Читать онлайн Любовные прикосновения, автора - Кингсли Джоанна, Раздел - ГЛАВА 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингсли Джоанна

Любовные прикосновения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 32

Фотографии, которые сделал Ник, изменили ее жизнь. Самое выгодное предложение Лари получила от журнала «Красивый дом»: самую крупную сумму в фонд сирот и больше места на полосах. «Бывшая фабрика становится прекрасным домом» – такой заголовок сопровождал снимок библиотеки Хэпа, украшавший обложку мартовского номера журнала за 1980 год. В нем также содержалась статья о Сохо, которую включили в номер после того, как главный редактор навела справки и обнаружила, что этот район быстро становится престижным местом жительства для молодых нью-йоркских хиппи. Кроме того, читатели журнала могли ознакомиться с биографическим очерком о Ларейне Данн, в котором утверждалось, что ее одиссея из прекраснейшего европейского дворца в ньюпортский особняк положительно повлияла на развитие в ней чувства прекрасного. В очерке цитировались слова Лари, в которых она отдавала должное своей службе и учебе у Флауэр Хейли. Чем больше Лари работала самостоятельно, тем лучше она осознавала, что всем обязана тому времени, когда считала, что ей не дают развиваться.
Журнал еще не появился на прилавках, а ей уже начали звонить клиенты. На главного редактора фотографии произвели такое большое впечатление, что она попросила Лари оформить свой недавно купленный загородный дом в штате Коннектикут и рассказала об одаренном дизайнере своим друзьям. К тому времени, когда журнал поступил в продажу, у Лари образовалась целая очередь из четырех заказов помимо особняка редактора, пентхаус для греческого магната, двухэтажная квартира на Парк-авеню для богатого владельца универсальных магазинов, особняк для врача, занимавшегося пластической хирургией, и его семьи, а также еще одно гигантское помещение в Сохо для киноактрисы и ее мужа-скульптора.
Теперь, когда у нее появились заказы, Лари сняла офис в здании в Сохо, наняла себе в помощь двух молодых женщин, а также приняла на работу свою бывшую подругу по Школе дизайна Хелен Каридис в качестве партнера-архитектора. С самого дня своего открытия фирма «Лари Данн Интериорс» развила бурную деятельность. Публикация в журнале принесла целый поток новых клиентов. Судя по фотографиям, было очевидно, что Лари не привязана к какому-то определенному стило. Она использовала сразу несколько стилей таким образом, что они плавно переходили один в другой и как бы перетекали через все помещение, благодаря чему ее творчество привлекало более широкий круг заказчиков. Большинство посетителей, когда им говорили, что мисс Данн слишком загружена и не может немедленно приняться за работу, были счастливы включить свои имена в список ожидающих клиентов.
Постоянная занятость давала ей облегчение от неудовлетворенности другими сторонами своей жизни. За месяцы, прошедшие после ее встречи с Дэвидом Уайнэнтом, она почти не жалела о том, что эта связь оборвалась. Эпизод с Ником послужил для Лари чем-то вроде «измерения температуры» ее чувств. В конце концов она поняла, что именно он был тем человеком, с которым ее могли бы связывать сердечные узы – если только прозрение не пришло к ней слишком поздно.
После своего отъезда Ник практически не поддерживал с Лари связь. Дважды она получала от него пакеты из Бангкока. В каждом лежали фотографии детей из Камбоджи, которые либо уже были отданы в американские семьи, либо оставались невостребованными в убогих тайских лагерях для беженцев. В коротких записках, которые Ник присылал вместе с фотографиями, говорилось, что есть еще множество детей, которым он желал бы помочь. Он никогда не давал свой адрес, а только адрес сиротского приюта в Бангкоке, куда следовало посылать пожертвования. Когда доходы Лари возросли, она отправила чек от себя лично на десять тысяч долларов.
Во время долгого отсутствия Ника она часто думала о том, что произошло с его любовной связью. Захочет ли та, другая женщина ждать его? Или, может быть, она уже с ним в Азии? Или их отношения просто закончились?
