Читать онлайн Виньетка, автора - Кинг Валери, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Виньетка - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Виньетка - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Виньетка - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Виньетка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Столовая в Чаллестоне была громадной — около сорока ярдов в длину. В центре ее стоял массивный стол из красного дерева, за которым можно было свободно разместить две дюжины человек. Сегодня он был накрыт на двадцать персон: лорд и леди Сомеркоут, восемь человек их лондонских гостей и еще десятеро — соседи из ближайших имений.
Джейн любовалась тремя огромными люстрами, заливавшими стол золотистым светом. Пламя свечей играло и переливалось на стенках хрустальных кубков — эти кубки графиня коллекционировала много лет. Серебряные приборы и голубые, королевского фарфора тарелки были строго симметрично расставлены рядом с кубками напротив высоких удобных стульев. Белые розы, перевитые плющом, стояли в больших вазах по всей длине стола.
Повар леди Сомеркоут оказался искуснейшим мастером своего дела, но Джейн встречала появление каждого нового блюда с тревогой. Она прекрасно знала, что ей нельзя много есть, и все-таки не могла удержаться, позволяя слугам положить на свою тарелку небольшой кусочек от каждого блюда. Паштет из лобстера, йоркширская ветчина, фаршированный голубь, брокколи, аспарагус, крем, желе… А ко всему этому изобилию прилагались еще и самые изысканные вина из погребов лорда. Джейн казалось, что она сейчас лопнет.
Дело в том, что, одеваясь к обеду, она велела своей служанке, Вэнджи, как можно туже затянуть ей корсет под грудью. Когда это было сделано, Джейн могла больше не сомневаться в том, что теперь ее платье продемонстрирует прелести своей хозяйки наилучшим образом. Однако красота требует жертв, и сейчас Джейн чувствовала себя тем самым фаршированным голубем, которого слуга держал на подносе перед самым ее носом. Она едва дышала, но все-таки позволила кивком головы положить и этот кусочек на свою полную тарелку. Что ж, удовлетворить свой голод она не могла, зато была вполне удовлетворена своим туалетом!
Когда она спускалась по лестнице в легком облаке платья, Фредди разинул рот от восхищения. «Все идет как надо», — с удовольствием подумала Джейн.
Немало хлопот было у нее и с прической. Больше часа хлопотала Вэнджи над темно-каштановыми локонами своей хозяйки. В ход шли и щипцы для завивки, и шпильки, и ленты, и нитки жемчуга. Наконец локоны были уложены на лбу изящной волной, а в вершину прически искусно вплетен шиньон из натуральных волос, образуя корону, от которой вниз струился каскад мелких завитков. Прическа удлинила шею Джейн и позволила полностью открыть плечи.
Низкое декольте платья обрамляла нитка жемчуга с массивной серебряной застежкой. Само платье было шелковым, розовым, с газовыми рукавами и скошенным вырезом на груди. Лиф был оторочен брюссельским кружевом, так же как и рукава. В ушах Джейн сверкали перламутровые серьги, а из духов она выбрала свои любимые — «Розовое масло». Любуясь ее отражением в зеркале, Вэнджи не раз завистливо вздохнула.
Джейн хорошо запомнила этот момент ее превращения из путешественницы в принцессу бала. Она не просто выглядела теперь иначе — нет, она и чувствовала себя совершенно другой женщиной! Джейн снова подумала о том, что сегодняшнюю ночь она проведет с Фредди, а наутро все ее проблемы исчезнут. Навсегда!
Увидев ее в столовой, Фредди позабыл обо всем на свете — и о Генриетте в том числе. Он с обожанием схватил руку Джейн и восторженно выдохнул:
— Миссис Амбергейт… Джейн… О, вы — сверкающая свеча, единственный источник света в этой темноте!
Джейн взглянула на сияющие люстры и подавила усмешку. Какая уж тут темнота — тысяча свечей заливала комнату светом, который был ярче солнечного.
— Очень мило, мистер Уэйнгров… Фредди. Она подала ему руку, которую он тут же страстно поцеловал и не отпускал до тех пор, пока все гости не направились к столу.
— Вы совсем забыли про мисс Хартуорт, — мягко упрекнула его Джейн.
Фредди вздохнул и отправился искать несчастную покинутую девушку. Пока он бродил среди гостей в поисках Генриетты, лорд Сомеркоут познакомил Джейн со своими соседями. Подавая руку и изящно приседая, Джейн заметила, что все они удивленно таращатся на крашеные волосы лорда.
Гости были одеты особенно торжественно. Мужчины были в длинных приталенных сюртуках, белых атласных панталонах, в ботинках с причудливыми пряжками и с тросточками в руках. Вид у них был весьма элегантный. Женщины были одеты более ярко — в платья из самых дорогих и красивых тканей, какие только можно найти в Лондоне, сшитые лучшими парижскими портными. Бриллианты сверкали, переливаясь разноцветными бликами. Порхали веера, трепетали зыбкие отсветы пламени свечей на темно-зеленых стенах гостиной.
