Читать онлайн Влюбленный повеса, автора - Кинг Валери, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный повеса - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный повеса - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный повеса - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Влюбленный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

У Джейн, сидевшей рядом с лордом Торпом, было тяжело на душе. Виконт попал в точку, говоря о ее проблемах с Фредди. Да, она выполняла свой долг, терпеливо слушая Уэйнгрова, но при этом раздражалась и завидовала Генриетте, которая не уставала все утро вникать в мельчайшие оттенки самочувствия Фредди.
Когда дворецкий провожал Джейн к ландо, она с неудовольствием думала о том, что ей предстоит провести какое-то время в компании лорда Торпа. Но оказалось, что, несмотря на всю язвительность Торпа, ей гораздо приятнее и легче с ним, чем в обществе Фредди, и это ее удивляло…
После вчерашнего разговора Джейн вновь и вновь вспоминала все, что сказал Торп по поводу ее амбиций. Она анализировала свои поступки, думала о браке с Эдвардом, о жизни своих родителей, о нравах общества, в котором живет, и, наконец, была вынуждена признать правоту Торпа.
Что и говорить, она уже не восемнадцатилетняя дурочка, свято верящая в идеалы. Она — двадцатипятилетняя вдова без гроша за душой, но желающая добиться многого. И с этим не поспоришь.
Идеалы, к которым она когда-то стремилась — любовь, правда, добродетель, — оказались разрушены в ее несчастном браке. Более того, ее постиг финансовый крах и не оставил почти никакого выбора. И пусть Торп осуждает ее за поиски богатого мужа — Джейн это кажется вполне допустимым для женщины в ее возрасте и положении. Ему-то легко говорить — он богат и может позволить себе любую прихоть. Что он знает о нищете? И что бы он подумал, если бы, скажем, ему самому предложили роль гувернера? Если бы ему пришлось всю оставшуюся жизнь зависеть от кого-то, не имея ничего своего — ни дома, ни семьи, ни любви, ни свободы, — ничего, кроме двух выходных в неделю?
Джейн искоса взглянула на него. Торп сидел, небрежно облокотись на дверцу ландо, сняв шляпу и подставив лицо лучам летнего солнца.
— Вы не очень-то похожи на гувернера, — вырвалось у нее.
Брови Торпа удивленно выгнулись:
— Что? Простите, я не понял, что вы имеете в виду.
Джейн пожала плечами и повертела в руках зонтик:
— Просто я подумала — а что делали бы вы, если бы фортуна неожиданно отвернулась от вас.
Торп надел шляпу и выпрямился.
— Я никогда не потеряю свою удачу, — жестко сказал он. — Это удел круглых дураков.
— Вы хотите сказать, что я была замужем за круглым дураком?
— Боюсь, что так.
— И должна теперь платить за разбитые горшки?
— Несомненно! Или платите за горшки, или перестаньте пичкать меня баснями о том, как прекрасен мистер Уэйнгров и какой замечательной парой вы с ним будете.
Джейн хотела было обидеться, но не смогла. После того как она выслушала, сколько порошков лауданума должен был принять Фредди, чтобы заснуть, Джейн готова была сносить любые колкости Торпа. Особенно сейчас, под стук колес ландо, катившего ее вдоль изумрудных, залитых солнцем полей к первой из дербиширских достопримечательностей. Джейн улыбнулась:
— Хорошо. Обещаю помолчать о Фредди, но только если вы оставите ваши соображения о моем будущем при себе.
Торп улыбнулся в ответ, и какое-то время они оба молчали. В тишине он взял ее за руку, и она не сопротивлялась: этот жест показался ей вполне уместным.
— У кого вы шили это платье, Джейн? — нарушил Торп затянувшееся молчание.
— Оно вам нравится?
— Да, очень.
— У модистки с Нью-Бонд-стрит, которая шьет для леди Сомеркоут. Она называет себя мадам Баббетта. У нее заурядное имя, но незаурядное мастерство. Очень точный глаз и умелые руки.
Торп стал тихонько перебирать ее пальцы, и Джейн вдруг стало хорошо и спокойно. Она откинулась на сиденье и принялась рассматривать ландшафт, отдав Торпу свою руку в полное владение.
Экипажи катили по проселку на восток, к деревушке Ноулфолд. Вокруг, на сколько хватало глаз, тянулись пшеничные поля. Колеса передних экипажей поднимали легкую пыль, садившуюся на тех, кто ехал сзади.
Нога Торпа легко скользнула вдоль ноги Джейн. Она хотела сказать ему, чтобы он перестал, но внезапно ее охватила теплая волна — приятная и возбуждающая. Однако нельзя же позволять ему такие вольности! Джейн, нахмурившись, взглянула на него и медленно покачала головой. Но Торп никак не отреагировал на этот запрещающий знак, и у нее перехватило дыхание. Его рука, затянутая в коричневую перчатку, скользнула с запястья Джейн на ее талию и, легонько поглаживая, поднялась к груди. Джейн задохнулась от желания, не в силах отстраниться.
— Позвольте мне прийти к вам сегодня ночью. — От его шепота, от приглушенного звука низкого бархатного голоса у нее закружилась голова. — Я хочу вас, Джейн! Я хочу вас, и, если не ошибаюсь, вы тоже хотите меня. Позвольте мне прийти!
Но Джейн наконец собралась с силами и, накрыв своей рукой его ладонь, остановила это сводящее с ума движение:
— Нет! Я не могу… Я не хочу!
— Я же знаю, что хотите.
Боже, какой у него низкий, настойчивый голос!
— Даже если и так, я не всегда имею право на то, чего хочу…
— Только один раз, — продолжал настаивать Торп. — Только сегодня. Забудьте на этот вечер о Фредди. Забудьте обо всем: и об Эдварде, и о своих потерях. Позвольте мне…
Джейн с ужасом почувствовала, что готова сказать ему «да» — несмотря на свою неприязнь, забыв о его вероломстве. Всем своим существом она страстно желала снова ощутить его в себе, снова быть с ним…
Почему в конце концов она должна мучиться?!
Джейн пришлось собрать последние остатки воли, чтобы все-таки оттолкнуть его руку.
— Ну, как хотите, — пожав плечами, усмехнулся Торп.