Желание получить ответы на эти вопросы росло по мере того, как процветающий бизнес Лари расширял ее знакомства в среде молодых состоятельных людей. Она встречалась с ними и даже провела восхитительную Пасху в итальянском семействе, глава которого продавал мрамор. Но ни с одним из этих мужчин Лари не заходила дальше дружбы. В любой день мог возвратиться Ник, и она не хотела, чтобы на этот раз им что-то помешало соединиться. Поэтому она была очень рада, когда однажды майским утром позвонил Берни. Он сообщил ей, что только что прилетел из Калифорнии и что она одна из первых, с кем беседует после своего возвращения.
Они ни разу не общались с тех пор, как он увез Доми, но Лари полюбила его и в разговоре с ним мгновенно почувствовала себя непринужденно.
– Это дружеская беседа, Берни? Или вы звоните мне для того, чтобы спросить о Нике? Потому что если причина именно эта, я не смогу вам помочь. Ваш сын, похоже, еще больше отгородился от всех, чем раньше.
– Знаю, Лари. Теперь я уже хорошо знаю, как ведет себя Ник, и пока его фотографии продолжают приходить, я не беспокоюсь о нем. Ты не видела «Тайм» на прошлой неделе? Там есть статья о японской императорской фамилии, и именно ему поручили сделать их фотопортреты.
Лари записала слово «Тайм» в блокнот, лежавший возле телефона – не как напоминание о том, что нужно отыскать этот номер журнала, а чтобы позвонить в редакцию и спросить, как можно связаться с Ником.
– Так чем же я могу быть полезна для вас, Берни?
– Оформить для меня интерьер, малышка. Срок аренды старого офиса истек, а мне, так или иначе, нужно более просторное помещение. Я слышал, что сейчас лучше тебя нет в Америке дизайнера, поэтому мне хотелось бы, чтобы ты откликнулась на мою просьбу.
– Но я занимаюсь только жилыми помещениями, Берни!
– Ты же не умрешь оттого, что сделаешь мне такой офис, в котором я буду чувствовать себя как дома?
Исключительно из любезности, а не потому, что эта работа заинтересовала ее, Лари согласилась встретиться с Орном на следующий день после обеда и записала адрес, который он дал ей.
– Берни, а как там Доми?
– Хорошо. У нее были трудности, но сейчас все в порядке. Я отправил ее в неплохое концертное турне. Она открывает одну из моих старых программ. Ее альбом уже записали, и он, несомненно, станет шлягером, когда выйдет. Ты оказалась права, Лари. Доми, возможно, станет самой яркой моей звездой. Надеюсь только, что она не покинет меня.
Лари показались странными его слова. Такого менеджера, как он, всегда мечтали заполучить артисты.
– Берни, вы должны были бы уже убедиться в ее преданности.
– Да. Она хочет быть такой.
Еще одно любопытное замечание, подумала Лари. Она предположила, что под словами «у нее были трудности» Берни подразумевал сложности в приспособлении к напряженной карьере в незнакомой обстановке. Но неужели Доми изменилась настолько сильно? Это удивляло Лари. Как и в прошлом, в общении между ними был длительный пробел, но Лари обвиняла в этом себя, так как была слишком поглощена собственным успехом.
– Когда будете говорить с Доми в следующий раз, Берни, передайте ей, что мне ее не хватает.
– Она приедет в Нью-Йорк в следующем месяце, чтобы рекламировать свой альбом.
– Только не забудьте оставить в ее расписании место для меня!
– Конечно, – пообещал Берни.
Потом он добавил, что увидит Лари на следующий день, и повесил трубку.
Ей показалось, что его последний ответ прозвучал без особого энтузиазма.
Замечания Берни относительно Доми продолжали мучить Лари. Горя от нетерпения поскорее узнать, что скрывается за его словами, на следующий день она на десять минут раньше пришла на встречу с Берни в новое здание на Пятой авеню. Внутренние строительные работы еще не были закончены, но как только Лари вышла из лифта, она сразу же поняла, что весь этаж предназначался для одного офисного комплекса. Раньше она понятия не имела о том, насколько процветающим был бизнес Берни.
Лари нашла Орна, который совещался с прорабом в огромной угловой комнате. Из окон была видна панорама города.
– Ну, что скажешь? – спросил он у Лари после того, как прораб ушел.
