Читать онлайн Любовные прикосновения, автора - Кингсли Джоанна, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингсли Джоанна

Любовные прикосновения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

Лари свернула свою рулетку и закончила записывать размеры в блокнот. Комната, маленькая, шестиугольная, была расположена в башенке, венчавшей крышу особняка, который Чезз приобрел от имени своей клиентки. Дом был построен на пляже Саутгемптона сто лет назад, когда эта часть побережья Лонг-Айленда сделалась летним прибежищем богатых нью-йоркцев. Он был спроектирован для корабельного магната, который хотел, чтобы в нем воплотились очертания его пароходов, поэтому в длину особняк был гораздо больше, чем в ширину. Огромный салон, имеющий форму арки, был обращен в сторону моря и его окружала палуба. Когда Лари впервые пришла сюда одна, чтобы осмотреть дом, она затруднялась назвать это сооружение странным или просто уродливым.
Башенка, по замыслу архитектора, должна была изображать капитанский мостик. Из ее окна, которое шло по кругу, Лари осмотрела участок земли – двенадцать акров с садом, бассейном, теннисным кортом и коттеджем для гостей. Бассейн потрескался и не мог удерживать воду, поверхность теннисного корта была размыта, а коттедж кишел грызунами. Эти недостатки, а также растущие налоги на землю отбивали у покупателей охоту платить двенадцать миллионов долларов, которые запрашивал последний хозяин имения, умерший три года назад.
Однако за лужайками и пляжем, покрытым белым песком, открывался захватывающий вид Атлантического океана, который в тот день сверкал под апрельским солнцем. Тот, кому по средствам отреставрировать и содержать этот дом, вознаградит себя сполна. Поскольку услуги Чезза как консультанта вознаграждались определенным процентом от стоимости, для него было выгоднее выбрать дорогостоящий объект. Дом предназначался для использования только в течение нескольких летних недель, но клиентка не возражала против его высокой цены. Она принадлежала к семье немецких промышленных магнатов и, очевидно, владела огромным состоянием.
Лари еще не встречалась с покупательницей. Вся информация исходила только от Чезза. Он оставался в Бостоне, позвонил ей дважды. В первый раз – чтобы сообщить, что американские адвокаты его клиентки посылают чек на десять тысяч долларов в качестве предварительной оплата. Прошлой ночью он позвонил и настоял на сегодняшней встрече, чтобы посмотреть, как продвинулась ее работа. Все их беседы носили исключительно деловой характер. Обычное возбуждение Чезза, очевидно, улеглось под влиянием сражения между его отцом и мачехой, которое он наблюдал в зале суда.
Лари работала над проектом уже две недели. Она выполнила подробные эскизы того интерьера, который представляла в своем воображении. Стены будут разрушены, чтобы расширить пространство, оконные проемы будут сделаны в других местах, лестничные клетки – расширены. Зная, что против высокой стоимости возражений не будет, Лари решила наложить на все печать своей индивидуальности и проследить за тем, чтобы ее указания были выполнены неукоснительно.
Она взглянула на наручные часы. Лари надеялась, что приедет сюда из города вместе с Чеззом, но он сказал ей, что прибудет прямо из Бостона и встретится с ней в доме в час дня. Сейчас было уже почти три часа. Лари спустилась из башенки по спиральной лестнице и начала снова обходить комнаты, делая заметки, рисуя в воображении свои замыслы и подбирая необходимые цветовые оттенки. Она снова напомнила себе, что в доме не будет комнат для детей. Чезз сообщил, что дом предназначается только для супружеской четы и их гостей, которых они любят принимать в большом количестве. Взглянув на дюжину спален на втором этаже, Лари мысленно подтвердила свой план объединить три из них в одну роскошную главную спальню, обращенную в сторону океана, и увеличить несколько других. Она напомнила себе: необходимо сказать Чеззу о том, что нужно нанять архитектора, который составит подробный план работ и получит разрешение на их проведение.