Вскоре вернулся Фредди, ведя за руку мисс Хартуорт, и занял позицию между двумя дамами.
Джейн в полной мере ощутила торжественность момента. Окружавшая ее сейчас красота словно обещала ей жизнь, в которой всегда будет царить праздник. Жизнь, в которой нет места даже мыслям о нищете. Жизнь, которая начнется в тот миг, когда она выйдет замуж!
С надеждой взглянув на Фредди, Джейн улыбнулась ему.
Перед самым обедом Фредди пожаловался на небольшое недомогание, и поэтому, направляясь к столу рука об руку с ним, Джейн тихонько спросила, все ли в порядке.
— Да, конечно. — Он слегка запнулся. — Правда, я до сих пор чувствую некоторую слабость.
— Фредди, вам нужно показаться врачу! Мне кажется, что ваши мигрени становятся слишком частыми. Разве я не права?
Фредди попытался улыбнуться, но у него получилась скорее нервная гримаса.
— Вы правы. Но, я надеюсь, наши отношения не изменятся из-за моего слабого здоровья?
— Нет, конечно, нет! — поспешила успокоить его Джейн. — Я ценю вашу душу и доброе сердце выше всего остального. Да и не бывает на свете абсолютно здоровых людей.
Как назло, именно в этот момент перед нею оказался лорд Торп. Он бросил на нее иронический взгляд, усмехнулся и тут же отошел прочь.
Мошенник! Уж она-то знает его мысли! И знает, что он думает о Фредди — дескать, поэт обречен попасть под ее каблук на следующий день после свадьбы. Себя же Торп, несомненно, считает совершенно неотразимым. А ведь, если вдуматься, — что такое Торп? Хотя тело у него, конечно, очень здоровое и сильное, ничего не скажешь.
Джейн решила не портить себе настроение и с новой силой принялась окружать Фредди своими заботами.
За столом он сидел справа от нее, а по левую руку оказался сэр Уильям Хейзелвуд, владелец Лонгклифф-Холла. Джейн старалась не обойти вниманием ни одного из них. С бокалом вина в руке, она с удовольствием слушала сэра Уильяма. Он рассказывал о давней дербиширской традиции — украшать колодцы и источники глиняными обожженными плитами с выдавленными на них рисунками. Особенно сэр Уильям советовал осмотреть колодец в деревушке Боу-Стоунз — там были изображены Адам и Ева, причем «в о-очень, о-очень рискованных позах».
Улучив момент, Джейн наклонилась к Фредди и легонько тронула его за руку.
— Я надеюсь, мигрень не помешает нашему слиянию? — шепнула она.
Фредди с обожанием взглянул на нее:
— Конечно нет! Я даже думаю, что боль усилит переживание этого сладостного момента.
У Фредди на все был собственный взгляд, и Джейн порой не знала, как ей реагировать на его слова — сердиться или удивляться. Вот и сейчас. Ну скажите, как может мигрень усилить наслаждение от любовного акта? А может быть, он так ничего и не понял? И в самом деле думает, что они будут предаваться меланхолической беседе при луне?
Впрочем, Фредди — поэт, а у поэтов все наоборот.
Джейн вновь повернула голову к сэру Уильяму и стала слушать продолжение его рассказа о колодцах. Не то чтобы это было ей очень интересно, но Джейн решила, что потом сможет поделиться с Фредди приобретенными познаниями. Ведь надо же было о чем-то с ним говорить! А тем временем сэр Уильям объяснял, с чем связана существующая в Дербишире уже сотни лет традиция украшать источники плитами с изображением цветов, колосьев, листьев и сцен из библейской истории. Оказывается, много веков тому назад очищенная известняком вода местных колодцев уберегла жителей Дербишира во время эпидемии чумы. В благодарность за это они и стали украшать их.
«Очень трогательно», — подумала про себя Джейн и порадовалась тому, что вскоре сама увидит эти украшенные глиняными плитами колодцы.
Когда поздний обед закончился, леди Сомеркоут торжественно пригласила всех на бал в честь открытия Летнего Праздника.
Джейн не пропускала ни одного танца, покуда не почувствовала, что у нее отваливаются руки и ноги. Тогда она передохнула, а затем вновь принялась танцевать. Однажды и Фредди сделал с ней несколько кругов. Его мигрень, кажется, прошла, и Джейн была в полной уверенности, что нынешняя ночь не пропадет даром. Она давно не была такой веселой и счастливой: дело шло к желанному завершению, и уже ничто не должно было помешать ее триумфу!
В перерывах между танцами Джейн с наслаждением пила ледяное шампанское, а затем снова танцевала, упиваясь жизнью, балом и своими надеждами. Настроение у нее не изменилось, даже когда лорд Торп пригласил ее на вальс. В его сильных руках она почувствовала себя такой легкой, такой счастливой… У нее закружилась голова — вероятно, от шампанского! — а Торп уверенно прижал ее к себе, и она полетела вместе с ним по огромному бальному залу.
