Читать онлайн Свадьба на Рождество, автора - Кинг Валери, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Свадьба на Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Мэри стояла между Констанцией и Джудит. Близнецы с двух сторон обхватили ее за талию, и все трое, глядя в упор на Сиддонса, ожидали, пока он придет в себя. Бедный дворецкий, залившийся яркой краской до самой лысеющей макушки, был не в состоянии издать ни звука. Мэри решила взять инициативу в свои руки.
— Как поживаете, Сиддонс? — вежливо осведомилась она.
Сиддонс вытаращился на нее, как на привидение, рот его был полуоткрыт, маленькие карие глазки вылезли на лоб от удивления.
— Мисс Фэрфилд! — воскликнул он наконец. — Я вас сто лет не видел! Признаюсь, мы все надеялись… — На него напал отчаянный приступ кашля; поспешно поклонившись, он еще сильнее побагровел.
Мэри почувствовала, как теплая волна подкатила к сердцу. Хотя Джудит и Констанция пригласили ее в Хэверседж, их побуждения не были целиком бескорыстными. Поскольку обе они были довольно взбалмошные особы, на их суждения особенно полагаться не приходилось. Кит, в конце концов, и сам мог изменить свои намерения насчет армии, да и брак Хьюго мог сулить ему не такие мрачные перспективы, какими они казались близнецам. Но, увидев смешанную с удивлением радость в глазах Сиддонса и краску смущения, когда он едва не обнаружил перед ней, на что надеялись обитатели Хэверседжа, Мэри воспрянула духом, и слезы выступили у нее на глазах.
Почему она так задержалась с приездом в Дербишир?
— Я знаю, насколько неуместно мое вторжение в такой момент, когда в Хэверседже готовятся к свадьбе, — начала она вежливо, но решительно, — но раз Джудит и Констанция пригласили меня, как я могла отказаться?
— Разумеется, мисс, и я одобряю такое решение от всей души. Я прослежу, чтобы ваши вещи доставили в комнату, где вы останавливались в последний раз.
Мэри с трудом перевела дух, сердце у нее бешено застучало, когда она задала следующий вопрос:
— А где его милость? Будьте так добры известить его о моем приезде.
Несколько смутившись, Сиддонс откашлялся. Расправив плечи и приняв достойный вид, он серьезно ответил:
— Его милость, насколько мне известно, в саду — где-то неподалеку от лабиринта. Если вам угодно… — Он подчеркнуто оставил фразу незаконченной.
— Очень хорошо, благодарю вас, — поспешно сказала Мэри.
— Я полагаю, вы не забыли, где это?
— Ну конечно, нет, — ответила она, невольно улыбнувшись.
Дворецкий с поклоном удалился, а Джудит и Констанция обернулись к Мэри с многозначительными лукавыми улыбками.
— Ты должна пойти к нему — немедленно! — решительно заявила Джудит.
— Лучше не придумаешь! — воскликнула Констанция. — Лабиринт!
Сестры засмеялись и, пообещав принести из оранжереи роз для спальни Мэри, исчезли вслед за Сиддонсом.
Мэри еще долго простояла в просторном холле, собираясь с духом.
Лабиринт!
Десятки воспоминаний — одно живее другого — вихрем пронеслись у нее в голове. Смех, поцелуи украдкой, бегство с единственной целью — быть пойманной… О, как она тогда любила Хью!
Мэри тяжело вздохнула и оглядела холл. Он выглядел таким же, как и много лет назад, — два кресла красного дерева с темно-синей обивкой, больше похожие на троны, инкрустированный круглый столик посередине, лестница, ведущая в верхние этажи…
Единственная разница по сравнению с ее последним приездом сюда четыре с половиной года назад была в освещении. Тогда, в разгар лета, холл казался живым теплым отражением августовского дня, полным света. Теперь обитые панелями стены, классический рисунок изразцов пола и дерево лестницы выглядели холодными и застывшими. Зимнее освещение приглушило их красоту и великолепие.
Мэри рассеянно отметила немного зелени на перилах, перевитых красными лентами, сосновые ветки и остролист на столике в центре. А в оранжерее найдутся, наверно, и алые розы…
Откуда у нее эти мысли?
Тряхнув головой, чтобы прогнать непрошеные воспоминания, она вошла в розовую гостиную. Ее снова, в который уже раз, поразил художественный вкус леди Рейнворт — обитые розовым шелком стены и такие же портьеры на каждом из пяти огромных окон, с позолоченных карнизов которых свешивались короткие занавеси из зеленого бархата. Эффект был поразительный. Мэри узнала ковер в розово-зеленых тонах, да и вся мебель была прежней — диваны в стиле ампир в бело-зеленую полоску, обитые зеленым бархатом белые лакированные стулья, камин из белого мрамора, украшенный кариатидами. Пространство над каминной полкой занимал семейный портрет кисти Лоуренса, написанный лет семь назад, потому что Беатриса была на нем еще младенцем в зеленом муслиновом платьице.
