Читать онлайн Маскарад, автора - Кингслей Мэри, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Кингслей Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Кингслей Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Кингслей Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингслей Мэри

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25

Саймон мерил шагами чердак, время, от времени подходя к окну, чтобы окинуть взглядом тихие улочки и крыши домов. Еще один закуток в чужом доме. Иногда это бродячее существование начинает порядком надоедать, несмотря на возможность нигде не задерживаться и жить, как хочешь. Иногда ему хотелось, чтобы было такое место, куда он мог стремиться, где его ждали. Дом.
Обстоятельства изменились к худшему. Со вчерашнего дня, когда он и Бланш приехали в Дувр, ему все время приходилось прятаться в комнате Жиля, но прошлой ночью его тайком переправили в этот дом, комнату в котором он делил с Яном. Саймон, как и прежде, был загримирован под старика, но теперь грим был наложен с большей тщательностью, чем тогда в Лондоне, как бы то ни было, стоило кому-нибудь присмотреться, и человек сразу бы понял, что он не так стар, как кажется.
Дверь позади него отворилась, и Саймон резко обернулся, хватаясь за палку, которая одновременно служила и тростью и оружием.
– Спокойно, парень, – сказал Ян, закрывая за собой дверь. – Это всего лишь я.
Ян потер руки, стянул плащ и бросил его на кровать. На людях Ян был всегда сама элегантность, его одежда была всегда вычищена, волосы лежали волосок к волоску, манеры безукоризненны. Среди друзей он становился другим человеком.
– Сегодня чертовски холодно. Больше похоже на осень, чем на лето.
– Наверное, нечего и думать пересечь сегодня пролив?
– Да, если ты не собираешься сделать это вплавь, но плавать я тебе не советую, слишком холодно.
– К чему это ты? – спросил Саймон, увидев, что Ян улыбается. – Что ты делал?
– На этот вопрос у меня имеется несколько ответов. – Ян уселся на удобный стул с низкой спинкой и сцепил пальцы перед собой. – Спорил с человеком о его вкусах в одежде и одновременно давал ему урок плавания, как тебе это нравится?
Саймон ждал. Он знал, что Ян собирается рассказать ему что-то интересное, но не упустит случая обставить все как можно драматичнее.
– Что за человек? – спросил он спокойно.
– Квентин Хейвуд.
– О Господи! – Саймон уставился на Яна. – Он здесь?
– Он знает, что ты в Дувре. И полагаю, это моя вина.
– Почему?
Ян опустил глаза и стал разглядывать свои руки.
– Возможно, он следил за мной.
– Ясно, – кивнул Саймон. – Вот почему тебя освободили из тюрьмы, я должен был догадаться. Ты знаешь, почему он преследует меня?
– К сожалению, да.
– Что ты хочешь этим сказать?
– Ты никогда не задумывался, почему Миллер был убит именно в тот день и час?
Саймон нахмурился.
– Кто-то хотел, чтобы в преступлении обвинили меня. Да, я думал об этом, но не мог представить, кому надо убрать меня.
– Неужели?
– О Боже, – Саймон повалился на кровать. – Ты знаешь?
– Хейвуд.
– Зачем, – Саймон отвернулся от окна и заглянул в глаза Яну. – Зачем он это сделал? И почему ты мне ничего не сказал?
– Я не знаю, зачем он так сделал. Остальное намного сложнее, – произнес Ян, не поднимая глаз.
Саймон скрестил руки на груди.
– Рассказывай. Времени у нас более чем достаточно.
Ян сморщился.
– Хорошо. Говорят, исповедь благотворно влияет на душу. Теперь мы можем проверить это. – Он поднял глаза, и теперь в них не было ни следа смеха. – Хейвуд знал, когда ты пойдешь к Миллеру, потому что я ему сказал.
– И зачем же ты это сделал, позволь узнать.
– Карточные долги. Когда ты сам попал в трудную ситуацию, мне удалось раздобыть значительную сумму. Ее тоже надо было вернуть. Дело чести. Ценой за них была информация о тебе.
– Надеюсь, ты с толком распорядился своими тридцатью сребрениками.
– Если это тебя успокоит, то знай, что не проходит и дня с тех пор, чтобы я не заплатил за свой проступок.