Торп был прекрасным танцором, и Джейн с радостью подчинилась его руководству, тем более что теперь она могла уже не контролировать свое поведение с ним. Сегодняшняя ночь навеки соединит ее с Фредди, и Торп перестанет для нее существовать в тот самый миг, когда будет объявлено о помолвке!
А пока — пока она могла позволить себе насладиться напоследок танцевальным мастерством Торпа, кружась с ним на этом сверкающем паркете.
Джейн и сама была достаточно крепкой физически — любила ездить верхом, ежедневно стреляла из лука и сама правила лошадьми, носясь на фаэтоне по сельским дорогам Кента.
— Вы делаете глупость, миссис Амбергейт, — неожиданно шепнул Торп, продолжая кружиться с ней в танце, пока три десятка музыкантов заливали зал волнами музыки.
— Глупость? — беспечно повторила Джейн, улыбающаяся и счастливая. — Что вы имеете в виду?
— То, что вы связываете свои планы с дураком, с мальчишкой, недостойным вас!
— Фредди недостоин?! — возбужденно воскликнула Джейн. — Да это я — я недостойна его! Он великий человек и одаренный поэт. Вот увидите, в один прекрасный день его имя будет таким же известным, как имя Байрона или этой новой знаменитости, Джона Китса. Так что это вы — глупец!
— Сколько шампанского вы выпили сегодня, миссис Амбергейт? — спросил Торп, внимательно глядя ей в глаза.
Джейн расхохоталась:
— Неважно! У меня сегодня праздник! Торп продолжал кружить ее в танце, неприлично крепко прижимая к себе.
— И что же вы празднуете, милая Джейн?
— Могу вам сказать лишь одно: очень скоро Фредди попросит меня стать его женой!
Эти слова вырвались у Джейн непроизвольно, но она лишь на секунду пожалела о них.
Торп нахмурился:
— Вы это серьезно?
— Совершенно! Он говорил о нашем предстоящем духовном слиянии, а Фредди не из тех, кто легкомысленно относится к подобным вещам. — Она передала слова Фредди буквально, в полной уверенности, что лорд Торп все равно не поймет их смысла в силу своей грубости и туповатости.
— Духовное слияние? — озадаченно переспросил он, насупив брови.
— Да. И это произойдет сегодня. Сегодня мы духовно сольемся с Фредди. Вы даже не представляете, сколько общего мы нашли в наших душах!
К ее удивлению, лорд Торп промолчал, но Джейн все равно внутренне ликовала. Вот так-то! Оставайтесь с носом! Не видать вам вашей «вдовушки», лорд! О, Джейн прекрасно знала, что на нее заключались пари, и радовалась, что теперь друзья Торпа проиграют. Она же будет упиваться каждой минутой своего триумфа, как только окончательно и бесповоротно станет миссис Уэйнгров!
А лорд Торп между тем пребывал в полном замешательстве, продолжая вальсировать с Джейн Амбергейт. Несмотря на все свои заявления, она, судя по всему, неплохо чувствовала себя в его руках. Они и прежде много раз танцевали вместе, но так — еще никогда. Джейн была оживленной, даже взвинченной, словно стояла на пороге чего-то важного, переломного в жизни.
Торп подумал, что, если бы можно было прямо сейчас заняться с ней любовью, это, несомненно, стало бы одним из самых ярких приключений в его жизни. Вместе с тем необычайное возбуждение Джейн и ее решительный настрой заставили его задуматься.
Итак, пока он все лето просидел в своем клубе, строил планы, слушал, что ему говорят, и сам задавал осторожные вопросы, тихоня Фредди не терял времени даром и успел подобраться вплотную к прелестям Джейн! Очевидно, Фредди действительно любил ее, но по-своему, странно — так, как умеют любить лишь поэты. Торп замечал, что рядом с Джейн Фредди всегда нервничал и у него или начинала болеть голова, или он впадал в поэтический транс. Он мог кричать, что безумно влюблен, а через минуту заявить, что она остудила все его чувства.
Но почему Джейн так уверена в том, что Фредди вот-вот сделает ей предложение?
Вальс отзвучал, и Торп препоручил Джейн заботам мистера Марихью, владельца небольшого имения Роугрейв-Корт, что неподалеку от ярмарочного городка Чедфилд.
Пока они танцевали сложную кадриль, пока Джейн путалась при поворотах и пропускала фигуры — шампанское давало себя знать, — пока они смеялись, пока симпатичный мистер Мэрихью вел ее на место, Торп начал собственное расследование.
Разыскав Фредди, он приветливо заговорил с ним и вежливо заметил, что духовное слияние — очень сильный, прекрасный образ и что он, Торп, искренне желает мистеру Уэйнгрову достичь еще более возвышенного и тонкого подхода к явлениям окружающего мира.
Фредди поначалу настороженно отнесся к неожиданной приветливости Торпа и не был склонен вступать с ним в разговор, но оттаял от его слов и охотно согласился разъяснить лорду свою философию жизни.