– У меня открылись глаза. Я всегда думала, что менеджеры занимаются только мелкими личными делами исполнителей, помогают им советами.
– С этого я и начинал. Но когда их неврозы и банковские счета увеличились, мне понадобилась куча помощников. Все это множество новых кабинетов предназначено для юристов, которые собаку съели на налогах, и для бухгалтеров, которые будут переводить деньги моих клиентов на благотворительные счета и в инвестиции. Кроме того, я купил пару более мелких фирм, подвизавшихся в шоу-бизнесе, и начинаю сам заниматься звукозаписью.
Потом Берни снова жестом привлек ее внимание к помещению.
– Итак?
– Берни, вы мне нравитесь, и мне не хотелось быть грубой в телефонном разговоре. Но, как я уже говорила вам…
– Да, да, знаю – только дома, но не офисы. Но позволь мне теперь немножко поруководить тобой, малышка! Когда ты оформляешь квартиру, ты тратишь время, принимая тысячи мелких решений, ведь так? Но при оформлении офиса задача заключается в том, чтобы создать нечто впечатляющее и в то же время придать всему унифицированный вид, чтобы клиенты видели, что у компании есть воображение в работе, однако едва уловимое. Тебе не нужно делать тысячи мелких «штрихов», как в квартире. Понимаешь, что я хочу сказать? Я заплачу тебе за твое воображение столько же, сколько и следующий твой заказчик, но работы у тебя будет гораздо меньше.
– Неплохая сделка, – признала Лари. – Хорошо, Берни, покажите мне свое царство.
По крайней мере, благодаря этому у нее будет шанс невзначай выяснить все относительно Доми.
Он провел ее через конференц-зал и другое помещение, которое хотел использовать как кинозал для демонстрации музыкальных видеоклипов. Как он объяснил, это было новое усовершенствование в бизнесе звукозаписи.
– У Доми действительно все в порядке? – спросила Лари, пока они шли. – Ваши слова обеспокоили меня. Я чувствую себя в какой-то степени ответственной за ее судьбу. Это я подтолкнула Доми в шоу-бизнес. Мне неприятно думать, что пение не принесло ей пользы.
– Пение? Да она рождена для этого, малышка! Не беспокойся, Доми сделает на своем голосе состояние!
– Тогда что же вы имели в виду, заметив, что у нее были трудные времена?
Берни остановился и бросил на Лари долгий взгляд, а его губы сложились в гримасу глубокого недовольства, пока он обдумывал, много ли можно ей сказать.
– Тебе придется поклясться, что ты никогда не выдашь меня, Лари, потому что Доми не хотела, чтобы ты узнала об этом.
– О чем, Берни? Даю вам слово!
– Несколько месяцев назад…
Снова пауза. Казалось, его опять одолели сомнения. Наконец он закончил фразу:
– Она сделала аборт.
– О нет!
Слезы навернулись на глаза Лари. Ей не нужно было выслушивать подробности, чтобы представить себе, какую травму, должно быть, перенесла Доми.
– Черт возьми, – продолжал Берни, – я только что договорился насчет записей, и мы были уже в студии. Персонал был так любезен… Никто не сомневался в успехе ее альбома и в том, что она станет звездой. Для рекламы альбома планировалось представить Доми этакой сексапильной куколкой. Записи так и пылились бы на полках, если бы она отправилась в турне в платье для беременных. И когда пришло время ехать, Доми решила, что надо сделать выбор между малышом и карьерой.
– Полагаю, что не без вашей помощи она решилась на это, – холодно произнесла Лари.
– Эй, если ты думаешь, что это я подтолкнул ее к такому решению, то глубоко заблуждаешься! – запротестовал Берни.
Возмущение и боль, звучавшие в его голосе, очевидно, были искренними.
– Простите, Берни! Тяжело представить себе, что Доми могла сделать подобный шаг!
– Знаю. Но я ни о чем не подозревал, пока все не было кончено.
Он начал расхаживать по комнате, приглаживая рукой черные с проседью волосы. Берни выглядел так, будто снова переживал момент разоблачения Доми, искренне страдая из-за того, что не в силах был предотвратить ее поступок.