– Как? – взорвался Саймон. – Своим добрым именем? Временем, проведенным в тюрьме? Тебе грозила опасность быть повешенным?
– Не кричи. Тебя могут услышать.
– Мне все равно…
– А должно быть не все равно. Хейвуд запросто может выяснить, где я остановился.
Саймон схватил палку.
– Будь ты проклят. Ты привел его сюда.
– Вообще-то я сбросил его с причала.
– Что?
– Я сбросил его с причала. – Ян, наконец, поднял глаза на Саймона. – На обратном пути я зашел к Жилю, он уже ищет для тебя другое убежище.
– О котором ты, несомненно, сразу же расскажешь Хейвуду.
– У меня больше нет карточных долгов.
– Проклятие, Ян, моя жизнь в опасности, а ты имеешь наглость шутить.
– Прости! Прости. Но я и представить себе не мог, что дойдет до такого. Сядь. Пожалуйста.
Саймон посмотрел на Яна. В глазах последнего была мольба. За обманчивой легкомысленностью кроется сложный, чуткий человек. Иногда он проявляет себя, но только иногда.
– Расскажи мне все по порядку, иначе я выбью из тебя правду, – прорычал он, садясь на кровать, его гнев постепенно утихал. Даже в такой ситуации он не мог долго злиться на Яна. Ян кивнул.
– Я не стал бы винить тебя, если бы ты так сделал. Что ж, слушай. Все началось в Кентербери. Мы еще тогда так успешно выступали в Королевском театре. Помнишь?
– Да.
– Я встретил Хейвуда в гримерной комнате. Нас представили друг другу. Я не помню, кто, но мы разговорились. Тогда его звали не Хейвуд, если тебе интересно. Он представился как Тэнси. Мы отправились в таверну, и выпили, причем немало, – он нахмурился. – По крайней мере я.
– И что было дальше?
– Боюсь, я слишком много болтал. Он интересовался не только тобой. Казалось, ему были интересны театральные сплетни. Через несколько дней он снова пришел в гримерную комнату, потом он пригласил меня на обед и представил некоторым друзьям. Мы выпили, сыграли в карты… – Ян развел руками. – Думаю, об остальном ты и сам догадываешься.
– Ты проиграл.
– И достаточно большую сумму. Я был так рад, когда Хейвуд заплатил за меня. Он сказал, что он мне друг и не будет настаивать на немедленном возврате долга. Я ответил, что благодарен ему, потому что в противном случае мне пришлось бы идти к ростовщику, и я закончил бы как ты.
– Ага. Значит, мы подходим к главному.
– Да. Он начал расспрашивать о тебе, Саймон. Но тогда мне показалось, что его неприязнь направлена на Миллера.
– Да что ты. Почему? Ян потер нос.
– Боюсь, я не помню. Слишком много выпил. В любом случае, когда он спросил, что ты собираешься делать, я ему рассказал.
– И? – спросил Саймон, когда Ян замолчал.
– И той же ночью тебя арестовали за убийство Миллера.
В комнате воцарилась гробовая тишина.
– На следующий день Хейвуд пришел в театр и вернул мне долговые расписки.
– Проклятие! Почему ты молчал?
– Я рассказал бы, но Хейвуд как сквозь землю провалился. Никто ничего о нем не знал, по крайней мере, под именем Тэнси. У меня не было доказательств, – произнес Ян. – Ни судья, ни адвокат, ни тюремщики, никто не стал бы меня слушать.
– Он все прекрасно устроил, – сказал Саймон и сжал губы, его гнева как не бывало. Прошлого не вернешь, и Ян сделал достаточно в свое оправдание. Он спас Саймона от веревки.
– Твоя история звучит настолько неправдоподобно, что все подумали бы, что ты пытаешься меня защитить.
– Да, – Ян откинулся на спинку стула, он выглядел постаревшим на десяток лет. – И мне кажется, он устроил так, чтобы миссис Миллер вернулась домой как раз в нужный момент. Но я не могу утверждать наверняка.
– Расскажи, как случилось, что ты сбросил его в воду.
– Ах, это. Мы просто не пришли к общему мнению по поводу его камзола. Красный бархат с золотым шитьем. – Ян содрогнулся.
– Врезать бы тебе хорошенько.
– Но ты ведь не сделаешь этого. Я… Тихо!
