранить распри между соседями, найти решение деревенским проблемам, избавить от какой-либо напасти и т. д.
На этот раз визит делегатов затянулся до темноты, так что процессия освещала себе обратный путь факелами. Кингстон предупредил Эмму, что они не смогут продолжить путь, пока он не решит одну «небольшую проблему».
– Чего они от вас хотят? – поинтересовалась Эмма, снимая кожуру с банана, которым собиралась завершить ужин.
Они сидели на табуретах перед угасающим костром – источником света и средством отпугивания назойливых комаров и прочих ночных насекомых. Палатки уже были натянуты, и Эмма предвкушала момент, когда сможет, уединившись, стянуть мокрую от пота одежду и удалить с тела с помощью губки налипшую за день пыль.
– Ничего особенного. Последнее время их донимает тигр. Придется его застрелить.
Эмма выронила из рук наполовину очищенный банан.
– Какой тигр? Как он их донимает?
– Я вас предупреждал, что в пути у нас будет шикар – охота. Этот тигр искалечил и убил в округе нескольких человек, и я, как единственный саиб, оказавшийся здесь за последние месяцы, обязан с ним покончить. Это мой долг.
– Но почему именно вы? Неужели этим не могут заняться местные власти?
– Не могут. На тигров охотятся только британцы или индийцы королевских кровей. Люди попроще для этого не годятся: у них нет подходящего оружия, да и стрелки они неважные. Охота в Индии – почти то же самое, что в Англии: спорт для богатых и титулованных, а не занятие простых людей.
– Но у нас в Англии тигры не водятся! Разве это не опасно – охотиться на тигра?
– Опасно, – согласился Кингстон. – Но никуда не денешься: ведь этот тигр – настоящий людоед. Стоит ему отведать человеческого мяса и понять, какая это легкая добыча, – и его надо уничтожать. Ни один саиб или знатный индиец, способный это сделать, не может отказаться.
– Но… Но… – Эмма срочно придумывала причины, по которым Кингстона следовало бы освободить от этой почетной обязанности. В Калькутте она наслушалась страшных историй об опасной охоте на тигра – это было излюбленной застольной темой. Иногда женщины принимали в этом развлечении участие наравне со своими мужьями. Охота считалась достойным времяпрепровождением для дам при условии, что при них находятся защитники-мужчины.
Эмме нравились эти рассказы, однако у нее не было ни малейшего желания оказаться в опасной близости от тигра. О том, чтобы опасности подвергался Кингстон, ей тоже не хотелось думать. В этом путешествии с ним уже были несчастные случаи, и он, пожалуй, уже исчерпал свою квоту удачи. Охота на тигра была бы чрезмерным риском.
– Вам, Эмма, ровно ничего не угрожает. Я сказал жителям деревни, чтобы они представили для охоты на тигра слонов и загонщиков. Загонщики выгонят тигра на открытое место, после чего я его застрелю. Вы будете любоваться всей этой картиной из безопасного места – сидя на спине у слона.
– Но… Как же Моргана и остальные лошади? Что будет с ними во время охоты на тигра? К тому же я никогда не ездила на слоне и не умею им управлять!
– Управление слоном – не ваша забота. Этим будет заниматься махаут – погонщик. В Парадайз-Вью слоны таскают бревна. Чаще всего они достаточно послушны. Полагаю, охота вас заинтересует.
– Вы знали об этом заранее?
Эмма не удивилась, когда он утвердительно кивнул. Было заметно, что он все обдумал и предвкушал развлечение.
– Сайяджи предупреждал, что меня могут попросить застрелить тигра, когда мы здесь окажемся. Он собирался взять это на себя, но, к счастью, я очутился здесь первым.
– К счастью? По-моему, как раз к несчастью. Я бы предпочла, чтобы вы передоверили эту честь кому-нибудь другому. – Эмма знала, конечно, что Кингстон никогда так не поступит: он относился к этому как к карме, которой он не мог бы избегнуть при любых обстоятельствах.
– Между прочим, женщины тоже иногда охотятся на тигров, – заметил Кингстон с довольной миной. – Даже индианки. Я знаю одну старую магарани, которая дома не покидает женской половины, зато, сопровождая мужа во время охоты, горит желанием добыть огромную кошку ничуть не меньше, чем он сам.
