Читать онлайн Маскарад, автора - Кингслей Мэри, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад - Кингслей Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад - Кингслей Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад - Кингслей Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кингслей Мэри

Маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Жизнь бродячих артистов всегда была нелегкой. Актеры, игравшие заглавные роли, еще могли проживать в относительно удобных комнатах, сдававшихся на постоялых дворах, но остальным приходилось довольствоваться тем, что попадется. На этот раз для них нашелся амбар, неподалеку от Рочестера, где они и обитали все вместе, мужчины и женщины, в страшной тесноте. Там же пришлось скрываться и Саймону, где его на третий день навестил Макнелли.
Саймон сидел на связке соломы и наблюдал, как некоторые актеры репетировали перед представлением. Убогая обстановка была ему тоже не в новинку, он многое повидал за свою жизнь.
– Кто-нибудь знает, кто он и что ему нужно? – спросил он Макнелли.
Казалось, Саймон был совершенно спокоен, он сидел, облокотившись на стену амбара, и покусывал соломинку. Но на самом деле его взгляд не упускал ни одной мелочи, он видел все, вплоть до сеновала, где актеры спали, покрытого соломой пола и открытой двери. Он провел здесь уже три дня, и это ему порядком надоело.
– Не думаю, и, скорее всего, никто ничего так и не узнает, если, конечно, он не появится снова. Одетт настаивает на том, что не помнит его, хотя мисс Марден настаивает на обратном. Если хочешь знать мое мнение, – Макнелли откашлялся, – то я думаю, тот господин просто недостаточно предложил нашей Одетт.
Саймон кивнул. Он хорошо знал подобный тип женщин. Они становились актрисами не из-за любви к театру, а из-за возможности найти состоятельного мужчину, который содержал бы их. Бланш была совсем другой, она создана быть актрисой. Она – порядочная девушка, а порядочные девушки не становятся актрисами.
Подумав об этом, Саймон вновь почувствовал себя неловко. Его мысли без конца возвращались к тому, как он поступил с ней, испортил ей жизнь, вырвал из спокойного, безопасного мирка, в котором она пребывала, пока не встретила его. Бланш довольно быстро сошлась со многими актерами, но все же эта жизнь была не для нее. Она должна иметь свой дом, заботливого мужа, детей. Эта мысль снова повергла его в отчаяние. Дети – это последнее, что он желал от женщины.
– В ней что-то есть, – тихо сказал Макнелли, проследив за взглядом Саймона.
– В Фебе? Конечно, она очень талантлива.
– Нет, я говорю о мисс Марден, – Макнелли почесал подбородок, – Жиль снова хочет дать ей роль.
Саймон посмотрел на друга.
– Но это невозможно. Что будет, если ее узнают?!
– Конечно, это рискованно, но если она опять будет играть мужскую роль, и при том ей не надо будет много говорить, думаю, все обойдется.
– Нет, – воскликнул Саймон, – я не позволю.
– Неужели?
Макнелли посмотрел на него вопросительно и вместе с тем удивленно.
– Она тебе нравится, это ясно как божий день.
– Нет.
– Кого ты пытаешься обмануть! Я же вижу, как ты на нее смотришь, – Макнелли не обращал внимания на гневные взгляды, которые Саймон бросал на него. – Я тебя понимаю. Она хорошенькая, особенно волосы. Миленькое личико и хорошая фигура – особенно в мужской одежде.
– Макнелли, если ты не замолчишь, то скоро недосчитаешься нескольких зубов.
Макнелли ухмыльнулся:
– Я не хотел тебя обидеть, парень, кроме того, мне кажется, ты ей тоже нравишься.
Саймон откинулся назад.
– Очень надеюсь, что ты ошибаешься.
– Это еще почему? Что плохого в том, что ты нравишься девушке?
– Только благодаря мне она оказалась там, где ей совсем не место.
– Ты не прав. Пусть она сама решит, где ее место.
– Проклятие! – пробормотал Саймон. Он уже задыхался в этом сарае, но ничего не мог с этим поделать. Кроме того, мысли о Бланш не давали ему покоя. Да, она действительно ему очень нравилась, но в том положении, в котором они находились сейчас, о проявлении чувств не могло быть и речи.
