Читать онлайн Маскарад, автора - Кингслей Мэри, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Кингслей Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Кингслей Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Кингслей Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингслей Мэри

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

– Этого не может быть, – беспомощно прошептала Бланш, вновь и вновь перечитывая текст листовки. – Это неправда! Ведь я же ничего не сделала плохого! – Ничего! Не моя вина, что в тот проклятый день ты на меня наткнулся!
Выплеснув свои эмоции, девушка отвернулась от виновника всех своих несчастий и закрыла лицо руками, а Саймон осторожно положил руки ей на плечи и бережно погладил; словно пытаясь утешить ее хоть немного.
– Я все понимаю, принцесса, – мягко сказал он. – Это я виноват, и мне очень жаль, правда. Если бы я мог что-нибудь изменить…
– Ладно, парень, – снова вмешался Жиль. – А что ты собираешься делать дальше?
Саймон повернулся к нему, не зная, что ответить своему старому знакомому. Все планы, все надежды оправдаться рассыпались в прах теперь, когда выяснилось, что из-за него пострадал совершенно невинный человек. Помолчав, он неуверенно сказал:
– Мы попытаемся добраться до ближайшего портового города. А там, я думаю, найдем какую-нибудь возможность уехать из страны.
– Но я не хочу никуда уезжать! – запротестовала Бланш.
– Знаю. Но что еще тебе остается, бедная моя принцесса? Если ты доберешься до своей семьи или до друзей, тебя тут же схватят. Какая тебе от этого польза? А через тебя они найдут и меня.
– Вот этого ты и боишься! – Бланш с ненавистью посмотрела на него. – Тебе наплевать на меня, тебе главное, что будет с тобой!
– Бланш, – попытался объяснить Саймон. – Я только хотел…
– Послушайте, друзья мои, – перебил его Жиль. – Вам обоим стоит поискать другой вариант. За прибрежными городами обязательно будут следить.
Саймон пожал плечами.
– И все-таки надо попробовать воспользоваться этим шансом.
– Глупый мальчик, ты, похоже, так ничего и не понял. – Подойдя к Бланш, Катерина с нежностью обняла девушку и погладила ее по голове. – Ты, возможно, заслуживаешь, чтобы тебя поймали, но при чем здесь эта невинная душа? Ей это зачем?
Саймон беспомощно посмотрел на актрису. Похоже, он и, правда, сам виноват во всем, что с ним случилось. Слишком уж его занимали собственные проблемы.
– Не могу представить, что еще я могу сделать, только и сказал он.
– Ну, ответ очевиден. Вам остается только скрываться.
– Ха-ха! – горько усмехнулся он. – Но где нам укрыться? Скажи!
Катерина обменялась с Жилем взглядами и ответила, почти не задумываясь:
– Естественно, на видном месте.
– Оставайтесь с нами, ты и мисс Марден. Здесь найдется для вас занятие и крыша над головой.
– Я не могу тут оставаться! – внезапно вскричала Бланш так громко, что все они удивленно посмотрели на нее. Казалось, что она до смерти напугана этим предложением, и Саймон с трудом подавил желание подойти к ней и постараться успокоить. Нет, нет! Он больше не будет к ней подходить, достаточно у нее из-за него проблем.
– Но почему, Бланш? – только и смог он спросить.
– Потому что… потому что… Ну… вы же бродячие артисты!
В комнате повисло молчание. Жиль и Катерина смотрели на девушку, словно ожидая, что она еще скажет, а Саймон, как-то сразу помрачнев, произнес:
– Та-ак, понятно. Ты не очень доверяешь себе и боишься, что мы тебя тут развратим, я прав?
– Да. То есть, нет! Конечно, нет! Но я могу остаться с вами.
Голос Бланш задрожал, и Саймону показалось, что она, впервые за все время их знакомства, в следующее мгновение может заплакать.
– Я не смогу жить так, как вы живете, – добавила она.
– Конечно, не сможешь, – согласилась Катерина, к удивлению мужчин. – Ты заслуживаешь лучшей доли. Но если ты как следует об этом поразмыслишь, то поймешь, что в нашем предложении есть смысл.