Тут Лари услышала вблизи дома какой-то шум, который быстро нарастал, становясь все громче. Она поспешила на улицу. На лужайке за домом только что приземлился блестящий черный вертолет. Вращение несущего винта прекратилось, открылась боковая дверца, и опустился трап. Появилась женщина, подобная статуе. Она застыла, стоя на трапе и осматривая свою собственность. С первого же взгляда Лари поняла, что это и есть ее клиентка. На ней был комбинезон из серебристой ткани космического века, широкополая белая фетровая шляпа с лентой из кожи кобры и сапожки из кожи аллигатора. Лицо ее скрывали синие солнцезащитные очки, но когда она повернулась, Лари увидела водопад каштановых волос, собранных на затылке в «конский хвост», и недовольно надутые губки, подведенные бледно-розовой помадой. Кольцо с большим бриллиантом, сверкавшее у нее на руке, и свисавшие из ушей изумрудные серьги не соответствовали стилю ее одежды, однако она воспользовалась привилегией сказочно богатой женщины самой задавать моду, а не следовать за ней. Лари изобразила приветственную улыбку и пошла навстречу, чтобы поздороваться с заказчицей. Чезз не упоминал об этом, но, очевидно, сегодняшняя встреча была назначена для того, чтобы его клиенты одобрили идеи Лари. Ей хотелось бы, чтобы Чезз приехал вовремя и представил их друг другу.
Когда они встретились на траве лужайки, женщина сняла очки и смело протянула Лари руку.
– Guten Tag,
type="note" l:href="#n_33">[33]
мисс Данн. Я – баронесса Эльзебет фон Мекк. Благодарю вас за то, что встретились с нами, хотя мы уведомили вас о встрече совсем недавно.
Лари заметила, что рукопожатие у нее сильное. Всматриваясь в лицо баронессы, она увидела в нем классические черты вагнеровской девушки с Рейна – бледно-голубые, как лед, глаза, прямой нос, высокие скулы, точеный подбородок. Очень красивая, но холодная и жесткая. О ее возрасте было трудно догадаться – что-нибудь от тридцати с небольшим до пятидесяти. Лари подозревала, что именно благодаря пластическим операциям следы прожитых лет были стерты с ее лица, так же как и нежность.
– Никаких проблем, баронесса! Я к вашим услугам! Лари заметила, что женщина употребила слово «мы» Она бросила взгляд в сторону вертолета.
– А что, барон тоже приехал?
– Барон?!
Из-за немецкого акцента тон ее голоса казался еще более озадаченным.
– Надеюсь, что нет. Он умер уже шесть лет тому назад. Хотя мне часто кажется, что призрак этого старого ублюдка повсюду преследует меня, чтобы пронюхать, как я трачу его денежки!
Лари выдавила из себя улыбку. Ей было неловко от этого тевтонского юмора.
– Ну что ж, начнем осмотр? Мистер Даниели к этому времени должен быть здесь, но…
Прежде чем она успела закончить своп извинения, Чезз появился в двери вертолета – в белых брюках и в свитере для игры в теннис – и спрыгнул вниз.
– Извини, Элли, – произнес он, обращаясь к баронессе. Я только что закончил разговор по телефону.
Баронесса обвила руками его талию.
– Nichts zu sagen, Geliebte.
type="note" l:href="#n_34">[34]
Мы с мисс Данн уже поздоровались.
Лари уставилась на Чезза. Как трогательно наивна она была! Судя по манере, с которой обнимала его баронесса, по тому, каким гортанным становился тембр ее голоса, когда она говорила с ним, было очевидно, что они находятся в самых близких отношениях. Теперь Лари было понятно, почему Чезз темнил до самого последнего момента. Желание обвинить его, ударить или убежать – все это боролось в ней со стремлением сделать вид, будто все идет как надо. Разве она не клялась, что не будет никаких взаимных обвинений? Кроме того, именно благодаря ему она получила такую колоссальную возможность.
Чезз смотрел на нее несколько вызывающе. Ее рука, державшая блокнот, словно окаменела, Лари хотелось швырнуть его Чеззу прямо в лицо.
– Может быть, начнем с того, что обойдем участок? Или вы желаете вначале осмотреть дом? – спросила она наконец.
– Дом, – ответила баронесса, и ее рука еще крепче обхватила талию Чезза. – Я не могу ждать, мне не терпится посмотреть, что ты для нас купил, Liebling.
type="note" l:href="#n_35">[35]
В течение следующего часа Лари раз двадцать была близка к тому, чтобы потерять контроль над собой, бросить на пол эскизы, кинуться к автомобилю и уехать подальше от этого места. Руки баронессы все время обнимали Чезза, и она непрерывно ворковала ему на ухо всякие нежности по-немецки, в то время как Лари водила их из комнаты в комнату, описывая детали задуманного оформления интерьера.