Они замолчали и не произнесли больше ни слова, пока ландо не остановилось возле церкви святого Михаила. Здесь, на площади посреди деревни, находился колодец, служивший местом поклонения для окрестных жителей на протяжении уже шести столетий.
— Бессмертный сюжет, — заметил Торп, подводя Джейн к колодцу, украшенному глиняными обожженными плитами с необычным орнаментом из колосьев, ягод, цветов и листьев. — Адам и Ева.
— Это про вас, — в ответ шепнула Джейн. — Вы очень ловко умеете соблазнять женщин яблоками своих обещаний, милорд. Я надеюсь, в свое время Господь воздаст вам за это!
Лорд Торп не успел ответить: Джейн заметила, что леди Сомеркоут призывно машет ей рукой, и направилась к ней. Графиня казалась подавленной.
— Я хочу с вами посоветоваться, — тихо шепнула она Джейн.
— Посоветоваться? — удивилась Джейн.
— Тсс! Не так громко. — Графиня оглянулась на решетку, окружавшую соседний сад. — Джейн! — сказала она так, чтобы слова ее были слышны всем. — Не хотите ли пойти взглянуть на эти прекрасные розы?
Женщины уединились в тихом саду, полном цветущих мальв и роз, которые особенно пышно распустились нынешним благодатным летом с его ярким солнцем и частыми дождями.
— Не представляю, в чем могу быть для вас советчицей. — Джейн понизила голос, все еще опасаясь, что ее услышат.
— Я вам сейчас объясню. Видите ли, полковник Даффилд предложил мне разыграть моего мужа. Поскольку ни для кого не секрет, что Джордж безумно влюблен в миссис Ньюстед, полковник считает, что я могу посмеяться над ним, придя к нему ночью под видом другой женщины. Представьте, Джейн, я должна появиться в собственной спальне, изображая из себя эту… эту…
Щеки леди Сомеркоут покраснели, соперничая цветом с ее алой шелковой шляпкой; она не могла продолжать.
— Но это невозможно! — воскликнула Джейн. — Это безнравственно…
Кровь бросилась ей в лицо. Она вспомнила свою первую ночь в Чаллестоне, когда ее саму обманули таким же образом. Торп сыграл с ней дурную шутку, явившись под видом Фредди и проведя ночь в ее постели, воспользовавшись чужим именем. Какое странное совпадение! Можно подумать, что полковник Даффилд каким-то образом узнал о проделке Торпа…
— Разумеется, дорогая моя. Я покраснела до корней волос, когда он предложил мне сделать это, и полковнику пришлось срочно менять тему разговора. Но затем я призадумалась над его предложением — особенно после того, как мой муж любезно проинформировал меня о том, что миссис Ньюстед, оказывается, «такое очаровательное создание…»
— Он сказал это вам?! — Сердце Джейн разрывалось от жалости к подруге.
— Представьте себе! — Леди Сомеркоут сжала руки так, что побелели костяшки пальцев. — Сегодня утром, наблюдая, как она спускается по лестнице. Он посмел сказать это мне! Мне! Он что, считает меня идиоткой? Думает, что я не понимаю, о чем он мечтает? И еще этот его дурацкий корсет, который скрипит и квакает при каждом движении! Да я готова убить его! Неужели он сам не замечает, каким шутом гороховым выглядит перед всеми?!
— А его волосы! — добавила Джейн, скривив губы.
Подруги взглянула друг на друга и расхохотались.
— Это ужасно!
— Чудовищно!
— И он еще думает, что миссис Ньюстед влюблена в него!
— Он просто не знает ее. Иногда мне даже становится жалко бедного лорда Сомеркоута…
— Я надеюсь, Торп предостерег его в отношении этой женщины.
Джейн показалось, что она ослышалась:
— Что вы сказали?
— Я собственными глазами видела, что, как только миссис Ньюстед отошла от Торпа, к нему подкрался мой муж и они обменялись несколькими фразами. Муж пожирал глазами миссис Ньюстед, и у меня не было сомнений, что он говорил с Торпом о своей будущей любовнице… Какими все-таки подлецами бывают мужчины! После их разговора я заметила, что Джордж ужасно рассержен и даже не смотрит на миссис Ньюстед. Когда же я спросила Тор-па, о чем они говорили с мужем, он ответил, что это был «сугубо мужской разговор». Тогда я высказала предположение, что речь шла о миссис Ньюстед и что-то чертовски не понравилось Джорджу. Тут уж Торп не стал отпираться и подтвердил мои догадки. Клянусь, я никогда еще не была так рада!
Джейн не могла прийти в себя от удивления:
— Вы считаете, что Торп поддерживает вас в борьбе с миссис Ньюстед?
Леди Сомеркоут быстро закивала:
— Уверена! А почему это так вас удивляет?
— Торп — мошенник! Я скорее поверю в то, что он поощрял затею вашего мужа, чем в то, что он его отговаривал.
Леди Сомеркоут помолчала, внимательно глядя на Джейн:
— Не слишком-то вы хорошего мнения о Торпе. А мне кажется, он не так плох, как вы думаете.
Джейн нахмурилась:
— Он гораздо хуже, чем вы думаете! Леди Сомеркоут уже раскрыла было рот, чтобы ответить, но внезапно замерла; а затем, широко раскрыв глаза, воскликнула:
— Джейн! Что случилось?! Скажите! Я же знаю это выражение ваших глаз. Вы что-то скрываете!
Джейн покраснела. «Если я сейчас же не прекращу этот разговор — выболтаю все», — подумала она.
— Я не могу говорить об этом…
Но не так-то просто было остановить леди Сомеркоут. Она схватила Джейн за руку:
— Что он натворил?!
Джейн уже готова была рассказать леди Сомеркоут, что он натворил, но у нее не повернулся язык. То ли ей было стыдно признаться в том, что она занималась любовью с одним мужчиной, приняв его за другого. То ли она внезапно вспомнила, как ей понравилось заниматься с ним любовью…
— Я не могу, — мрачно сказала Джейн. — Это все слишком личное и обсуждению не подлежит.
Леди Сомеркоут оставалось лишь поднять брови и разочарованно вздохнуть.
