Читать онлайн Влюбленный повеса, автора - Кинг Валери, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный повеса - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный повеса - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный повеса - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Влюбленный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Лорд Торп стоял в центре тисового лабиринта, закутавшись в коричневый плащ, промокший, пока он пробирался сквозь кусты. Слегка болела голова, и это было неудивительно: спал он плохо.
Торп вынул из кармана ключ от спальни Джейн. Погладил пальцами гладкий шелк ленты. Вздохнул. Затем тряхнул головой и поставил одну ногу на каменную скамейку, врытую в южном углу травянистой лужайки. Задумчиво разглядывая свой сапог, покрытый дождевой пылью, он спрашивал себя, почему у него так тяжело на душе. Ведь после вчерашней ночи он должен чувствовать себя на седьмом небе! А он чувствует себя как в аду…
С восьми часов, когда Торп окончательно проснулся, его не отпускали мысли о Джейн. С этими мыслями он выпил две чашки крепчайшего кофе, съел легкий завтрак. Он просто не мог думать ни о чем другом! Ему вспомнилась их первая встреча — в Лондоне, в прошлом апреле. Красота Джейн сразила его с первого взгляда, когда он увидел ее, идущую навстречу по дорожке Гайд-парка рядом с леди Сомеркоут.
Торп помнил ту встречу до мельчайших подробностей. Помнил даже наряд Джейн — фиолетовую шелковую шляпку, отделанную по полям кружевами, с веточками зелени и лилиями на тулье. Темно-каштановые волосы Джейн спадали тогда на плечи изящными локонами. От нее исходила какая-то внутренняя сила, и упрямый изгиб бровей усиливал это ощущение. Когда он взглянул ей в глаза — твердо и достаточно недвусмысленно, — в них не промелькнуло ни волнения, ни улыбки — только слабая тень удивления.
И с этого момента он страстно захотел ее.
На следующий же день Торп объяснился с миссис Ньюстед. Он сказал, что устал от суеты и волнений. Он надеется, что она понимает: брак между ними невозможен, и свое решение он не изменит ни за что. Даже если она начнет устраивать ему сцены ревности на глазах у всего Лондона. Они должны расстаться. Они больше не любовники. Точка.
К счастью, миссис Ньюстед очень спокойно приняла их разрыв. Более того, она выразила надежду, что со временем страсти утихнут и они станут добрыми друзьями.
А Торп тем временем целиком переключил свое внимание на Джейн — особенно после того, как во время их следующей встречи она, приподняв одну бровь в ответ на его приветствие, небрежно протянула ему два пальца.
Ясное дело, ей уже рассказали о его репутации!
Бедняжка, она, очевидно, даже не поняла, что этим жестом бросает ему вызов. Но Торп поднял брошенную перчатку и с тех пор был готов пойти на все, лишь бы завоевать сердце Джейн. Он твердо знал, что будет биться до конца. До победы.
А Джейн оказалась вовсе не такой уж провинциальной простушкой, как он решил поначалу. Напротив, она постоянно возбуждала его интерес и азарт охотника тем, что всячески давала понять: он ее не получит.
Он ее не получит?!
Ну, теперь-то можно сказать, что здесь она ошибалась. Прошлой ночью он получил ее. Всю.
От воспоминаний о пережитом наслаждении по нервам Торпа пробежал ток возбуждения. Ветер трепал его плащ, приятно освежал кожу. Торп взглянул на небо, подумал, что вот-вот ударит молния, и рассмеялся над своими переживаниями.
Он чувствовал себя так, словно вчера впервые был с женщиной! А впрочем, в каком-то смысле Джейн и впрямь была у него первой — первой, с кем ему было так хорошо. И еще — первой, отдавшейся ему, не зная, кто он…
Но чем больше Торп думал об этом, тем яснее для него становилось, что Джейн уже догадалась — должна была догадаться! — кто забрался в ее постель. Вряд ли она хоть на секунду могла поверить, что ее вчерашним любовником мог быть Фредди Уэйнгров.
Торп часто наблюдал за Фредди, когда тот вился вокруг Джейн. Одаренный поэт не мог без трепета даже поднести к губам ее пальцы! Как же Джейн сможет поверить в столь чудесное перевоплощение?
Он вновь перенесся мыслями в прошлую ночь, потому что не мог думать ни о чем другом.
Джейн…
Она была безудержной и пылкой, нежной и сильной. Она говорила о детях… Ей нравилось все, чем они занимались в постели!
Джейн…
Внезапно странное тепло окутало его сердце, согрело все тело.
Джейн!
О, Боже, что с ним происходит?! Ему нельзя влюбляться в нее!
Нет. Невозможно. Это не любовь.
Но что тогда? Похоть? Да, грязная, мерзкая похоть! И такой сильной похоти он не испытывал за всю свою жизнь…
Так больше продолжаться не может. Надо сбросить тяжесть, лежащую на сердце. Разве ему жаль, что он обманул ее? Конечно нет! Так какого же дьявола он чувствует себя таким расстроенным?! Торп тряхнул головой. Он не мог понять, что так тяготит его.
Может быть, он боится ее гнева? Но ведь ей самой так понравилось заниматься любовью с ним! Наверное, самым правильным будет смиренно попросить у Джейн прощения и предоставить ей самой решать, как быть дальше. Да, надо поступить именно так и, разумеется, сообщить, что он может предложить ей на будущее. Сказать, что он знает о ее финансовых проблемах и в ближайшие год-два готов содержать ее. По его мнению, это будет честный обмен. О лорде Торпе можно говорить все, что угодно, но к тем, кого он берет под свое покровительство, он всегда щедр — уж этого никто не оспорит!
И тогда сегодня ночью он снова придет к ней… От этой мысли по его телу снова пробежала сладостная дрожь.
Прежде чем направиться в лабиринт, Джейн поговорила с дворецким. Он вежливо разъяснил ей все, что она хотела — как быстрее и проще попасть в центр лабиринта. Джейн вовсе не улыбалось пробираться по дорожкам, петляя и упираясь в тупики в поисках центральной лужайки, пачкая при этом свое замечательное вишневое платье. Она хотела предстать во всей красе перед человеком, который подарил ей вчера незабываемую ночь.
Перед человеком, которого она любила!
Следуя советам дворецкого, Джейн благополучно миновала мокрый тисовый коридор. Память о прошлой ночи звенела в ее сердце.
Фредди!
Милый, милый Фредди!
Наконец она добралась до лужайки в центре лабиринта. Фредди уже ждал ее. Он стоял, опершись одной ногой на скамейку.
— Мой дорогой! — позвала Джейн, выйдя на лужайку сквозь арку из промокших ветвей, а потом побежала к нему, широко раскинув руки; плетеная корзинка заскользила по рукаву, собираясь упасть на землю.
Человек, стоявший рядом со скамейкой, обернулся, и Джейн застыла в оцепенении.