Сохранять самообладание ей помогало не столько желание удержать работу, сколько постоянные напоминания самой себе о том, что все случившееся сейчас для нее не новость. Задолго до этого момента Лари из уст Чезза узнала о его жизненном кредо. Если она поверила в то, что Даниели-младшего можно переделать, то ей следовало винить в этом только саму себя.
И чем дольше она сдерживала себя, тем ярче сверкала перед ней эта поистине золотая возможность. Баронесса, казалось, была настолько поглощена Чеззом, что без всяких возражений выслушала все предложения Лари и во всем положилась на мнение Чезза. Когда он выразил одобрение, этого было достаточно. Он поддержал все, что рисовала в своем воображении Лари, какими бы радикальными и дорогостоящими ни были перемены. Столовая со стеклянной стеной, из которой открывался вид на океан, а перед ней бассейн… Потолок первого этажа следовало убрать, чтобы сделать большую высокую гостиную. Хорошо бы также устроить солярий с зимним садом. Когда Лари узнала, что клиентка – родовитая немка, этого ей было достаточно, чтобы догадаться, что интерьеры остальных ее домов, по всей вероятности, темные и мрачные. Поэтому она предположила, что светлое и просторное жилище внесет в ее жизнь приятное, освежающее разнообразие.
Только когда они закончили обход, поднявшись в башенку, Чезз заговорил первым, не дожидаясь, пока это сделает Лари.
– Вот что больше всего подкупило меня в этом доме, Эльзе! Нужно сохранить первоначальную идею – нечто вроде капитанского мостика. Мужественный морской стиль. Латунь и темное дерево. Стены, возможно, следует покрасить в темно-синий цвет, а отделка будет белой…
– Как хочешь, Liebling, – отозвалась баронесса. – В конце концов, ведь это будет твой дом! Где еще та сможешь отдохнуть от меня.
При этих словах она соблазнительно понизила голос. Это было уже слишком! Лари выскользнула из комнаты и спустилась вниз по спиральной лестнице, оставив их наедине обсуждать детали интерьера… Она представляла себе, чем они занимаются там, наверху: вероятно, баронесса проявила свою властную страсть. Лари, сердитая, шла к входной двери. Она уже взялась за дверную ручку, когда услышала на лестнице их шаги.
Чезз позвал ее:
– Лари!
«С этим надо свыкнуться!» – приказала она себе.
– Я здесь, внизу! – крикнула она в ответ.
Когда они присоединились к ней, Лари заметила, что баронесса слегка покраснела. На ней уже не было фетровой шляпы, она держала ее в руках.
– Дом просто wunderbar!
type="note" l:href="#n_36">[36]
 – сказала она Лари. – Он будет sehr schon.
type="note" l:href="#n_37">[37]
Идеи мисс Хейли превосходны!
Идеи мисс Хейли? Все это время Лари сдерживалась ради приобретения опыта. Но она совсем забыла о том, что Чезз провернул дело так, что все лавры достанутся Флауэр.
– Автор проекта не только Флауэр, Эльзебет, – поспешно произнес Чезз. – Она работает над ним в тесном контакте с мисс Данн.
Баронесса задумчиво кивнула и снова повернулась к Лари.
– Итак, я могу положиться на вас и рассчитывать, что вы быстро организуете дальнейшую работу, ja?
type="note" l:href="#n_38">[38]
– Не беспокойся! – вмешался Чезз. – Я же говорил тебе, что Лари очень хорошая!
– Да, Geliebte,
type="note" l:href="#n_39">[39]
говорил. Но я не знаю наверняка, что именно ты имел в виду: что она хороший дизайнер… или просто хорошая девушка.
Баронесса снова бросила на Лари беглый, по внимательный взгляд.
Лари почувствовала, что эта проницательная женщина, возможно, прекрасно осведомлена о ее тайных чувствах.
– Я покажу вам коттедж для гостей, сказала она и потянулась к двери, чтобы избежать испытующего взгляда баронессы.
Они шли по дорожке, огибавшей дом, когда баронесса схватила Лари за рукав.
– Мисс Данн, не будете ли вы так добры бросить ее в Hub-schrauber?
type="note" l:href="#n_40">[40]
И она протянула Лари свою шляпу.