Неожиданно он вскочил и направился к выходу, как вдруг кто-то схватил его за руку.
– Нет, мой мальчик, тебе лучше не выходить на улицу, – сказал Жиль, уводя Саймона от двери, – ты же не хочешь, чтобы с твоей шеей произошли необратимые изменения.
– Черт возьми! – выругался Саймон, напряжение последних дней давало о себе знать. – Мне надоело, что каждый указывает мне, что делать. Я пойду туда, куда мне захочется.
– Ну что ж, ладно, – Жиль посмотрел на него пытливым взглядом, – мне нужен кто-нибудь, чтобы порепетировать сцену дуэли. Может, это тебя взбодрит.
– Хорошо, – сказал Саймон раздраженно и последовал за Жилем.
В свободном углу сарая, подальше от людей двое мужчин взяли выкрашенные деревянные мечи и встали друг против друга. Сцены дуэлей необходимо было репетировать с особенной тщательностью. Каждый выпад, каждый удар должен быть доведен до совершенства, но вместе с тем ни один из актеров не должен пострадать. Саймон пару раз уже участвовал в подобных сценах, хотя ни разу в жизни не держал в руках настоящей шпаги, что касается Жиля, то ему такие сцены были тем более не в новинку.
– Для какой это пьесы? – спросил Саймон, поднимая свое оружие для приветствия.
– «Отмщенная честь». Третьесортная мелодрама, но публика будет в восторге. Завтра первое представление. Начнем с того, что я неожиданно нападаю.
– Но все-таки мне удается парировать удар, – сказал Саймон и выставил шпагу. Раздался звук удара дерева о дерево. – Какую роль ты играешь?
– Злодея. В этом месте следи за своими движениями. Это была бы твоя роль, но, к сожалению, за твою голову назначена уж очень высокая награда.
На этот раз Саймон нападал и ранил противника в руку.
Жиль поднял руку, останавливая поединок.
– Не так, – он нахмурился, – ты достанешь меня, но не так скоро. Наш злодей – опасный противник. А ты – молодой герой, который пойдет на все ради возлюбленной. Попробуем еще раз.
Оружие Жиля замелькало в воздухе, нанося несметное количество ударов.
– Теперь отступай назад, как будто не можешь устоять. Все должно выглядеть так, как если бы ты был слабее противника.
– Но я выше тебя, – засмеялся Саймон.
– Это не играет никакой роли в фехтовании, – послышался голос позади них.
Вздрогнув, Саймон оглянулся и увидел Бланш, которая сидела на земле, скрестив ноги и уперев подбородок в руки.
– Ловкость и быстрота вот что от вас требуется.
Саймон утер пот со лба, в амбаре было довольно жарко, тем более для упражнений в фехтовании.
– Откуда ты знаешь? – спросил он девушку.
– Вы неправильно держите оружие, – она обращалась к Жилю, совершенно игнорируя Саймона. – Ваш противник без труда выбьет шпагу у вас из рук, и что тогда?
– А как я должен держать? – спросил Жиль с улыбкой.
– Вот так.
Бланш грациозно поднялась и взяла шпагу из его рук.
– Пальцы плотно обхватывают рукоятку, а большой палец вот сюда. Чувствуете разницу?
– Да, так намного удобнее, – Жиль нахмурился и тоже вытер лоб, – Неужели вы действительно умеете фехтовать, мисс?
– Как ни странно, да.
Она протянула руку. Жиль посмотрел на Саймона, ухмыльнулся и отдал Бланш оружие. Она подхватила юбки, выставляя напоказ пару стройных лодыжек, соблазнительных даже в толстых чулках.
– Шесть лет занятий фехтованием с хорошим мастером должны были научить меня хоть чему-нибудь. Защищайтесь, – сказала Бланш и бросилась в атаку, через секунду шпага Саймона лежала на полу.
Хохот Жиля нарушил воцарившееся после этого молчание.
– Еще никому не удавалось победить Саймона.
