Читать онлайн Драгоценности, автора - Кингсли Джоанна, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Кингсли Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 1 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Кингсли Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Кингсли Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингсли Джоанна

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

В помещении было прохладнее, чем на улице. «Слава Богу, хоть кондиционер работает, – подумала Пет, – и на том спасибо». Без кондиционера в такой день, как этот, в Нью-Йорке можно просто расплавиться. Всю неделю температура не опускалась ниже 30°. Сегодня, в восьмой раз за последние три недели, Пет просили подождать в приемной салона «Дюфор и Иверес», куда она приходила на собеседование.
Девушка осмотрела большую комнату с огромными зеркалами и светлыми стенами, покрытыми лепниной и бронзовыми позолоченными ветвями. Огромный особняк на Пятой авеню, где размешался ювелирный магазин, принадлежал некогда одному из королей преступного мира. В 1910 году жене хозяина приглянулось восхитительное ожерелье из натурального черного жемчуга, выставленное в витрине салона «Дюфор», и Пьер Дюфор согласился обменять ожерелье на особняк.
Пет нравилось здесь. Правда, несмотря на новую бархатную обивку, кресло времен Людовика XVI казалось ей тверже бетона. В светлом льняном костюме девушка выглядела старше своих двадцати лет, серьезной и, как она надеялась, вполне солидной. Но костюм был слишком плотным, и Пет чувствовала себя в нем как в панцире. Она уже трижды пролистала все иллюстрированные журналы, лежавшие на столике орехового дерева.
Когда Пет пришла сюда в первый раз, ей сказали, что в данный момент работы нет, но предложили оставить резюме и обещали позвонить, если что-то появится. Нет резюме? Очень жаль. Пет отправилась домой и составила резюме.
В следующий визит она увидела удивленно приподнятые брови и услышала холодное: «Разве вы не принесли свои работы для демонстрации? Очень жаль». Всю неделю Пет делала цветные фотографии своих лучших работ. Затем сложила все фотографии в изящный вишневый портфель из крокодиловой кожи, который стоил целое состояние. Затраты окупились: на сей раз девушку принял уже сам личный секретарь, а не помощница, как раньше. Правда, ответ был все тот же: «Для вас нет работы, мисс д'Анжели». Ее фамилию секретарь произносила «Дан-Джел-ли».
Прочитав имя на табличке, Пет перешла в наступление:
– Мисс Харрисон, не кажется ли вам, что для истинного таланта следует создать вакансию? Фирма не должна упускать такую возможность.
– А вы считаете себя истинным талантом? – саркастически осведомилась мисс Харрисон.
Пет высокомерно кивнула и смерила секретаршу презрительным взглядом.
Но мисс Харрисон была неколебима, и Пет получила очередной отказ.
Неделю спустя Пет попросила аудиенции у господина Ивереса, но услышала, что он в Париже и вернется не раньше чем через две недели.
Она шла домой, полная решимости во что бы то ни стало добиться встречи с главой ювелирного дома. Девушка была уверена, что стоит ей только встретиться с Клодом Ивересом и показать ему свои работы, и он не откажет ей. Сила ее таланта покорит его.
Конечно, у Пет были другие возможности устроиться на работу. Прежде чем прийти сюда, она обошла ведущие ювелирные фирмы: «Картье», «Ван Клиф», «Тиффани». Кое-что ей там обещали, а иногда даже заговаривали о вакансиях, но Пет отказывалась. Мало-помалу она поняла, что ее нежелание работать в тех фирмах связано не с низким жалованьем или отсутствием перспектив. Но так уж вышло, что она хотела работать только в фирме «Дюфор и Иверес», ибо считала это делом чести, способом восстановить справедливость, попранную много лет назад – в тот день, когда деда с позором уволил Клод Иверес. Это был переломный момент в жизни деда, отца и матери. Огромный алмаз раскололся и вдребезги разбил хрупкое благополучие ее семьи.
Поэтому Пет продолжала атаку на «Дюфор и Иверес». Будь она проклята, если не заставит Клода принять ее. Он обязан дать ей шанс. Это стало бы первым шагом, хотя Пет и не собиралась объяснять, кто она, и ее имя никто не связал бы с Джозефом Зееманом.
