Читать онлайн Драгоценности, автора - Кингсли Джоанна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Драгоценности - Кингсли Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 1 (Голосов: 1)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Драгоценности - Кингсли Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Драгоценности - Кингсли Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингсли Джоанна

Драгоценности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Нью-Йорк, декабрь 1968 года
Наконец-то сбудутся ее горячие мольбы. Вообще-то Пет не верила в Бога, но сейчас ждала самого замечательного рождественского подарка.
На праздник домой приедет мама.
Последние два года Беттина чувствовала себя все лучше. Новые транквилизаторы смягчили дневную агрессию и ночные кошмары, но не превратили Беттину в зомби. Она адекватно реагировала на шутки и глупости, укоряла Пет за небрежную прическу и слишком яркую помаду.
С 1968 года во многом благодаря стараниям Пет доктор разрешил забирать Беттину на выходные домой. А уже на Рождество она должна была вернуться в семью навсегда.
И вот в холодный декабрьский день вся семья отправилась в Йонкерс в подержанном «шевроле», который Стив одолжил у друга.
– Учтите, – Пет посмотрела на отца и деда, – сначала мама будет нервничать. Больница ужасна, но она провела там девять лет. Мама чувствовала себя в безопасности.
– Да, доктор, – улыбнулся Стив. – Мы выполним все ваши указания.
– У нас она тоже будет в безопасности, малышка. – Джозеф засмеялся от радости.
– Тогда поехали скорее, – сказала Пет.
Все прошло хорошо. На обратном пути все трое так старательно занимали Беттину разговорами, что у нее не возникло ни малейшего страха перед свободой. Она смотрела в окно и улыбалась родным. Дома Беттине очень понравилось, особенно праздничный венок, разукрашенная елка и яркий плакат «Добро пожаловать домой!» во всю стену гостиной.
После бокала шампанского Беттина призналась, что устала, и легла вздремнуть. Пет несколько часов сидела в кресле возле кровати, глядя на мать и чувствуя себя по-настоящему счастливой.
В эту ночь Стив и Беттина остались вдвоем. Оба смущались, не зная, как начать разговор. Стив, отвыкший от жены, нервничал. Раньше, когда Беттина приезжала на выходные, он позволял себе лишь поцеловать ее в щеку. Сейчас она вернулась навсегда, и Стиву казалось, что он не хочет ее. Стив наблюдал, как Беттина расчесывает свои все еще прекрасные волосы щеткой, подаренной ей Пет два года назад.
– Ты прекрасно воспитываешь нашу дочь, Стефано, – сказала Беттина, глядя на него в зеркало. Он улыбнулся, услышав это имя. Никто, кроме Беттины, не называл его так уже много лет. – Прости, что пришлось свалить большую часть забот о ней на тебя.
– У тебя не было выбора, Тина. И Джозеф сделал не меньше моего.
– Да, ты прав. – Беттина умолкла. Теперь она будет воспитывать дочь, болтать с отцом, любоваться своим красивым мужем. Беттина словно очнулась после долгого кошмара. Теперь ей хотелось изгнать все тяжелые воспоминания навсегда. – Я мечтаю подарить тебе еще полдюжины детей, Стефано.
– Мне они не нужны. И одной Пет хватает с избытком, – засмеялся он.
Беттина положила щетку и подошла к мужу. Он лежал в постели и курил.
– Не бойся меня. – Она улыбнулась той слабой улыбкой, которую Стив до сих пор не забыл. – Мы уже говорили об этом. Помнишь? – Он помнил. Беттина сняла халат и осталась в тонкой, почти прозрачной ночной сорочке. Помедлив, она легла рядом с мужем. – Я не из стекла, Стефано. И не разобьюсь.
Жена погладила его по груди. Стив неуверенно взял ее за руку, но тут же разжал пальцы.
У него было много женщин за последние годы. Он не предполагал, что снова окажется в постели с женой. Ему и в голову не приходило, что он захочет этого. Но никто, кроме Беттины и Маризы, не доставлял Стиву такого наслаждения. А Беттина отлично помнила, как возбудить мужа и сделать так, чтобы он сходил с ума от желания. Ее губы, язык, пальцы не утратили навыков. И сегодня Беттина заставила мужа забыть, что ему уже больше пятидесяти лет.
«Возможно, все устроится, – подумал Стив, – и у нас будет настоящая семейная жизнь».
К Рождеству в доме д'Анжели в этом году готовились с необычайным энтузиазмом. Все были в приподнятом настроении, в квартире пахло орехами и лимоном – Беттина испекла специальный голландский пирог с причудливым названием. Все так старались порадовать друг друга, что накупили кучу подарков. Стив получил шарф и книгу. Джозеф натянул новые перчатки, но тут же снял их, увидев преподнесенный ему музыкальный альбом.
– Красота! – воскликнул он. – Я должен это послушать. – Он включил проигрыватель, и комнату заполнила музыка Малера, идеально соответствующая этому светлому утру.
Беттине подарили духи и шелковую голубую блузку, Джозефу – еще и новую трубку, а Стиву – кошелек, полный талонов на метро, которых ему всегда не хватало.
