Читать онлайн Ярмарка невест, автора - Кинг Валери, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ярмарка невест - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ярмарка невест - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ярмарка невест - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Ярмарка невест

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

— Пожалуйста, перестань плакать, Дафна, — кротко сказала Марджори, крепко обнимая сестру за плечи. Они сидели в скрипучем ландо миссис Кэмли, которому явно не хватало пружин. Экипаж сильно покачивало из стороны в сторону. — Думаю, я просто плохо объяснила тебе, почему нельзя целовать каждого джентльмена, который тебе нравится. Дафна фыркнула и подняла голову.
— Я вовсе не целую каждого джентльмена, который мне нравится. Мне вовсе не нравился круглолицый мистер Ротем. Помнишь его? У него больше прыщей на лице, чем… чем косточек в винной ягоде!
Марджори посмотрела на ее заплаканное лицо и, вздохнув, спросила:
— Тогда почему же ты его целовала?
— Потому что Ричард сказал, что это мой долг.
— Ричард? — спросила Марджори. — Ты имеешь в виду одного из близнецов.
— Вот именно. Он сказал, что, раз Венера столь щедро одарила меня, я просто обязана делиться ее дарами с ним, Робертом и любым другим мужчиной, который попросит меня его поцеловать. И знаешь, Роберта целовать было приятнее, чем Ричарда. С другой стороны, Ричард всегда так смешил меня. Я скучаю по ним, Марджи! Очень, очень скучаю!
Марджори схватила сестру за плечи и сильно встряхнула.
— А теперь послушай меня, несчастная глупышка. Ричард сказал это потому, что хотел тебя поцеловать! Разве ты не понимаешь?
Судя по виду Дафны, она напряженно обдумывала слова Марджори, пытаясь понять, что та имела в виду.
— Что же, я никого не должна целовать? — изумилась она. Ее голубые глаза вспыхнули. Марджори, вздохнув, покачала головой.
— Нет, дорогая. Ты можешь поцеловать только мужчину, который станет твоим мужем.
— Так откуда же я узнаю, станет ли этот мужчина моим мужем? — спросила Дафна в полном недоумении.
Марджори застонала.
— Милая, если мужчина просит тебя выйти за него замуж, из этого следует, что он хочет стать твоим мужем. Если ты согласна, то вполне прилично разрешить ему поцеловать тебя раз или два перед свадьбой. Если мужчина не просил тебя выйти за него замуж, тогда ты не должна целовать его. Это же так просто.
— Тебя когда-нибудь целовали? — спросила Дафна.
Этот вопрос застал Марджи врасплох, вызвав в ее памяти образ, который она надеялась больше никогда не вспоминать. У нее вдруг ослабели ноги и все как-то поплыло перед глазами. Целовали ли ее когда-нибудь? Еще как! Хотя, конечно, этот мистер Раштон поступил совершенно беспардонно. Непонятно, почему это вызвало у нее бурю таких чувств! О, но она вовсе не хотела думать о мистере Раштоне. Когда она застала Дафну в крепких объятиях лорда Сомерсби, то почувствовала себя настолько униженной, что теперь любое воспоминание о Раштоне вызывало густой румянец на ее щеках. Ее единственным утешением, хотя и незначительным, оставалось сознание того, что больше ей не придется встречаться ни с Сомерсби, ни с Раштоном.
О да, ее действительно целовали!
Она взглянула на Дафну, раздумывая, говорить ли ей правду. Бедная Дафна! Что с ней поделаешь?
Дафна могла не понимать самых простых вещей. Могла вытворять по доброте душевной бог знает что с точки зрения строгой морали. Но она воистину была самым изящным созданием на свете. Она словно фея, задержавшаяся на земле с тех сказочных времен, когда их можно было встретить где угодно. Ее голубые глаза сияли живым блеском, белокурые волосы обрамляли лицо подобно золотому нимбу. Зубы ее были такими белыми, ровными и совершенными, что просто не верилось. Нежнейшие розовые лепестки губ и лицо в форме сердечка, как на картинке. Неудивительно, что Ричард решил хитростью добиться от нее поцелуя! Ах, все норовили воспользоваться ее простодушием и неизменно добрым сердцем. Не имело значения, сколь милыми или сколь злобными были ее маленькие воспитанники, они все без исключения безумно ее любили! Ее ни разу не уволили по желанию детей. Вот и теперь, когда Дафна уезжала, все три хорошенькие девочки миссис Кэмли окружили ее, проливая слезы, стеная, ругая друг друга за то, что не защитили свою воспитательницу от злосчастных ухаживаний лорда Сомерсби. Они цеплялись за нее до тех пор, пока даже миссис Кэмли не захлюпала носом, держа носовой платок, и не попросила одну из горничных принести ее флакон с нюхательной солью.