Взгляд Мэри задержался на портрете. У всех восьми изображенных на нем членов семьи были прекрасные густые золотистые волосы. Редкостное зрелище! Но, помимо красоты, в лицах было еще что-то, приковывающее внимание зрителя. Это было лукавое, проказливое выражение, характеризующее всех без исключения членов семейства Лейтон. Как хорошо, что она снова в Хэверседже! Мэри почему-то всегда чувствовала себя здесь как дома.
Миновав небольшую проходную комнату, в которой помещалась арфа Джудит, Мэри вышла в красную гостиную, где стены и мебель были обтянуты малиновым шелком. Из красной гостиной одна дверь вела в залу, другая в галерею.
Мэри уже хотела было пройти в галерею, но вдруг остановилась еще перед одним портретом, которого она раньше не видела, и слезы подступили к ее глазам. На портрете был изображен человек, которого она знала четыре года назад, улыбающийся ей знакомой улыбкой. Глаза Хью искрились смехом — как всегда, когда они бывали вместе. Мэри снова ощутила прилив любви к нему, в сердце у нее зашевелилась безумная надежда. Нет, этот человек не мог измениться, не мог забыть их клятв!
Но даже если и не забыл, если у него сохранилась к ней какая-то привязанность, что из того? Он помолвлен.
И все же она должна увидеть все собственными глазами! Если она убедится, что он будет счастлив, она этим удовольствуется. Ну не то чтобы удовольствуется, но, по крайней мере, успокоится.
Мэри вошла в длинную галерею, по обеим сторонам которой красовалось еще множество портретов. Большинство из них — старинные, написанные лет двести назад и даже раньше — изображали предков семейства Рейнворт. Посередине галереи стеклянные двери вели в сад, заливая холодным северным светом сумрачные портреты на стенах.
Открыв дверь, Мэри ощутила, что температура внутри галереи мало чем отличается от той, что в саду. Кутаясь в алую с меховой отделкой накидку, она засунула руки в муфту.
Закрыв за собой дверь, Мэри очутилась на широкой каменной террасе, уставленной кадками, в которых росли причудливо подстриженные кустарники. Каждому кусту была придана форма какой-нибудь шахматной фигуры. Прямо перед ней в строгом геометрическом порядке лежали клумбы и расстилались аллеи регулярного парка, слегка припорошенные снегом. Как мало здесь что-либо изменилось, и в то же время как преобразил все декабрь! Вдали на склоне холма виднелся лес. Там жило стадо оленей, которые летом по утрам и вечерам паслись на опушке…
Мери увидела на снегу следы Хью и направилась по ним к лабиринту.
А что, если она заблудится, не вспомнит, какие повороты ведут к центру? Но Мэри знала, что сейчас она увидит Хью, и это придавало ей уверенности.
Чувствуя, как холодный воздух румянит ей щеки, Мэри подумала, что к тому моменту, когда она доберется до центра лабиринта, они мало чем будут отличаться от цвета ее алой накидки. А ведь Хью никогда не видел ее в зимней одежде! Что, интересно, он подумает о ней теперь? Стала ли она в двадцать лет больше похожа на женщину, чем на ребенка? Воспримет ли он ее как взрослую или в памяти его по-прежнему живет школьница, которую он некогда целовал?
Когда Мэри приблизилась к входу в лабиринт, сердце у нее стучало как в лихорадке, а руки стали ледяными, хотя на ней были мягкие кожаные перчатки. Впрочем, так бывало всегда, когда она волновалась.
Налево, потом направо. Еще раз направо, минуя два левых поворота, и снова два раза подряд налево. Снег, скопившийся в тени высоких тиссов, образовывавших стены лабиринта, скрипел у нее под ногами. Направо, еще раз направо…
Оказывается, она точно помнила дорогу к центру!
Хью она увидела сразу. Он стоял к ней спиной, поставив ногу на запорошенную снегом каменную скамью. На нем был черный плащ, и Мэри снова подумала, что они никогда не встречались зимой.
Тысячи воспоминаний теснились у нее в голове, и ей никак не удавалось отогнать их. Она уже успела забыть, какой он высокий… Мэри шепотом произнесла его имя. Как странно! Она хотела громко позвать его, но голос отказался ей повиноваться.
Хьюго вздрогнул, но не повернул головы.
Услышал ли он ее? Как сможет она говорить с ним, когда любовь переполняет ее и собственный голос, казалось, уже больше не принадлежит ей?
Мэри перевела дыхание и сделала три маленьких шажка по заснеженной площадке.
— Здравствуй, Хьюго, — сказала она наконец и замерла в ожидании.
Обрадуется ли он ей?


Услышав ее голос, Хью резко повернулся. Ну вот, у него уже начались галлюцинации. Это все из-за вчерашнего приключения и всех его беспокойных утренних размышлений…
Но нет, это не был обман воображения! Перед ним стояла Мэри Фэрфилд в вишневой накидке, такая красивая на фоне присыпанных снегом тиссовых ветвей.
— Мэри, неужели это ты?!