Самый большой пакет с подарками был приготовлен для Пет. Сумочка, розовая помада и короткая юбочка – от мамы.
– Знаю, знаю, – отмахнулась Беттина, заметив неудовольствие мужа. – Я тоже не очень люблю все это, но девочкам важно быть модными. К тому же у Петры очень красивые ноги.
Пет получила от каждого книжку: биографию Фрейда от Стива, альбом с цветными фотографиями известных драгоценных камней от Джозефа и подписку на молодежный журнал от Беттины.
– Никто не обвинит мою семью в отсутствии хитрости. – Она рассмеялась и обняла родных.
Пет припасла для матери еще один подарок: маленькую коробочку, элегантно отделанную блестящей бумагой с темно-красными и серебряными лентами поверху.
Она работала над подарком несколько месяцев, потому что пришлось искать деньги на материалы. Подрабатывая после школы и по выходным в ювелирных магазинах, Пет скопила почти сотню долларов. Ее больше не удовлетворяли поделки из стекла, пластика и песка. Она считала, что для этого особенного Рождества нужен настоящий подарок.
Улыбнувшись дочери, Беттина развернула фольгу и ахнула от восторга, когда открыла голубую бархатную коробочку.
– О, Петра, как прекрасно!
На белом атласе лежала большая брошь в форме русалки. Тело из перламутра, голова, руки и рыбий хвост из серебра. Лицо и волосы покрыты эмалью, глаза из двух прозрачных голубых сапфиров. В руках русалка держала чудесную жемчужину.
Пет с самого начала знала, как сделать верхнюю часть фигурки. А вот с хвостом пришлось повозиться. Случайно увидев в магазине недорогие опалы, она купила три дюжины мелких камешков и украсила ими серебряный хвост, а в плавник с двух сторон вставила маленькие аметисты.
– Неужели это мне? – спросила Беттина, разглядывая брошь.
– А кому же еще? О чем ты, мама?
– Эта русалка прекрасна, но она может обмануть любого, кто не понимает, что таится в ней.
– Что же в ней таится, мама?
– Ловушка.
Пет смотрела на мать в полной растерянности. Беттина провела пальцем по хвосту русалки.
– Посмотри. Она затягивает в свои таинственные глубины, потому что не может выжить в реальном мире.
– Но тебя же никто не затягивает, Тина, – встревожился Стив. – Ты что, не понимаешь…
– Чудесная работа, Пет! – перебил его Джозеф. – Достойная профессионала.
Он уже давно знал, что внучка готовит сюрприз, хотя она тщательно скрывала это от всех. Джозефа поразило ее мастерство.
Хотя Стив не одобрял занятий дочери, Джозеф надеялся, что Пет пойдет по его стопам. Он считал внучку очень одаренной. В шестнадцать лет она оценивала алмазы так же хорошо – нет, даже лучше, чем дед. Всего неделю назад покупатель принес прекрасный алмаз для оценки. Разглядывая его добрых пятнадцать минут, Джозеф все еще точно не знал, как определить цвет. Он попросил покупателя оставить камень до возвращения его «помощника». Потом показал алмаз Пет. Она дала ответ быстро, уверенно и правильно, как всегда.
Сейчас Джозеф был восхищен ее творением:
– Так оригинально! Такая техника! Я знал, что у тебя получится, Пет. Если будешь много работать и развивать талант, станешь великим ювелиром.
– Джо… – начал Стив, но старик перебил его:
– Я знаю, о чем ты думаешь, Стив. Хочешь, чтобы она была врачом, но у девочки есть талант и чувство красоты. Ты только взгляни. Такую брошь не постыдились бы выставить Фаберже или Картье.
Стив нахмурился, рассматривая брошь.
– О чем ты думаешь, папа?
Он не ответил. Джозеф, опасаясь, как бы не обидели его любимую внучку, пошел в наступление:
– Как ты придумала такой дизайн, Пет? За долгие годы работы я не видел ничего подобного.
Пет и сама не знала. Идея пришла внезапно.
– Помню, в раннем детстве… я нашла одну драгоценность, спрятанную в животе Раффи. – Пет засмеялась. – Ты ведь помнишь Раффи, мама, моего игрушечного жирафа? Это была женщина с плечами из жемчуга, с головой, покрытой эмалью, и с глазами из сапфиров. Она сверкала, как принцесса.
Стив пристально смотрел на дочь. Ах, если бы он мог остановить ее!
– Драгоценность в жирафе? – Стив натужно улыбнулся, но в его тоне слышалось предостережение.
– Разве не помнишь, папа? Я показала ее тебе, а ты сказал, что эта женщина – от дьявола, и забрал ее. Ты просил меня тогда забыть о ней, и я так и сделала. Это было как в сказке. Но когда я начала обдумывать идею подарка, я вспомнила и сразу нарисовала свою фею.
– Пет, – начал Стив, – я не думаю…
Джозеф вскочил с кресла.
– Когда это было, Пет?