Жиль поддержал актрису:
– Нас уже допрашивали, а повозки осмотрели, так что вряд ли вас будут искать среди наших актеров.
– Но мы не можем ставить вас под угрозу, – возразил Саймон, хотя на самом деле предложение ему понравилось.
А Жиль между тем хлопнул его по плечу и сказал, отвечая на его слова:
– Да ладно тебе! Что за жизнь без приключений! Оставайтесь!
Саймон кивнул. Спорить нечего, если он примет предложение Роули, то сможет все-таки найти способ оправдаться и очиститься от обвинений. К тому лее и Бланш будет рядом, хотя он и сам не понимал, почему для него это так важно. В любом случае, он, таким образом, даст ей возможность выбирать, пусть выбирать особо и не из чего.
– Я согласен, – сказал он. – Правда, я не могу говорить за мисс Марден.
Все посмотрели на Бланш. Она стояла, прикусив верхнюю губу, изо всех сил стараясь не разрыдаться.
– Соглашайся, принцесса. Это лучший выход для нас.
Наконец, глубоко вздохнув, девушка произнесла:
– Да, полагаю, что так.
В следующее мгновение, не выдержав, она всхлипнула, закрыла лицо руками, а затем горько, безутешно разрыдалась.
Саймон шагнул было к ней, но Катерина оказалась быстрее. Актриса обняла девушку и, ласково поглаживая, начала приговаривать:
– Ну-ну, девочка моя, ты просто устала и проголодалась. Вот увидишь, отдохнешь, и сразу окажется, что все не так плохо, как ты думаешь. Пойдем, милая, – Катерина, все так же обнимая Бланш, повела ее к выходу из гримерной.
– Кто знает, принцесса, – попытался подбодрить ее Саймон. – Может, мы еще сделаем из тебя актрису.
Однако Бланш, похоже, окончательно пришла в себя, к ней вернулась ее легкая язвительность и упрямство, и ему пришлось убедиться в этом уже сейчас. Она оглянулась через плечо и, бросив на него простодушный взгляд, в котором, впрочем, была заметна легкая ирония, сказала:
– Ой, пожалейте меня! Если я стану одной из вас…
– Эй-эй, полегче! – Он погрозил ей пальцем. – Не забывай, кто вокруг тебя!
– Хуже не будет, – отмахнулась она. – Самое страшное уже случилось, когда я встретила вас, сэр.
Жиль расхохотался во все горло.
– Она тебя умыла, парень! Теперь оставь девчонку в покое, вам и так хватило приключений. Да, Кейт, задержись на минуту, нам надо поговорить о предстоящей генеральной репетиции.
Катерина ободряюще улыбнулась девушке и подошла к нему, чтобы поговорить о театральных делах, оставив Бланш и Саймона наедине. Они стояли молча, избегая смотреть друг другу в глаза, и Саймон пытался понять, почему он вдруг чувствует такую неловкость и не может сказать ни слова. Бланш не отличалась особенной красотой, она не принадлежала к числу утонченных актрис, да и вообще была чужой в театральной среде. Просто случайная знакомая, с которой его столкнула судьба и которая прошлой ночью оказалась настолько соблазнительной и нежной.
– Надеюсь, тебе будет здесь удобно, – наконец неуклюже произнес он.
– Они, кажется, неплохие люди, – одновременно с ним сказала Бланш и тут же осеклась. – Ой, извини, ты что-то сказал?
– Нет, ничего. Ты первая.
– Спасибо. Твои друзья очень милы.
– Для актеров? – не удержался Саймон от колкости. – Тебе до сих пор, очевидно, не доводилось встречать благородных представителей нашей профессии?
– Да, пожалуй, – она как-то смущенно улыбнулась. – Честно говоря, я никак не могу понять, когда вы говорите серьезно, а когда играете.
– Я, наверное, должен этому радоваться, да? – он засунул руки в карманы и сказал то, что совсем не собирался говорить. – Прошлой ночью там, на постоялом дворе, пока нам не помешали… Ее щеки запылали.
– Извини, я не понимаю, о чем ты…
– Уверен, что понимаешь. Да, ты права, иногда я действительно играю роль.
Бланш посмотрела ему в глаза и повторила:
– О чем ты говоришь?