— Вы?! — Она опустила руки и едва успела подхватить корзинку. — Что вы здесь делаете? Неужели вы вспугнули Фредди и вынудили его уйти? Зачем вы сделали это? И каким образом? Очевидно, уставились на него своим тупым оловянным взглядом… Где он, лорд Торп? Как давно он ушел? Вы его видели? Полчаса, четверть часа тому назад? И почему вы — здесь?
Джейн ждала, разгневанно глядя на него.
— Его не было здесь, — холодно ответил Торп. — Вы договаривались с ним?
— Конечно, договаривались! — ответила она. — Но вас это совершенно не касается.
Торп окинул быстрым взглядом ее открытое платье; ироничная, понимающая ухмылка появилась на его лице.
— Поверьте мне, Джейн, — мягко сказал он, снимая ногу со скамейки, — Фредди здесь нет и не было. Тут только я один. А у вас на уме, кажется, было что-то поинтереснее, чем безобидный флирт…
Джейн почувствовала, как у нее краснеют щеки и шея.
— Вы несносный человек! — презрительно воскликнула она.
Своим циничным, раздевающим взглядом Торп превратил ее старания поэффектнее одеться для Фредди во что-то низкое и грязное. Решив немедленно уйти, она повернулась на каблуках.
— Минутку! — окликнул Торп. — Мне кажется, я должен вам кое-что вернуть.
Джейн хотела проигнорировать его слова, однако они почему-то усилили чувство беспокойства и тревоги.
— Что-то вернуть мне? — переспросила она неожиданно пересохшими губами. — Очевидно, какую-нибудь забытую перчатку или платок?
Торп покачал головой:
— Не перчатку и не платок, а нечто круглое, золотое и фиолетовое. Вы не теряли ничего необычного? Ну, вспомните!
Джейн нахмурилась:
— Нет, не припоминаю.
О чем он говорит? И почему под его взглядом она чувствует себя голой — словно и нет на ней целого ярда этого индийского цветного хлопка? Или это очередная его уловка — разговорить ее, с тем чтобы украсть еще один поцелуй?
Джейн распрямила плечи и улыбнулась. Слава Богу, Торп больше для нее ничего не значит. После прошлой ночи она целиком и полностью принадлежит Фредди! Торп не посмеет даже попытаться впредь поцеловать ее, как только будет объявлено об их помолвке с Фредди.
— Ну, так вы думаете возвращать мне мое имущество или будете опять дразнить меня в вашей обычной глупой манере?
Торп опустил руку в карман. Секундой позже в ней блеснуло нечто золотое, блестящее и фиолетовое — в точности, как он сказал. Джейн оторопело уставилась на ключ, висевший перед ней на фиолетовой ленточке — длинный, тяжелый ключ от двери.
Ключ от ее спальни!
— Что это значит?! — упавшим голосом спросила Джейн.
Она была так ошеломлена, словно получила неожиданный и сильный удар. Все подспудные тревоги и сомнения сконцентрировались сейчас в этом ключе, сверкающем в лучах июльского солнца. Он тихонько покачивался в руке Торпа — вперед-назад, вперед-назад…
— Ваш ключ, мадам. Как настоящий джентльмен, я должен вернуть его вам.
— Как он у вас оказался? — задала она глупый вопрос. — Вы что, взяли его у Фредди?
Джейн никак не могла понять, что же случилось. Ведь она передала ключ от своей спальни Фредди! И вместе с ним передала ему право оказаться в ее постели…
Торп медленно приблизился. Джейн подняла глаза от ключа и встретилась с ним взглядом. Как странно он смотрит, какая жестокая улыбка на его губах!
— Вы что… ударили Фредди? — спросила она, внезапно испугавшись. — Как к вам попал мой ключ? Почему вы на меня так смотрите?
Торп резко рассмеялся:
— Прекратите, миссис Амбергейт! Впрочем, полагаю, что имею право называть вас теперь просто Джейн. Я ни за что не поверю, если вы скажете, будто уверены, что вы провели прошлую ночь с Фредди Уэйнгровом. Да он же взглянуть на вас без трепета не смеет, не то что… Не валяйте дурака!
— Я не понимаю, о чем вы говорите, — прошептала она.
Джейн стало страшно. Торп стоял совсем рядом, и ощущение его близости казалось странно знакомым. Она вдруг подумала, как часто вспоминала Торпа прошедшей ночью. Если постараться восстановить в памяти все, что тогда произошло…
Но это трудно — слишком много шампанского было выпито.
— Что вы имеете в виду? — задыхаясь спросила она.
— Вы прекрасно знаете, о чем я говорю. Припомните еще раз события прошлой ночи — и вы поймете, что я имею в виду.
Джейн презрительно посмотрела на него.
— Вы не можете знать того, что помню я! Даже если вам каким-то образом стало известно, что Фредди придет ко мне… — Она запнулась, тяжело дыша.
Торп молча смотрел на нее — пристально, жестко, понимающе.
— Это невозможно! — чуть слышно выдохнула она.
Джейн захотелось убежать прочь. Слезы ручьем хлынули из глаз. Но Торп схватил ее за руку, когда она отшатнулась от него. Хватка у него была сильная.
— Очень даже возможно, — усмехнулся Торп. — Я узнал от вашей горничной о том, что должно произойти наступающей ночью. На балу вы были такой счастливой, такой уверенной в себе, что это заинтриговало меня. Вэнджи сказала, что ключ находится под ковром у комнаты мистера Уэйнгрова. Остальное вы знаете.
Джейн стало дурно, она зажала рот рукой. Так значит, это Торп, а не Фредди занимался с ней вчера любовью! Все ее планы рухнули в один момент. Она погибла. Окончательно и бесповоротно.
— О, да не расстраивайтесь вы так! — сказал Торп, нежно касаясь пальцами ее щеки. — Если не ошибаюсь, вам понравилась прошлая ночь, а я так просто испытал наслаждение. И готов все повторить сегодня же — на этот раз в моей постели. Все, что мы делали прошлой ночью, — и еще немного сверх того! Вы всегда будете счастливы со мной, Джейн, это я вам обещаю. Уж я-то знаю, как доставить женщине настоящее удовольствие. Что же касается ваших денежных трудностей, я позабочусь о вас. Я богат, Джейн, очень богат. Надеюсь, вам это хорошо известно. Так зачем вам ловить этого мышонка Фредди, если вы можете получить меня?
Джейн молча смотрела на него. Тошнота понемногу отступала, но она все еще была ошеломлена, оглушена, подавлена всем происшедшим. Однако нужно было что-то сказать.
— Я знала, что вы дурной человек, — странно спокойным голосом начала она. — Но я не знала, что вы к тому же удивительно жестокий человек. Вы подлец, милорд! Пусть моя погоня за мистером Уэйнгровом была не слишком благородным делом — по крайней мере, я играла честно, без обмана. Вы скажете, мной двигала корысть? Что ж, возможно. Но при этом я сохраняла верность Фредди в моем сердце. И если бы на то была милость Господня, я подарила бы ему детей. А что вы можете мне предложить, кроме радостей плотской близости?