— Чтобы брак был счастливым, — вдохновенно говорил он, — прежде всего, необходимо достичь духовного слияния. Это гораздо важнее, чем грубая физическая близость. Духовность, единство мыслей, поступков, слов, общие друзья и любимые книги — вот вехи на пути к благородному и счастливому браку!
Фредди говорил, говорил и говорил. Лорд Торп слушал его с притворным вниманием, наблюдая тем временем за Джейн — оживленной и раскрасневшейся. При всем желании он не мог рассмотреть в ней ни тени той духовности, о которой бубнил Фредди! Обыкновенная, нормальная женщина. Но почему же тогда и она говорила об этом «духовном слиянии»? И вообще, что она имела при этом в виду?
— Скажите, — прервал Торп монолог гения, — а может то слияние, о котором вы говорите, произойти мгновенно? Например, за одну ночь?
— Никогда! — твердо заверил Фредди.
— Хмм, — неопределенно протянул лорд Торп. — Однако я похитил у вас слишком много драгоценного времени. К тому же я вижу, что мисс Хартуорт ищет партнера и при этом выразительно смотрит в вашу сторону.
— В самом деле? — воскликнул поэт. — Вот бедняжка! Пожалуй, я должен потанцевать с ней.
А лорд Торп уже все понял и веселился от души.
— Ну конечно, обязательно должны! Кстати, интересно было бы узнать, а что мисс Хартуорт думает о духовном слиянии? Из одного небольшого разговора с ней я заключил, что этот вопрос ее очень живо интересует.
— Действительно?! — загорелся Фредди. — Извините. Я хотел сказать, что вы, очевидно, правы. — Он задумчиво посмотрел на Торпа. — А вы, оказывается, вовсе не такой плохой человек…
— Боюсь, что миссис Амбергейт не согласится с вами.
— Ну, она ведь прежде всего — женщина, — важно заявил поэт.
Он отвесил в сторону Торпа короткий поклон и сделал неуклюжий шаг в направлении мисс Хартуорт.
Лорд Торп быстро покинул бальный зал. У него появились свои соображения насчет того, что именно Джейн называла духовным слиянием. Теперь самое главное — не упустить момент!
Торп стремительно поднялся по лестнице и постучал в дверь спальни Джейн. Вэнджи, открывшая ему, казалась смущенной и растерянной. Торп, не раздумывая, втолкнул ее в комнату, вошел сам и закрыл за собой дверь.
— Что вам угодно, милорд?! — испуганно воскликнула девушка.
— Скажи-ка мне, — подходя вплотную и ласково беря ее за плечи, спросил он, — Скажи мне, Вэнджи, что задумала твоя хозяйка? Чем она собирается заняться сегодняшней ночью? Не бойся, я тебя не выдам. Но если будешь молчать, мне придется рассказать леди Сомеркоут, с кем из ее конюхов ты любезничаешь с самого приезда.
Вэнджи задохнулась, побледнела и опустилась в обитое голубым шелком кресло.
— О, милорд, прошу вас, не говорите ничего леди Сомеркоут! — захныкала она.
— Могу и не сказать. Но для этого ты должна рассказать мне обо всем, что здесь происходит. Ну, давай, выкладывай, и я позволю тебе потихоньку кокетничать с кем угодно.
Спустя минуту Торп покинул спальню Джейн и направился прямиком к комнате Фредди. Золотистый ковер напротив двери был слегка отогнут; под ним Торп нашел длинный ключ на фиолетовой ленточке и послание, адресованное мистеру Уэйнгрову. Написано оно было почерком Джейн — Торп знал ее руку. Он положил ключ вместе с письмом в карман сюртука и, повернувшись, обнаружил, что в коридор вышел какой-то человек и теперь стоит, внимательно глядя на него. Это оказался полковник Даффилд.
— Обронил платок, — с усмешкой объяснил ему Торп.
— Вы — сущий дьявол, — пробормотал Даффилд, проходя мимо.
Придя к себе, Торп запер дверь, быстро распечатал конверт и принялся читать.
«Мой драгоценный Фредди!
Не могу передать, в какой восторг привела меня ваша мысль о духовном слиянии.
Оставляю ключ, о котором мы говорили сегодня.
Сгораю от нетерпения разделить с вами свою любовь.
Искренне ваша Дж. А.»
— О, Боже! — выдохнул Торп.
Он почувствовал вполне объяснимое отвращение к «драгоценному» возлюбленному Джейн, но оно тут же сменилось возбуждением. Теперь Торп знал, как использует ключ на фиолетовой ленточке!
Джейн вытянулась на постели, с наслаждением ощущая прикосновение тонкого полотна к обнаженной коже. Перед этим она с полчаса решала: ложиться ей в ночной рубашке или пренебречь этим оплотом стыдливости за его полной ненадобностью? Здравый смысл в конце концов победил — тем более что она ожидала появления Фредди намного раньше, чем забрезжит заря.