В начале недели Пет наконец одержала маленькую победу. Ледяная и недосягаемая мисс Харрисон, утомленная настойчивостью Пет, провела девушку к помощнику управляющего художественным отделом. Работы Пет произвели на него столь сильное впечатление, что он согласился свести ее со своим начальником.
– – Я полагаю, мисс д'Анжели, что ваши работы перспективны, – сказал помощник управляющего. – У вас свежий взгляд и оригинальное видение. Приходите в пятницу утром. Мистер Иверес вернется из Парижа в четверг. Возможно, он найдет время познакомиться с вами.
И вот она здесь. Был уже полдень, но Пет еще не видела Клода Ивереса. С их единственной встречи прошло пятнадцать лет, и, хотя тогда ей было шесть лет, она не сомневалась, что узнает его. Может, он еще не вернулся из Парижа, так какого же черта торчать здесь и ждать у моря погоды?
Пет раскрыла свой крокодиловый портфель и начала разглядывать фотографии, как вдруг услышала мужской голос, окликнувший ее.
Она подняла голову и увидела стройного симпатичного молодого человека, стоявшего в проеме двери. Удивительно, но он первый в этих стенах правильно произнес ее фамилию.
– Пойдемте со мной. – У него был хрипловатый мужественный голос, и говорил он с небольшим французским акцентом.
Пет надеялась, что молодой человек проводит ее к Клоду Ивересу. Они прошли по длинному, устланному толстым ковром коридору, миновав дверь с медной табличкой «Клод Иверес». Пет поняла, что опять ошиблась. Молодой человек – всего лишь очередное звено в гигантской цепи помощников, секретарей и клерков, призванных охранять мистера Ивереса от докучливых посетителей. Что ж, если это необходимо, она преодолеет и это препятствие. Между прочим, препятствие было не таким неприятным, как мисс Харрисон. Молодой человек ввел Пет в освещенную солнцем комнату, напоминающую скорее гостиную, чем офис, и девушка только теперь как следует разглядела его. На вид ему было двадцать четыре или двадцать шесть. Загорелый, в великолепном сером костюме, он двигался так грациозно, что Пет, пожалуй, не отказалась бы потанцевать с ним.
– Садитесь, пожалуйста, мисс д'Анжели. – Молодой человек показал рукой на обитое бархатом глубокое кресло.
– Благодарю вас, мистер?.. – Пет опустилась в кресло.
– Марсель, – сказал он. – Я пытаюсь привыкнуть к американской простоте в общении. Это немного сложно для нас, французов. – Молодой человек расположился в кресле напротив.
Он улыбнулся, и Пет улыбнулась в ответ. Его зубы, белые и идеально ровные, напоминали жемчуг.
– О'кей, Марсель. Можете называть меня Петра. – Девушка решила, что полное имя звучит солиднее, чем уменьшительное.
– Петра, – задумчиво повторил Марсель. – Кажется, в Италии это слово означает «камень».
– Верно. Так звали мою бабушку. – Пет тут же пожалела, что заговорила о личном.
– Не знаю, подходит ли это имя вашей бабушке, – Марсель заглянул Пет в глаза, – но вы-то уж точно не похожи на холодный серый камень.
В комнату вошла женщина с подносом и налила кофе в чашки из китайского фарфора. Марсель попросил Пет показать ее работы. Некоторое время он рассматривал фотографии. Пет, потягивая кофе, наблюдала за Марселем. Он несколько раз поднял брови и одобрительно хмыкнул.
– Сколько вам лет, Петра? – спросил он, отложив фотографии.
– Двадцать два, – соврала Пет. Она столько раз повторяла эту ложь за последние недели, что делала это легко. И в самом деле, что значат какие-то два года?
Марсель закинул ногу на ногу и сцепил пальцы рук на колене.
– Буду откровенен с вами, Петра, поскольку вы действительно талантливы… и настойчивы. На нас работают самые выдающиеся ювелирные мастера – и здесь, и в Париже, и в Милане. Эти люди, безусловно, талантливы, но, кроме того, обладают огромным опытом работы. Вы же очень молоды.
– Так же, как и вы, – дерзко парировала Пет.