Что было делать Марджори с таким безнадежно пустоголовым, но великодушным существом?
— Нет, — ответила она наконец на вопрос, заданный Дафной, без колебаний прибегая ко лжи. — Меня никогда не целовали. — Она была твердо убеждена, что не сможет объяснить Дафне, при каких обстоятельствах ее целовали. Пожалуй, эта история приведет в совершенное замешательство ее дорогую сестру с птичьими мозгами.
— Это может быть замечательно, — мечтательно вздохнула Дафна. Затем ее прекрасное лицо помрачнело:
— Мне только жаль, что я не знала, что не обязана целовать мистера Ротема. Видишь ли, он такой слюнявый. Я с трудом это вынесла!
Марджори посмеялась бы над признанием своей сестры, если бы это не заставило ее вспомнить то неприятное положение, в котором они очутились по вине Дафны. Неожиданно Марджори ощутила на своих плечах всю тяжесть мира. Безнадежная ограниченность сестры привела ее в отчаяние, которого она не испытывала со дня смерти родителей. Она была совершенно обескуражена и не имела ни малейшего представления о том, что же ей дальше делать, куда идти, какие планы строить на их совместное будущее.
Мистер Раштон был встревожен. Он сидел напротив своего подопечного, всего на тринадцать лет моложе его самого — но с таким же успехом это могла быть и сотня лет! — и не знал, что сказать. Раньше он никогда не видел, чтобы Сомерсби с таким упрямством сжимал зубы. Разговор с самого начала не клеился.
Сомерсби был влюблен в мисс Дафну, а она в него, во всяком случае, он так утверждал. Если бы Раштон не поспел вовремя, его обезумевший подопечный сделал бы предложение этой обедневшей тупоголовой гувернантке! Почему Раштон все время мешает ему? Разве опекун не желает ему счастья? Разве Раштону наплевать на его чувства? Разве ему не кажется, что платье Дафны точь-в-точь такого же цвета, как ее глаза? Разве он не думает, что она будет прекрасно смотреться в большой гостиной Сомерсби-Холла? Хорошо бы иметь миниатюру с ее портретом и, может быть, набор пуговиц с ее изображением для нового жилета. С этой работой прекрасно справится Уэстон, или лучше обратиться к Шульцу? Что он думает по этому поводу?
Раштон чувствовал себя так, как будто сходит с ума! Он поднялся, отодвинув отполированный стул цвета меди, на котором сидел, выслушивая эту бестолковую тираду, и быстрым шагом направился через всю библиотеку к окну. Он немного полюбовался очаровательным видом, которыми так славятся поместья Глостершир. Стоял июнь. Лондонским беглецам, отдыхавшим от насыщенного светского сезона, было еще рано возвращаться в Бат.
Под окнами библиотеки миссис Кэмли цвели розы всех оттенков, нежно благоухали пионы и левкои. Яркие купы высоких наперстянок были прихотливо разбросаны на стриженом газоне, чередуясь с изысканными кустиками аквилегий. Обширная лужайка доходила до опушки букового леса, тоже принадлежавшего поместью. Над буками, трепетавшими листвой на свежем ветру, синело ясное небо. Что за прекрасный день!
Что за нелепый день! Что за странный день!
Мысли Грегори Раштона блуждали. Внезапно вспомнилась его первая встреча с Марджори Чалкот. Казалось, что красота этого весеннего дня проникла сквозь оконные стекла и завладела его сердцем. Он прижал руку к груди, вспоминая, как крепко держал в объятиях Марджори. Ее губы были сладкими, как медовое пирожное. Он всего лишь хотел наказать ее за грубость. Действительно, что за манера обвинять его в слишком быстрой езде?! Но спустя миг его мысли занимало только стремление заставить эту молодую несговорчивую нахалку наслаждаться его объятиями.
И она ими наслаждалась. Раштон в этом ни секунды не сомневался. Она так восхитительно прижималась к нему всем телом, ее губы отвечали ему на его поцелуй, как он мог только пожелать, а мягкий, еле слышный стон, изданный ею, вызвал в нем желание не выпускать ее из своих объятий никогда. Он Даже не знал тогда имени этой девушки. Право же, поведение, не свойственное зрелому солидному человеку, каким считал себя достопочтенный мистер Грегори Раштон.