И тогда он, наконец, смог сказать то, что давно собирался сказать, но во что сам теперь уже не верил.
– Знаешь, прошлая ночь ничего не значит.
– Понятно, – прошептала она, но в ее глазах мелькнуло что-то похожее на сожаление. Или это ему только показалось?
– Неужели, понятно, принцесса? – криво улыбнулся Саймон.
– О да! Только если ты прошлой ночью играл какую-то роль, – она сделала глубокий вдох и завершила свою фразу, – то тебе следует еще порепетировать с кем-нибудь другим.
Бланш резко отвернулась и вышла из комнаты, и он не стал ее удерживать, хотя это было труднее, чем казалось раньше.
– М-да, славно ты обделываешь свои делишки, – раздался за спиной Саймона голос, и он, оглянувшись, увидел Макнелли, невозмутимо стоявшего у стены и явно слышавшего их разговор.
– Зачем было так обижать девчонку?
– Это было необходимо, – коротко бросил Саймон и тоже вышел из гримерки, надеясь, что Макнелли не пойдет за ним.
Он давно не был в театре и теперь, вдохнув знакомый запах кулис, почувствовал себя так, словно вернулся домой. Еще несколько шагов, и он увидит сцену, как всегда тихую и безлюдную накануне спектакля. От нетерпения Саймон пошел быстрее, миновал несколько коридоров, забитых декорациями, и, наконец, оказался там, куда так стремилась его душа все эти долгие месяцы после ареста. Его окружило гулкое пространство пустого зрительного зала. Перед ним в полумраке угадывались ряды лавок, отполированных за многие годы зрителями, приходившими сюда. Тяжелые шторы в ложах, окружавших партер, казалось, хранили в своих пыльных складках воспоминания о давно отгремевших овациях. В эту минуту зрительный зал являл собой довольно унылое зрелище, однако Саймон знал, что вечером, когда зажжется огромная люстра под потолком, все это помещение превратится в сказочный дворец, и каждый артист отдаст тогда на подмостках весь свой талант и даже душу волшебному таинству спектакля.
Саймону хотелось понять, что же такое с ним происходит, почему он постоянно в мыслях возвращается к тому, что едва не произошло у них с Бланш ночью в гостинице Табарда. Как нежна и как желанна вдруг показалась ему эта женщина! Подобное сумасшествие нельзя объяснить только длительным воздержанием. Ему вдруг стало необходимо держать ее в объятиях, целовать и ему страстно хотелось сделать эту девушку своей, и он переступил бы последнюю черту, и к черту последствия! Если бы им не помешали…
За спиной у Саймона скрипнула половица: Макнелли все-таки не удержался и пришел за ним… И хотя он не говорил ничего, Саймон повторил то, что уже сказал, выходя из гримерной:
– Это было необходимо. За мной гнались стражники, и мне требовалась помощь.
– Все-таки ты втравил девчонку во всю эту историю. – В гулкой тишине голос Макнелли прозвучал неожиданно громко.
– Что ты меня поучаешь? – взорвался беглец. – Разве ты мне отец?
Однако его друг не собирался сдаваться так быстро. Он покачал головой:
– Нет, дружище, я тебе не отец. Но кто-то же должен назвать вещи своими именами, раз уж ты сам боишься посмотреть правде в глаза. Ты разрушил девочке жизнь.
– Что я, по-твоему, должен сделать? Жениться на ней?
– Нет, это было бы хуже всего.
– Я – настолько плохая партия? – криво усмехнулся Саймон.
– В общем-то, нет. Но сейчас? Не забывай, парень, за твою голову назначена награда.
На некоторое время воцарилось тяжелое гнетущее молчание, а потом Саймон глухо спросил:
– Ты тоже думаешь, что я преступник, да?
Макнелли отвел взгляд. – Я не знаю.
– Проклятие! – взорвался Саймон. Если даже старые друзья в нем сомневаются, сможет ли он доказать свою невиновность другим?
– Сам посуди, как это выглядит, – спокойно сказал Макнелли. – У тебя были какие-то дела с Миллером, об этом все хорошо знали, и имелись причины не любить его. А потом… Правда, что ты имел связь с его женой?