— Я не хотела обидеть вас, — поспешно добавила Джейн. — Я непременно расскажу вам, только позже. Не сейчас.
Оглянувшись, она заметила, что на них уже посматривают и перешептываются. Пора было закончить затянувшуюся прогулку по саду и вернуться к экипажам, чтобы продолжить вояж по Дербиширу.
Леди Сомеркоут обняла Джейн за талию, они прошли под украшенной розами аркой у входа в сад и не спеша направились к колодцу.
— Так что же вы посоветуете? — на ходу шепнула графиня. — Должна ли я обманывать своего мужа?
Джейн неожиданно улыбнулась:
— Не вижу в этом особого вреда. Ведь он в любом случае принадлежит вам, не так ли?
Леди Сомеркоут крепче обняла ее:
— Я тоже так подумала. Но мне было важно услышать это от вас.
Дамы вновь расселись по своим экипажам, а мужчины поменялись местами, и теперь Джейн оказалась в коляске с лордом Сомеркоутом. Если бы не крашеные волосы, он выглядел бы просто бравым в ярком свете июльского солнца. На нем был прекрасно сшитый темно-серый сюртук с черными обшлагами, светлые серые панталоны ловко обтягивали ноги, наряд дополняли узкие сапоги. Так что Джейн оставалось лишь не обращать внимания на корсет, скрипевший при каждом движении графа.
Джейн воздала должное наряду своего спутника, и ее похвала заставила лорда Сомеркоута гордо выпятить грудь. Он был добрым человеком — если отвлечься от его теперешних заскоков — и к Джейн всегда относился по-отечески. Пока ландо катило на запад к Чедфилду, вновь пыля по дороге между двумя полями пшеницы, Джейн спросила, что думает лорд Сомеркоут о Торпе.
Между бровями графа легла недовольная складка.
— Он совершенно не умеет держать при себе свое мнение, — заявил лорд Сомеркоут. — При том, что его мнения по любому поводу бывают, как правило, весьма колкими.
Джейн улыбнулась:
— Да, вы правы. У меня сложилось такое же впечатление. Но скажите, можно ли считать его настоящим джентльменом?
Лорд Сомеркоут замолчал и принялся внимательно рассматривать вершину Вольфскар-Риджа, которая была едва видна за обступившими горизонт скалами. Покрытый дубами и ясенями, Вольфскар-Ридж сверкал в лучах солнца. Справа, также залитый солнцем, просматривался Чаллестон-Холл.
Помолчав еще немного, граф сказал:
— Пожалуй. Он так молод, что я думаю о нем как о сыне. Стараюсь по-отечески относиться к его колкостям, прощать, мириться с его критиканством. Впрочем, мне довольно трудно ответить на этот вопрос. — Он взглянул на Джейн. — А почему вы спросили?
Джейн пожала плечами:
— Я хочу понять его — давно, с тех пор, как познакомилась с ним в апреле. К тому же он всегда так… внимателен ко мне.
Лорд Сомеркоут криво усмехнулся:
— Да уж, всем известно, с каким вниманием он относится к вам.
— Неужели это настолько заметно? — притворно удивилась Джейн. — А впрочем, если мужчина обращает внимание на женщину, это редко остается незамеченным. — Она не хотела вложить в свои слова двойной смысл, но лорд, постоянно думавший о миссис Ньюстед, эту двусмысленность сразу уловил и покраснел. Джейн решила не обращать на это внимания и продолжала настаивать: — Но все-таки что вы думаете о нем? Он и впрямь такой безнравственный, каким кажется?
Лорд Сомеркоут прокашлялся. Джейн подумала, что он сейчас мысленно переодевается из костюма охотника в домашний халат, чтобы сыграть роль любящего отца.
— Не позволяйте ему принуждать вас к чему-либо, если это идет вразрез с вашими убеждениями. Торп пользуется огромным успехом у женщин и привык отражать их нападки. В самом деле, многие гонятся за его титулом, его удачей, богатством — за чем угодно. Поверьте, этот тип женщин и мне знаком: они были такими же и в мои юные годы. И мало изменились с той поры. Но, насколько мне известно, если женщина оказывается порядочной и дает ему должный отпор, Торп оставляет ее в покое. Так что совет остается в силе — не идите у него на поводу. Конечно, я буду рад видеть Торпа остепенившимся, однако вполне понимаю и его нежелание жениться.
— Да вы, кажется, и сами не очень-то доверяете женскому полу!
— Дело не в доверии, — просто ответил он. — Я не хочу клеветать на ваш прекрасный пол, но согласитесь — женщины гораздо чаще озабочены устройством мужского счастья, чем сами мужчины. Таков наш мир, и я не собираюсь выступать судьей. Но если говорить по справедливости, то мужчина должен решить сам, когда придет его время жениться.
Джейн вздохнула и стала рассматривать Вольфскар-Ридж. Она чувствовала себя подавленной, потому что все сказанное графом так бесхитростно лишь подтверждало слова Торпа. А если быть честной, то все это совпадало и с ее собственными мыслями… Джейн было очень неприятно чувствовать себя охотницей за богатым мужем. Если она и вступила на эту тропу, то лишь в силу обстоятельств, не подвластных ей. Единственным утешением было знать, что, выйдя за Фредди, она станет ему по-настоящему хорошей женой.
— Вы, очевидно, в свое время все решили сами и не прогадали, — вздохнула она. — Леди Сомеркоут часто говорила мне о своей преданности вам и о том, что когда-то влюбилась в вас с первого взгляда. Так что вы должны постоянно благодарить судьбу за посланное вам счастье. Мне доводилось слышать, что ваш брак не был браком по расчету и вы получили то, о чем мечтали — прекрасную женщину, бесконечно влюбленную в вас.
Лорд Сомеркоут изумленно посмотрел на Джейн.
— М-да, — задумчиво протянул он, беспокойно ерзая на сиденье; при каждом его движении корсет квакал и скрипел.
Граф не торопился с ответом, но Джейн видела, что он его обдумывает. Лицо его посветлело, в глазах зажегся теплый огонек. Затем он заговорил — негромко, неторопливо, воскрешая в памяти подробности давно минувших дней.