– Да, это большая редкость, – произнес тот, нагибаясь, чтобы поднять шпагу, – особенно в поединке с женщиной.
– Неужели вы когда-нибудь состязались с женщиной? – удивилась Бланш.
– В этом деле я большой мастак, – Саймон усмехнулся и с удовольствием отметил во взгляде девушки растерянность. Она не знала, что он имел в виду на самом деле.
– А вы сражались с мужчинами?
– Довольно часто, – ответила Бланш с полной серьезностью. – Если хотите, я могу помочь отрепетировать эту сцену.
– Вперед, мисс.
Жиль уселся на пол, в предвкушении развлечения:
– Ну же, начинайте.
Бланш помедлила, затем, пожав плечами, повернулась к Саймону:
– Если вы не возражаете.
Тот поклонился:
– Вперед, Макдаф.
Бланш нахмурилась, ей показалось, что Саймон смеется над ней. Наконец, она подняла шпагу в приветственном жесте.
– Ну что ж, хорошо. Итак, колени немного согнуты, голова высоко поднята.
– Это я и так знаю.
– Что там, в пьесе, – Бланш обратилась к Жилю. – Кто кого должен убить?
– Я умираю в конце. Это надо будет видеть!
– Не сомневаюсь, – пробормотала Бланш без тени насмешки. – Лучше представить все так, как будто ваши силы примерно равны. Главный герой не должен легко выиграть схватку.
– Я ему этого не позволю.
– Как его имя?
– Сэр Адриан.
– Конечно, первым нападает сэр Адриан.
– Это еще почему? – вмешался Саймон, заинтригованный ее поведением и раздраженный тем, что его игнорировали.
– Потому что он – злодей, почему же еще?
– Но герой… Как там его зовут, – обратился он к Жилю.
– Люсьен.
– Но Люсьен зачинщик?
– Положительные герои не начинают драк.
– Да, они их заканчивают, – сказал Саймон и, решив, что роль негодяя ему подходит больше, ринулся в атаку. Его меч должен был ранить ее в плечо, но вместо этого Бланш немного изменила положение так быстро, что это едва было заметно, и шпаги скрестились, краска полетела во все стороны. Прежде чем Саймон опомнился, Бланш отступила и через секунду кольнула его в руку.
– Вот и первая кровь, – с самодовольной улыбкой сказала девушка. – Следи за своими движениями, Саймон.
Она опять отступила, и Саймон, потеряв равновесие, едва не упал.
– Необходимо всегда сохранять равновесие, – продолжала Бланш нравоучительным тоном.
Саймон выпрямился и посмотрел на нее изучающим взглядом. Надо быть осторожнее, нельзя позволить ей победить еще раз. Сила – не единственное преимущество.
– Прежде всего, нужно действовать быстро, – говорила Бланш.
– Защищайтесь, – произнес он спокойно и поднял шпагу. Настоящий поединок между ними начался задолго до этого.
Бланш тоже подняла оружие:
– Хочу сказать, для начала неплохо. Кроме того, умный злодей производит впечатление более опасного.
– И если вы сейчас в роли героя, вы не допустите, чтобы мои выпады остались без ответа. Тем более что вы сражаетесь за честь женщины.
– Пусть Бланш будет злодеем, – неожиданно сказал Жиль.
Саймон уронил меч и нагнулся поднять его.
– Почему?
– Чтобы я мог поучиться у нее приемам. Я хочу быть умным Злодеем, – объяснил Жиль с насмешкой в голосе.
– Ах да, тогда конечно, – ответил Саймон.
– Тогда я начинаю, – сказала Бланш и сделала резкий выпад. Саймон едва успел его отразить.
– А я защищаюсь.
Теперь Саймон сделал выпад, вложив в него всю силу, но Бланш ухитрилась парировать его. То и дело слышался звук удара дерева о дерево, соперники то сближались, то расходились, переводя дух.
Наконец девушка подалась назад, затем восстановила равновесие и, защищаясь, подняла шпагу:
– Но я не собираюсь сдаваться.