– О Боже, я сказал бы ей, что записи можно отложить, что она поедет в турне после рождения ребенка. Ну, подумай своей головой, Лари: неужели я мог принять такое решение? Да мне от этого плохо стало. Хуже всего то, что она даже не сообщила об этом Нику!
Это имя было для Лари как удар плетью.
– Ник… – произнесла она, с трудом переведя дыхание.
В одно мгновение все встало на свои места. Поездка Ника в Калифорнию, где он влюбился в кого-то… Это случилось вскоре после того, как Берни увез туда Доми. А разве Доми не говорила ей, что заметила Ника еще в Ньюпорте? Возможно, когда она была простой служанкой, это сдерживало ее и мешало действовать в своих интересах. Или Доми считала, что подруга имеет виды на Ника. А в Калифорнии они познакомились через Берни…
Лари изо всех сил старалась выдержать этот удар и прислонилась к стене. Колени у нее дрожали. Берни озабоченно смотрел на нее.
– О Иисус, малышка, так ты даже не знала, что они были в связи? Во всем виноват я и мой длинный язык! Я не думал, что это будет таким потрясением для тебя. Ник говорил мне, что вы с ним просто друзья, что тебе так и не удалось стать для него… чем-то большим.
Лари печально кивнула в ответ.
– А как я могла сделать это, когда его никогда не было рядом? Но в последний раз, когда Ник сказал, что скоро приедет обратно и останется… все изменилось. По крайней мере для меня.
– И теперь ты сама влюбилась, – задумчиво произнес Берни. – Знаешь, это могло бы приободрить Ника, если бы ты дала ему знать о своих чувствах.
– Я уже сделала это, Берни. Но он и Доми…
– С этим уже покончено, – перебил ее Берни. – Когда Ник узнал о том, что она сделала, это просто убило его. Ну, ты же знаешь, он так переживает из-за камбоджийских сирот, пытается спасти их, а в это время его собственного ребенка… Он не смог простить ее. Несколько месяцев назад Ник собирался вернуться и жениться на ней. Но после случившегося решил остаться там.
– А сейчас, Берни, где он сейчас?
Берни, казалось, понял, почему она спросила его об этом.
– Если бы я только знал, малышка! Но у него то одно задание, то другое. А в промежутках он самостоятельно занимается другой проблемой.
– Какой?
– Пропавшими без вести американскими солдатами. У него это стало чем-то вроде навязчивой идеи…
Лари подумала, что это, возможно, просто благородный предлог, чтобы не возвращаться домой.
– Должен же быть какой-то способ добраться до него, – проговорила она. – Как Ник получает свои задания?
– Через фото агентство, – ответил Берни. – У них есть представительство в Токио, и он появляется там каждую неделю или каждые десять дней.
Лари спросила Берни, не знает ли он название и номер телефона этого агентства. Он достал из кармана маленькую записную книжку, написал необходимую информацию на обратной стороне своей визитной карточки и вручил ее Лари.
– И еще одно, Лари. Не держи зла на Доми! Она была напугана до смерти, вот и все. Доми чуть с ума не сошла от страха, представив, что ей придется вместе с матерью вернуться обратно в Каракас, если она не сможет петь.
– Я и не виню ее, Берни. Я все еще ее подруга. Лари выпрямилась и направилась к лифту.
Берни с тревогой взял ее за руку. Когда Лари нажала на кнопку лифта, он спросил:
– Значит, ты надеешься вернуть его домой?
– По крайней мере, попытаюсь, это уж точно.
И это единственное, что ты попытаешься сделать? Лари даже улыбнулась в ответ. Несмотря ни на что, Берни оставался пробивным человеком.
– Черт побери, – сказала она, снова окидывая взглядом офис. – Это может быть забавно!


Компания «Омега Фотос Инкорпорейтид» была международным кооперативным предприятием, в котором право собственности и доходы делились между всеми фотографами, которых оно представляло. Имея представительства в Нью-Йорке, Лондоне, Париже и Токио, «Омега» славилась своими специалистами.
Лари позвонила в эту фирму в тот же вечер из дома, учитывая разницу во времени между Нью-Йорком и Токио. Но когда она задала вопрос относительно местонахождения Ника, женщина на другом конце линии дала ей весьма скудную информацию:
– Орн-сан регулярно заходил сюда, чтобы забрать свою корреспонденцию, однако где он находится в какой-то конкретный момент, узнать трудно.