— Я прекрасно помню, как увидел ее в первый раз. На ней было вишневое полосатое платье, красная парчовая накидка и туфельки из Марокко. Волосы напудрены и собраны наверху в высокую прическу — по тогдашней моде. Мое лицо было тоже напудрено, и я все боялся испачкать пудрой рот. Ну, чистый паяц из итальянской оперы! Я совершенно ошалел, когда увидел ее, и решил, что непременно добьюсь благосклонности этой прелестной девушки. Боже, каким самонадеянным мальчишкой я был тогда! А она была такой красивой и свежей… Ну, и конечно, я крепко сел в лужу в тот вечер. — Граф снова замолчал и вернулся к действительности, лишь когда колеса экипажа загрохотали по деревянному настилу моста через Харт. — Вы отбросили меня на тридцать лет назад! — сказал он и засмеялся. — И, надо сказать, это было чертовски приятное путешествие…
Начался подъем перед Чедфилдом, лошади с видимым усилием тащили экипажи в гору. Лицо графа снова напряглось, брови нахмурились. Несколько раз он дернул себя за черные блестящие волосы.
Джейн понимала, что продолжать разговор не следует — это было бы просто жестоко. Она видела, что и тех простых слов, что были сказаны, хватило, чтобы пробудить в ее спутнике чувство вины.
В Чедфилде все отправились осматривать еще один колодец, возле церкви святого Андрея. Здесь листья, колосья и плоды были вмурованы в глиняную плиту, вместе с которой и высохли, образовав рисунок в виде арки или радуги. Еще один библейский символ.
Затем был веселый ленч в гостинице Пикок-Инн. Вино лилось рекой, и вскоре за столом зазвенел смех, послышались громкие возгласы. В особенном ударе был полковник Даффилд, обрушивший на головы друзей лавину загадок, шуток и веселых историй, над которыми все хохотали до слез, но больше всех — мистер Улльстри, чей смех, похожий на курлыканье журавля, достигал невиданной высоты.
Когда же застолье закончилось, дамы вернулись в свои ландо, чтобы ехать в деревушку Боу-Стоунз, к западу от Вольфскар-Риджа. Мужчины вновь сменили свои места, и Джейн оказалась в приятнейшей компании полковника. Когда он начал рассыпать комплименты по поводу ее наряда, она шутливо погрозила ему пальцем:
— Я разочарована, полковник. Только что вы были так оригинальны, и вдруг… Моему платью уже дважды сегодня говорили комплименты и, я уверена, еще дважды скажут до конца поездки.
Даффилд захохотал, подняв вверх руки:
— Сдаюсь, сдаюсь, милая миссис Амбергейт!
Джейн усмехнулась.
— А вы очень славный, — сказала она. Полковник казался удивленным.
— Вы на самом деле так думаете? — с сомнением в голосе поинтересовался он.
— Вы просто хотите, чтобы все вас считали безнравственным, но я-то знаю правду! Такой воспитанный и добрый человек, как вы, просто не может быть безнравственным.
— Вы мне льстите, мадам. Вот миссис Ньюстед, например, считает меня грубияном и надутым дураком.
— Миссис Ньюстед просто побаивается вас — знает, что вы способны разрушить все ее планы.
В темных глазах Даффилда забегали искры:
— А вы очень проницательны. В таком случае, может быть, и мои намерения вам понятны?
Джейн задумалась.
— Нет, — протянула она. — Я, в самом деле, не знаю, чего вы ждете от этих праздников. Хотя слышала, что вы собираетесь жениться.
Полковник следил глазами за едущим впереди ландо. Легкая пыль поднималась из-под колес и светлым облачком летела на едущих сзади.
— Признаться, я сам толком не знаю, чего хочу. Правда состоит в том, что сейчас я не похож на самого себя… Ну, а у вас что нового? — резко сменил он тему. — Мистер Уэйнгров оказался твердым орешком? Собираетесь сменить объект для покорения?
Джейн была поражена и смущена: поражена его точной оценкой состояния ее дел с Фредди и смущена последней фразой.
— Не Торпа же вы имеете в виду? — Она сочла за лучшее говорить напрямик.
— А почему нет? — криво улыбнулся Даффилд.
— Хотя бы потому, что Торп не намерен жениться, — жестко сказала она.
— Ах, это! — хмыкнул полковник. — Ну, такие вещи быстро меняются.
Джейн уставилась на него, как на сумасшедшего. Затем рассмеялась.
— Вы все шутите! — воскликнула она. — У Торпа есть все, кроме одного — девушки, достойной его руки. Она должна быть добродетельной и целомудренной, словно святая. Ну, а пока идут поиски, его светлость вовсю угощается любой знакомой ему женщиной, если она хоть чуть-чуть непохожа на монашку.
— Если вы хотите женить его на себе, — неожиданно серьезно сказал полковник, — тогда запомните: к богатому мужчине с титулом, которому постоянно сопутствует удача, нужен особый подход. Такие мужчины, привыкнув к тому, что их преследуют, теряют способность точно и правильно оценивать людей. Торп может искренне не замечать ваших добродетелей. Вам необходимо открыть ему глаза.
Джейн была совершенно смущена. Смущена тем, что полковник, кажется, считает ее подходящей партией для Торпа. Смущена тем, что он толкует с ней о подобных вещах, а больше всего — тем, что пресловутой добродетели у нее, если говорить честно, уже не осталось…
— Слишком поздно, — пробормотала она.
— Восстановить добродетель никогда не поздно, — уверенно ответил Даффилд.
Джейн изумленно посмотрела на него, как на свалившегося с луны:
— Но англиканская церковь уже давно дала определение этому предмету!
— Англиканская церковь не может вникать в каждую мелочь, не так ли?
Джейн была заинтригована и озадачена. Когда колеса загрохотали по булыжнику Боу-Стоунз, она и сама не знала, радоваться ей или огорчаться, что поездка в компании полковника подошла к концу. Даффилд помог ей выйти из экипажа и предложил руку, чтобы проводить к источнику перед церковью святого Стефана, шепча на ходу:
— Подумайте над тем, что я сказал. Мне кажется, вы — та самая женщина, которая нужна Торпу. Как ни странно, у вас много общего — ну, пожалуй, лишь за исключением удачи.
Разговор прервался — они поравнялись с миссис Ньюстед и мистером Улльстри.