Она снова бросилась на Саймона, нанося бесчисленное количество ударов, которые он, хотя и с трудом, парировал.
Неожиданно шпага Бланш скользнула по плечу Саймона.
– Она задела тебя, – спокойно сказал Жиль. – Надо быть осторожнее.
Бланш остановилась и подняла руки.
– Неужели на сцене вы пользуетесь настоящим оружием?
– Приходится. Зрители освищут нас, если мы выйдем с деревянными мечами. Конечно, их можно покрасить серебряной краской, но невозможно заставить их звучать как сталь или выглядеть как настоящее оружие.
– На шпаги надеваются специальные наконечники.
– Все равно, это очень опасно. Бланш нахмурилась.
– Поэтому мы и репетируем подобные сцены с такой тщательностью, – Жиль махнул рукой. – Продолжайте.
– Это всего лишь игра, – сказал Саймон и сделал неожиданный выпад.
Но противник так просто не сдался. Бланш воспользовалась тем, что во время атаки Саймон открылся, и, бросившись вперед, достала его в другую руку.
– Номер два, – сказала она, тяжело дыша. – У меня появилось преимущество.
– Ты хочешь сказать, у негодяя?
Саймон снова начал отступать, только защищаясь.
– Да, а если ты будешь держать шпагу немного под углом, вот так, все будет выглядеть очень правдоподобно, но ты никого не заденешь.
– Но ведь тогда я выиграю поединок, – сказал Саймон мягко.
Атака, отступление и снова атака! Рост и сила, несомненно, были преимуществом Саймона. Бланш явно начинала выдыхаться, она только защищалась, постепенно отступая.
Герой должен выиграть поединок, иначе все потеряно, и Саймон, собрав все силы, бросился вперед. Борьба велась не на шутку, дерево заскрежетало, и шпаги стали подниматься, пока Бланш и Саймон не оказались прижатыми друг к другу.
Некоторое время никто не двигался, лицо Бланш, раскрасневшееся после поединка, было так близко, что он мог чувствовать ее прерывистое дыхание. Сердце Саймона учащенно забилось, и у него появилось чувство легкого возбуждения.
– Браво! – закричал Жиль, нарушив тишину, воцарившуюся в амбаре, и все актеры зааплодировали. Саймон удивленно посмотрел вокруг, в какой-то момент он совсем забыл, где находится.
– Браво, – повторил Жиль и, обняв Бланш за плечи, отвел ее в сторону, – но, увы, по сюжету пьесы мне все-таки придется умереть от руки героя.
– Да, – ответила Бланш, ее голос звучал как будто издалека, она то и дело оборачивалась и смотрела на Саймона, – я совсем забыла, что мы репетировали для представления.
– Все было очень правдоподобно, – успокоил ее Жиль. – Как раз то, что нужно.
– Боже мой! Я совсем забыла, что обещала миссис Степлс помочь с костюмами, – воскликнула Бланш и, бросив меч, побежала к двери.
Когда Бланш покинула сарай, казалось, с ней ушел свет, и Саймон почувствовал себя одиноким.
– Она великолепна, – сказал Жиль, стоя рядом с Саймоном, уперев руки в бока. – Интересно, знает она об этом?
Саймон повернулся к нему:
– Ты не можешь дать ей роль. Уже в прошлый раз было слишком рискованно. Но в этот раз ее непременно узнают.
Жиль нахмурился.
– Я был о тебе лучшего мнения, – произнес он и, повернувшись на каблуках, направился к одной из групп актеров, которые репетировали.
Саймон хотел было его окликнуть, но потом передумал. Пусть Жиль думает, что он печется только о своей шкуре, пусть все так думают, это лучше, чем если бы они знали правду.
Главной проблемой на сегодняшний день были обстоятельства, в которых они оба находились. Он не имел права завязывать близкие отношения ни с Бланш, ни с любой другой женщиной, пока над ним висит угроза быть повешенным, пока Бланш думает, что он виновен в преступлении, в котором его обвиняют. Он не мог решиться изменить свою жизнь, пока не докажет обратное!