Кровать была завешена плотными занавесками и утопала в кромешной темноте. Лишь на ночном столике горела одинокая свеча, и Джейн слегка откинула край занавески, чтобы хоть немного осветить подушки. Свои длинные распущенные волосы она перехватила вышитой лентой и усыпала всю постель лепестками роз. Их сильный запах и выпитое за ужином шампанское кружили голову, навевали сладостные мечты.
За пять лет брака Джейн случалось переживать минуты наслаждения и страсти со своим мужем — в те редкие дни, когда он бывал дома. Так что в ее сегодняшнем ожидании не было места для страха перед неизвестностью. Но внезапно Джейн с грустью подумала: а любит ли она Фредди?
Когда-то она любила Эдварда, но потом, столкнувшись с его непостоянством, разуверилась в пылкой любви и стала считать ее просто красивым вымыслом, которому место лишь в стихах и романах, песнях и легендах. Да и вообще жизнь оказалась такой непохожей на ее девичьи мечты, что сейчас, в свои двадцать пять, она, пожалуй, ждала от любви только одного — надежности, покоя, убежища от невзгод, доставшихся ей в наследство от первого брака.
Джейн вздохнула, прикрыла глаза и задремала: шампанское все еще оказывало свое действие.
— Фредди… — прошептала она, погружаясь в сон.
Джейн проснулась в полной темноте от ощущения, что в постели вместе с ней есть кто-то еще. Мужчина! Она испугалась спросонья и хотела было крикнуть, но он мягко зажал ей рот рукой. И тогда, окончательно сбросив остатки сна, она вспомнила о Фредди. Ну конечно, это он!
— Фредди, дорогой, — проворковала Джейн.
Он прижал палец к ее губам и, кажется, собирался что-то сказать, но промолчал. Его ладонь коснулась ее щеки, подбородка, мягко легла на шею, и Джейн почувствовала, что погружается в истому. Она все еще была сонной, чуть-чуть хмельной и желала только одного — исполнить все его желания, отдать ему всю себя без остатка.
«Любопытно, а как поэты ведут себя в постели?» — отстраненно подумала Джейн в тот момент, когда его язык принялся ласкать ее ухо. «Совсем как Торп», — мелькнула у нее новая мысль, и она усмехнулась.
Джейн чувствовала на щеке горячее дыхание, и это необычайно возбуждало ее. Ощущения стали такими острыми, что она тихонько застонала и положила руки ему на плечи.
Плечи оказались мускулистыми. Джейн никак не ожидала, что Фредди так хорошо развит физически. Ах, ну да! Он же занимается верховой ездой. Нет, нет, минутку… Это не Фредди, это Торп любит лошадей. Ну конечно, он обожает скакать верхом по улицам — даже в Лондоне…
Но это же не Торп, это Фредди!.. Господи, и зачем она выпила столько шампанского?!
«Как бы то ни было, но вот настала ночь, и в моей постели — мужчина», — мелькнула в голове глупая мысль.
Джейн с наслаждением прислушивалась к мужскому дыханию, таяла от поцелуев, осыпавших щеки и шею… И внезапно замерла. Она уловила запах туалетного мыла. Любимого мыла Торпа! «Ну и ну, — подумала Джейн. — Два таких непохожих человека — и один и тот же сорт мыла!»
Вскоре ей стало не до мыслей о мыле. Его поцелуи становились все настойчивее, руки нежно, но требовательно ласкали тело Джейн. Она почувствовала его ладони на своей груди, и у нее вырвался протяжный тихий стон. Джейн положила свои руки поверх его ладоней, переплела свои пальцы с его пальцами. Он негромко застонал, и это возбудило ее еще сильнее.
— Хочу полный колчан детей, любовь моя! — бессвязно прошептала Джейн и сама удивилась тому, что вспомнила это старое простонародное выражение.
Последовавший за этим поцелуй был не похож на прежние. Поцелуй настаивал. Требовал. Звал. И она радостно потянулась всем своим телом навстречу другому телу — мужскому, горячему…
Джейн чувствовала, что ее сознание погружается в волшебное, теплое, уютное забытье. Она отвечала поцелуем на поцелуй и прикосновением на прикосновение. Страстью на страсть и лаской на ласку. А если какие-то мысли и мелькали в ее голове, то витали где-то далеко, были отстранены от происходящего с ней здесь и сейчас. Самое поразительное — все эти мысли были почему-то связаны с Торпом. Перед ее глазами то и дело возникал образ голубоглазого красавца с волосами цвета воронова крыла…
Джейн целиком отдалась любовной игре. Ее тело так легко и естественно сливалось с его телом, словно они были вместе уже тысячу раз. Под его поцелуями она забывала обо всем на свете. Мир сделался радужным и поплыл перед ее глазами. А когда душа и тело Джейн вознеслись на вершину любви, наслаждение было таким сильным, какого ей еще не приходилось испытывать.
Ритм движений мужчины, который был рядом с ней, совпадал с ударами ее сердца. Джейн выше подняла ноги и обхватила его бедра: она спасала своих будущих детей. В этот миг она была в ладу с собой.
Торп не мог поверить, что это произошло.