Источник в Боу-Стоунз был украшен изображением Христа с ребенком на коленях. Это создание рук человеческих привлекло всех гостей леди Сомеркоут. Особенно поражало мастерство художника в передаче духовной близости Христа и ребенка. Из груди Джейн непроизвольно вырвался глубокий вздох: у нее так давно не было семьи!
Джейн посмотрела в сторону Торпа, стоявшего рядом с леди Сомеркоут, вспомнила свой разговор с полковником и впервые задумалась, сможет ли она полюбить такого человека. А он ее? Когда они с Торпом были вместе, он совершенно завораживал ее, и в этом не было ничего странного. Но физическое влечение — это еще не любовь!
Джейн вспомнила все, что ей говорили сегодня о виконте леди Сомеркоут, полковник Даффилд и лорд Сомеркоут. Каждый из них определенно испытывал к нему симпатию. Она понаблюдала, как он разговаривает с леди Сомеркоут: взгляд прикован к собеседнице, на губах понимающая улыбка.
Джейн подумала, что это его обычная манера — независимо от того, с кем он разговаривает. Когда Торп находится рядом с женщиной — любой женщиной, — он ведет себя так, словно, кроме этой женщины, на свете никого не существует. И флирт здесь ни при чем: леди Сомеркоут никак нельзя рассматривать как объект для его ухаживаний. Но он слушал так внимательно, словно речь шла о крайне важных для него вещах. Джейн обратила внимание на то, как леди Сомеркоут несколько раз озабоченно взглянула в сторону своего мужа, и догадалась, что разговор у них шел о несчастном графе.
Неужели Торп предупреждает ее о чем-то? Эта мысль заставила Джейн посмотреть на Торпа новыми глазами, и под привычной маской циничного прожигателя жизни она вдруг увидела благородного человека, который заботится о своих друзьях. Странное чувство наполнило ее — чувство интереса и неожиданной симпатии к этому мужчине. Краска бросилась ей в лицо, щеки запылали.
Леди Сомеркоут сказала Торпу еще что-то и отошла к миссис Улльстри и Генриетте. Торп инстинктивно перевел взгляд на Джейн. Их глаза встретились, и она робко улыбнулась. Торп удивленно и вопросительно посмотрел на Джейн своими голубыми глазами и сделал было шаг по направлению к ней. Но в эту минуту его окликнула миссис Улльстри, и Торп сдержал свой порыв.
Джейн облегченно вздохнула. Она была сейчас слишком уязвимой для такого человека, как Торп, который видит собеседника насквозь. Джейн смотрела, как он подходит к миссис Улльстри, кланяется, отвечает на вопросы. Джейн продолжала украдкой следить за ним, делая вид, что рассматривает изображение Христа с ребенком. За все это время Торп ни разу не взглянул в ее сторону, хотя она чувствовала, что ему очень хочется сделать это.
Вскоре возле Джейн возник мистер Улльстри.
— Он великолепен, не правда ли? — блестя глазами, спросил он.
Джейн покосилась на него, не поднимая головы: мистер Улльстри был не только некрасив, но и невысок ростом.
— М-да, конечно. — Джейн от души надеялась, что он имеет в виду изображение на колодце, а не Торпа. — Я рассматриваю каждую деталь и поражаюсь, какие глубокие чувства рождает это чудо. До чего тонко сумел художник передать духовную связь между ребенком и Богом!
Мистер Улльстри прищелкнул языком.
— Вам не удастся меня обмануть, мадам. — Он лукаво посмотрел на нее и покачал своей большой головой. Темно-каштановые непослушные волосы делали его похожим на медведя. — Я видел, как вы восхищенно рассматривали совсем иной объект. — И он бросил короткий, но выразительный взгляд в сторону Торпа.
Джейн поперхнулась и почувствовала, что заливается краской, но спустя несколько секунд справилась со смущением и взяла себя в руки:
— О, возможно, я и посмотрела туда — совершенно случайно. А впрочем, что в этом такого?
— Смотрели, смотрели! Только не случайно. И в этом действительно нет ничего «такого». Если уж моя жена строит Торпу глазки, то вам и подавно простительно!
Очаровательная манера мистера Улльстри вести разговор не позволяла на него обидеться.
— Он и в самом деле очень красивый мужчина, — пожала плечами Джейн.
— Пойдемте, я провожу вас к ландо. Тем более что следующую часть пути нам предстоит провести вместе.
Джейн улыбнулась, и они направились к экипажу. Вскоре и все остальные заняли свои места, и кортеж вновь загрохотал по булыжнику, направляясь к Королевской дороге.
Пока они огибали Вольфскар-Ридж, загораживавший дорогу на восток, мистер Улльстри вел легкий, ничего не значащий разговор. Когда же перед ними опять открылись неоглядные просторы, Джейн решилась наконец задать вопрос, вертевшийся у нее на языке последние две мили:
— Мистер Улльстри, простите мою дерзость, но я давно хотела спросить вас… о вашем браке. Вы с женой — счастливейшая пара. А это такая редкость в наши дни и в нашем свете! И, хотя у вас на первый взгляд меньше оснований для счастья, чем у многих других пар, тем не менее… В чем секрет вашего счастливого брака? Пожалуйста, поделитесь — если, конечно, моя просьба не оскорбительна для вас.
Мистер Улльстри улыбнулся:
— Ваша просьба меня нисколько не обижает и не затрудняет. Я буду рад рассказать вам всю правду. Я женился на красивой женщине и бесконечно благодарен ей за то, что она вышла замуж за урода.
Джейн уловила озорство в его глазах:
— А если серьезно?
— Как хотите, — пожал плечами мистер Улльстри. — Например, мы взяли за правило никогда не ссориться при посторонних, — заявил он гордо.
Это было совсем не то, что она ожидала. Ей хотелось понять не внешнюю, а внутреннюю причину их благополучия:
— Да, но ведь так поступают многие. Неужели — ничего больше?
— Но мы и дома никогда не ссоримся, — сказал он, подумав немного.
Джейн разочарованно вздохнула. Она оценила мудрость мистера Улльстри, но с трудом справлялась с растущим раздражением:
— Как жаль, что вы не хотите ничего посоветовать бедной вдове…
— Что же я могу посоветовать? Ну, скажем, жена позволяет мне порой выпить рюмочку в одиночестве.