Миссис Степлс, костюмерша, действительно нуждалась в помощи. В большинстве случаев актеры на сцене играли в обычной, повседневной одежде, но и за ней требовался уход. Бланш невольно поморщилась, когда из груды одежды выбрала рубашку, которая не только прохудилась на локтях, но и пожелтела от пота.
Она сидела на бревне у стены сарая и уже собралась сделать первый стежок, как вдруг какая-то тень заслонила солнце. Бланш подняла глаза и увидела Саймона.
– Разве тебе не опасно выходить на улицу? – спросила она, прежде чем успела себя остановить.
– Может, опасно, а может, нет, – ответил Саймон и уселся рядом с ней.
Теперь Бланш подумала, что лучше было бы ей остаться в амбаре, лишь бы не находиться так близко от Саймона.
– Что ж, – сказала она, делая вид, что полностью занята починкой рубашки, – если не боишься, что тебя поймают, то я тем более.
Саймон упер подбородок в ладони.
– Если меня поймают, то и тебя тоже.
– И неужели ты думаешь, что я представляю большой интерес для властей?
– Думаю, да. Нравится это или нет, но ты нарушила закон, Бланш, и…
– А чья это вина?
– …мне кажется, что наш таинственный незнакомец интересуется в степени, что и мной.
– Почему?
– Потому что ты расстроила его планы.
– Значит ли это, что и ты поступила бы так же на его месте?
– Нет, хотя мне тоже не нравится, когда надо мной берут верх.
– А ведь так и случилось, – Бланш победоносно улыбнулась. – Признай это. Ты бы не смог победить меня в поединке.
– Возможно. Но если бы мы повторили дуэль, кто знает, каков бы был результат.
Бланш покраснела. Саймон опять говорил тоном, который подразумевал двусмысленность. Она почувствовала неудобство, но вместе с тем любопытство и замешательство.
– Возможно, ты бы выиграл, в чем я лично очень сомневаюсь.
Саймон расхохотался, а Бланш вдруг поняла, что не может оторвать взгляда от его крепкой шеи, поросшей светлыми золотистыми волосами. Внезапно девушке показалось, что на улице очень жарко, и у нее пересохло во рту.
– Действительно, ты достойный соперник, – сказал Саймон, в его глазах все еще искрился смех, – а прячешься в таком неподходящем месте.
– Смею напомнить, я сделала это не по своей воле.
– Но ведь ты можешь уйти…
Бланш медлила, перед ней стоял выбор: остаться с ним и влачить жалкое существование или же вернуться к своей прежней, спокойной, но неинтересной жизни. Она выбрала первое и не могла понять, почему.
– Да, это правда.
– И все же ты еще здесь.
– Потому что теперь я такая же преступница, как и ты. На случай, если ты забыл.
– Не злись на меня, принцесса, – сказал Саймон улыбаясь. – Не в моих силах изменить ситуацию.
Бланш взглянула на него исподлобья.
– Конечно же, – пробормотала она. – А почему ты так на меня смотришь?
– У тебя чепец сбился набок.
– Какое это имеет значение, – сказала она и сдернула чепчик. Волосы рассыпались у нее по плечам. Бланш не знала, зачем она это сделала, просто ей показалось, что чепец – это что-то из прошлой жизни, и ему нет места в настоящем.
– Я не знаю, почему делаю всякие глупости, когда ты рядом. У порядочной девушки голова всегда должна быть покрыта.
– Полагаю, этому научила тебя матушка.
– Можно сказать и так, это была моя мачеха, и, скорее всего, ее розги.
Саймон выпрямился:
– Она била тебя?
– Иногда это было справедливым наказанием, – ответила Бланш, не отрывая глаз от работы.
– А где твоя родная мать?
– Умерла.
Наконец, Бланш выпустила из рук рубашку и посмотрела на него.
– Мои родители были молоды, когда поженились. Многие считали глупостью заводить семью в таком раннем возрасте. У отца имелся клочок земли, у матери не было ничего. Но они были счастливы.
Ее голос стал мягче.
– И они любили меня.
– Что случилось потом? – тихо спросил Саймон.