В самых безумных мечтах он не мог представить, что Джейн Амбергейт ответит ему с такой страстью и нежностью. Или она отвечала Фредди? Неважно. Оттого, что он так долго и безуспешно добивался ее, сейчас его наслаждение было особенно острым, почти болезненным. Его переполняли страсть и ощущение полной свободы. Джейн стонала, а он целовал ее все сильнее и сильнее.
Внезапно Торп почувствовал, как выгнулась ее спина, и тогда, не прекращая двигаться, он нежно повел Джейн к вершинам блаженства. Она вскрикнула, он приглушил ее крик поцелуем, а затем и сам ввергся в долгую, восхитительную волну экстаза.
Джейн почувствовала, как он содрогнулся всем телом и замер рядом с ней. Она ощущала себя на седьмом небе и мечтала только об одном: чтобы этот миг не кончался никогда. Джейн испытывала восхитительное согласие со всем миром. Невзгоды покинули ее, и она хотела верить, что это навсегда.
Да, мгновение было волшебным, но — увы! — не бесконечным. Джейн почувствовала легкий поцелуй на своей щеке и услышала тихий глухой шепот: он назначил ей свидание завтра в одиннадцать в тисовом лабиринте, а затем бесшумно выскользнул из постели.
Джейн хотела вернуть его, попросить остаться до утра, но не успела и лишь протестующе застонала, услышав звук закрывшейся двери. Ключ повернулся в замке, и настала тишина.
Милый, милый Фредди!
Джейн глубоко вздохнула — обессиленная и спокойная за свое будущее. Теперь она была уверена, что жизнь с Фредди будет непрекращающимся счастьем!
Джейн стала проваливаться в глубокий яркий сон. Она летела сквозь вереницу залов в Суон-Корте, шропширском имении Фредди. К ее коленям прижимались прелестные, как ангелочки, дети. Дюжина детей!
Через несколько мгновений Джейн уже спала.
Лорд Торп умылся и переоделся ко сну, но не торопился ложиться. Он был ошеломлен происшедшим между ним и Джейн. В нем боролись радость и раскаяние. И чувство раскаяния было сильнее. Оно появилось в тот миг, когда Джейн сказала: «Хочу полный колчан детей». Эти простые слова внезапно все перевернули в нем. Он по-новому увидел Джейн; теперь ему казалось, что он совсем не знает ее…
Впрочем, желание обладать ею от этого не уменьшалось — напротив, становилось только сильнее. Он хотел вернуться к Джейн, снова и снова прикасаться к ней, чувствовать, что она отвечает ему, его прикосновениям, его любви.
О, Боже, что с ним происходит?!
Торп соблазнил за свою жизнь немало женщин, и Джейн была такой же, как и все предыдущие. Или нет?
Нет. Определенно — нет! Но почему? Потому что так долго сопротивлялась ему? Или потому, что он взял ее обманом? Да, такого с ним еще не случалось — он никогда не брал женщину, изображая из себя кого-то другого. Странно, но Торп не чувствовал за собой вины. Совесть его не мучила. Тут было что-то другое, но что? Он не мог уловить. Это было выше его понимания…
Внезапно навалилась усталость. День выдался тяжелым, долгим — переезд из Чедфилда, обед, бал, а затем — любовь с Джейн. «Устал как собака», — усмехнулся про себя Торп.
Он откинул красное шелковое покрывало и улегся на прохладные простыни. «Что-то будет завтра?» — подумал он, засыпая. Ему хотелось, чтобы утро наступило как можно скорей.
Проснувшись, Джейн услышала шум ливня. Она откинула занавески у кровати и увидела, что спальню заливает серый, тусклый свет.
Но Джейн было безразлично — дождь на дворе, снег или град. Она чувствовала себя счастливой и беззаботной. Тело переполняла радость — впервые за долгое, долгое время. «Впервые в жизни», — подумалось ей.
Джейн улыбнулась и полежала еще немного, слушая музыку дождя, с наслаждением вспоминая прошедшую ночь. Длинные каштановые волосы спутались на плечах; она так и проспала всю ночь обнаженной — даже без чепчика. Если Вэнджи застанет ее в таком виде… Ну и пусть! Она дотянулась до смятой ночной сорочки и сунула ее под подушку. Сейчас ничто не тревожило Джейн; ее мысли постоянно возвращались к событиям прошедшей ночи.
— Фредди! — нежно шепнула она. Наблюдая, как капли дождя ударяются о стекло, дробятся и стекают вниз, Джейн утешала себя тем, что летние ливни не бывают затяжными. Конечно, когда она встретится с Фредди в тисовом лабиринте в одиннадцать, там будет сыро… Ну и ладно! Главное — она увидит его. Скажет ему, как прекрасен он был прошлой ночью, а он попросит ее руки, упав на колени.
Джейн вздохнула — легко и радостно.
Они поженятся, и у них будет дюжина детей, которым она без остатка отдаст свою душу и сердце. Странно: Джейн и сама не знала, как жаждет иметь большую семью, пока не сказала ему об этом вчера ночью.