– Вы не можете сказать, где он сейчас?
– Работает над материалом для прессы. Судя по акценту, женщина была японкой.
– Где работает? – настаивала Лари.
– Простите, этого мы не можем сказать.
Что означали ее слова? Не могут… или не хотят? Возможно, в этом деле была какая-то секретность, потому что вопрос о пропавших без вести американских военных был важным политическим делом. Лари попробовала другой подход:
– Как он получает почту? Куда вы направляете ему гонорары? Ведь должен же быть какой-нибудь адрес!
Лари сообщили, что почта обычно направлялась в гостиницы в тех местах, где он работал. Но в настоящее время Ник еще не сообщил адреса отеля, так как слишком много ездил.
– Значит, если я отправлю письмо в ваш офис, он в конце концов получит его? – спросила Лари.
– О да! Как только Орн-сан даст о себе знать.
После телефонного разговора Лари села писать Нику длинное письмо и закончила только после полуночи. В ней вновь всколыхнулось чувство особой близости, которую она испытывала много лет назад, когда они переписывались во время войны во Вьетнаме. Почему же тогда она не осознала, насколько он важен для нее? Вероятно, она смогла оценить Ника только с высоты прожитых лет. Может быть, в ее жизни просто не было места для любви, пока она не достигла успеха.
«Я поняла, что любовь сближает людей, даже если они далеко друг от друга. Поэтому где бы ты ни был, я с тобой. Дай мне еще один шанс. Возвращайся домой, Ник, я буду ждать тебя, или сообщи, где ты находишься, и тогда я приеду к тебе», – писала она.
Лари ни словом не обмолвилась о Доми. Она хотела одного – дать понять Нику, что будет принадлежать ему. Она подписала письмо словами «со всей моей любовью» и запечатала его в конверт с пометкой «лично». Потом, надев плащ поверх пижамы, отправилась на почту на углу улицы.
Прошло десять дней, а ответа все еще не было. Лари снова позвонила в Токио, ей сообщили, что ее письмо пришло, но с Орном-сан по-прежнему нет никакой связи. Однако для беспокойства нет причин, потому что он, возможно, дольше обычного не выходит на связь из-за специфичности материала, который собирает.
Из-за того, что Ник постоянно присутствовал в ее мыслях, Лари не переставала думать о том, как помочь ему в сборе средств для сирот из Камбоджи. И вот однажды у нее появилась блестящая идея.
Лари приехала в особняк в Ист-Сайд, недавно приобретенный врачом, занимавшимся пластической хирургией, чтобы встретиться с ним и его женой. Обходя многочисленные комнаты, они рассматривали сделанные ею эскизы. С начала тридцатых годов, этот дом не менял своих хозяев, и Лари задумала модернизировать устаревший интерьер. В конце их двухчасовой встречи клиенты заявили, что ее идеи потрясли их.
– Прежде чем двигаться дальше, – сказала им Лари, – мне следует подчеркнуть, что работа от начала до конца будет дорогостоящей. Если вас смущают большие расходы, я без труда смогу внести изменения, которые снизят цену. К примеру, другое кухонное оборудование сэкономит вам целых двадцать тысяч долларов.
В отличие от Флауэр, которой было свойственно снобистское невнимание к денежным вопросам, Лари всегда поднимала их на самом начальном этапе. Хотя она работала и для богатых клиентов, но всегда предпочитала людей, которым деньги достаются с трудом и которые ценят каждый доллар.
– О нет, кухня будет просто идеальной именно так, как вы ее задумали. Все подходит! – защебетала жена, бросив взгляд на своего мужа.
– Не беспокойтесь, мисс Данн, – сказал хирург. – Пока люди будут портить свои лица, я смогу себе это позволить.
– Вы сделаете из дома конфетку, поэтому, если нам понадобятся дополнительные деньги, мы сможем брать плату за вход и заработаем на этом целое состояние, – снова заговорила его жена.
Лари рассмеялась, услышав этот легкомысленный комплимент, потом попрощалась с хозяевами и вышла из дома.