– Мэм-саиб иногда действительно участвуют в охоте, но индианки… Поразительно! Полагаю, вы рассказываете это только для того, чтобы разжечь во мне желание прокатиться на слоне и полюбоваться, как вы всаживаете заряд в несчастного зверя, который, возможно, убивал и калечил деревенских жителей, а возможно, и нет.
– Напротив, я как раз хотел уговорить вас остаться на время охоты в лагере.
– И не подумаю! Если вы собираетесь подвергнуть себя опасности, я буду вас сопровождать. Мне тоже хотелось бы иметь ружье – вдруг придется вам помогать?
Кингстон усмехнулся:
– Я предчувствовал, что вы так скажете. Вы получите ружье, Эмма, но только при условии, что дадите слово не делать глупостей. Если я почему-то промахнусь, тигра добьет Сакарам. Он замечательный стрелок. Хищника ни в коем случае нельзя отпустить живым. Он прорвется сквозь кольцо загонщиков, и среди них обязательно будут жертвы.
У Эммы сжалось от страха сердце. Ей приходилось слышать рассказы о том, как тигр лоскутами сдирает кожу с загонщиков.
– Когда намечена охота? И как вы узнаете, где прячется тигр?
– С помощью приманки. Жители деревни приготовят для него приманку. Существует несколько способов охоты на тигра. Можно пройти по следу, оставленному тигром, тащившим приманку, и, спрятавшись в засаде, дождаться вечера, когда тигр вернется к поджидающей его трапезе. Другой способ – изучить местность, определить, где тигр залегает на день, и загнать его с помощью слонов и загонщиков в овраг. Сам я однажды воспользовался обезьянкой: привязал ее неподалеку от добычи хищника и по ее испуганным крикам понял, что тигр явился.
– Вы собираетесь поступить так же и на этот раз?
– Нет. – Кингстон улыбнулся, довольный собственной хитростью. – На этот раз мы позволим ему утащить ночью приманку, а утром, на заре, его окружат загонщики. Сами мы медленно двинемся к месту на слонах, чтобы перехватить тигра у самой приманки или неподалеку от нее.
– Не рискованно ли?
– Доверьтесь мне, Эмма. Более безопасного способа не существует. Именно так я застрелил своего первого тигра – сидя на слоне. Я был еще мальчишкой. Стрелять полагалось не мне, а моему кузену, но я выстрелил первым.
– Кузен – это Сайяджи?
– Нет, не он. Другой человек, который так и не простил мне победы. Я был на два года младше его: мне было только десять лет…
– Всего десять!
– Да, а ему двенадцать. Упустив свой первый выстрел, он потом ждал еще целых два года, но его тигр оказался мельче моего: мой был десяти футов в длину, а его – только восьми. – Кингстон задумчиво уставился в пространство. – Возможно, именно поэтому Хидерхан всегда… – Он осекся и смущенно рассмеялся. – Извините, что я докучаю вам своими детскими воспоминаниями.
– Наоборот, мне очень интересно! Продолжайте, – взмолилась Эмма. Ей хотелось побольше узнать о его детстве, проникнуть в тайники его души, разделить с ним самые его сокровенные секреты…
– Нет, довольно. Я и так слишком увлекся. Завтра вечером жители деревни приготовят приманку, и на следующее утро мы пристрелим тигра. Все очень просто и совершенно безопасно, вот увидите.
– Надеюсь… – У Эммы побежали по спине мурашки от нехороших предчувствий. Жара, сохранявшаяся даже после захода солнца, была бессильна против ее озноба.
Следующий день выдался длинным и скучным. Кингстон разбирал жалобы крестьян и даже не сделал перерыва, чтобы перекусить. Если бы Эмма понимала, о чем идет речь, она получила бы удовольствие от происходящего, но, не зная языка, к середине дня она затосковала и решила прогуляться.
Оседлав Моргану, Эмма незаметно покинула лагерь. Ей не хотелось, чтобы Сакарам побежал жаловаться к Кингстону или же, наоборот, кто-нибудь из слуг наябедничал на нее Сакараму. Она хотела спокойно поездить по ближайшим окрестностям, где никакой хищник, даже самый отчаянный людоед, не решился бы на нее напасть средь бела дня. При появлении тигра Моргана ускакала бы, и дело с концом. В роще кокосовых пальм ее внимание привлек странный стук копыт Морганы. Нагнувшись, Эмма разглядела выложенную камнем дорожку, заросшую травой. Дорожка вела прямо в джунгли, в противоположном от деревни направлении. Заинтересовавшись этим неожиданным признаком цивилизации, Эмма двинулась по дорожке, полная надежды найти старый храм или мечеть.