Торп устремил на нее ледяной взгляд:
— Итак, вы считаете, что для того, чтобы заполучить мужчину и сделать его счастливым, достаточно дать ему немного верности и родить детей? Увы, так думают слишком многие женщины. Что ж, делайте Фредди Уэйнгрова счастливым! И позвольте ему одарить вас своими деньгами. Но только не надо болтать о добродетели, которой в вас нет и в помине. Я бы не стал преследовать вас, если бы хоть на минуту мог поверить, что вы любите Фредди Уэйнгрова. Но я вижу, что вы только погубите его, если не свернете с выбранной вами дорожки и не перестанете тащить его к алтарю. И если вы надеялись, что я буду на все это спокойно посматривать со стороны, то вы ошиблись!
Джейн слушала, и слова Торпа причиняли ей боль. Он считал ее такой же безнравственной, как он сам, и это больше всего ранило ее. Да что он на самом деле знает о ее жизни, о ее трудностях? Ничего! Лорд Торп из тех, кто видит только то, что желает видеть. А говорит и делает только то, что отвечает его планам.
— Между нами существует разница, — сказала она наконец. — Вы обманули меня. И я презираю вас.
— Я поверил бы, если бы не помнил, как вы наслаждались прошлой ночью. Скажите честно, миссис Амбергейт, — вы ведь только убеждали себя, что занимаетесь любовью с Уэйнгровом. Женщина не может так ошибиться! Это я был в вашем сердце, это со мной вы занимались любовью, а не с Фредди. Признайтесь же наконец, что думали обо мне!
Все это время он продолжал держать ее за руку, но Джейн уже было все равно.
— Да, я думала о вас, — тихо произнесла она. — Что скрывать, я мечтала о вас с первого дня — помните, конечно, — тогда, в Гайд-парке, Торп, вы посмотрели на меня, и мне показалось, что небеса разверзлись и осыпали меня золотым дождем. Вы мгновенно покорили мое сердце. Вот тогда я действительно постоянно думала о вас. Мне так хотелось, чтобы вы меня полюбили! А затем мне рассказали — и о миссис Ньюстед, и о других… Может, мне и не суждено стать женой Фредди, но вашей любовницей я не буду — уж это точно. Не хочу, чтобы мной попользовались, а потом отбросили за ненадобностью. Я презираю вас, лорд Торп. Вы для меня не существуете. Отдайте мне ключ, и, если вы надумаете еще раз подойти близко к моей спальне, не ждите, что я буду молчать!
— Это еще не конец. — В голубых глазах Торпа мелькнула усмешка. — Вот увидите, в течение ближайших двух недель вы станете моей любовницей!
— В ближайшие две недели я буду помолвлена с Фредди Уэйнгровом! — парировала Джейн. Вздернув подбородок, она освободила руку, вызывающе улыбнулась и забрала свой ключ. Затем резко повернулась и пошла прочь.
Торп посмотрел ей вслед и снова оперся ногой о каменную скамейку. Постоял, глядя на сверкающий носок своего сапога, перебирая в памяти все, что они сказали друг другу. Теперь еще острее, чем прежде, он желал обладать ею, сломать ее сопротивление, разрушить их роман с Уэйнгровом! У него оставалось тринадцать дней на то, чтобы довести до конца задуманное. Тринадцать дней, и он не намерен терять ни одного из них.
Итак, Джейн Амбергейт снова открылась ему с неожиданной стороны. Он был уверен, что теперь-то она никуда не денется — однажды проведя с ним ночь. Но оказалось, что не так-то просто удержать ее, овладеть ее телом и душой. Торп почувствовал знакомую дрожь, охотничий азарт.
Но что же делать дальше? Как теперь вернуть ее расположение? Сейчас она станет еще осторожнее… И все-таки в подобной ситуации любая женщина уязвима — он-то знал это очень, хорошо.
Выйдя из тисового лабиринта, Торп неожиданно столкнулся с миссис Ньюстед, появившейся из расположенного рядом цветника.
— Эй, что вы здесь делаете? — весело закричала она. — Вот уж не думала, что вы любите лабиринты! Или у вас здесь было свидание с какой-нибудь местной девушкой?
Софи Ньюстед была немного ниже ростом, чем Джейн. На ней было бледно-желтое платье из индийского коленкора, отделанное понизу тремя рядами рюшей василькового цвета. Соломенная шляпка с голубым бантом прикрывала белокурые локоны. Ленты красиво оттеняли голубизну глаз, и на какой-то момент в сердце Торпа шевельнулась прежняя страсть.
Софи была живой, подвижной, и в ней проглядывало что-то кукольное: маленький носик, щечки с ямочками, нежно-розовые губки, слегка тронутые тонким слоем помады. Хороша, черт побери! Торп даже почувствовал неожиданное желание обнять и поцеловать ее — как когда-то. Но этот порыв исчез, как только он вспомнил о вспышках гнева, которым была подвержена Софи, о ее попытке женить его на себе.
Желание быстро испарилось: игра не стоила свеч.
— Вы прекрасно выглядите сегодня, Софи, — сказал Торп, аккуратно обходя заданный вопрос. — Действительно, просто превосходно. Весь Дербишир любуется вами!
Сделав шутливый реверанс и улыбнувшись, она взяла его под руку.
— Доставьте мне удовольствие, Торп. Прогуляйтесь со мной по саду!
Она потянула его назад к воротам, из которых только что вышла, и Торп без колебаний последовал за ней.
— Конечно, если вам будет это приятно, — галантно сказал он.
— Будет, будет! — сладко улыбнулась Софи. — Мне всегда приятно быть рядом с вами. Кроме того, я уверена, что и вам понравится в саду. Представляете, под каждый сорт цветов здесь отведено более полуакра земли! Вот вам и объяснение тому, что весь Дом утопает в цветах — букеты в каждой комнате, в каждом углу. Моя горничная рассказывала, что несколько слуг здесь заняты исключительно составлением букетов, чтобы дом постоянно благоухал и радовал глаз. Какое удивительное хозяйство у леди Сомеркоут! Мне просто стыдно за себя. — Она замолчала и вопросительно взглянула на него. — Однако вы так и не ответили на мой вопрос. Ни за что не поверю, что вы пришли в лабиринт с утра пораньше лишь для того, чтобы хорошенько промокнуть! Ну, с кем же у вас было свидание? Говорите, или я замучаю вас расспросами!
Он шутливо прижал руки к груди:
— Ваша угроза вселяет страх в мое сердце! Софи хихикнула и ущипнула его за локоть:
— Не валяйте дурака и рассказывайте! Торп поднял задвижку и распахнул ворота.
— Не расскажу, — заявил он, легко толкнув створку.