Джейн нахмурилась и посмотрела на него с укоризной, надеясь, что мистер Улльстри поймет намек и сейчас расскажет ей правду. Не тут-то было! Вместо этого он невозмутимо произнес:
— А еще я отпускаю ее каждый год на воды. Одну. В августе. И всегда учтив с ее матерью.
Джейн холодно посмотрела на него:
— Хорошо, хорошо, я все поняла. Вы не хотите поделиться со мной своими секретами. Ну, не хотите — не надо, хотя это и не похоже на вас.
— Мадам, — мистер Улльстри прижал руку к груди, — вы как раз совсем не поняли меня. Это и есть мои маленькие секреты, моя скромная мудрость. Вы думаете, что согласие в браке — огромный и постоянный труд? Да ничего подобного! Все очень просто. Уважение и понимание — вот и все, что нужно для счастья, и важнее этого ничего нет. — Он помолчал и добавил: — Кроме, пожалуй, первого робкого поцелуя в кустах…
Джейн не удержалась от смеха. Он был такой забавный, похожий на гнома — маленького симпатичного гнома.
— Теперь я, кажется, поняла вас и сохраню ваши слова в сердце. Думаю, что вы правы.
Позже, в Уирквистле, когда Джейн осматривала последний из источников, к ней подошел Фредди и встал рядом. Джейн взглянула на него, и ей стало немного не по себе: Фредди был необычайно похож на изображение распятого Христа.
— О чем вы думаете? — тихо спросила она его.
Фредди не обращал внимания на источник: он пожирал глазами Джейн:
— Я думаю о том, что мы проведем вместе оставшуюся часть пути. Мы будем наконец наедине! Я жду этого момента с нетерпением и приближаю его каждым ударом моего сердца.
Джейн уловила, что до Генриетты долетают его слова, закашлялась и сделала вид, что внимательно изучает источник. Фредди тоже уставился на изображение Христа в окружении плодов, колосьев, цветов и листьев. Он смотрел довольно долго, а затем вдруг закричал:
— Это же моя матушка!
Стоявшие рядом раскрыли рты от удивления, а Фредди торопливо пояснил:
— Я, конечно, не имею в виду, что это — изображение моей матушки. Но лицо, глаза, подбородок… все так похоже!
— И на вас тоже! — прозвенел голосок Генриетты.
Брови Фредди изумленно поползли вверх:
— Боже правый, и в самом деле! Я никогда еще не встречал такого сходства! У меня просто мурашки бегут по коже!
Джейн вздрогнула, услышав за спиной шепот Торпа:
— Настоящий жертвенный агнец!
Она стремительно обернулась и пронзила его полным негодования взглядом, а Торп невинно поднял брови, словно ничего и не говорил.
— Ах, это просто поразительно! — выдохнула Генриетта, глядя на Фредди влажными сияющими глазами. — Вы удостоились такой чести, Фр… О, простите, мистер Уэйнгров!
Фредди просиял, было видно, что он упивается своими новыми ощущениями:
— Вы действительно так думаете?
Джейн решила, что ей тоже следует принять участие в этом разговоре.
— Ну, конечно! — воскликнула она и положила руку на плечо Фредди.
Почувствовав прикосновение, он обернулся и посмотрел на нее, а затем перевел взгляд на Генриетту.
— Как я счастлив в эту минуту видеть рядом с собой двух таких прекрасных леди!
Джейн улыбнулась ему и тоже взглянула на Генриетту, готовая улыбнуться и ей. Но Гетти поспешно отвела глаза, делая вид, будто поглощена рассматриванием источника. Вся ее радость куда-то испарилась, девушка выглядела очень грустной. «Что с ней? — подумала Джейн. — Может быть, она просто устала?»
Джейн взяла Фредди под руку:
— Мой дорогой, я что-то утомилась. Вы не проводите меня к нашему экипажу?
На самом деле она чувствовала себя прекрасно: прогулка получилась увлекательной, особенно если вспомнить интригующие слова, сказанные полковником Даффилдом и мистером Улльстри. Но ссылка на усталость должна пробудить во Фредди повышенное внимание — она успела хорошо изучить его характер.
— Ну конечно, драгоценнейшая! — проворковал Фредди, влюбленно глядя ей в лицо.
Он повел Джейн к поджидающему их ландо; за ними потянулись остальные гости, переговариваясь о необычайном сходстве Фредди с изображением распятого Христа. Время перевалило за полдень, пора было возвращаться, переодеваться к обеду, а после очередного пышного пиршества всех партнеров ждала работа над виньетками.
По дороге в Чаллестон-Холл солнце светило в спину. Фредди не проявлял никакой инициативы, и Джейн пришлось самой вложить свою руку в его ладонь. Впрочем, она была рада и тому, что добилась этого успеха без особого сопротивления с его стороны. Надо было о чем-то говорить, и Джейн поинтересовалась, куда ведет дорога, которую они пересекли.
— О! — расплылся в улыбке Фредди. — Это дорога на Окслип — есть такая деревушка возле Уинди-Ноул. Кажется, там расположены горячие источники — Ключи Дубовой Рощи, а называются они так потому, что действительно находятся вблизи дубовой рощи.
— Ив них круглый год сохраняется одна и та же температура?
— По-моему, да. — Фредди внимательно смотрел на дорогу. — Взгляните, как вон те деревья за пригорком отличаются по цвету от сосен, сбегающих с Уинди-Ноул. До чего же прекрасна природа в этих нетронутых уголках! Мне кажется, я напишу об этом поэму…
Голос Фредди звучал все выше, все напряженнее, и Джейн поняла, что сейчас он впадет в очередной поэтический транс.
— Не съездить ли нам завтра к этим источникам? Вдвоем — только вы и я? — поспешно предложила она.
Фредди посмотрел на нее, удивленно выгнув брови, а затем улыбнулся:
— Я могу взять с собой альбом…
— А я — завтрак в плетеной корзиночке.
— Чудесно! С тех пор, как мы приехали сюда, я мечтаю хоть немного побыть с вами наедине. Но постоянно что-то мешает.
— Постараемся поправить дело.