– Мы обсуждаем вашу кандидатуру, – возразил Марсель. – Дело в том, что наши дизайнеры участвуют в отборе и закупке камней и драгоценных металлов, в переговорах с поставщиками, в борьбе с конкурентами. Вы должны разбираться во всех деталях, а это очень сложно. Вы слишком молоды для этого.
«Я молода и к тому же женщина – вот что он имеет в виду», – подумала Пет, но промолчала. Она не сомневалась, что Марсель считает женщин менее способными, чем мужчины.
– Боюсь, в ближайшее время у нас не найдется для вас работы, – продолжал молодой человек, – если вы не согласитесь занять место секретаря или продавца. Впрочем, такой талантливой женщине бессмысленно тратить на это время. Советую вам пойти в какую-нибудь небольшую фирму, где вас оторвут с руками и ногами.
Пет не нуждалась в его советах, а отказ готова была принять только от Ивереса.
– Если, по-вашему, я так талантлива, дайте мне шанс. Позвольте мне показать мои работы мистеру Ивересу…
– Вам необходимо набраться опыта, Петра. Лет через семь-восемь, возможно, вы сможете…
– Семь лет? – вскричала Пет. – Я не могу потерять столько времени.
– Конечно. Я это понимаю. Вы молоды и красивы. За семь лет в вашей жизни многое изменится. Появятся семья, дети…
– Нет, Марсель. Вы ничего не понимаете. – Пет осторожно поставила на столик хрупкую кофейную чашку. – Мою страсть к ювелирному искусству не затмят ни семья, ни дети, ни что-либо другое. Это моя жизнь. Не сомневаюсь: меня примут в любую другую фирму, где я быстро добьюсь успеха. Но я должна работать здесь.
– Должны?
– Это… это очень личное, – ответила Пет, жалея, что проговорилась. – Прошу вас, Марсель, если вы действительно считаете мои работы талантливыми, позвольте мне показать их мистеру Ивересу. Пускай решит он.
– Он? – удивился Марсель. – Что ж, я подумаю. Оставьте мне портфолио и еще свой номер телефона.
– О, спасибо, Марсель, я так вам признательна. – Пет написала на листочке номер и встала.
В дверях она обернулась и широко улыбнулась молодому человеку:
– Марсель… Я не камень. Поэтому зовите меня Пет.
Прошли две тягостные недели. Вначале Пет была уверена, что Марсель сведет ее с Клодом Ивересом. Она не сомневалась, что понравилась ему. Он даже назвал ее красивой.
Но вскоре надежды угасли. Марсель держался любезно, но явно считал ее глупой, молодой и наивной. Он никогда не скажет о ней Ивересу из опасения потерять работу.
Пет ходила как в воду опущенная, и Джозеф, не выдержав, спросил, что случилось. Она отшутилась. Упаси Бог рассказывать деду о попытках встретиться с Клодом Ивересом!
Только одному человеку Пет поведала о своих делах. Приезжая к матери по субботам, она рассказывала ей о том, как пыталась устроиться на работу. Правда, Беттина ничего не отвечала. Как всегда.
Наконец раздался телефонный звонок. Пет, уже потерявшая надежду, решила, что ослышалась, когда Марсель спросил, не может ли она этим вечером поужинать с мсье Ивересом.
– Поужинать? Но, Марсель, мне нужна только работа. Какое отношение к этому имеет ужин?
– Мадемуазель Пет, речь пойдет именно о работе. Мсье Иверес предпочитает обсуждать такие вопросы в спокойной обстановке, а не в офисе, где бесконечно раздаются телефонные звонки. Он знает, что в ювелирном деле нельзя спешить, иначе возникнут крупные неприятности.
«Крупные неприятности, – повторила про себя Пет. – Такие, как неосторожно обработанный бриллиант. Даже дед, изучавший камень в течение девяти месяцев, допустил непоправимую ошибку».
– Мсье Иверес видел мой портфолио?
– Разумеется. Он потрясен.
– Хорошо. Пожалуйста, передайте ему, что я принимаю приглашение. Чтобы поговорить о деле, – быстро добавила Пет.
На другом конце провода раздался тихий смешок.