– Что? – спросил Саймон, но теперь и сам услышал: ступени лестницы скрипели, но, кроме этого, был еще и другой звук, хлюпающий. Как будто кто-то шел по лестнице в мокрой обуви. Ян и Саймон посмотрели друг на друга и встали по обе стороны двери. Саймон со своей палкой, Ян с тростью-клинком. Послышалось шуршание поправляемой одежды, а затем кто-то громко постучал в дверь.
Бланш не спускала глаз с портрета, медная пластинка на раме сообщала, что это – достопочтенный Джеффри Вернон, и больше ни слова. Сходство с Саймоном было поразительным, хотя вблизи Бланш могла различить кое-какие различия, которые касались не только одежды мужчины, которая вышла из моды двадцать лет назад. Его глаза были светло-карие, у Саймона темные. Нос был тоньше, подбородок более округлой формы. Это не Саймон, но кто-то достаточно похожий на него, чтобы быть его братом-близнецом. Кто же он?
– Гм! – послышался голос позади нее, Бланш повернулась и увидела дворецкого, который впустил ее в дом. – Виконтесса очень сожалеет, но она сегодня не принимает.
– Кто это? – спросила Бланш, указывая на портрет.
Дворецкий снова едва удостоил ее взглядом.
– Я думаю, там ясно написано. Это – достопочтенный Джеффри Вернон. – Он должен был стать четвертым виконтом, – ответил дворецкий, и выражение сожаления на лице сделало его немного человечным.
– Должен был стать?
– Он умер много лет назад. – Слуга опять надел маску бесстрастного дворецкого. – Виконтесса не сможет принять вас. Я вас провожу.
Бланш, бросив последний взгляд на портрет, направилась к двери, которая через мгновение захлопнулась за ней, оставив стоять на улице в полной растерянности.
– Мисс? – позвал ее Макнелли. – С вами все в порядке?
Бланш вздрогнула и посмотрела на него.
– О да! Нам лучше уехать, – сказала она шепотом и взобралась на телегу. – Здесь кроется какая-то загадка.
Макнелли удивленно посмотрел на нее, но от дальнейших комментариев отказался, за что Бланш была ему очень благодарна. Погрузившись в свои мысли, она не заметила всадника, который двигался им навстречу. Макнелли свистнул, она подняла глаза и тут же застыла. Это был Квентин Хейвуд.
Квентин обернулся и посмотрел вслед удаляющейся повозке. Он мог поклясться, что в ней сидела Бланш Марден. Она выглядела старше и грузнее, но это ничего не значило. Скорее всего, маскировка. Что она здесь делала?
Он какое-то время следил за повозкой, затем пожал плечами и поехал по дорожке к дому. Еще несколько часов назад он, не задумываясь, бросился бы в погоню, но с тех пор многое изменилось. С него хватит. Он выходит из игры.
На это он решился после одного происшествия, которое другим людям показалось бы сущей ерундой. Мужчина с ограниченным количеством денег и хорошим вкусом не может позволить, чтобы его прекрасную дорогую одежду превращали в тряпки. В этих бесконечных погонях он потерял пару туфель, несколько пар брюк и дорогой парик. А теперь еще и его новый камзол из красного бархата с золотым шитьём был безнадежно испорчен водой Дуврского пролива. Это уже переходило все границы. Он объездил пол-Англии, выполняя поручение Гонории. А что в ответ? Только убытки и унижения. Пришло время Гонории платить.
Около дома он бросил поводья конюху и вошел внутрь, небрежно взяв шляпу подмышку. Дворецкий почтительно поклонился и ушел доложить виконтессе о его прибытии, затем вернулся, чтобы проводить Квентина в ее будуар. Пока он ждал, его не покидала мысль об увиденном на дороге.
Гонория раскинулась на тахте, обитой синим бархатом. Одна рука покоилась на спинке, выгодно подчеркивая изгибы ее роскошного тела.
– Ну? Есть какие-нибудь новости?
– Да, – ответил Квентин, пристроил шляпу и уселся в одно из глубоких бархатных кресел, которые стояли в комнате. Вся комната была выдержана в синем и золотом. – Что мисс Марден здесь делала?
– Кто?
– Марден. Которая была с… актером.