— Негодник! — смеясь, воскликнула Софи. — Все равно я от вас не отстану!
Торп улыбнулся в ответ, пропуская ее в огромный сад. Софи оказалась права: обилие цветов поражало — камелии, фиалки, розы, пионы, гвоздики, ирисы радовали глаз. В центре сада был разбит топиарий — кусты, искусно подстриженные в виде огромных чашек, чайника и соусника. В каждой чашке свободно мог бы поместиться ребенок. В дальнем углу сада кружком стояли ульи, аккуратно укрытые от дождя большими плетеными корзинами.
Окунувшись в атмосферу уютного благоухающего сада, Торп неожиданно почувствовал покой. Плечи его расслабились, пока они с Софи медленно брели по дорожке; Торп с наслаждением вдыхал чистый, напоенный ароматом цветов воздух. Напряжение, вызванное разговором с Джейн, стало спадать, все чувства пришли в равновесие. Торп наслаждался природой, Чаллестоном, и даже общество Софи было ему приятно. Но он напрасно надеялся, что Софи оставит его в покое.
— Мы теперь — добрые друзья, — вкрадчиво начала она. — И я считаю, что вы могли бы поделиться со мной. Ведь у вас, несомненно, было свидание с кем-то! С кем? — Она повернула к нему свое кукольное личико. — Ну? Что же вы хмуритесь? Или свидание было неудачным?
Торп рассмеялся. Софи всегда тонко улавливала оттенки его чувств по выражению глаз, бровей, губ. Она и теперь не утратила своего мастерства.
— Отдаю должное вашей проницательности. Ну, хорошо. Я был в лабиринте с миссис Амбергейт.
Какое-то время они шли молча; казалось, Софи обдумывала что-то. Затем она остановилась и в упор взглянула на него:
— Да, вы меня заинтриговали. Конечно, я подозревала, что у вас был тет-а-тет именно с ней… Но почему вы так расстроены?
Торп пожал плечами. Он уже был не рад, что Софи выпытала у него имя Джейн, но отступать было некуда.
— Мы действительно поспорили с ней. Миссис Амбергейт считает, что женщине позволено охотиться за мужчиной, если ее цель — устроить его счастье, то есть, разумеется, выйти за него замуж. Но для мужчины — вроде меня — безнравственно добиваться от женщины взаимности и делать ее своей любовницей, пусть даже с той же целью — дать ей счастье и покой. — Торп обвел взглядом цветущий сад и еще раз с наслаждением вдохнул воздух, напоенный ароматом роз и душистого горошка. — Это глупо, не правда ли?
Софи промолчала, задумчиво глядя куда-то в глубину сада. Что-то странное было в ее молчании, и он переспросил:
— А вы не считаете ее мнение абсурдным? Миссис Ньюстед повернулась к нему и несколько раз моргнула.
— Да, конечно, — тихо сказала она. — Извините, я засмотрелась. Эти кусты подстрижены так искусно, не правда ли?
— Да, действительно необычно, — согласился он.
Торп попытался рассмотреть лицо Софи, затененное краями шляпки. Он готов был поклясться, что она отнеслась к его рассказу более серьезно, чем хотела показать.
Софи отправилась дальше, и он покорно пошел следом, по-прежнему держа ее под руку.
— Итак, у вас было объяснение с миссис Амбергейт в тисовом лабиринте. Я должна сказать, Торп, что для мужчины, который так хорошо знает женщин, вы ведете себя с ней недостаточно осмотрительно. Она не из тех, кого можно завоевать обычными способами…
— Вот в этом вы абсолютно правы, — глухо пробормотал он, отпуская ее руку.
Торп снова вспомнил о минувшей ночи и почувствовал, что грудь его распирает гордость и радость.
Софи опять остановилась.
— Вы о чем-то умолчали! — воскликнула она. — Я же вижу! Вы скрываете что-то очень важное, и я хочу знать — что.
Торп лишь улыбнулся в ответ и зашагал дальше. Софи несколько раз вопросительно взглядывала на него, но он продолжал молчать, вовсе не собираясь говорить о том, что на самом деле произошло между ним и Джейн Амбергейт.
Софи пожала плечами и решила переменить тактику:
— Если хотите знать мое мнение — вы никогда не будете близки с миссис Амбергейт. Она нацелена на то, чтобы заполучить мистера Уэйнгрова, а вас, по-моему, просто презирает. Так что не видать вам ее в своей постели. Несмотря на все ваши чары, она предпочтет выйти замуж за этого малохольного Фредди, нежели стать вашей любовницей.
Торп высокомерно посмотрел на нее:
— А вот тут вы ошибаетесь! Теперь это можно сказать совершенно определенно.
— Я знала это! — Софи возбужденно прищелкнула пальцами. — Она уже побывала в вашей постели? Да сознавайтесь же, развратник! Рассказывайте, как вам это удалось!
— Ну, положим, я ничего подобного не говорил…
— Вы забыли, что я-то знаю вас очень хорошо! Я все прочитала в ваших глазах. Думаете, я не заметила, каким окрыленным и переполненным мужской гордостью вы вышли из лабиринта? Но только как, как вы этого добились? Я готова поклясться, что она никогда не согласилась бы пустить вас в свою постель!
Торп не смог удержаться и рассказал все. Гордость победителя распирала его, ему хотелось, чтобы весь мир знал о его триумфе. Он торжествовал от того, что расстроил роман между Джейн и Фредди Уэйнгровом. Его не заботило, во что обойдется Джейн ее собственная слабость.
Торп рассказал, как угрозами добился признания от Вэнджи и о том, как выкрал ключ от комнаты Джейн во время бала.
— Невероятно! — восхищенно выдохнула миссис Ньюстед. — До чего же вы безнравственны, мой дорогой Торп! Вы просто чудовище!
Глаза ее вспыхнули похотливым блеском, и Торп понял, что она жаждет узнать о событиях прошедшей ночи все до мельчайших подробностей, и решил осадить ее:
— Я никогда ни одной живой душе не рассказывал о ваших прелестях и о наших с вами забавах, Софи. Точно так же я умолчу и о подробностях того, что было у нас с миссис Амбергейт.
Софи надула губки и разочарованно простонала, а затем еще плотнее прижалась к его руке.
— Я все же думаю, что напрасно мы с вами не поженились, — промурлыкала она.
Торп почувствовал, что его по-прежнему волнует запах ее духов — лаванды, который смешивался с ароматом роз.
— Мы в первый же день перегрызли бы друг другу глотки, моя дорогая, — с улыбкой парировал он.
— Возможно, — негромко ответила она. — Ну, что ж, вы рассказали мне о своей победе, а я похвастаюсь своей. Даффилд сделал мне предложение.
— Неужели? — изумился Торп.
— Не разыгрывайте удивление, — заметила Софи. — Не все же такие ненавистники брака.
— Так вы помолвлены? — уточнил Торп.