– Вы сможете прийти в «Ла Гренуй» к восьми?
О Боже! Пет читала об этом ресторане в журнале «Вог». Там постоянно обедали Джекки Онассис, Генри Киссинджер и другие важные персоны. В чем же ей отправиться в один из самых дорогих ресторанов Нью-Йорка?
– Конечно, – ответила Пет, стараясь не выдавать охватившей ее паники.
Весь день она перешивала старое вечернее платье матери, напоминавшее о тех далеких днях перед роковой ошибкой деда, когда в семье еще водились деньги. Пет убрала накладные плечики, сделала вырез глубже и укоротила подол. Платье выглядело теперь вполне современно и свежо.
– Куда это ты направляешься, стащив у матери старое вечернее платье? – спросил Джозеф.
– В «Ла Гренуй». Это насчет работы.
– Работы? Разве кто-то приглашает красивую женщину в шикарный ресторан, чтобы предоставить ей работу? – Джозефа насторожило странное поведение его серьезной внучки. Сегодня она была слишком красива и возбуждена. Платье оттенило ее глаза, и они полыхали синевой, волосы блестели, а щеки алели от румянца.
Заметив, что дед встревожен, Пет заглянула ему в лицо.
– Ты веришь мне?
– Доверие и любовь к тебе – единственные ценности, которые я пронесу через всю жизнь.
– Тогда не волнуйся. – Она поцеловала его и вышла.
Конечно, Джозеф доверял внучке. Но она очень хороша собой, даже красивее, чем Беттина. Разве можно не волноваться?
Ровно в восемь Пет вышла из такси перед рестораном «Ла Гренуй». Она трижды объехала квартал, чтобы не прибыть раньше времени. Тем не менее когда ее провели к столику, там еще никого не было. Пет опустилась на стул и оглядела зал.
Она слышала, что «Ла Гренуй» – один из самых роскошных ресторанов, и сейчас убедилась: это правда. Бледно-зеленые стены были увешаны сверкающими зеркалами и картинами в позолоченных рамах. Свет был приглушен. А цветы! Пет чуть наклонилась, вдыхая аромат искусно подобранного букета в центре стола. В углах зала стояли вазы с композициями из самых экзотических растений.
Столик был накрыт на двоих. Пет заинтересовало то, что рядом с ее прибором стояла маленькая коробочка, завернутая в изысканную черную бумагу с пурпурными и серебряными полосами – цвета «Дюфор и Иверес». При этом девушка вспомнила, что найм на работу обычно не сопровождается ужином. Может, Клод Иверес намерен вскружить ей голову угощением, бриллиантами, а потом… Пет оттолкнула коробочку и попыталась отделаться от дурацких мыслей.
Не уйти ли отсюда?
К столику подошел официант:
– Что будете пить?
Вопрос обрадовал Пет. Значит, официант решил, что ей уже исполнился двадцать один год. Решив подождать еще немного, Пет заказала «Кир рояль».
Она задумчиво потягивала коктейль, когда к столику подошел метрдотель. Подняв глаза, Пет увидела за ним… Марселя. Он был очень красив, и девушка даже вспыхнула от радости. Но радость сменилась гневом. Он обманул ее! Сыграв на амбициях и надеждах, завлек на ужин. Но зачем? Неужели Марсель не понимал, что она и так согласится с ним встретиться?
– Добрый вечер, мадемуазель Пет. – Марсель опустился на стул напротив нее. – Спасибо, Генри. – Изящным движением руки он подал метрдотелю банкноту.
– Благодарю, мсье Иверес. – Генри отошел.
– Мсье Иверес?! – поразилась Пет. – Но вы сказали…
– Марсель Иверес, к вашим услугам. – Он кивнул. – Извините, Пет, но вы так и не дали мне возможности объясниться. Клод Иверес – мой отец, и он почти всегда в Париже. Перед тем как мы познакомились с вами, отец прислал меня заниматься нью-йоркским филиалом компании.
– Почему вы скрыли это и поставили меня в дурацкое » положение?
– Я боялся, – признался Марсель. – Боялся, что, получив отказ, вы рассердитесь и не произойдет то, о чем я мечтал.
– О чем же?
– Увидеть вас еще раз.