Джейн пожала его руку и нежно улыбнулась, постаравшись воспроизвести на лице то выражение, с которым смотрела на Фредди Генриетта, когда они стояли у колодца в Уирквистле.
Фредди глубоко, прерывисто вздохнул.
— О, Джейн! — пробормотал он, задыхаясь. — Я… Я так люблю вас… Ну, вот — я сказал это! Конечно, я и раньше говорил, что люблю вас, но каждый раз эти слова словно заново рождаются в моем сердце… и… мне так хочется, чтобы они прозвучали в своем первозданном виде! Вы открыли их для меня. Вы сводите меня с ума, о дорогая, дорогая Джейн! Вы и не знаете сами, как сводите меня с ума… Смотрите-ка, получилось двустишие!
Джейн почувствовала, что ей становится дурно — особенно когда Фредди закатил глаза и стал бесконечно, с подвыванием, повторять: «Вы и не знаете сами, как сводите меня с ума». Он твердил эту фразу снова и снова — словно хотел запомнить ее на всю оставшуюся жизнь.
Джейн глубоко вздохнула, преодолевая острое нежелание делать то, что она собиралась сделать, и словно бы случайно придвинулась поближе к Фредди.
— О, простите! Я вас перебила? — наивно спросила она, переключая его внимание на себя.
— Признаться, да, но это не страшно, — хрипло ответил Фредди; дыхание его было тяжелым, порывистым. — Моя дорогая Джейн, как же я люблю вас! С первого взгляда. И я уже много дней собираюсь вас спросить… — Он сделал паузу и негромко простонал: — Согласны ли вы… ну, вы понимаете…
Внезапно Фредди умолк и прижал руку ко лбу.
«Говори же! — мысленно кричала Джейн. — Ну же, Фредди! Ну же, мой хороший! Пожалуйста! Скажи наконец!»
— Что случилось? — вслух спросила она, нежно коснувшись его плеча.
Сердце Джейн бешено билось. Победа была близка. Совсем близка!
— Что вы хотели сказать? О чем вы говорили?
Но было поздно.
— Простите меня, — поморщившись, прошептал Фредди. — Я не могу… У меня опять разболелась голова.
— Наверное, это от солнца, — убито произнесла Джейн и легонько похлопала его по руке, борясь с растущим в ней раздражением.
Ну почему у Фредди так часто болит голова, и при этом всегда в самый ответственный момент, когда он готовится принять судьбоносное решение?!
И тут Джейн захлестнула волна раскаяния за жестокие мысли. Да, Фредди не особенно крепок здоровьем, но какое она имеет право осуждать его за это? Да ни малейшего! Как это немилосердно с ее стороны! А кроме того — куда торопиться? У нее еще в запасе много времени для того, чтобы завершить задуманное. Вот завтра, например, они поедут вдвоем с Фредди в уединенное местечко, к горячим источникам. Он будет сочинять стихи, а она — готовить угощение. И на десерт ее, может быть, ждет долгожданное предложение.
В тот же вечер после обеда Джейн стояла, подбоченившись, возле стола в оружейной и сверлила взглядом лорда Торпа.
— Так вы полагаете, что будет прилично сыграть виньетку, которая откровенно отражает наши собственные взгляды на этот вопрос? — сердито спросила она.
— А почему нет? — воскликнул Торп. — Чего вы боитесь? Что кто-то вас осудит? Да нас всю жизнь кто-нибудь осуждает, но это не мешает нам делать прическу по своему вкусу или одеваться, как нам хочется, или позволить себе рискованную реплику в самый неподходящий момент. Так почему мы не можем откровенно говорить все, что думаем?
У Джейн не было конкретных возражений. Просто она была уверена, что все это не понравится Фредди.
— Я не разделяю вашу озабоченность по поводу мистера Уэйнгрова, — заметил Торп.
— Что?! — Джейн в испуге отпрянула. — Как это вам удается?
— Прочитать ваши мысли не сложнее, чем любую книгу из библиотеки лорда Сомеркоута. Я знаю все, о чем вы думаете. — Он криво усмехнулся. — Тем более что наши мысли часто совпадают. На вашем месте я бы опасался, что подобная откровенность может настроить против вас меня. Но я не думаю, что вы настолько коварны.
— Вы — умелый провокатор, — вздохнула Джейн, внезапно перестав сердиться. — Я полагаю, что, если мне в конце концов выпадет счастье соединить свою судьбу с мистером Уэйнгровом, он так или иначе все равно узнает мои мысли.
— Вот именно, — подтвердил Торп; его голубые глаза сверкали; он упивался своей маленькой победой.
Джейн села на стул, стоявший у стола, Торп немедленно принес от двери второй, и работа закипела. В течение следующего часа они сосредоточенно исписывали лист за листом, перенося придуманную ими маленькую драму на бумагу.
Торп позвонил слуге и приказал принести бутылку мадеры и два бокала. Вино принесли, но Джейн позволила себе лишь один бокал, с удовольствием отметив, что Торп тоже не увлекается: выпив первый бокал, второй он лишь пригубил.
Оторвавшись от бумаги, Джейн задумчиво оглядела стены оружейной, переводя глаза с забрала на тяжелый меч, потом на фехтовальную саблю, на доспехи, на луки, на стрелы…
— А что, если нам сыграть виньетку с оружием в руках? — неожиданно предложила она. — Шпаги в наших обстоятельствах сыграют роль метафоры.
Торп улыбнулся, откинулся на стуле и посмотрел на нее с восхищением.
— Замечательная идея! — воскликнул он и, поставив на стол недопитый бокал, тут же снял со стены две дуэльные шпаги:
— Вперед!
Торп протянул Джейн шпагу. Она взяла оружие и встала в стойку, подняв левую руку над головой.
Торп прищурился:
— Кто вас учил?
— Отец, но совсем немного. Я долго упрашивала и ныла, пока он не сдался и не дал мне несколько уроков.
— Я вижу, вы были упрямой девчонкой, — рассмеялся Торп, вставая в позицию.
Еще секунда — и сталь ударилась о сталь с неповторимым долгим звоном, от которого сердце Джейн возбужденно забилось.