– Глупости, – вяло ответил Саймон. – Я едва знал ее. Кроме того, мне хватало заботы с…
– Знаю, знаю, старина. С Лаурой, – закончил за него Макнелли.
Когда Саймон вспоминал эту женщину и ее ребенка, сердце у него сжималось от сострадания. Сейчас произошло то же самое.
– К несчастью, это все только ухудшает, – сказал он. – Я не знаю, откуда пошел этот слух. Вообще, во всей истории есть что-то странное.
Он помолчал и добавил:
– Это был ее нож.
– Что, что? О чем ты? – не понял Макнелли.
– Когда я обнаружил Миллера, то увидел там ее нож.
Саймон, продолжая говорить, прошелся по сцене:
– На суде она сказала, что этот нож у нее незадолго до убийства украли. Славная такая вещичка, восточная. Маленький кинжальчик с рукояткой, украшенной драгоценными камнями. Миллер торговал такими. И Лаура всегда носила его с собой, пока этот кинжал не украли.
– Так, значит, она могла и сама прихлопнуть этого торговца? – предположил Макнелли.
– Не знаю, возможно. – Саймон подошел к своему другу. – Когда она вошла и увидала нас, то есть Миллера, то было, похоже, что она и правда оказалась потрясена. По крайней мере, думаю, я бы заметил, что она притворяется. А потом… В моей комнате обнаружили кошелек.
– Миллера?
– Да. Чертовски странно, правда? Можно подумать, я бы оставил деньги на виду, если бы сам их похитил. Как будто мне хотелось, чтобы меня поймали с такими уликами.
– Значит, ты их не брал?
– Конечно, нет!
– Тогда как они попали в твою комнату?
– Вот, я и хочу это выяснить, – Саймон посмотрел другу в глаза. – Ты мне поможешь?
– Как?
– Труппа будет проезжать недалеко от Кентербери.
– Святой Иисусе! – поразился Макнелли. – Ты же не собираешься вернуться туда?
– Я знаю, ответ на все загадки там, в Кентербери.
– Возможно, – Макнелли кивнул и подошел к приятелю. – Ладно, пойдем, дружище. Ты выглядишь чертовски усталым, да и не надо, чтобы тебя здесь кто-нибудь увидел. Я покажу, где можно спокойно отоспаться.
– Да, хотелось бы, – Саймон хлопнул его по плечу и направился следом. Надо как следует выспаться и отдохнуть. И может быть, только может быть, ему удастся забыть о Бланш и, тех коротких, но таких сладостных мгновениях, которые он пережил с нею прошлой ночью. Хотя в этом он очень сомневался.
На следующий день Бланш проснулась, чувствуя себя значительно лучше, чем можно было ожидать в подобной ситуации. Она окинула взглядом комнату, в которой, кроме нее, спала еще Катерина, и с наслаждением тряхнула головой так, что волосы густой волной рассыпались у нее по плечам. Какое восхитительное ощущение чистоты и свежести! Кажется, она заново родилась на свет. И пусть пришлось спать на полу, на одеяле, зато ей удалось провести ночь под крышей. В лучах солнца, проникавших сквозь толстые стекла, будущее казалось не таким мрачным, как вчера. Правда, она по-прежнему ничего не знала о людях, с которыми ее свела судьба, но они дали ей кров, не задавая никаких вопросов, и обещали помочь добраться домой. Она не совершила ничего плохого. Ничего; Если удастся добраться до деревни, где ее все знают, то ей, наверняка, удастся и оправдаться. И никогда больше на ее пути не встретится Саймон Вудли.
Бланш бросила взгляд на кровать, которую Катерина делила со своей костюмершей. Очевидно, для женщин это было вполне привычно, как привычны были для них и неудобства, связанные с частыми переездами. Обе довольно одобрительно отозвались о предоставленной им комнате, хотя и чрезвычайно маленькой на вид. К тому же Катерина оказалась необычайно прагматичной. После того как Бланш определилась с тем, что делать дальше, актриса занялась первоочередными делами, связанными с предстоящим спектаклем. Раз уж его назначили на вечер, то ничто, по ее мнению, не могло этому помешать.