Он вдруг пожалел о том, что Сомерсби обнаружили в тот момент, когда он целовал Дафну. Не случись этого, без сомнения, удалось бы убедить миссис Кэмли не увольнять ее восхитительную компаньонку. Пришлось бы, конечно, просить и за эту безнадежную гувернантку, но дело того стоило. Живя здесь, он вполне мог бы сорвать не один поцелуй с губ Марджори.
Но Сомерсби в очередной раз подвел его, а потому ничего другого не оставалось, кроме как везти своего подопечного обратно в Бат. Там будет легче охранять любвеобильного пэра от охотниц за деньгами и титулами.
Раштон оглянулся. Его светлость, лорд Сомерсби, двадцати двух лет от роду, сидел, выпрямившись и явно нервничая, в напряженной позе, даже не желая откинуться на удобные подушки. Он выглядел как школьник, которого вот-вот исключат за какую-нибудь ужасную выходку. Он уставился в пол и растерянно теребил смятый носовой платок.
— Послушай, Сомерсби, — заговорил Раштон тихим голосом. — Ты должен признать, что, какой бы хорошенькой ни была Дафна Чалкот — я даже готов признать ее красавицей, — она не может стать твоей женой из-за своего ограниченного рассудка, положения в обществе и отсутствия денег.
— Она была очень добра ко мне, — пробормотал в ответ Сомерсби, яростно накручивая свой батистовый платок на палец. — Думаю, что среди моих знакомых очень мало добрых людей. По крайней мере, мне кажется, ты успешно спроваживаешь всех, кто имеет несчастье мне понравиться.
В его голосе звучала горечь.
Раштону очень захотелось взять бронзовый бюст Шекспира, стоявший совсем рядом на столе вишневого дерева, и запустить им в тупую башку Сомерсби. Пожалуй, на этой голове и царапины не останется. Скорее пострадает от этого Шекспир!
Обычно молодой виконт не выводил своего опекуна из себя до такой степени. Но в последнее время — после того как в течение месяца в Лондоне в начале сезона Раштон твердо положил конец минимум трем совершенно неподходящим романам лорда, отношения их изменились. Третья романтическая история едва не закончилась бегством влюбленных, и виконт был в ярости, насколько он вообще был способен на такие чувства. Раштон устал следить за любовными похождениями своего подопечного. Неплохо было бы найти Сомерсби любовницу, может быть, тогда этот неуемный юноша несколько охладит свой пыл. Но мысль о том, что его дурень кузен недолго думая женится, приводила Раштона в ужас! Об этом не могло быть и речи!
Сомерсби жил в городе немногим больше года. Круг его друзей был строго ограничен возможностями его нетребовательного мозга, а его интересы почти полностью поглощали любовные интриги.
В отчаянии Раштон вздохнул и решил сменить тему.
— Надеюсь, тебя встретят с еще большей добротой в Бате, куда я собираюсь тебя отвезти. Мисс Притчард сообщила мне…
— Оливия? — спросил виконт, испуганно хмурясь.
Раштон слегка улыбнулся, сложив руки за спиной и пытаясь остаться спокойным.
— Да, Оливия Притчард…
— Мне она вовсе не нравится. Назвала меня болваном. Пусть даже и так, но она не имела права так говорить в присутствии твоей матери и… миссис Вэнстроу. У мисс Притчард отвратительный характер. Наверное, потому ты так и не сделал ей предложения!
Раштон почувствовал холодную ярость. Это еще что такое?! Во-первых, откуда Сомерсби было известно о его былых намерениях в отношении мисс Притчард? Во-вторых, совершенно удивительно, что Сомерсби оказался способен делать логические выводы — надо признать, довольно точные. О, Раштону совсем не понравилось бестактное напоминание о том, как он сам едва не попросил руки мисс Притчард. Она была очень элегантной молодой женщиной, но в последний момент он понял, что светская красавица поощряла его ухаживания, лишь преследуя собственные цели, не имеющие ничего общего с искренними чувствами. Хуже всего было то, что он и впрямь вообразил себя влюбленным. После он стал частенько сомневаться, а много ли он понимает в любви. Единственным утешением после неудачного романа оказалось то, что в его характере появилось хладнокровие, неожиданно произведшее впечатление на мисс Притчард. Манеры ее заметно смягчились, и теперь в отношении его она выказывала благосклонную почтительность, чего раньше не наблюдалось. Иногда он ловил себя на тщеславных мыслях, что после стольких лет она все еще надеется. Ему было жаль, если так. Он, безусловно, считался с ее мнением, но любовь к ней утратил навеки.
Не желая обсуждать свою былую привязанность к мисс Притчард, Раштон завел разговор об отношении к ней Сомерсби.