— Нет, — натянуто ответила она. — Терпеть не могу полковника Даффилда! Он неловок, не такой мастер любовных игр, как вы, да и не особенно красив, наконец.
— Но не надеетесь же вы всерьез, что мы с вами…
— Я буду надеяться до тех пор, пока вы не женитесь. Знаю, что шансов у меня почти нет, но, видите ли, если у человека есть мечта, он расстается с ней так тяжело и неохотно… Вы собираетесь сделать предложение миссис Амбергейт?
Торп фыркнул от негодования:
— Господи, конечно нет!
— Тогда что же вы намерены делать дальше?
— Сделаю ее своей любовницей, разумеется, — пожал плечами Торп.
— Она никогда на это не согласится! — вскрикнула миссис Ньюстед. — Вы обманули ее, Торп, а не завоевали ее сердце. Она не похожа на большинство из нас, готовых волочиться за вами и прибегать по первому зову. Я всей душой ненавижу Джейн Амбергейт, но не могу не признавать, что характер у нее сильный — пожалуй, даже посильней вашего.
— Вы ошибаетесь, — сухо ответил Торп.
— Да вы — просто самовлюбленный болван! Не видать вам ее — готова спорить на что угодно!
Софи раскраснелась, глаза ее метали молнии. Торп взглянул на нее и усмехнулся. В нем снова проснулся охотничий азарт.
— Пари? — спросил он заинтересованно. — Что ж, элемент игры только добавит пикантности ситуации.
Софи рассмеялась и сорвала пурпурную махровую гвоздику.
— Я хорошо знаю ваши возможности, но поверьте, это пари вам будет выиграть нелегко. Я переспорю вас, и тогда — берегитесь!
Она щекотала щеку лепестками цветка. Ситцевая шляпка защищала ее от солнца, но и сквозь тень было видно, как сверкают голубые глазки, а яркие губы приоткрылись в улыбке, обнажив белые ровные зубы.
— Что вы задумали, шалунья?
— Я спорю, что вам не удастся сделать ее своей любовницей за эти две недели! И если вы проиграете, то женитесь на мне.
— А если выиграю? — быстро спросил он.
— Если вы выиграете… — протянула она, состроив гримаску, — я выйду замуж за полковника Даффилда.
На лице Торпа появилась широкая улыбка:
— Пари принимается, моя маленькая озорница. И если бы я был на вашем месте, то немедля позаботился бы о подвенечном платье. Дерби — достаточно большой город, и в нем наверняка найдутся мастера, достойные вашего внимания.
— О, как вы галантны! — Шальной огонек блеснул в ее глазах. — Я подумаю о подвенечном платье, милорд. Но это не значит, что я собираюсь стать миссис Даффилд!
Щелчок тетивы и свист оперенной стрелы были бальзамом для обожженной души Джейн.
Солнце светило вовсю над Чаллестон-Холлом. Джейн стояла с луком в тени огромного старого дуба и целилась в весьма оригинальную мишень, которую установили здесь по распоряжению предупредительных хозяев. Ей хотелось побыть одной, подумать, вернуть себе самообладание, но рядом стоял Фредди и громко приветствовал каждый удачный выстрел. Почему-то его восторг не успокаивал нервы Джейн, а лишь раздражал ее еще больше.
После того как она узнала ужасную правду о вчерашней ночи, Джейн на какое-то время потеряла способность спокойно рассуждать. Теперь ей нужно было прийти в себя, как следует подумать о дальнейших отношениях с Фредди Уэйнгровом и наметить план действий.
Она зашла в свою спальню, чтобы взять лук со стрелами и переодеться. Но платье так удобно сидело на ней, а шляпка так хорошо защищала от солнечных лучей, что Джейн передумала. Она лишь вставила кружевную оборку в вырез платья, чтобы прикрыть излишне глубокое декольте.
Итак, ей необходимы были одиночество и физическая разрядка. Но, выйдя из спальни, она тут же столкнулась с Фредди. Увидев у нее в руках лук и стрелы, он немедленно загорелся: — Я могу сопровождать вас, дорогая Джейн? Если, конечно, это не идет вразрез с вашими планами. Глядя, как вы одну за другой посылаете в цель стрелы, я буду представлять вас богиней Артемидой! И, может быть, эта картина подвигнет меня к написанию поэмы… Но вы молчите! Вы против?
Никогда еще Фредди не казался ей таким нелепым — восторженный, с горячечным блеском в золотисто-зеленых глазах.
— Как вам угодно, — тихо ответила Джейн в надежде, что он поймет намек и оставит ее в покое.
Но надежды были напрасны.
— О, благодарю вас! — засуетился Фредди. — Одну минуту! Я только возьму перья, бумагу, чернильницу и немедля вернусь!
«Немедля…» О, Господи, до чего же он смешон!
— Я буду на северной лужайке, — солгала Джейн.
Убедившись, что Фредди скрылся из глаз, она тотчас же покинула холл. Она не собиралась дожидаться его — как не собиралась и идти на северную лужайку.
Увы, Фредди все же разыскал ее — красный и запыхавшийся.
— Джейн! — радостно закричал он, сжимая в руках довольно увесистый альбом. — Мне неудобно поправлять вас, но это южная лужайка!
— Неужели? — Джейн изобразила удивление и оглянулась вокруг. — Действительно, — согласилась она, надеясь, что Фредди не заметит иронии в ее голосе.
Он не заметил.
— Ох, несчастные женщины! У них нет никаких способностей к ориентированию. Но не отчаивайтесь. Господь мудро разделил человечество на мужчин и женщин, чтобы первые брали под свое покровительство вторых.
Джейн с неожиданной мстительностью подумала, что сам-то Фредди способен и в трех соснах заплутаться. В эту минуту она испытывала сильнейшее желание ударить его — рукой или обидным словом. По крайней мере, объяснить ему то, чего он не способен понять сам: ей хочется видеть его где угодно, только не рядом с собой!
Она сделала последний выстрел, и Фредди помчался собирать стрелы с резвостью хорошо натасканного английского спаниеля. Джейн почувствовала, что ее раздражение начинает понемногу утихать. В конце концов, ведь Фредди ни в чем не виноват! Пока он старательно искал каждую из восьми стрел, Джейн снова проигрывала в памяти события минувшей ночи, вспоминала, как впустила Торпа в свою постель, в свое тело и, в известном смысле, — в свою душу…
Джейн раздирали противоречивые чувства.
Она ощущала себя изнасилованной, но в то же время ей было приятно вспоминать, как Торп занимался с ней любовью. От этих воспоминаний по телу разливалось блаженное тепло. Неужели досада, которую она испытывает, вызвана тем, что эта ночь никогда больше не повторится?! От этой мысли Джейн чувствовала себя еще более потерянной, пристыженной и виноватой.