Прошлым вечером Бланш была рада остаться одна, вдали от любопытных глаз, не опасаясь, что ее кто-то узнает. Однако свет утреннего солнца в значительной мере приглушил страх. Оставаться в запертой комнате? Нет уж, для этого у нее слишком много энергии. Она привыкла работать, быть постоянно занятой. Бог знает, что можно делать в театре, но уж какое-нибудь занятие себе Бланш твердо решила найти.
Бланш надела юбку и затянула корсаж, наслаждаясь ощущением чистоты и свежести одежды, доставшейся ей от какой-то актрисы, а затем тщательно заправила волосы под шляпку. Позавтракав хлебом с сыром и выпив чашку чая, девушка еще повеселела и решила посмотреть, как выглядит театр. В конце концов, здесь, в Рочестере, ее никто не знает, поэтому вряд ли существует опасность быть узнанной.
И все же, выходя из комнаты на улицу, она осторожно огляделась. Их жилище находилось над лавкой, где продавались портьеры, почти в самом центре города. Вчера ей никак не удалось бы увидеть окрестности, поскольку ее привезли сюда в закрытой повозке. А теперь Бланш с любопытством посматривала по сторонам. Над рекой возвышалась квадратная средневековая башня, отбрасывавшая тень на древний собор. Девушка миновала его и по аллее вышла к театру, а там быстро отыскала вход на сцену. Она отворила дверь, переступила порог и остановилась, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте.
– Эй, а что это вы здесь делаете, девушка? – вдруг раздался чей-то голос. – А мы-то надеялись, что вы сидите в безопасности в своей комнате.
– Так оно и было, – Бланш улыбнулась, узнав Макнелли, который сидел на высоком стуле возле двери. – Но мне там ужасно тоскливо.
– Жилю это не понравится, – Макнелли был серьезен и не улыбнулся в ответ. – Не хотелось бы, чтобы за вами пришли сюда стражники.
Пораженная его холодностью, она возразила:
– Но если я буду весь день сидеть в комнате, хозяин может заинтересоваться, почему я не в театре. Разве нет? А потом, не сомневаюсь, что мистер Вудли тоже здесь.
Макнелли обреченно махнул рукой.
– Ладно, Бог с вами. Только не мешайте.
– Постараюсь. – Девушка проскользнула в гримерную. За соседней дверью то громче, то тише звучали голоса, и она подумала, что там, очевидно, играют какую-то пьесу. Вскоре она узнала шекспировский текст и, проскользнув между двумя перегородками, выглянула на сцену.
До этого дня Бланш ни разу не была в театре. У ее родных вечно не хватало денег, чтобы тратить их на развлечения, домохозяйка в Лондоне считала это зрелище безнравственным, так что девушка не знала, чего ждать от первой встречи с этим загадочным местом.
Пол на сцене был покрыт толстым слоем пыли, а сверху свисал потертый, обтрепавшийся бархатный занавес. За краем сцены в темноту уходили ряды скамеек, на которых, очевидно, и размещалась публика, приходящая на спектакль. Высоко вверху висела большая люстра со множеством пока погашенных свечей, а на самой сцене в эту минуту находилось несколько человек, стоявших в разных позах. Еще одна женщина, Бланш ее уже, кажется, встречала, расхаживала в углу взад и вперед, прищурившись, посматривала в листок бумаги и что-то тихонько бормотала. Основная масса актеров во главе с Жилем стояла в центре сцены. Все они читали стихи, жестикулируя при этом, иногда останавливались, замолкая, потом пробовали какие-то другие жесты, и порой казалось, что они вот-вот поругаются. В глубине сцены Бланш заметила Фебу. Девушка сидела на ящике и казалась одинокой и печальной.
Бланш сразу почувствовала жалость к этой несчастной девушке. Она вообще всегда старалась помочь тем, кому плохо, а Феба казалась здесь такой неприкаянной, ее так хотелось поддержать и утешить! Бланш подумала, что они обе чувствуют себя чужими в среде бродячих комедиантов, это явно не их стихия. Поэтому, не раздумывая, она тут же направилась к юной актрисе, присела с ней рядом и спросила:
– Что они тут все делают?
Феба от неожиданности едва не подпрыгнула, но тут же узнала гостью и успокоилась.