— Не могу себе представить, чтобы мисс Притчард назвала тебя болваном! Должно быть, ты не правильно ее понял. Я давно с ней знаком и никогда не слышал от нее таких грубых высказываний.
— Разумеется, тебе она не посмела бы такое сказать. Все еще надеется выйти за тебя замуж. Раштон, я бы не хотел, чтобы ты на ней женился. Она похожа на ведьму. Ястребиный нос и холодные зеленые вытаращенные глаза. Я чувствую — она жестокая, эгоистичная… и… и…
— И ты очень ошибаешься.
— А ты видишь только то, что тебе нравится!
Раштона поразило необычное неистовство, прозвучавшее в тоне Сомерсби. Он почувствовал себя неловко. Неужели Сомербси сказал правду, глубоко скрытую?
— Я вижу только то, что мне нравится? Неужели ты считаешь, что я слеп по отношению к достоинствам и недостаткам окружающих?
— Да, — резко заявил виконт. — Если бы это было не так, ты бы сразу понял, что Дафна — на редкость добра и великодушна. А мисс Притчард со всеми ее локонами, жеманными манерами и обмахиванием веером с видом наследной принцессы просто злобное, себялюбивое существо. И лицо у нее лошадиное, — неожиданно добавил Сомерсби.
— Сделай мне одолжение, прекратим разговор об Оливии Притчард! — вскричал Раштон и уронил голову на руки. Он чувствовал себя таким измученным, будто сотню верст протомился в карете, да еще и перевернулся в конце пути вместе с экипажем. Он уже кричит на своего подопечного. Это совершенно недопустимо. Раштон просто не мог вспомнить ни одного дня, когда его что-то раздражало до такой степени.
Он глубоко вздохнул, поднял голову и пристально посмотрел на своего встревоженного кузена, который снова начал нервно теребить свой носовой платок.
Раштон извинился за свою вспышку гнева.
— Извини, Эван! — сказал он. — Не понимаю, почему я был так резок. Ладно, ладно, помиримся! — Он пересек комнату, присел на корточки рядом со своим подопечным и посмотрел ему в лицо. — Давай забудем о мисс Притчард. Летом нас в Бате ждет много замечательных друзей. Мы каждый день будем появляться в зале для питья минеральной воды, в весенних садах, новых залах для приемов… Я уверен, ты помнишь, как замечательно там было в прошлом году. Предлагаю забыть все, что здесь произошло, и весело смотреть в будущее!
— Я никогда не забуду Дафну! — глухо произнес Сомерсби, откидываясь на спинку стула. Совершенно измятый платок свисал у него из кулака. Он отвернулся к ближайшему окну и несколькими дурацкими вздохами дал понять опекуну, каково было состояние его израненного сердца и кто был в этом виноват.
Раштон никак не мог убедить своего кузена в том, что недалекая обедневшая гувернантка ему не пара. Пытаясь справиться с бушевавшей в нем досадой, Раштон несколько раз глубоко вздохнул и, наконец, попробовал задобрить Сомерсби сластями. В этом смысле виконт был большим ребенком.
— Мама велела испечь твои любимые пирожки с ежевикой.
Услышав это, Сомерсби посмотрел в глаза Раштону.
— С хрустящей корочкой? — спросил он. Эти слова и выражение лица скорее подошли бы невинному младенцу, а не мужчине, достигшему совершеннолетия.
— С хрустящей корочкой, — подтвердил Раштон.
— Если мне все равно придется уехать, то лучше прямо сейчас, — категорическим тоном заявил Сомерсби, поднимаясь со стула.
Раштон встал и потрепал по плечу своего друга, своего подопечного, свой тяжкий крест.
— Молодец, — одобрил он.
Выходя следом за Сомерсби из библиотеки, он подумал, что надо не забыть никогда больше не упоминать Оливию Притчард и написать матери, чтобы кухарка обязательно испекла дюжину пирожков с ежевикой к приезду Сомерсби.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ярмарка невест - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940

Ваши комментарии
к роману Ярмарка невест - Кинг Валери



Ожидала более интересного романа
Ярмарка невест - Кинг Валеритатьяна
15.09.2013, 20.01





Хороший классический роман! Понравился!
Ярмарка невест - Кинг ВалериНадежа
17.05.2014, 14.00





Не самый худший на мой взгляд. ...но тоскливый какой-то. И много несоответствий:то виконт, то баронет, то граф- и все это про одного и того же человека. Сестра гг описывается идиоткой, которую не то что замуж страшно отдавать, изолировать надо!
Ярмарка невест - Кинг ВалериАнна
26.02.2016, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100