Гонория нахмурилась:
– Ты говоришь загадками, Квентин. Никого здесь не было.
– Нет? Я только что видел, как она ехала от дома к воротам.
– Ах, теперь я понимаю. Женщина от какого-то благотворительного общества добивалась встречи со мной.
– Она была загримирована, – терпеливо сказал Квентин. – Говоришь, ты не видела ее?
– Конечно, не видела, – Гонория подалась вперед, забыв о своей вальяжной позе. – Ты серьезно считаешь, что попутчица актера была здесь?
– Да.
– Почему ты не остановил ее? – спросила она, поднялась и начала мерить шагами комнату. – Правда, Квентин, ты иногда меня просто удивляешь.
Квентин смотрел на нее поверх своих рук. Она, как обычно, была одета в открытое платье из голубого шелка, волосы разметались по плечам, а тело, о, это тело! Но почему-то теперь оно не вызывало в нем никаких эмоций. Интересно, почему он вообще обратил на нее внимание.
– Значит, вот какие комплименты я получаю за все, что я для тебя делал, – пробормотал он.
Она обернулась и впилась в него взглядом.
– Ты думаешь, это смешно? Шутка?! Квентин, я предупреждаю тебя…
– Избавь меня, пожалуйста, от своих угроз. – Он лениво поднял руку. – Гонория, мне кажется, нет, я уверен, что вижу морщинки в уголках твоих глаз.
Руки виконтессы взлетели к лицу, затем опять опустились.
– Я не потерплю оскорблений, Квентин.
– Жаль, – продолжил он. – Ты была настоящей красавицей, а теперь… в тебе появилось что-то вульгарное. Думаю, любовь моя, ты используешь слишком много пудры и румян.
– Ты испытываешь мое терпение, Квентин. Говори, зачем пришел, и убирайся.
– Твои слова заставляют задуматься, какой была бы награда, если бы я остался. Но, любовь моя, я сделаю, как ты просишь. На самом деле, я пришел сказать тебе именно это. На меня можешь больше не рассчитывать.
Гонория смотрела на него какое-то время, затем запрокинула голову и рассмеялась:
– Ты шутишь, Квентин? Я могу в любой момент сдать тебя властям. Просто найду человека, который заявит, что видел, как ты уходил из дома Миллера. А если я заплачу достаточно, он добавит, что на твоей одежде была кровь.
– Что ж, очень жаль. Тогда мне придется рассказать твоему мужу, что я знаю о Фаулере.
Гонория замерла.
– Фаулер? Я не знаю, о чем ты говоришь. Квентину доставляло удовольствие видеть, как Гонория понимает, что больше не может контролировать ситуацию.
– А мне кажется, что знаешь. Этан Фаулер. Он служил здесь дворецким, он обокрал вас, унес не только деньги, но и ценные вещи. А затем трагически закончил свою жизнь на дне пролива. – Он покачал головой. – Или я неправильно назвал имя?
– Он был вором, – процедила Гонория. – Хотя мы не могли доказать этого. Но зачем ворошить прошлое?
– Куда подевался весь твой пыл, Гонория, – спросил Квентин с усмешкой. – По-моему, одна из украденных вещей представляла очень большую ценность, ведь это была миниатюра первого виконта. Она была похожа на эту.
Гонория подбежала к нему, когда он вынул из кармана миниатюру, на которой был изображен мужчина в королевском мундире, волосы были завиты в локоны. Само изображение не представляло особой ценности, но рамка была из чистого золота, инкрустированная жемчугом и рубинами.
– Где ты ее взял?
– Чудесная вещь, и очень ценная. Я понимаю, почему ты не смогла расстаться с ней, – он улыбнулся. – Я нашел ее в твоей шкатулке с драгоценностями, любовь моя. Разве ты не заметила пропажи? Нет? Очень неосмотрительно с твоей стороны. – Он неодобрительно покачал головой. – Ты должна быть очень осторожна, Гонория. Не надо оставлять подобные вещи там, где их может увидеть кто угодно.
Она стояла в нескольких шагах от него, вытянув руки, как будто собиралась выхватить у него миниатюру.
– Я заперла шкатулку.
– Значит, ты признаешь, что это твоих рук дело. Теперь она у меня, – он подбросил портрет в воздух, поймал его одной рукой и снова спрятал в карман. – Думаю, виконт очень заинтересуется этой вещицей.