– Кто? Актеры? Они сейчас прогоняют акт. То есть репетируют.
– Что это значит?
– Это значит, что мистер Роули, мой муж и все остальные решают, где стоять во время спектакля и как двигаться.
Бланш смотрела некоторое время на артистов, чувствуя, что не очень понимает, о чем идет речь.
– А что будет потом? – поинтересовалась она.
– Потом будут репетировать другую сцену. – Феба уселась поудобнее, подперла ладонями щеки и стала похожа на маленькую девочку. – В этом акте я тоже буду играть.
Бланш изумленно посмотрела на нее.
– Неужели вы участвуете в этой пьесе?
– Да, конечно. – Феба взглянула на нее так, словно она сказала какую-то глупость.
Бланш подвинулась чуть поближе и спросила:
– Я могу чем-нибудь помочь?
На самом деле она в глубине души надеялась, что Феба все-таки откажется, но та безнадежно сказала:
– Хорошо, если бы кто-то помог мне выучить мою роль.
– Выучить роль? – не поняла Бланш.
– Да. Понимаете, я занята в сцене, которая у меня никогда не получалась. Если бы кто-нибудь читал за одного героя, то я бы смогла быстрее заучить свои слова. Молюсь Богу, что не перепутаю чего-нибудь.
– Хотите, я попробую? – предложила она. Феба посмотрела на нее с надеждой.
– Ой, как здорово! – В одно мгновение лицо девушки осветилось такой радостью, что Бланш даже поразилась, никак не ожидая от своей новой подруги такого всплеска эмоций. – Вот, держите, это ваша роль.
С этими словами она сунула Бланш несколько мятых листков с текстом, и та бегло их просмотрела. Господи, что она делает!
– Откуда мне читать? – спросила она.
– С самого начала, там, где слова Дункана.
– Ага, хорошо. – Бланш тут же сделала, как ее просили.
Феба ответила ей своей фразой, и Бланш внезапно поразилась тем изменениям, которые на ее глазах произошли с юной актрисой. Голос у девушки стал глубже, женственней, и сама она как будто выросла, постарела, даже во взгляде появилась некая усталость, как у умудренной опытом женщины. Добровольная помощница изумленно смотрела на актрису, пока та не толкнула ее локтем.
– Ну же, теперь ваши слова.
– Что? Ах да! – Бланш торопливо прочитала свою реплику, пытаясь понять, каким образом девушка смогла так мгновенно измениться. В следующую секунду Феба поморщилась.
– Нет, не так! Вы же король, понимаете? Вы должны говорить веско, уверенно. Попробуйте еще раз!
Сумасшедший дом, – подумала Бланш. Один актер ходит из угла в угол и разговаривает сам с собой, другие спорят о том, где им стоять, чтобы сказать слова, написанные кем-то еще. Полный идиотизм! Неужели Феба ожидает, что она всерьез увлечется всем этим бредом? И все-таки Бланш откашлялась и, стараясь говорить грубым мужским голосом, прочитала строку еще раз.
Феба хлопнула в ладоши.
– Вот! Теперь значительно лучше, продолжайте!
Новоявленная актриса не очень поверила ей, но все-таки вспомнила, как Феба настаивала: «Поверьте в то, что вы говорите». Ну ладно – подумала она и следующую реплику произнесла громко, уверенно, так, как, по её мнению, должен был говорить государь.
Феба тут же ответила, мгновенно войдя в образ знатной дамы, причем сделала это настолько убедительно, что Бланш, совершенно непроизвольно, сама заговорила ей в тон. Они произносили реплику за репликой, фразу за фразой, леди Макбет на глазах становилась очаровательной и в то же время коварной. Бланш словно сама превратилась в мужчину, правителя, опутанного сетями предательства, но не желающего в это поверить. И ни одна женщина, даже такая сильная и властная, как леди Макбет, не сможет поколебать его убежденности, ведь он – король! Феба произнесла последнюю реплику. Бланш посмотрела в листок. Ее роль окончена, но она могла бы прочитать за другого персонажа, если Феба желает… Внезапно в зале раздались аплодисменты; и Бланш удивленно оглянулась вокруг. Те самые люди, которые недавно репетировали свои роли и спорили о том, где кому стоять, теперь окружили их с Фебой и хлопали. И только тогда она перевела дыхание и окончательно пришла в себя. Оказывается, она не в сыром мрачном шотландском замке, а в пыльном, маленьком театре, находящемся в провинциальном английском городке. Странно, у нее появилось такое чувство, будто она и, правда король.