Стоял прекрасный июньский день, и у Лари не было никаких срочных дел, которые гнали бы ее обратно в офис. Поэтому она медленно пошла вдоль обсаженной деревьями улицы между Парк-авеню и Мэдисон-авеню, по обеим сторонам которой стояли элегантные особняки. Это была улица, где, без сомнения, трудились целые легионы декораторов.
Прогулка привела ее к особняку, очевидно, пустому и нежилому. Через запыленные окна первого этажа были видны комнаты без мебели, а возле входной двери лежала куча старой почты и несколько газет. В таком прекрасном районе редко можно было увидеть заброшенный дом. Лари предположила, что сделку по его продаже заблокировало неуступчивость агентов или арест имущества из-за неуплаты налогов. Возможно также, что продавцы запросили слишком высокую цену. После многолетней депрессии стоимость недвижимости в Нью-Йорке в последнее время начала стремительно расти. Лари шла мимо дома и думала: какая досада, что такой прекрасный особняк не используется.
И тут она вспомнила: «Мы сможем брать плату за вход и сделаем себе на этом целое состояние».
Да! Люди любят смотреть со вкусом оформленные дома. Каждый номер журналов с фотографиями красивых комнат расходится многомиллионным тиражом. Так почему бы не воплотить такой журнал в жизнь, создать дом, который будет чем-то вроде театра? В нем можно представить не только ее творчество, но также работы многих других декораторов, самых лучших. Пусть каждый из них оформит по одной комнате. Разве не захотят они пожертвовать свое время – если не на рекламу себе, то хотя бы из соображений гуманности на благотворительные цели? Владельцы же этой отвергнутой собственности не будут возражать против того, что в доме расчистят паутину. Если они заинтересованы в продаже, благодаря такому проекту цена только поднимется.
Лари запомнила адрес пустующего особняка, а затем взяла первое попавшееся такси. Чем больше она думала об организации своеобразной выставки, тем заманчивей представлялась ей эта идея. Если ей не удастся снять этот дом, она найдет другой. Обстановку можно позаимствовать у торговцев антиквариатом и производителей тканей, которые не будут возражать против рекламы своих товаров. Лари не терпелось поскорее приняться за дело. Она не сомневалась в том, что сможет собрать десятки тысяч долларов и пожертвовать их на любимое дело Ника. После всех ее усилий Ник поймет, что она страстно желает разделить с ним его судьбу.


Через неделю реализация проекта шла уже полным ходом. От адвоката, представлявшего хозяев особняка, Лари узнала, что особняк на Семьдесят третьей улице еще не занят, поскольку не уплачен налог на наследство. Адвокат согласился переговорить с наследниками, чтобы узнать, не будут ли они возражать против использования дома для благотворительных целей. Через день Лари получила условное разрешение. Оформление права собственности на дом ожидалось в конце года, экспозиция могла оставаться в нем только до конца октября.
Получив разрешение, Лари взяла у адвоката ключи от особняка и пошла знакомиться с его планировкой, чтобы узнать, сколько других декораторов необходимо привлечь к работе.
Потом она начала переговоры с самыми лучшими и знаменитыми дизайнерами. Лари не была лично знакома ни с одним из них, однако ей было приятно узнать, что о ней уже слышали. Коллеги тепло приветствовали ее, радушно принимая в свой круг. Ее замысел не оставил никого равнодушным. Все с радостью были готовы принять участие в акции, которая могла привлечь внимание к их творчеству и в то же время была связана с благородным делом. Было решено всем вместе осмотреть дом. Поскольку на такие комнаты, как гостиная или спальня хозяев, могло оказаться более одного претендента, договорились потянуть жребий.
Проверяя список привлеченных ею талантливых людей и сверяя его с количеством подходящих помещений в доме, включая террасу на крыше, Лари вскоре пришла к выводу, что не хватает только троих декораторов, вернее, двоих, после того как она внесла в список и себя. Она подумала, что следует дать шанс начинающему дизайнеру, которого можно выбрать по рекомендации других участников. Тогда останется еще один человек.