В это время суток джунгли манили прохладой, буйной зеленью и тишиной. Все их обитатели как будто вымерли. За последние четыре дня Эмма успела полюбоваться на крупного оленя самбура, висящих на ветвях ленивцев, куропаток, перепелов, бекасов, обезьян, журавлей, а однажды видела даже мелькнувшего в зарослях пятнистого леопарда. Однако сейчас в джунглях отсутствовали какие-либо признаки жизни. Среди фантастической зелени стояла кладбищенская тишина. Царивший сумрак изредка нарушался ярким цветком или прорвавшимся сквозь густую завесу ветвей солнечным лучом. Эмме стало не по себе: она уже проехала по каменной дорожке довольно далеко, но так и не поняла, куда она ведет. Наездница уже готовилась развернуть Моргану и поскакать обратно, когда ей в глаза ударил яркий свет: совсем неподалеку находилась залитая солнцем прогалина. Пустив Моргану рысью, она достигла открытого места, буквально на глазах проигрывавшего битву с наступающими джунглями. Вьющиеся растения обвили руины древнего храма. Архитектура сооружения представляла собой поразительное смешение индийского и мусульманского стилей: здесь были каменные арки, искусная резьба, лишенная верхушки башенка. Одна стена храма совершенно обвалилась, зато другая устояла. Эмме захотелось заглянуть внутрь.
Она колебалась – стоит ли вылезать из седла? У нее не было при себе ни пистолета, ни ружья, вообще никакого оружия: Кингстон еще не успел ее вооружить. Она была совершенно одна, если не считать Моргану. Любая мало-мальски благоразумная женщина ускакала бы обратно в лагерь, чтобы вернуться позже с вооруженным эскортом, однако Эмма отличалась от всех остальных.
– Если бы я была робкой неженкой, боящейся теней, я ведь вообще бы здесь не оказалась, правда, Моргана? – Она подобрала юбки и соскользнула с седла. – Мы пробудем здесь совсем недолго и сразу вернемся в лагерь, верно, девочка моя? – Она пощекотала кобыле шелковистый нос и подвела к узловатому дереву с низкими ветвями. Боясь, как бы лошадь не шарахнулась и не повредила себе уздечкой губы, она не привязала ее, а только накинула поводья на ветку.
– Как ты думаешь, тут бродят тигры? – Она похлопала ладонью по конской шее. Моргана не проявляла признаков беспокойства. Это наполнило Эмму отвагой. Она отбросила последние страхи. – Если бы они тут рыскали, ты бы уже меня предупредила. Хотя, конечно, я сильно рискую… Но, с другой стороны, разве уважающий себя тигр подойдет так близко к деревне? Ты постой, пожуй листочки, а я скоро вернусь. Дай только заглянуть внутрь. Вдруг меня дожидаются идолы с драгоценными камнями в пупках?
Эмма тихо рассмеялась: в старых развалинах, особенно храмов, действительно порой находили сокровища. Но на это она не рассчитывала, собираясь хотя бы выяснить, кто построил этот храм. Потрепав напоследок кобылицу по спине, она подобрала юбки и, осторожно шагая, чтобы не наступить на змею, пошла в сторону развалин.
Когда Алекс опомнился, уже почти наступил вечер. Двое старейшин в дхоти и тюрбанах привели козленка, которому предстояла жертвенная роль приманки для тигра. Прервав разбирательства, они осведомились, где привязать животное.
– Где чаще всего видели тигра? – спросил Алекс и услышал в ответ, что хищника замечали несколько раз вблизи развалин старого храма в джунглях, примерно на полпути между лагерем саиба и деревней.
– Там и привяжите, – приказал он седобородым старцам. – Подождите меня, сейчас принесут ружье, и я поеду с вами. В джунгли в любое время суток нельзя соваться безоружным, особенно когда ведешь за собой вкусного козленка.
Алекс приказал сопровождать его Сакараму и нескольким слугам, захватившим с собой на всякий случай дополнительное Оружие. Опыт подсказывал, что неплохо иметь под рукой несколько заряженных ружей: разрядив одно, бывает необходимо тут же схватить другое. На встречу с тигром он, конечно, не рассчитывал – это было бы слишком просто. Тигры обычно не подставляются под выстрел. Гораздо вероятнее была встреча со стаей диких свиней, бродячими собаками или питоном.