Ее печальные размышления прервал Фредди, который уже бежал к ней со стрелами — как всегда, неуклюже. Очевидно, он пару раз упал: к бриджам прилипли зеленые травинки. Как ей могло хоть на минуту прийти в голову, что это с Фредди она занималась вчера любовью?! Но ведь она была абсолютно уверена в том, что в постели с ней находится именно Фредди Уэйнгров! Или все-таки не была?
Джейн попыталась припомнить мельчайшие подробности вчерашней ночи, но не смогла и вновь пожалела о том, что накануне выпила слишком много шампанского. Единственное, что помнилось четко, — запах туалетного мыла Торпа…
— Что случилось, несравненная Джейн?
Джейн моргнула и увидела, что Фредди стоит рядом, вопросительно выгнув бровь, со спутанными волосами, прилипшими ко лбу. Он показался ей таким трогательным в своем стремлении исполнить любое ее желание!
Джейн вздохнула и взяла свои стрелы:
— Фредди, я чрезвычайно обязана вам.
— Нет, нет, ну что вы! — засмущался он. — Быть обязанной за такую ерунду?
— Да, кстати, я не смогла передать вам свой ключ вчера вечером…
Джейн внимательно следила за его реакцией. Впервые после объяснения с Торпом в лабиринте она подумала, что Фредди проявляет странную забывчивость по поводу ключа. Можно сказать — крайнюю забывчивость, сравнимую разве что с крайней ловкостью, проявленной Торпом по поводу того же ключа…
Фредди нахмурил брови и недоуменно взглянул на нее.
— Ваш ключ? Что вы имеете в виду?
— Неужели вы не помните? Ключ к нашему слиянию! — с надеждой сказала Джейн.
В самом деле странно: они были с Фредди наедине уже около часа, и ни разу за это время он не упомянул о ключе. Не спрашивал, не намекал, не высказывал сожаления… Фредди облегченно улыбнулся.
— Ах, это! — небрежно заметил он. — Не упрекайте себя понапрасну. В конце концов бал закружил нас обоих и не оставил ни времени ни сил, чтобы поделиться мыслями и душевными переживаниями. Я полагаю, вы согласитесь, что бал — не лучшее место для познания духовного единства.
С этим Джейн не могла не согласиться, и все-таки ее не покидало ощущение, что они говорят о совершенно разных вещах.
— А где же мы можем завершить наше слияние? — с новой надеждой спросила она, желая окончательно понять, что же, в конце концов, он имеет в виду. — Я думаю, было бы очень изысканно сделать это где-нибудь на природе. Скажем, вон в той сосновой роще или у горячих источников — мне говорили, что они здесь неподалеку. Или возле подземного озера, в глубине пещеры — здесь много пещер по берегам реки…
Джейн склонила голову, внимательно наблюдая за Фредди. Если даже он совершенно равнодушен к физической близости, то хотя бы мысль о невинном поцелуе должна же возникнуть у него при упоминании об этих укромных местечках!
Но Фредди лишь томно взирал на нее, и Джейн поняла, что следует называть вещи своими именами.
— Дорогой Фредди, — вздохнула она. — Когда мы с вами останемся там совершенно одни, вы поцелуете меня? — Она скромно потупила взор. — Признаюсь, мне ужасно хочется этого!
Джейн призывно взглянула на него и облизнула губы. Фредди быстро моргнул, шагнул к ней, и Джейн поняла, что сейчас он ее поцелует. Она попыталась отвести в сторону лук и стрелы, но было поздно: собираясь обнять ее, Фредди — как всегда, неуклюже — взмахнул руками и запутался в тетиве. Занервничал, задергался и застрял окончательно. Одна его рука оказалась полностью зажата тетивой, три стрелы упали на траву, а остальные перепутались, прижав руку Джейн к рукаву его бордового сюртука.
Джейн не выдержала и расхохоталась, а бедный Фредди стал похож на испуганного ребенка. Он покраснел до корней волос и уставился на лук, как на злейшего врага.
— Не расстраивайтесь, дорогой мой! — воскликнула Джейн, желая его успокоить. — Знаете, сколько раз со мной случалось такое? Десятки раз! Иногда мне кажется, что и лук, и каждая стрела имеют свой собственный характер и ведут себя как живые.
— Правда? — с надеждой спросил Фредди, но лицо его при этом страдальчески сморщилось.
Джейн кивнула, быстро сбрасывая одну за другой на траву запутавшиеся стрелы и освобождая свою руку, прижатую тетивой к его рукаву.
Когда она наконец сняла с Фредди лук, он был готов заплакать от обиды, и Джейн стало жаль его. Бедный Фредди Уэйнгров! Переполненный чувствами, постоянно раздираемый ими…
— Вы не ушиблись? — участливо спросила она, перебросив лук за спину и начиная осторожно массировать руку и плечо Фредди. — Здесь больно? Или здесь?
Фредди удрученно покачал головой.
— Как глупо получилось, правда? — смущенно пробормотал он.
— Ну, что вы! — серьезно ответила Джейн. — Я же говорю, что уже не раз пострадала из-за несносного характера моего лука. — Она осторожно погладила Фредди по щеке. — Вы были так любезны в последние полчаса, когда ходили собирать для меня стрелы. Вы, безусловно, один из самых воспитанных мужчин, кого я когда-либо встречала. Интересно, вам уже говорили это? Я имею в виду, женщины — говорили?
Джейн посмотрела ему в глаза и теснее прижалась к его руке. Фредди моргнул, нервно глотнул, и на его лице появилось ожидание.
— Вы — женщина моей мечты! — пробормотал он, подвигаясь поближе к Джейн.
Он снова собирался поцеловать ее, и Джейн решила, что, как только это произойдет, она немедленно пригласит его на прогулку к горячим источникам, а еще лучше — в пещеры.
— Джейн! — шепнул Фредди непослушными губами. — Я так долго ждал…
— Привет! — внезапно раздался за спиной Джейн звонкий женский голос.
Фредди, словно обжегшись, отпрянул прочь, споткнулся и упал. Джейн обернулась и увидела Генриетту Хартуорт. Рядом с ней, галантно держа девушку под руку, стоял Торп.
Джейн тяжело вздохнула про себя, глядя, как Фредди поднимается на ноги. Торп был верен себе — появился тогда, когда его меньше всего хотели видеть! Он, безусловно, разыскивал ее — об этом говорила широкая ухмылка на его лице. Чем ближе он подходил, тем больше росло раздражение Джейн. Между тем Фредди, наконец, поднявшись, принялся энергично стирать грязь, прилипшую к бриджам — беднягу угораздило упасть прямо в лужу.
Не дожидаясь, пока мисс Хартуорт и Торп подойдут вплотную, Джейн быстро перехватила лук, перекинула за спину зеленый кожаный колчан, представила в центре мишени лицо Торпа, прицелилась и выпустила стрелу.
В яблочко!
Мисс Хартуорт в восторге воскликнула:
— Как точно! Поздравляю, миссис Амбергейт! Вы — лучший стрелок из лука, которого я когда-либо видела!