В ответ Лари недоуменно уставилась на них. Ее поставило в тупик не только непонятное слово на чужом языке, но и то, что она была низведена до положения прислуги.
– В вертолет, – быстро объяснил ей Чезз.
Лари показалось, что в его тихом голосе она слышит мольбу сохранять спокойствие.
Мгновение спустя Лари взяла Шляпу. Возможно, эта женщина вовсе не стремилась нарочно обидеть ее. Может быть, это был всего лишь вежливый способ попросить Лари дать ей возможность побыть наедине с Чеззом.
Чезз с баронессой продолжали свой путь к коттеджу, а Лари направилась к вертолету. Пилот, элегантный молодой человек со светлыми волосами, подстриженными «ежиком», стоял, прислонившись к фюзеляжу, и курил сигарету.
– Сколько они еще тут пробудут? – спросил он Лари. Лари ответила, что не знает. Потом она заметила эмблему, вышитую на нагрудном кармане куртки летчика, букву «М» поверх буквы «I».
– Что это означает? – поинтересовалась она.
– «Мекк Индастриз».
– И что же они производят?
– Всего не перечислишь – сталь, самолеты, оружие, компьютеры, издательская деятельность. У них есть множество дочерних компаний по всему миру.
«Чезз определенно преуспел», – размышляла Лари, идя по дорожке к коттеджу. Баронесса старше Даниели, по крайней мере на целых десять лет, но ему никогда не найти женщины, более подходящей для его целей. Если она не привыкнет видеть их вместе, работу придется оставить. Однако Лари почувствовала, что сможет справиться с ревностью. Чезз – законченный приспособленец и не достоин ее. Он мастерски прикасался к ее телу, но у него есть только техника и нет сердца.
Вооружившись свежей порцией презрения, Лари вошла в коттедж. Их фигуры четко вырисовывались на фоне залитого солнечным светом окна. Чезз слегка откинул голову назад, а баронесса целовала его грудь там, где была распахнута рубашка. Рука ее быстро двигалась в его брюках.
Нет, она не сможет выносить такие сцены день за днем!
Отступив назад, Лари прислонилась к двери. Услышав шум, они обернулись и посмотрели на нее. Легкая улыбка тронула тубы немки, но в этой улыбке не было ни малейших признаков смущения.
Лари нашла выход: она повернулась и побежала к своему автомобилю. Она начала заводить мотор и увидела, что Чезз подошел к двери коттеджа. Его рубашка все еще была распахнута. Потом сзади к нему потянулись две руки, обняли его голую грудь и удержали Чезза на месте. Лари резко нажала ногой на педаль акселератора. Ей придется уехать как можно быстрее, каковы бы ни были последствия.
Она направилась в офис, собираясь повидаться с Флауэр и признаться ей во всем. Но Хейли на месте не оказалось – она следила за ходом отделочных работ в роскошной квартире на крыше небоскреба на Пятой авеню. Тогда Лари решила оставить все как есть до завтра. В этом случае у нее будет время, чтобы успокоиться.
Она вернула взятый напрокат автомобиль и пошла домой. Меряя шагами свою квартиру, слишком расстроенная, чтобы поесть и расслабиться, Лари обдумывала и репетировала свои предстоящие извинения перед Флауэр. Но как бы хорошо она все ни объяснила, ее властная работодательница непременно придет в ярость из-за обмана.
Только оказавшись перед перспективой возможной потери этого заказа, Лари поняла, насколько жизненно важен он для нее – не столько потому, что давал ей средства к существованию (было бы нетрудно найти другую столь же низкооплачиваемую работу), сколько благодаря возможности самовыражения, стремление к которому коренилось в глубокой тоске по тому, чего у нее никогда не было. По надежной, постоянной гавани. По месту, созданному всей семьей, скрепленной любовью. По дому. Единственный способ воплотить свои грезы в жизнь – это создавать дома для других, делать их как можно более прекрасными. Лари уже прошла все стадии обучения у Хейли, ей часто приходила на помощь ее интуиция – даже в процессе подготовительных работ в том особняке на пляже, и она знала, что может делать это не хуже других. Остается только убедить Флауэр.
Ее беспокойное хождение было прервано телефонным звонком. Лари скрестила руки и, сверкая глазами, смотрела на аппарат, уверенная, что это Чезз. Наконец она взяла трубку. – Алло! – Лари…
Так и есть! Она чуть было не бросила трубку, но потом дала выход своей ярости.