– Лихорадка забрала обоих. Ну что ж, работа сделана, не правда ли, рубашка как новая, даже моей мачехе было бы не к чему придраться.
– Сколько тебе было лет?
– Едва исполнилось два. У меня много работы, поэтому, если ты не возражаешь…
– Вовсе нет, я составлю тебе компанию, пока ты занят.
Бланш взглянула на него.
– Я не это имела в виду.
– Не обижайся. Так, значит, ты сирота? Он все еще не двигался с места.
– В этом мы с тобой похожи. Но в отличие от тебя, я потерял только мать, а отца у меня не было.
– Мне очень жаль.
– Ничего. Прошло уже много времени. Мой дядя Гарри и его жена Бесс взяли меня к себе, да благословит их Господь, они заботились обо мне, стали для меня семьей.
– А мне этого всегда недоставало.
– Чего?
– Семьи.
– Но у тебя же были приемные родители.
Она кивнула и опустила глаза.
– В тот год лихорадка забрала многих, и я осталась совершенно одна. Родители, дедушки, бабушки, все умерли. У меня есть дальние родственники, но я им была не нужна. Поэтому доктор Темпл взял меня к себе.
Бланш снова взялась за рубашку.
– Я уверена, он сделал это из добрых побуждений, мне некуда было идти.
– Но?
– Но его жена считала по-другому. У них был сын, сами они были уже довольно старые и не могли больше иметь детей.
– Тогда она, наверное, была рада, что ты будешь жить с ними?
– Возможно, так бы и было, если бы я отвечала ее требованиям образцовой дочери, но у меня не всегда получалось, – сказала Бланш равнодушно. – Я не могла ей угодить, я пыталась, но оказывалось, что все делаю не так. Кроме того, ни в чем не должна была отставать от Джона, моего брата.
– Так вот откуда такое умение фехтовать!
– Да, а еще латынь, математика и многое другое, у меня хорошо получалось, и, думаю, это тоже раздражало мою мачеху.
– Более чем, – ответил Саймон. – Но ты изменилась.
– Мне пришлось.
Она продолжала шить, чувствуя, что Саймон не сводит с нее любопытных глаз.
– Я должна была быть такой, какой хотели меня видеть приемные родители.
– То есть совсем не похожей на саму себя.
– Да, – сказала она после недолгого молчания и вскочила на ноги. – Рубашка готова, пойду, отдам ее миссис Степлс и возьму что-нибудь еще.
Саймон остался сидеть.
– Бланш, – позвал он. – Чего бы ты хотела больше всего на свете?
– Я не… Семью, больше всего на свете я хочу иметь собственную семью.
– Да, я так и думал. – Его взгляд затуманился.
– А ты? – спросила Бланш, пораженная выражением его глаз.
Саймон пожал плечами и поднялся:
– Я хочу свободы, доказать всем, что я невиновен.
Он стоял очень близко, и Бланш пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Вокруг его глаз обозначились морщинки, которых раньше не было, рот был упрямо сжат.
– Ты думаешь, что сможешь?
– По крайней мере, я должен попытаться. Могу я доверять тебе?
Бланш ответила не задумываясь:
– Ты же знаешь, что можешь.
– Я собираюсь покинуть труппу, – сказал он и повернулся, чтобы уйти.
– Что? – Бланш бросилась за ним. – Но это очень опасно!
– Я должен доказать свою невиновность, – повторил Саймон. – Я не могу сделать это, сидя здесь.
– Саймон. – Бланш посмотрела на него. Она все понимала и очень за него боялась.
– Что ты хочешь знать, принцесса? То, о чем ты спрашивала меня прежде?
– Нет, это не мое дело.
– Твое, принцесса, твое, – он горько рассмеялся. – Ты хочешь знать, убил ли я того человека? Что бы ты почувствовала, если бы я ответил, да?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маскарад - Кингслей Мэри



Не скажу,что шедевр,но в полне читабельно.7
Маскарад - Кингслей Мэрис
20.10.2014, 22.54





Так себе. 6 из 10.
Маскарад - Кингслей Мэрината
10.02.2015, 12.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100