— Колчан, полный детей… — задумчиво повторила Джейн.
Фредди никогда не говорил с ней о детях. Но после этих слов он так страстно поцеловал ее… Было ясно, что он, конечно, тоже хочет их иметь.
Какое же наслаждение он ей подарил! Даже не верилось, что робкий Фредди оказался таким смелым и пылким любовником. Фредди, всегда трепетавший от одного прикосновения к ее руке! За все время их знакомства он лишь однажды посмел поцеловать ее — неуклюже, неумело, — а потом тысячу раз извинялся и просил Джейн не сердиться на него. Такой трусишка — и такой искусный любовник! Ведь вчера в нем не было ни тени страха, он занимался с ней любовью горячо и самозабвенно.
«Воплощенная женская мечта», — усмехнулась про себя Джейн.
И сегодня он снова придет к ней ночью! Первое, что она скажет ему в лабиринте, будет просьба оставить у себя ее ключ и приходить каждую ночь — если только он этого захочет. А в ответ он признается ей в любви, и она примет его предложение выйти за него замуж.
Помечтав еще немного, Джейн отперла дверь, позвонила горничной и опять забралась на широкую мягкую постель. Часы, стоявшие на каминной полке, показывали половину девятого. Отлично! У нее масса времени, чтобы как следует приготовиться к встрече с Фредди.
Вошла Вэнджи с каким-то непривычным, напряженным выражением лица.
— Да, мадам? Шоколад, как всегда? — сделав короткий нервный реверанс, спросила она.
Джейн рассмеялась:
— Да! А еще — яйца, хлеб, ежевичный или абрикосовый джем и бекон, пожалуйста. И еще ванну — очень горячую. И еще приготовь щипцы для завивки: в одиннадцать у меня встреча с мистером Уэйнгровом!
Взглянув на свою горничную, Джейн улыбнулась: Вэнджи продолжала стоять как вкопанная, с тем же странным выражением на лице.
Вэнджи была симпатичной молодой девушкой — стройной, с большими блестящими глазами и россыпью веснушек на изящном носике. На ней сегодня было черное платье с кружевным передником, белая полотняная шапочка, также отделанная кружевами, покрывала черные локоны.
— С мистером Уэйнгровом? — растерянно переспросила она.
— Ну конечно! — воскликнула Джейн, начиная сердиться. — А в чем, собственно, дело, Вэнджи? Что с тобой? И почему ты такая бледная? Ты здорова?
Вэнджи тряхнула головой:
— Это просто… Мне показалось, что прошлой ночью… Очевидно, я ошиблась, мадам.
— Что за чушь ты несешь?! — Джейн сердито приподнялась на постели. — Ты, может быть, переела вчера? Или простудилась?
Вэнджи прикусила нижнюю губку и уставилась в пол:
— Я… Сказать по правде, я не выспалась, мадам. Простите меня… Я сейчас, я мигом!
Она выскочила из спальни — распорядиться внизу, на кухне, — а затем вернулась и захлопотала у камина, треща спичками, разжигая уголь и ставя нагреваться щипцы. Джейн поначалу собиралась все-таки выяснить, что случилось, но затем передумала. Тем более что щеки Вэнджи приобрели свой обычный цвет, подоспела ванна и к Джейн вернулось ее прежнее безоблачное настроение.
Горячая вода, пахнущая розовым маслом, бодрила, проникая, казалось, в каждую клеточку тела. Она нежилась в ванне, пока Вэнджи не принесла завтрак. Накинув рубашку и тонкий вельветовый халат, Джейн уселась в уютное кресло у окна, наслаждаясь едой. Дождь слабел с каждой минутой. Сквозь редеющие струи уже можно было рассмотреть лебедей на поверхности маленького озера рядом с песчаной дорожкой и прекрасную старую ель на берегу.
Наконец в просветах туч начало проглядывать яркое голубое небо. Джейн подумала, что в одиннадцать над парком будет сиять солнце.
Стоило ей вспомнить о предстоящем свидании с Фредди, по телу пробегала радостная дрожь. «Я — самая счастливая женщина на свете!» — с улыбкой подумала Джейн.
Внезапно что-то напугало лебедей, и они, раскинул крылья, сердито поплыли под каменный мостик, переброшенный через озеро. Джейн нравились эти грациозные птицы, она не могла понять, что же так напугало их, и неожиданно ей стало не по себе; в сердце пробрался какой-то неприятный холодок. Память Джейн выхватила из событий прошлой ночи что-то тревожное. Но что? Ах, да. Запах. Запах туалетного мыла Торпа! Вот уж никогда не поверила бы, что у Фредди и лорда Торпа может оказаться хоть что-то общее! Даже мыло… Джейн сердито тряхнула головой, отгоняя неприятные мысли. Лучше наслаждаться уютом Чаллестона и думать о слиянии душ!
Лебеди успокоились и снова выплыли из-под моста.