– Ты мерзкий, лживый ублюдок! Заставить меня смотреть, как вы – ты и эта престарелая валькирия – все время лезете друг на друга! Я не позволю так унижать себя…
– Cara, не будь ребенком! Мне очень жаль, что ты обиделась, но ведь все мы – взрослые люди, не правда ли? Успокойся и…
– Я не хочу успокаиваться! Мне чертовски приятно заявить тебе, что ты настоящий сукин сын!
– Но ведь ты мне всегда это говорила! Тут нет ничего нового.
Этими словами он мгновенно остановил ее порыв.
– Пожалуйста, Чезаре, немедленно оставь меня в покос! – сказала она, перейдя на откровенно официальный тон.
– Но разве ты не видишь, что я пытаюсь помочь тебе, Лари? У Эльзебет есть влияние повсюду. Сделай из этого дома экспонат для выставки, и тогда его фотографии напечатают в самых престижных журналах. Это поможет сделать тебе имя.
– А почему тебя волнует моя карьера, Чезз?
– Не будь глупенькой, ragazza. Потому что ты – моя близкая подруга.
Лари окончательно рассвирепела.
– Нет! Ты беспокоишься только о своей выгоде. Ты хочешь получить от меня то, что обещал своей… своей «клиентке».
Ее слова были полны яда.
– Хорошо. И это тоже. Но…
– Я даже не завоюю себе репутацию, если оформлю этот особняк.
Прежде чем Лари удалось остановиться, она бросила ему в лицо горькие слова:
– Меня больше не интересует данный проект. Я не хочу быть рядом с тобой, Чезз. Твое присутствие плохо действует на меня. Ты всегда это знал – и именно поэтому своими медоточивыми речами втравил меня в безумную авантюру. Но теперь все кончено. Я не хочу быть там, где ты. Больше никогда!
Лари слышала, что Чезз все еще пытается льстить ей. Но она положила трубку.
Телефон тут же зазвонил снова. Несколько раз. Потом звонки прекратились. Прежде чем она заснула, перед ее мысленным взором на мгновение возникли комнаты, которые она могла бы сделать прекрасными. Она представила себе фотографии во всех журналах. Да, эти образы, возможно, будут преследовать ее всю ночь!
– Так ты говоришь, тебе вскружили голову?..
На этот раз Флауэр была само внимание. На протяжении всего тщательно отрепетированного рассказа Лари старуха, сверкая глазами, пристально смотрела на нее поверх огромного обеденного стола, на котором она работала. Сидя лицом к Хейли на стуле с прямой спинкой, Лари чувствовала себя как нашалившая первоклассница, которую послали отчитываться перед грозным директором школы.
Когда Лари умолкла, первый вопрос Флауэр касался ее чувств к Чеззу.
– Мне неприятно признаваться в этом, но я действительно была увлечена им, – ответила Лари. – Вы можете понять меня?
– Конечно, дорогая. Увлечение – я знаю, что это такое.
– Вот почему все это случилось. Мне хотелось помочь ему, и кроме того, я стремилась иметь возможность… проводить с ним побольше времени.
– Но ведь этот тип пользуется весьма дурной репутацией. Кроме того, ты уверяла меня, что никогда не была его подругой.
– И это была чистая правда, – подтвердила Лари. – Просто я имела глупость надеяться, что смогу стать для него… близким человеком.
Флауэр подняла подведенные карандашом брови, а потом протянула через стол руку.
– Покажи мне свою работу еще раз!
В пачке эскизов, лежавших на коленях у Лари, было лишь немного таких, которые она не выкладывала перед Хейли в течение последних недель. Прежде Флауэр бросала на них лишь беглые взгляды и никогда не делала никаких замечаний, кроме небрежной похвалы. Лари не знала, в чем дело: то ли Флауэр была слишком занята своими собственными проектами, чтобы высказывать какие-нибудь суждения, то ли на самом деле она испытывала упорное желание отыскать какой-нибудь мелкий недостаток.
Она передала старухе эскизы внутреннего оформления дома на пляже. Флауэр медленно перелистывала их и задавала случайные вопросы:
– А почему ты думаешь, что тут нужно сделать это окно? Какую ткань ты предполагаешь использовать вот здесь?
Она слушала ответы Лари и не вступала с ней в дискуссию.