– Тогда почему вы позвонили мне только через две недели?
– Почти сразу после нашей встречи меня вызвали в Париж: отец хотел узнать о моих первых впечатлениях на новом месте. Он очень требовательный человек. Я вернулся сегодня утром.
– И много ли у вас впечатлений?
– Только одно по-настоящему значительное. Но я не рассказывал ему о нем.
Их взгляды встретились, и у Пет запылали щеки. Она опустила глаза.
– Я позвонил вам из аэропорта.
«Будь осторожна», – напомнила себе Пет. Марсель – человек светский, к тому же француз. Можно ли верить его словам? Он был чертовски привлекателен в безупречном черном костюме, кипенно-белой сорочке и голубом галстуке.
– Что ж, я здесь, – сказала она. – Но по-прежнему хочу получить работу в «Дюфор и Иверес». Вы сказали, что это будет деловой ужин. Если вы собираетесь отказать мне…
– Разумеется, нет. Я много думал о вашей работе. Сначала мне показалось, что вы слишком молоды для такой работы и слишком красивы, поэтому сразу же выйдете замуж за одного из наших богатых клиентов. Но сейчас я думаю, что поспешил с выводами. Как вы справедливо заметили, я и сам очень молод. Поэтому я решил дать вам шанс.
Пет улыбнулась. Ей только и нужен шанс.
– Я приготовил вам испытание, Пет.
– Испытание?
– Откройте коробочку и докажите, что ваших знаний достаточно для такой работы.
Удивленная, Пет потянулась за коробочкой. Бросив настороженный взгляд на Марселя, она открыла ее и увидела восемь бриллиантов, каждый в пять-шесть карат. В этот момент к ним подошел официант и замер, уставившись на камешки.
– Поставь воду и иди, – нетерпеливо сказал Марсель официанту. – И попроси Генри подождать с едой – я позову его позже.
– Oui, monsieur.
– Это ваше испытание, Пет, – повторил Марсель, когда они снова остались одни. – Если вы справитесь с ним, я возьму вас в «Дюфор и Иверес». Если нет… Но в любом случае обещайте мне остаться и пообедать со мной. И без обид.
– Марсель, обещаю, если вы рассудите справедливо, я отвечу тем же. И я пообедаю с вами. – Пет улыбнулась. – Уверена, я справлюсь с испытанием.
– Но вы еще не знаете, в чем оно состоит.
– Если речь идет о бриллиантах, то я не проиграю. Если же это не так, значит, вы правы – я еще не готова… пока.
– Очень хорошо. – Марсель отставил тарелку. – Среди камней есть один – только один – качества «ривер», бело-голубой, без дефектов. Этот камень добыли в Голконде несколько сот лет назад. Мы получили его в прошлом году от одного из индийских князьков. Другие камни хороши, даже очень, но не из Голконды и не того качества. – Марсель откинулся назад и скрестил руки. – Покажите мне тот камень, и работа ваша.
Достав из кармана десятикратную лупу, Марсель протянул ее девушке, потом подозвал официанта, и тот поставил на стол сильную лампу. Пет, закусив губу, начала рассматривать камни.
Посетители ресторана бросали на них удивленные взгляды, но ни Марсель, ни тем более Пет не замечали этого.
«Ох, дедушка, помоги мне, – подумала Пет. – Помоги вспомнить все, чему ты учил меня!»
Это были прекрасные камни, все до одного, Марсель прав. Но… В одном чудилась некоторая желтизна, другой портило мельчайшее включение. Третий был не слишком хорошо огранен. Пет осмотрела каждый камень, но не нашла того, который соответствовал описанию Марселя.
– А он точно здесь? – спросила она.
– Клянусь. Этот камень перед вашими глазами.
Пет изучала их почти час и в конце концов пришла к выводу, что ни один из восьми камней не отвечает необходимому качеству.
Она посмотрела Марселю в глаза. Лгал ли он? Может, это ловушка, чтобы не давать ей работу? Или Марсель сам жертва обмана?
Но глаза Марселя выражали полную искренность. К тому же он не глуп и вырос с камнями, как и она.
Значит, по его словам, тот камень прямо перед ней? Пет оглядела стол.