— Присоединяюсь к этой оценке, — заявил Торп, и его голос показался Джейн скрипучим, как несмазанное колесо. — Потрясающее мастерство! Хотя мне доводилось видеть густо утыканные стрелами мишени!..
Джейн повернула голову и впилась в глаза Торпа испепеляющим взглядом: она почувствовала в этой фразе намек на события прошлой ночи.
Мошенник!
Негодяй!
Мисс Хартуорт тем временем принялась обмениваться любезностями с Фредди, а Торп как ни в чем не бывало подошел к Джейн. Гнев кипел в ее сердце и готов был излиться в словах. Как никогда, ей захотелось сцепиться с ним, но сдерживало присутствие Фредди — ведь скандал мог уронить ее в его глазах.
— В данном случае я не могла промазать, — все-таки не удержалась Джейн. — Я представляла себе в центре мишени ваш нос, милорд. Посмотрите-ка, что я с ним сделаю на этот раз!
Торп иронически поднял брови, а Джейн вытащила новую стрелу. Ее руки дрожали от гнева. Она ненавидела лорда Торпа, ненавидела страстно, бешено! Больше всего на свете ей хотелось причинить ему боль. Она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, и выстрелила. Но от возбуждения Джейн не сумела прицелиться как следует, и стрела ушла далеко в сторону.
Торп разочарованно прищелкнул языком.
— Не повезло, — негромко прокомментировал он. — А жаль. Но зато первая была прямо в десятку.
Джейн стреляла снова и снова, почти без пауз. Ей хотелось заглушить голос Торпа, а заодно и свои чувства, треском тетивы и свистом летящих стрел. Но, к сожалению, в цель попала лишь одна из них.
Когда все восемь стрел были выпущены, Фредди вновь отправился собирать их.
— Я думаю, вы промазали потому, что стоите против солнца, — заметил Торп.
Джейн покосилась на него с неприязнью, готовая принять любой новый вызов.
— Передвиньте, пожалуйста, мишень к кустам рододендронов! — крикнула она Фредди.
Тот с готовностью повиновался и вернулся, неся стрелы.
Джейн вышла из тени дерева, и вся компания — следом за ней. Генриетта и Фредди стали позади, а Торп — рядом, сбоку. На этот раз у Джейн получилось гораздо лучше, и она победно взглянула на Торпа.
— Неплохо, неплохо, — пробормотал он. — Я вижу, вы насквозь проткнули мой нос.
Но Джейн была еще слишком сердита, чтобы шутить.
Фредди снова собрал стрелы, а Торп предложил пари:
— Спорим, что с тридцати ярдов вы промажете как минимум трижды!
Что и говорить, он умел провоцировать!
— Не промахнусь ни разу! — уверенно приняла его вызов Джейн.
И не промахнулась.
Торп предлагал все новые и новые условия, и Джейн принимала их одно за другим, гордо задрав подбородок. На лице Торпа отражались самые разнообразные чувства: азарт игрока сменялся иронией, ирония — восхищением, особенно когда Джейн сумела поразить мишень в самый центр с двух сотен шагов.
— А теперь хотелось бы увидеть, как вы умеете стрелять вслепую, — вдруг совершенно серьезно заявил Торп.
— Как это? — поразилась Джейн.
— Вы показали такое мастерство, что я не удивлюсь, если вам удастся проделать то же самое с завязанными глазами.
Джейн уже тоже охватил азарт. И куда только подевалась ее злость?
— У вас есть платок? — спросила она. Торп вытащил из кармана плотно сложенный квадратик.
— Думаю, что это подойдет. Только вам придется снять шляпку.
Джейн сгорала от любопытства и поэтому не задумываясь развязала красные шелковые ленты и сняла шляпку. Торп уже готов был завязать ей глаза, но внезапно мисс Хартуорт громко ахнула.
Джейн так захватило соперничество с Торпом, что она совершенно забыла о Фредди и Генриетте. Обернувшись, она увидела, что Генриетта держится рукой за голову.
— Простите! — виновато прошептала побледневшая девушка. — Но я не могу долго находиться на солнце. Пожалуйста, простите. Я должна вернуться в дом.
— О, это вы простите нас, Гетти! — воскликнула Джейн. — Я совсем забыла. Вам нужно было остаться в тени.
Генриетта слабо улыбнулась:
— Мне было так интересно смотреть, как вы стреляете… Не беспокойтесь обо мне.
Лицо ее стало совсем белым. Она повернулась и медленно поплелась к дому. Фредди бросился было вслед, но остановился и растерянно взглянул на Джейн:
— Я, очевидно, должен проводить ее… Надо помочь ей, как вы считаете?
В голосе Фредди звучала просьба, и Джейн ничего не оставалось, как отпустить его.
— Конечно, надо пойти и помочь, — сказала она.
Генриетта была воспитанной леди в полном смысле этого слова, включая и невозможность сделать хоть что-нибудь против правил хорошего тона. Сейчас она тихо шла, спотыкаясь на каждом шагу, но старалась не показывать, как ей трудно. Гетти и Фредди были знакомы с детства и во многом похожи друг на друга — и хрупкостью здоровья тоже. Генриетта не любила долгие прогулки, не поднималась в горы — даже на невысокие холмы — и никогда не танцевала слишком много на балах: не более часа за вечер.
Джейн увидела, с какой благодарностью Гетти приняла, руку Фредди, и почувствовала досаду за себя.
— Наверное, нам всем пора идти, — сказала она, слегка нахмурясь, и тоскливо посмотрела на мишень: ей не терпелось попробовать пострелять вслепую.
— Да зачем же? — пожал плечами Торп. — Мисс Хартуорт в прекрасных руках. Среди многочисленных талантов Фредди самый яркий — это талант няньки. И не пытайтесь прикрыться мисс Хартуорт, чтобы улизнуть от моего вызова! Вы просто обязаны пострелять вслепую, чтобы понять, чего вы на самом деле стоите как стрелок.
Торп действительно хорошо понимал ее! Джейн не выдержала и улыбнулась:
— Принимается!
Она позволила ему завязать платок поверх своих каштановых локонов. Торп встал позади и, придерживая ее за плечи, помог развернуться прямо напротив мишени.
— Посмотрим, посмотрим… — шепнул он ей на ухо.
Джейн почувствовала дрожь от его горячего дыхания и невольно снова вспомнила прошедшую ночь.
Сделав усилие, она отбросила посторонние мысли и постаралась представить себе невидимую мишень. Затем глубоко вздохнула, натянула тетиву и, дождавшись паузы между ударами сердца, выпустила стрелу.
Щелчок, свист, глухой удар в отдалении…
Она попала!
Джейн закричала от радости, сорвала с головы платок и повернула к Торпу сияющее лицо.
— Ну, что? Неплохо для начала?
— Неплохо, — мягко согласился он. — Но только для начала. Попробуем еще?