Она давно не фехтовала, к тому же ей ужасно мешало красное шелковое платье, путавшееся в ногах. Но Торп все время подбадривал ее, понемногу прибавляя темп, пока они оба не расхохотались, сверкая разгоревшимися глазами.
Поединок возбудил Джейн. Конечно, она уступала Торпу, но это было неудивительно. И все-таки ей удалось четырежды отбить его атаки, когда он хотел выбить шпагу из ее руки.
Джейн повыше подобрала юбки свободной рукой, чтобы легче было передвигаться по деревянному полу. Поединок продолжался, и однажды она даже нанесла Торпу укол в руку. Он вскрикнул, а Джейн торжествующе рассмеялась и отскочила в сторону, подняв шпагу кверху. А потом вновь сталь со звоном билась о сталь.
Все же юбки в конце концов сыграли с Джейн злую шутку: она запуталась в них ногами и опрокинулась на спину. Шпага с легким звоном выскользнула у нее из руки, сверкнула по паркету и пропала из виду. Торп склонился над Джейн и поднес свою шпагу к ее шее. Джейн рассмеялась, с трудом переводя дыхание.
— Вы — моя добыча! — объявил Торп. — Я победил вас в бою и беру в качестве трофея.
Джейн отвела рукой лезвие шпаги.
— Никогда! — воскликнула она, но Торп опустился рядом с ней на колени и в следующий миг уже крепко целовал ее.
Джейн пыталась сопротивляться, но он, конечно, был сильнее. Прижав руки Джейн к полу, Торп накрыл ее тело своим. Долгий поцелуй становился все мягче, теплее, чувственнее, и вскоре Джейн совсем расхотелось сопротивляться. Ее сердце все еще билось в ритме дуэли. Джейн с удивлением обнаружила, что, оказывается, сама давно и крепко обнимает Торпа за шею. Он возбуждал ее! О, как он ее возбуждал!
Все, что он делал, совпадало с ее желаниями — даже с теми, которые она прятала от самой себя. Рука Торпа легла на грудь Джейн — лаская, дразня, приглашая, упрашивая, — и остановить его было выше ее сил. Джейн глотала воздух коротко, хрипло, жадно. Все произошло так стремительно и неожиданно, но она знала, что будет дальше, — тем более что руки Торпа уже взялись за подол ее платья.
— Нет! — простонала Джейн, продолжая неистово целовать его; у нее не было ни малейшего желания прекратить эту сладкую пытку.
— Станьте моей, Джейн! — хрипло прошептал Торп, нежно проводя ладонью по ее ноге, и от возбуждения Джейн начала задыхаться. — Я дам вам все, что вы захотите. Вы же знаете — мне по силам это.
Джейн хотела, очень хотела сказать «да». Каждая частичка ее тела молила о близости с Торпом — и немедленно.
— Станьте моей любовницей, и вы все узнаете о любви!
Торп коснулся языком ее уха, отчего все тело Джейн содрогнулось от острого наслаждения. Рука Торпа нежно гладила ее раскрывшиеся бедра. Еще несколько мгновений, и…
— Нет, — вдруг трезво сказала она — Нет, я не могу.
Страсть, только что кипевшая в ней, мгновенно улетучилась. Она поняла, что не сможет стать его любовницей. Не позволит поймать себя в эту западню.
Торп снова попытался поцеловать ее, но Джейн отвернулась.
— Я же сказала — нет! — сердито буркнула она.
Торп застыл, стараясь подавить охватившее его возбуждение, но это удавалось ему с трудом. Наконец он поднялся на ноги и помог подняться Джейн. Взглянув ему в глаза, она увидела в них изумление.
— Итак, вы по-прежнему надеетесь заполучить Уэйнгрова, хотя с таким удовольствием падаете в мои объятия?
— Не напоминайте мне о моей слабости! Это происходит только потому, что вы все время рядом. А впрочем — что скрывать! — еще и потому, что ваше общество мне приятно… — Торп от этих слов удивился еще сильнее. — Но замуж я выйду за Фредди, если, конечно, он этого захочет. Мы сможем уехать с ним в его поместье, и я больше никогда не увижу вас. По существу, все очень просто.
Торп уставился в пол и некоторое время Мрачно молчал. Затем, прищурившись, взглянул на Джейн и улыбнулся:
— А я все-таки надеюсь еще встретиться с вами в Файрфилд-Холле, моем поместье в Кенте.
Джейн молча покачала головой.
— И никогда не передумаете?
— Нет, милорд. И прошу вас об одном: оставьте меня в покое.
— Только после того, как вы сходите к алтарю. Тогда уж мне придется отстать. Но не раньше, Джейн, не раньше! Клянусь вам!
— Спасибо за предупреждение. — Джейн даже удалось улыбнуться.
Внезапно Торп крепко обнял ее:
— До чего же вы хороши — ну просто нет слов! Особенно когда вот так улыбаетесь. От вашей улыбки все во мне переворачивается…
Он поцеловал ее, и Джейн не стала сопротивляться. Когда-нибудь она встанет перед алтарем, после чего ни один посторонний мужчина не поцелует ее. Никогда. Однажды она поклянется в верности, и ее клятва станет священной. А пока…
Пока Торп снова и снова целовал ее в тщетной надежде вновь воспламенить страсть. Поняв бесплодность своих усилий, он отошел и одним глотком осушил бокал вина. Потом повесил шпаги на место, присел к столу, взял в руки перо и начал писать.
— Итак, вы отказываете мне, — вслух сказал он, продолжая водить пером по бумаге.
— Да, — откликнулась Джейн, словно не замечая, что Торп записывает ее слова. — Я не могу принять ваши условия. И не надо меня искушать. Мой выбор всегда будет в пользу детей, которых я надеюсь когда-нибудь родить.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Влюбленный повеса - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Влюбленный повеса - Кинг Валери



Хороший роман! Читается легко и интересно.
Влюбленный повеса - Кинг ВалериЛюдмила
18.04.2012, 15.32





Да очень хороший роман!Читайте и наслаждайтесь чтением
Влюбленный повеса - Кинг ВалериАнна Г.
24.05.2014, 8.31





Мне понравилось) правда слишком уж долго до ГГ доходило, чего он хочет)
Влюбленный повеса - Кинг ВалериЮлек
22.03.2015, 10.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100