Закончив завтракать, Джейн принялась отдавать распоряжения:
— Я хочу надеть вишневое платье и соломенную шляпку. И еще принеси с кухни плетеную корзинку: вчера леди Сомеркоут любезно позволила мне срезать любые цветы с ее клумб. И сделай мне новую прическу. Что ты думаешь насчет длинных локонов на одно плечо?
— Очень мило, — натужно пробормотала Вэнджи.
Джейн уселась у туалетного столика перед зеркалом в золоченой оправе и поймала в нем удивленный взгляд своей горничной.
— В чем дело, Вэнджи?
— Я просто подумала о вишневом платье, мадам, — ответила та, нахмурив брови. — А не лучше ли будет надеть шемизет?
Джейн усмехнулась:
— Какая ерунда! Конечно нет.
У вишневого платья был глубокий вырез, и с помощью корсета Джейн собиралась достичь в нем нужного эффекта. Она не оставит Фредди ни единого шанса к отступлению! Наряд должен напомнить ему о прошедшей ночи и заставить мечтать о следующей.
Часом позже Джейн крутилась возле большого зеркала рядом с камином. Платье из индийского шелка с рисунком из вишен и темно-зеленых листьев высоко поднимало грудь, при этом лиф прикрывал ее всего на три дюйма, позволяя увидеть многое. Почти все! Даже Вэнджи, оставив свои представления о скромности, украшающей женщину, захлопала в ладошки.
— Это прелестно! — закричала она. — Увидев вас, он тут же влюбится, если до сих пор еще не влюбился. Разве мужчина устоит перед подобным платьем? Особенно — такой мужчина!
«Такой мужчина»? Джейн удивилась, но тут же успокоила себя. Разве Фредди не должен казаться волшебным созданием всей женской прислуге?
— Спасибо, — игриво улыбнулась она, и Вэнджи рассмеялась в ответ. Она была на два года моложе своей хозяйки, хотя на самом деле их разделяла пропасть столетий.
Вэнджи все никак не могла перестать смеяться, и Джейн нахмурилась, внимательно посмотрев на нее.
— В чем дело, Вэнджи? — Она перестала крутиться перед зеркалом. — Ты с самого утра ведешь себя как-то странно. Сначала я подумала, что ты нездорова, но теперь вижу, что это не так. Но тогда в чем же дело? Отвечай!
— Я просто подумала, что прошлой ночью… Вы, случайно, не изменили свое мнение по поводу… ну, относительно мистера Уэйнгрова, я хочу сказать…
Джейн покраснела:
— Конечно нет! Но откуда ты знаешь… Что ты вообще можешь знать о прошлой ночи?!
Вэнджи всплеснула руками.
— Да нет, я просто догадываюсь! Не сердитесь, мадам, но вчера я случайно видела, как вы шли к комнате мистера Уэйнгрова с ключом и запиской… — смущенно закончила Вэнджи и густо покраснела.
Джейн пожала плечами и не стала продолжать разговор. Все это не трогало ее. Если она и была близка с мужчиной, за которого собиралась замуж, что в том зазорного? И все-таки намек Вэнджи был ей неприятен: конечно, лучше было бы сохранить все это в тайне.
Кстати, а почему Вэнджи вообще завела этот разговор? И почему она так взволнована? Во-первых, то, что сделала Джейн, — не редкость для людей ее круга. Во-вторых, Вэнджи никогда прежде не говорила с ней на эту тему. И что она имела в виду, спросив, не переменилось ли ее отношение к мистеру Уэйнгрову?
Джейн вновь почувствовала непонятную тревогу, как и тогда, когда наблюдала за лебедями. Что-то не давало ей покоя, намекало на какую-то ошибку… Но, еще раз перебрав в памяти все случившееся, Джейн не нашла в своем поведении ничего предосудительного.
— Наверное, нам будет лучше забыть об этом разговоре, — сказала Джейн.
Она отвернулась к зеркалу и поправила красные шелковые ленты над левым ухом. Все! Пусть ничто не мешает ей сосредоточиться на скором свидании с Фредди!!
— Ну ладно, — весело сказала она, пытаясь заглушить внутреннее напряжение. — Пойду нарежу цветов!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Виньетка - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Виньетка - Кинг Валери



Отличный роман! В книге есть интрига, интересный сюжет,красивая любовь. Оценка 10 баллов.
Виньетка - Кинг ВалериЛюдмила Кл.
26.05.2012, 20.48





Весело, мило, легко читается.
Виньетка - Кинг ВалериGala
20.07.2014, 3.01





Читая роман, отдыхала. Легкий, не напрягающий, не награможденный обилием героев и ненужных сцен. Получила удовольствие от чтения.
Виньетка - Кинг ВалериНатали
31.10.2014, 1.56





Роман без "изюминки"...зря потраченное время
Виньетка - Кинг ВалериНИКА
31.10.2014, 19.45





Роман без "изюминки"...зря потраченное время
Виньетка - Кинг ВалериНИКА
31.10.2014, 19.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100