– У тебя все здорово получилось, – наконец смогла сказать Бланш своей партнерше.
– Правда? – Феба вопросительно посмотрела на мужа. – Жиль, все правильно?
– Очень хорошо, я знал, что у тебя получится. – Он обнял жену и вдруг спросил: – Ты уже выступала на сцене?
Бланш оглянулась, думая, что он разговаривает с кем-то еще, и тут же поняла, что вопрос адресован к ней.
– Я? – изумилась она. – Нет, конечно, нет.
– М-да, – как-то непонятно хмыкнул актер и положил руку жене на плечо. – Пойдем, дорогая, ты нам понадобишься в следующей сцене.
– Правда, у меня получилось? – Феба посмотрела на мужа. Бланш не расслышала ответа, зато она заметила, какой быстрый, исполненный любви взгляд бросила девушка на своего возлюбленного, а тот в ответ нежно прижал ее к себе. Сама Бланш в эту минуту почувствовала себя неловко, будто она подглядывала.
К ней тихо приблизился Саймон и сел на ящик, на котором только что сидела Феба.
– Хорошая игра, милая принцесса, – сказал он. – Очень интересная трактовка образа.
– Кажется, обыкновенная молоденькая девушка, но я и вправду поверила, что передо мной леди Макбет. Она даже стала выше ростом, – сказала Бланш, забыв о грусти и одиночестве.
– Феба? Да, она талантливая. – Он внимательно посмотрел на Бланш, словно изучая, и она, не выдержав ее взгляда, отвела глаза. – Можно попросить тебя прогнать и со мной одну сцену?
Теперь уже Бланш вопросительно посмотрела на него.
– Неужели ты собираешься выйти на сцену?
– Когда за мной гонится полстраны? Нет, – он как-то стеснительно улыбнулся. – Просто я бы хотел сохранить форму.
– Ты знаешь, – она задумчиво посмотрела на собеседника, – когда ты о чем-нибудь просишь, мне все время кажется, что ты играешь роль.
– Ну, не всегда, – его голос неожиданно стал серьезным. – Так ты поможешь мне повторить роль?
Бланш в замешательстве подняла руку, чтобы убрать со лба прядь волос, и вдруг почувствовала, что ее бьет дрожь.
– Похоже, я очень устала, – сказала она. – И потом, я ведь ничего такого не делала, просто читала текст.
– Принцесса, многие продали бы душу дьяволу за то, чтобы читать так хорошо.
– Извини, не поняла.
– Давай прочитаем эту сцену. Только одну, принцесса.
– Может быть. А это из шотландской пьесы? Саймон заразительно засмеялся:
– Ты быстро учишься. Нет, я подумаю о чем-нибудь другом. Скажем, любовная сцена, устроит?
Если он собирался поставить ее в неловкое положение, то ему это явно не удалось. Бланш давно решила для себя, что этому человеку не нужно знать, какие чувства вызывают его взгляды, слова, жесты, а собственные эмоции она уже давно научилась надежно скрывать от посторонних.
– Не думаю, что отрицательные герои заняты в любовных сценах.
Саймон снова рассмеялся:
– Обычно не заняты, точно. Так вот, как ты меня оцениваешь? Отрицательный герой, да?
– А разве не так? – Вот теперь Бланш почувствовала себя неловко под его теплым изучающим взглядом. – Ты и есть отрицательный герой.
– Неужели?
Вместо ответа девушка снова отвела глаза. Ей нужно было знать ответ на этот вопрос, просто необходимо. И тогда она спросила:
– Скажи, ты убил того человека?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Кингслей Мэри



Не скажу,что шедевр,но в полне читабельно.7
Маскарад - Кингслей Мэрис
20.10.2014, 22.54





Так себе. 6 из 10.
Маскарад - Кингслей Мэрината
10.02.2015, 12.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100