Джейн энергично кивнула. Торп снова завязал ей глаза, и она раз за разом стала поражать мишень, промахнувшись только однажды — и то по вине Торпа, который нарочно толкнул ее под локоть. Она обругала его за неуместную шутку, но с удивлением обнаружила, что уже не сердится на него всерьез. Торп тоже был искренне увлечен стрельбой, и это ей нравилось.
— Теперь видите, что я был прав? Вы настолько отточили свое мастерство, что можете стрелять даже вслепую. Я, кстати, тоже оттачиваю свое мастерство, — невозмутимо добавил он. — Если помните, вчера ночью было темно и я тоже действовал вслепую…
Джейн покраснела. В одной руке у нее был снятый с глаз платок, в другой — лук и пустой колчан.
— Вы на самом деле такой грубый? — с сомнением спросила она.
— Да, — печально ответил Торп, но в глазах его плясал озорной огонек.
Джейн хотела было рассердиться, но вместо этого усмехнулась.
— Вы — мошенник, и вам это известно! Не так ли?
— Да, — снова кротко ответил он.
Ничего не попишешь — при всех своих недостатках Торп был чертовски обаятелен. Странно, но с ним Джейн чувствовала себя легко — гораздо легче, чем с Фредди, готовым предупреждать ее малейшие желания…
Так или иначе, Джейн пришлось самой идти собирать стрелы.
— Я полагаю, что та стрела, которой вы промазали из-за меня, застряла где-нибудь в рододендронах, — заявил Торп и направился следом. — Я помогу ее найти.
Джейн подошла к мишени и принялась вытаскивать стрелы, с удовольствием отметив, что ни одна из них даже на дюйм не вышла за пределы круга.
— Никак не могу найти! — донесся до нее голос Торпа.
— Я помогу, — откликнулась она.
За изгородью из цветущих рододендронов росли молодые сосны, наполнявшие воздух ароматом нагретой на солнце смолы и хвои. Джейн сняла оттягивающий плечо колчан и, обогнув кусты, увидела, как Торп внимательно осматривает ветки. К его бриджам прилипли хвоинки и лепестки рододендронов, на шляпе виднелись какие-то комочки. Минут пятнадцать они вдвоем обшаривали кусты, наконец Джейн случайно бросила взгляд на сосны и рассмеялась:
— Да вот же она! В стволе!
Торп поднялся с колен и обнаружил, что стрела засела слишком высоко, чтобы можно было до нее дотянуться. Пришлось ему, чертыхаясь, карабкаться по гладкому стволу.
— Поцелуй за этот подвиг? — спросил он негромко, протягивая Джейн стрелу.
Джейн метнула на него гневный взгляд.
— Обойдетесь! — резко ответила она.
— Трофеями прошлой ночи? — уточнил Торп ехидно.
— Мошенник! Прекратите! Вы были таким приятным компаньоном последние полчаса. Зачем же портить впечатление?
Джейн собиралась пойти прочь, но он удержал ее за руку.
— Нас отсюда не видно, — шепнул он. — Один маленький поцелуй! Никаких страстей — просто легкое прикосновение губ. Мне не нужны трофеи. Мне нужны вы!
Джейн хотела оттолкнуть его руку. На самом деле, хотела… Но что-то в его завораживающем голосе не позволило ей сделать это. Она вдруг почувствовала себя зверьком, посаженным в клетку. Маленьким, абсолютно беспомощным зверьком…
— Вы же хотите меня! — продолжал шептать Торп. — Один поцелуй! Только один поцелуй — обещаю. Ничего больше…
Внезапно он поднес стрелу, которую все еще держал в руке, к кружевной оборке, окружавшей ее декольте, осторожно погрузил сталь наконечника в кружевную пену и начал медленно и сладострастно оттягивать край лифа.
Чувствуя скольжение кружева по обнаженной коже, Джейн испытала острое наслаждение, пронзившее ее насквозь. Она видела напряжение во взгляде Торпа; еще миг — и их губы мягко соприкоснулись. Этот поцелуй — влажный и легкий — вознес Джейн на крыльях восторга. Аромат сосен кружил голову, близость Торпа опьяняла. Желание огненной волной окатило ее.
Но Торп так же внезапно остановился. Откинув голову назад, он пристально посмотрел ей в глаза.
— Вот видите, я не солгал. Всего один поцелуй. — Его взгляд опустился на ее декольте. — Конечно, я хочу большего. С той минуты, как впервые увидел вас, я хочу большего. Я хочу всего, что вы можете дать!
Джейн тяжело дышала. Торп был так близко, его голос волновал, глаза проникали в самую душу. Джейн чувствовала, что тоже хочет его — безумно хочет, прямо сейчас, немедленно…
Торп протянул к ней руку, но не дотронулся, а только очертил в воздухе контур ее обнаженной груди. Он был похож сейчас на волшебника, оглаживая воздух рядом с ее щеками, глазами, губами…
— Вот видите, мне можно верить. Я просил один поцелуй, и я взял только один поцелуй.
Это было правдой, но не всей правдой: ведь даже не дотронувшись до нее, он взял куда больше, чем один поцелуй. Он взял ее волю и подчинил своей. В эту минуту Джейн ничего не хотела так страстно, как почувствовать на себе его руки — их уверенную и спокойную силу.
— Вы так прекрасны, Джейн, — тихо шепнул Торп, и легкий ветерок от его дыхания пробежал по ее волосам. — Но сейчас позвольте мне покинуть вас. Я думаю, что смогу уговорить вас на нечто большее, чем один поцелуй. Встретимся за обедом.
Он отступил на шаг, с поклоном отдал ей последнюю стрелу, которой только что оттягивал кружева на декольте, а затем нырнул в кусты рододендронов и медленно пошел, лишь один раз мельком оглянувшись — не остановит ли она его.
— Торп!
Джейн все же окликнула его: ее чувства пока пересиливали рассудок. Он немедленно остановился и самодовольно взглянул на нее. — Да?
— Мне нужен муж и дом, который я могла бы назвать своим, — просто сказала Джейн. — И еще — я уже говорила вам, что хочу полный колчан детей. Как всякая женщина.
Какое-то время Торп молча смотрел на нее!
— Не всякая женщина, — наконец ответил он. — Увидимся за обедом, Джейн. И будем видеться еще долго…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Влюбленный повеса - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Влюбленный повеса - Кинг Валери



Хороший роман! Читается легко и интересно.
Влюбленный повеса - Кинг ВалериЛюдмила
18.04.2012, 15.32





Да очень хороший роман!Читайте и наслаждайтесь чтением
Влюбленный повеса - Кинг ВалериАнна Г.
24.05.2014, 8.31





Мне понравилось) правда слишком уж долго до ГГ доходило, чего он хочет)
Влюбленный повеса - Кинг ВалериЮлек
22.03.2015, 10.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100