– Конечно, это не мой стиль! – заключила Хейли, просмотрев всю пачку эскизов. – Слишком современно. Слишком много геометрии и мало поэзии! Откровенно говоря, мне не хотелось бы, чтобы мое имя связывали с этой работой. Это повредило бы моей репутации.
– Но клиентка была очень довольна! – не удержалась Лари.
Она подавила в себе желание добавить, что на самом деле репутация Флауэр только выиграла бы, если бы она отошла от своего традиционного стиля и проявила себя многогранной, способной генерировать новые идеи.
– Естественно, заказчица была довольна, ведь она думала, что все это исходит от меня! – надменно произнесла Флауэр. – Вот еще одна причина твоих интриг: баронесса фон Мекк хотела, чтобы интерьер ее дома оформлял не кто иной, как Флауэр Хейли. Думаешь, ей было бы приятно узнать, что за свои деньги она получила всего-навсего дешевую подделку? О Боже, да это тоже самое, что сбывать фальшивые деньги!
Лари было оскорбительно слышать, как ее поступки сравнивают с уголовным преступлением, но она промолчала. Флауэр положила всю жизнь на то, чтобы завоевать репутацию дизайнера высокого класса, поэтому не было ничего удивительного в том, что она пришла в такую ярость, узнав об обмане своей служащей.
Флауэр отшвырнула от себя пачку эскизов.
– Как бы разочарована я ни была в тебе, Ларейна, я очень рада, что узнала правду. Ну что ж, очень хорошо, а теперь я отпускаю тебя!
Отпускает ее! В этой фразе звучала какая-то зловещая предрешенность.
– Правильно ли я поняла вас, что вы отпускаете меня… навсегда?
– В данный момент – нет. Возвращайся за свой чертежный стол. Я дам тебе знать о моем решении в конце недели!
Лари как раз выходила из кабинета Флауэр, когда одна из секретарш взяла телефонную трубку, а потом спросила через открытую дверь:
– Мисс Хейли, звонит баронесса фон Мекк! Вы ответите на этот звонок?
Лари остановилась на полпути, чтобы послушать.
– Разумеется, – отозвалась Флауэр, тут же перейдя на самый сердечный тон. – Немедленно соедините меня с ней!


В пятницу, когда Лари пришла на работу, на ее чертежном столе лежал конверт. В конверте был чек – ее заработная плата за неделю – и записка, написанная характерным красивым почерком Флауэр:
«Я полностью полагаюсь на два качества у тех людей, которые окружают меня: вкус и ответственность. Ваш обман в интересах мистера Даниели выявил отсутствие обоих этих качеств, и теперь я не знаю, когда смогу оправиться от такого потрясения. Учитывая сложившуюся ситуацию, для нас обеих будет лучше, если вы поищете себе работу в другом месте».
Прочитав записку, Лари почувствовала Тошноту. Ее взгляд снова и снова блуждал по строчкам, и она не могла до конца поверить, что ее уволили. Но суровый, бескомпромиссный тон записки не оставлял сомнений в том, что любое обращение к Флауэр будет бесполезным.
Лари заметила, какая тишина окружает ее, и оторвала взгляд от записки. Она увидела, что другие девушки в комнате пристально смотрят на нее, изучая ее реакцию. Очевидно, они уже знали о решении старухи.
– Не беспокойтесь, у меня все будет в порядке! – вызывающе заявила она.
Стараясь сохранить самообладание и не выдать своих переживаний, Лари очистила свой стол и покинула здание фирмы.
Слезы разочарования и огорчения хлынули у нее из глаз, как только она оказалась в своей квартире. Лари опустилась на пол в гостиной, разгладила записку, которую до этого смяла и сунула в карман, и прочитала ее еще раз. Глаза не отрывались от одного слова, которое ей было труднее всего вынести: «отсутствие».
Внезапно она почувствовала, что это, может быть, и есть итог всей ее жизни. Ее постигла неудача… как не удалось ей сохранить любовь своего отца, как не удалось отыскать Кат, как не удалось найти в своем сердце место для хорошего, надежного человека, который был бы рядом и помог бы в трудную минуту. Ей и в самом деле больше всего не хватало здравого смысла. Она не смогла справиться с глупым влечением к авантюристу, и это разрушило ее надежды.
И разве не такое же в точности безрассудство погубило и ее мать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна


Комментарии к роману "Любовные прикосновения - Кингсли Джоанна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100