И внезапно улыбнулась. Марсель устроил небольшое представление, и теперь она ответит ему тем же. Взяв суповую ложку, Пет сгребла на нее бриллианты и протянула ее к бокалу воды.
– Эта вода слишком теплая, – заметила она, высыпав алмазы в бокал. – Нужно немного льда. – Пет подняла свой бокал. – И что вы скажете, если я выпью его до дна?
– Скажу, что у вас будет несварение желудка.
Пет засмеялась, поставила бокал на стол и вынула из него бело-голубой бриллиант.
– Как? Я… я думал, что поставил вас в тупик, – удивился восхищенный Марсель.
– Так оно и было… пока я не нашла ключ.
– Какой ключ?
– А это мой секрет. Давайте лучше поедим, я страшно проголодалась.
– Надеюсь, сейчас нам что-нибудь подадут.
Марсель подозвал Генри.
Блюда были изысканными. Марсель расспрашивал Пет об украшениях, о ней самой и о причинах ее интереса к ювелирному делу. Пет отвечала коротко, а потом быстро перевела разговор на него самого. И вскоре Марсель рассказал, что он – отпрыск богатого рода.
– Мы не нувориши, но и не потомственные аристократы. Разумеется, у нас есть небольшой замок в долине Луары и дом в Париже.
Марсель порекомендовал Пет отведать лягушачьи ножки под чесноком и травами.
– Нельзя побывать в лучшем французском ресторане и не попробовать этого блюда, – сказал он, но-Пет предпочла мясо под острым горчичным соусом.
– А вам нравится Нью-Йорк?
– Все больше и больше. – Его глаза блестели. – А теперь, Пет, скажите, откуда вы так много знаете о бриллиантах?
Пет не хотела говорить о том, что дед работал в их фирме огранщиком и был изгнан за ошибку, какую может допустить даже самый талантливый мастер.
– Моя бабка коллекционировала драгоценные камни. – Пет усмехнулась. – Думаю, я унаследовала эту страсть от нее.
– Вы самоучка?
– Временами мне помогали.
Марсель явно ждал подробностей, но Пет молчала, и он подозвал официанта и попросил принести десерт.
– Не хотите ли потанцевать? – спросил Марсель. – Мы могли бы поехать отсюда…
– Спасибо, Марсель, нет. Это же деловой ужин, а с делами уже покончено.
Пет была не прочь потанцевать, но опасалась новых вопросов.
– Как угодно, но я провожу вас домой.
Нет, она не позволит этому элегантному французу высадить ее у дверей обшарпанного дома в бедном квартале. Марсель не должен знать, где живет Пет, так как это вызовет ненужные подозрения. Впрочем, загадочность особенно привлекательна в женщине, как утверждала Беттина.
Марсель оплатил счет и вывел Пет на улицу.
– Спокойной ночи, Марсель. Мне очень понравился ужин… и мое испытание. Спасибо. Вы не пожалеете, что дали мне работу.
Он кивнул.
Подъехало такси, и Пет направилась к машине.
– Подождите! – Марсель схватил ее за руку. Пет показалось, что он сейчас поцелует ее. – Я должен знать, как вы решили загадку.
– Это оказалось несложно. Мне надо было только поверить вам. Вы сказали, что камень прямо передо мной. Поняв, что это правда, я пригляделась к бриллиантам получше. И тут вспомнила, что вы сказали официанту.
– Боже, как просто!
– Это помогло мне найти бриллиант, – сказала Пет, забираясь в такси. – Но доверять вам было очень сложно.
Марсель захлопнул дверцу, и машина тронулась.
Марсель наблюдал за машиной, с трудом подавляя желание устремиться за Пет, прелестной, необычайно красивой девушкой с глазами цвета сапфира.
Но он, в конце концов, француз и должен выказывать аристократическую сдержанность. Вернувшись в ресторан, Марсель подошел к телефону и набрал номер манекенщицы, время от времени согревавшей его постель.
Однако почти сразу положил трубку. Сегодня ему не хотелось быть с другой женщиной. Им завладели воспоминания об этой красавице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Кингсли Джоанна


Комментарии к роману "Драгоценности - Кингсли Джоанна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100