И тут Лари пришла в голову мысль о том, что она знала уже давно, но о чем старалась не думать с того самого дня, когда принялась за этот проект. Необходимо пригласить Флауэр. Возможно, старуха откажется говорить с ней, или отклонит приглашение, или даже воспользуется подвернувшейся возможностью, чтобы снова обвинить Лари в прошлых грехах. Но профессиональная этика требовала, чтобы Лари позвонила ей.
Голос секретарши, которая ответила ей, был незнакомым. Она попросила Лари подождать. Прошла минута, две. Может быть, ею пренебрегают? Или Флауэр пришлось разыскивать по всему офису, что часто случалось и раньше?
Внезапно в телефонной трубке послышался голос, ее голос, со всей его властностью и надменностью, которые можно было безошибочно определить даже по одному-единственному слову: «Ларейна!»
Как ни странно, но Флауэр мгновенно удалось заставить Лари снова почувствовать себя робкой ученицей.
– Да, Флауэр. Я… э-э… Как вы поживаете?
– Это что, пустой разговор? Неужели мы будем тратить время на чепуху? Я жива и здорова. А теперь – что ты еще хочешь узнать?
Лари перевела дух.
– Ну, я звоню по поводу одной моей идеи…
– Ах ты, Боже мой! – нетерпеливо фыркнула старуха. – Давай не будем ходить вокруг да около! Ты думаешь, я не слышала о твоем «доме-выставке» от Марка, Марио и от остальных в городе? Я знала, что мое участие – это только вопрос времени. Ну что ж, позволь мне сэкономить твое время, девочка моя…
Лари отвела телефонную трубку от уха, чтобы спастись от громкой брани, которую рассчитывала услышать. Несмотря на свой успех, ей было бы обидно услышать напоминание о прошлом безответственном поведении.
– Я согласна.
Лари снова приблизила трубку к уху.
– Что вы сказали?
– У тебя что-то с ушами не в порядке, дитя мое? Я сказала, что согласна.
Лари проговорила запинающимся голосом:
– Это… Я так счастлива… Флауэр… Я надеюсь, что это даст нам возможность…
– Да, да, неважно, – перебила ее Флауэр, желая обойтись без сентиментальности. – Я только в одном хочу быть уверена. Все деньги, которые ты выручишь за продажу билетов, показывая людям то, что я сделала, – они действительно пойдут на благотворительные цели?
В этом была вся Флауэр – говорить так, как будто она одна будет делать всю работу.
– Да, чтобы помочь сиротам, оставшимся после войны в Камбодже.
– А какое, черт побери, ты имеешь к этому отношение?
Лари поняла, что ее ответ будет точным повторением ситуации, которая привела ее к разрыву с Флауэр. Но на этот раз она произнесла с гордостью:
– Через человека, которого я люблю.
Наступила пауза.
– Ты никогда ничему не научишься, ведь так? – накинулась на нее Флауэр, прежде чем повесить трубку.
Может быть, она действительно никогда ничему не научится. А следовало бы научиться. У Лари появилось такое чувство после того, как прошло еще три недели, а от Ника по-прежнему не было никаких известий. Прошло уже больше месяца с тех пор, как она написала ему. Он уже должен был связаться со своим агентством и получить корреспонденцию. Возможно, его молчание следовало воспринимать как ответ. И все же это было непохоже на Ника.
Пролетела еще неделя. Однажды, работая поздно вечером над планом оформления офиса Берни, Лари схватила телефонную трубку и позвонила в Токио.
Молодая дама ответившая на звонок, сообщила ей, что ее письмо и вся остальная почта, предназначенная Нику, по-прежнему находятся в офисе «Омеги».
– Значит, у вас нет никаких известий о нем уже почти два месяца?..
– Сожалею, мисс Данн, но дела обстоят именно так.
– Но ведь он должен связаться с вами, чтобы получить задания…
– Да, много-много заданий дожидаются Орна-сан, – послышался ответ.
Наступила пауза, по телу Лари прошла дрожь ужаса, когда она осознала, что может означать долгое отсутствие Ника, исчезнувшего в поисках важного материала для прессы.
Потом снова послышался голос издалека.
– Вот почему многие международные агентства сейчас пытаются отыскать его. Мне очень жаль, что приходится говорить вам это, мисс Данн, но, похоже, Орн-сан исчез.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна


Комментарии к роману "Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100