– Он не поверит тебе.
– Возможно, – согласился он. – Но ты же не хочешь испытать судьбу? Насколько я помню, он был тогда очень расстроен. А теперь он может еще больше огорчиться. – Квентин выдержал паузу. – Похоже, мы с тобой квиты.
– Почему ты это делаешь? После всего, что между нами было…
– Ты использовала меня. Пока я колесил по Англии, выполняя твое поручение, ты сидела здесь в безопасности. А что я получил взамен? Ни слова благодарности. А если бы что-то пошло не так, ты обвинила бы во всем меня, разве не так? Ах, не отвечай, любовь моя, я все вижу по твоим глазам! – Он поднялся. – Я поступил глупо, когда позволил тебе командовать мной, но этому пришел конец. Я выхожу из игры.
Когда-то он любил ее или думал, что любит. Большая глупость с его стороны.
– Мне все равно, – сказал он, вышел из комнаты и очень тихо затворил за собой дверь.
Стук в дверь повторился. Ян и Саймон ждали, держа оружие наготове.
– Ян! Ты там или нет, парень?
– Жиль, – произнес Ян, одновременно с Саймоном опуская трость, и открыл дверь.
Жиль вошел в комнату.
– Хейвуд здесь, – объяснил ему Саймон Жилю. – Ян разговаривал с ним.
Жиль поморщился.
– Понятно. Но я не имею ни малейшего представления, куда мы можем тебя спрятать. Ты видел Макнелли?
– Сегодня нет.
– Ладно, неважно. Он говорил что-то насчет того, что поедет на побережье. Может быть, договориться о тебе. Но сегодня ты точно никуда не поедешь.
Саймон кивнул. Вдруг в дверь снова постучали. Трое мужчин замерли.
– Это я, – послышался голос Бланш, и все тут же расслабились.
Саймон открыл дверь и впустил ее.
– У меня есть новости.
Она приложила руку к груди, и Саймон заметил, что она запыхалась. Одетая в черное, с прикрытыми чепцом волосами, она выглядела намного старше.
– Я видела Квентина Хейвуда менее часа назад.
– В Молтон-Холле.
– Поместье Стентона? – спросил Жиль. – Что вы там делали?
– Проклятие! – Саймон упер кулаки в бока. – Ты ездила повидать виконтессу?
– Да, но она не захотела принять меня. Саймон, я видела кое-что странное…
– Бланш, это было опасно. О чем ты только думала, так глупо рискуя своей жизнью?
Бланш выпрямилась, сцепила руки перед собой и задрала подбородок. Прямо у него на глазах она стала совсем другим человеком.
– Думаю, – сказал Ян, – мне следует пойти и выпить пива, присоединишься ко мне, Жиль?
Жиль не смотрел на него.
– М-м-м… Что?
– Пиво, Жиль, – повторил Ян, взял его за руку и повел к двери. – Мы обсудим, где можно тебя спрятать, – сказал он Саймону. – Это займет не больше двадцати минут.
Саймон кивнул, дверь закрылась, и он остался с Бланш наедине.
– Ну? Зачем ты поехала в Молтон Холл?
– Не говорите со мной таким тоном, сэр! – Бланш присела на стул, ее спина была абсолютно прямой, складки юбки в строгом порядке, выражение лица непреклонно. – Я этого не потерплю!
Саймон ухмыльнулся:
– Ну и кого ты изображаешь?
– Леонору Хиглзби, – ответила Бланш нормальным тоном и стала развязывать ленты на чепце. – Несносную старую деву. Я думала, если притворюсь, что пришла за пожертвованием для благотворительного общества, виконтесса примет меня.
– И что дальше, Бланш? Ты бы спросила у нее, какое она имеет отношение к убийству Миллера?
– Знаю, это звучит глупо, но ответ там, Саймон. – Ее лицо стало серьезным. – Я видела портрет мужчины, который выглядит как твой брат-близнец.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Кингслей Мэри



Не скажу,что шедевр,но в полне читабельно.7
Маскарад - Кингслей Мэрис
20.10.2014, 22.54





Так себе. 6 из 10.
Маскарад - Кингслей Мэрината
10.02.2015, 12.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100