Отряд двинулся вперед быстрым шагом, и старейшины постепенно отстали. Козленок, чувствуя неладное, громко блеял, хотя Алекс ожидал от него такого поведения только после того, как его привяжут среди развалин и оставят одного, так что жалобное блеяние достигнет ушей тигра даже на значительном расстоянии.
– Сакарам, возьми козленка. А вы, старики, покажите, куда идти. Без вас мы доберемся скорее.
– Найти место нетрудно, саиб, – ответил самый старый. – Идите по выложенной камнем дорожке, и она приведет вас куда надо. Видите? Она начинается прямо отсюда.
Они стояли посреди кокосовой рощи, где как будто не должно было быть никакой каменной дорожки, но Алекс высмотрел ее – она действительно тянулась в джунгли. К своему изумлению, он увидел также свежие следы лошадиных копыт. Кингстон точно знал, что в деревне нет ни одной лошади; ни он, ни кто-либо из его людей никогда не заезжали в эту рощу.
– Сакарам… – Он поманил друга, с трудом тащившего за веревку упирающегося козленка. – Где мисс Уайтфилд? Ты видел ее в лагере, когда ходил за моим ружьем?
– Я думал, мэм-саиб с вами, Сикандер, слушает, как вы судите деревенские дела.
– Сначала она была со мной, но потом ушла в лагерь.
– Я ее не видел. Может, она была в своей палатке? Алекс хотел более внимательно изучить следы копыт, но у него на это не было времени. Ему хотелось успеть к развалинам засветло, чтобы заранее осмотреть местность. Вернувшись сюда утром на слоне, он быстро расправится с хищником: загонщики не позволят ему убежать в джунгли. Возможно, его удастся припереть к стене или даже загнать внутрь развалин.
Алекс сожалел, что у него нет опия; хотя он и считал опрыскивание приманки этим зельем недозволенным методом, при сложившихся обстоятельствах, когда речь шла о безопасности мисс Уайтфилд, он прибег бы к опию не задумываясь.
Только бы Эмма не возомнила себя чересчур самостоятельной и не уехала кататься одна! Она легко может заблудиться в незнакомых ей краях и превратиться в живую приманку для тигра… Он часто предостерегал ее от возможных опасностей и теперь надеялся на ее благоразумие. Однако он знал, как никто другой, что от мисс Уайтфилд можно ожидать всего, чего угодно. Не она ли прыгнула в реку, решив, что его надо спасать, хотя не умела плавать и до обморока боялась крокодилов?
– Дай мне мое ружье, Сакарам. Я пойду вперед, чтобы успеть до начала темноты осмотреть эти развалины. Вы тоже поторопитесь. И постарайтесь убедить козленка примириться с судьбой.
Сакарам тянул в одну сторону, козленок в другую.
– Придется его связать и нести, саиб. Иначе мы никогда не доберемся до места.
– Вот и действуйте. – Алекс повесил ружье на плечо и быстро зашагал вперед. Но не прошел он и нескольких ярдов, как услышал топот. Лошадь неслась по каменной дорожке в его сторону. Он едва успел отпрыгнуть. Из чащи выбежала черная кобыла без седока, с развевающимися гривой и хвостом, и как молния пронеслась мимо. Он узнал Моргану; со спины у нее свисало дамское седло. Где же Эмма?!
– Эмма! – крикнул Алекс в полной растерянности и помчался по каменной дорожке в ту сторону, откуда прискакала Моргана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В поисках любви - Кинкэйд Кэтрин



Роман чудо! Никогда не думала, что любовный роман может быть таким захватывающим. А главное- умные герои.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринЖанна
15.06.2012, 20.26





Роман не имеет ни малейшего отношения к индейцам.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринМарина
16.02.2013, 17.43





жуть.роман вроде бы хорош,но дочитывала только из принципа...главный герой- редкостный упырь,не вызывающий симпатии.пойду лучше почитаю про индейцев.ну или про горцев на худой конец.моя оценка 6/10-исключительно из-за антипатии к главному герою.
В поисках любви - Кинкэйд КэтринВерониктор
20.02.2013, 12.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100