– Когда? – переспросила она. – Не знаю. Подожди-ка. Тогда только что выбрали Кеннеди, значит, это был 1960 год. Мне было восемь. – Она посмотрела на отца. – Почему ты сказал, что она плохая, папа?
– Потому что это правда.
– Что? Так, значит, Пет не привиделась та драгоценность? – изумился Джозеф.
– Она была как маленькая куколка, – пояснила Пет, – но только верхняя половина. И вся в алмазах и рубинах – думаю, настоящих.
– Если тебе было восемь, – Джозеф покачал головой, – ты уже могла определить, настоящие они или нет. Я многому научил тебя к тому времени.
– Это не было моей фантазией, ведь так, папа?
Стив наклонился вперед и обхватил голову руками.
– О чем сейчас рассказала Петра? – строго спросил Джозеф.
Ощутив напряженную атмосферу, Беттина испуганно посмотрела на мужа.
– Стефано? Что это значит?
Голос дочери подействовал на Джозефа как удар гонга. Он подбежал к Стиву:
– Говори!
– Хорошо! – закричал Стив. – Да! Она права! Это было на самом деле. Алмазы были настоящие. И дорогие.
– В 1960 году! Ты прятал целое состояние, а твоя жена прозябала в этой вшивой дыре, потому что мы сидели без денег! – Джозеф изо всех сил встряхнул зятя.
– Деда, – закричала Пет, – прекрати!
Но Джозеф словно сорвался с цепи:
– Ты позволил моей дочери болеть, имея деньги на лучших докторов, которые могли спасти ее?
– Да! Ну и что! Возможно, я был не прав, но…
Джозеф перешел на голландский.
– Ублюдок! Грязная, вонючая, проклятая скотина!
– Не надо! – Плача, Пет схватила деда за руку и попыталась оттащить от отца. – Пожалуйста!
– Посмотри на нее. – Джозеф показал на Беттину, которая сидела в своем кресле, переводя бессмысленный взгляд с мужа на отца. – Посмотри, что с ней сделали, что ты с ней сделал!
– Деда! – снова закричала Пет. – Пусть он объяснит. – Она умоляюще взглянула на отца: – Ты ведь сейчас все объяснишь, папа? Расскажи нам.
– Да, Стив, – сказал Джозеф уже спокойнее. – Расскажи нам все. Расскажи своей дочери, почему ей пришлось жить без матери все эти годы. Почему ее папаша, черт побери, оказался таким эгоистом, что не пожелал платить за частный госпиталь, где бы Беттину вылечили.
– Все было совсем не так. – Стив застонал, как раненое животное.
– А как? Отправив жену в ад, ты спрятал состояние и ждал, пока она умрет, чтобы наслаждаться потом своим богатством? Как все было, ублюдок?!
– Это был ад. И он продолжается.
– Продолжается? Ты хочешь сказать, что ты в аду? Где же он, твой ад? – Джозеф схватил зятя за пиджак, но Стив оттолкнул его, и старик упал.
– Перестань! – заплакала Беттина, обхватив голову руками и съежившись в кресле. – Петра, пусть они прекратят.
Пет обняла мать.
– Все хорошо, мама, все хорошо. – Она взглянула на мужчин. – Посмотрите, что вы с ней делаете, и перестаньте ссориться. Сейчас же!
Стало так тихо, что было слышно только тяжелое дыхание Джозефа, всхлипывания Беттины и финальные аккорды первой симфонии Малера.
Стив смотрел на жену, свекра, дочь. Что сказать им? Как объяснить им то, чего он сам не понимает. Ведь ему не удалось найти украденное наследство, он не смог продать свою единственную драгоценность и воспользоваться ею. Чувство вины, злость, стыд, напряжение – все это терзало и мучило его.
Они все смотрели на него, ждали и надеялись услышать объяснение, но Стив молчал. Внезапно он стал задыхаться. Ему больше нельзя оставаться здесь. Надо уйти. Стив схватил пальто и выбежал из квартиры.
– Стефано? – прошептала Беттина. – Папа? Куда он пошел, папа?
– В ад, надеюсь, – буркнул Джозеф. – Но не волнуйся, Тинта, мы позаботимся о тебе. Он нам больше не нужен.
– Стефано, – позвала Беттина. – Петра! Папа! Я хочу к мамочке. Петра, мой ребенок. Где мой ребенок? Отдайте мне моего ребенка!
Она завыла. Пет хотелось заткнуть уши и спрятать голову под подушку. Но она попросила деда принести матери лекарства и, взяв ее за руки, повторяла:
– Я здесь, мама. Это Петра, я здесь. Со мной все хорошо. Я твой ребенок, мама. Все хорошо, у нас все хорошо.
Только через час Беттина успокоилась и заснула. Пет стояла и смотрела на беспорядок в комнате. Пахло горелым пирогом. Брошка-русалка лежала на полу. Пет опустилась на колени и подняла ее.
Так и не поднимаясь с колен, она смотрела на то, что осталось от их веселого Рождества.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Драгоценности - Кингсли Джоанна


Комментарии к роману "Драгоценности - Кингсли Джоанна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100