Впрочем, он мог бы не спрашивать. Разумеется, это была она! Такая же, как четыре года назад, только теперь уже взрослая женщина, очень похорошевшая и модно одетая.
Она медленно приблизилась к нему. Губы ее были полуоткрыты, зеленые глаза устремлены на него. Хью не мог оторвать от нее взгляда, даже если бы захотел.
— Да, это я, — сказала она, и легкая улыбка озарила ее черты.
У него возникло странное чувство, что ему необходимо так много ей сказать, стольким поделиться. Он знал, что чем бы они ни были друг для друга тогда, в юности, — они прежде всего были друзьями.
Он хотел заговорить, но мог только смотреть на нее в изумлении.
— Я соскучилась по тебе, Хью, — сказала она, подходя к нему и вынимая руку из муфты.
Потом она уронила муфту, и как раз в этот момент Хьюго сделал шаг к ней. Не успел он осознать, что происходит, как она уже была в его объятиях.
Крепко прижимая ее к себе, ощущая тепло ее тела, радость близости к ней, Хьюго чувствовал, как его сердце, внезапно обретя крылья, птицей взмывает к небесам. Если бы он мог найти имя овладевшему им чувству, он бы назвал его надеждой. Чудесной, сладкой надеждой…
Хьюго знал, что не должен обнимать эту женщину, ему следовало немедленно отпустить ее. Но как она приникла к нему! Ее губы нежно касались его щеки. Боль пронзила его, как будто все трудности последних четырех лет сразу навалились на него.
— Мэри… — только и смог прошептать он.
— Я приехала слишком поздно, Хью? — спросила она. — Ты должен был прислать за мной, дурачок.
— Я не мог просить тебя приехать, — отвечал он почему-то шепотом. — Ты не знаешь, какая жизнь началась у меня после смерти родителей. Я не хотел, чтобы ты делила со мной все превратности судьбы. Это было бы слишком тяжело для тебя.
Мэри слегка отстранилась, чтобы взглянуть на него; руки ее все еще лежали на его плечах.
— Ты считал, что я на это не способна? — спросила она.
— Ты была очень молода. Тебе только что исполнилось семнадцать, и потом, я понял, что мне нужна другая… — Он не закончил.
— Жена?
— Вот именно. — Хьюго с усилием втянул в себя воздух.
— Ну что ж. Мне кажется, я тебя понимаю. И хотя я не стану притворяться, что не надеялась на другие отношения между нами, я тебя не виню. Мы всегда были друзьями, и я желаю тебе счастья.
Она высвободилась из его объятий и протянула ему руку. Хьюго взял ее, глядя Мэри в лицо. Ее пожатие было твердым, зеленые глаза смотрели на него спокойно и доброжелательно. Он верил в ее искренность.
— Спасибо, Мэри. Твое одобрение много для меня значит.
Он собирался еще много чего сказать. Ему хотелось перечислить достоинства Гонории, делающие ее достойной хозяйкой Хэверседж-Парка, но его завораживал изумрудный блеск глаз Мэри. Он смотрел в них, и постепенно все мысли о Хэверседже, о Гонории исчезали у него из головы. Остались только мучительные подозрения, что Мэри за это время успела кого-нибудь полюбить. О, как бы ему хотелось дать хорошую затрещину этому воображаемому сопернику! А еще он думал о том, как прекрасно оттеняет алый бархат шляпы ее темные локоны. А нос у нее прямой и короткий — не такой, как у некоторых, — и прелестные губы, всегда такие манящие…
Его взгляд остановился на ее губах — и внезапно воспоминания прошлой ночи бросились ему в голову. Хьюго закрыл глаза, вспоминая юную разбойницу в своих объятиях, ее горячее тело, ее руки, обнимающие его шею, ее поцелуи…
Хьюго не заметил, как наклонился к Мэри, но в следующее мгновение он уже обнимал ее, чувствуя, как теплые губы касаются его губ. Она обхватила его за шею, еще теснее прижалась к нему, и Хьюго откликнулся всем сердцем на этот немой призыв. Он растворился в ней, целуя ее пылко, страстно, даже грубо. Из горла Мэри вырвался какой-то странный звук, похожий на мяуканье котенка. Хьюго чувствовал, что она с надеждой и восторгом предается ему всем своим существом.
Как это было не похоже на поцелуй, который он выманил у Гонории!
Эта мысль вернула его к действительности. Он отшатнулся от Мэри, пораженный своим поступком.
— Боже мой… — прошептал он хрипло, в полной растерянности качая головой. — Я сам не понимаю, что делаю. Это недостойно. Прошу тебя, прости меня, Мэри.
Отступив на пару шагов, он махнул в ее сторону рукой.
— Ты должна уехать. Должна! Я…
Глядя на него, Мэри с трудом удерживалась от смеха. Не в силах перенести вид пятящегося от нее и махающего рукой Хью, она расхохоталась.
— Чему ты смеешься? — спросил он, нахмурившись.
— Твоей глупости! Ничего недостойного в твоем обхождении не было. Впрочем, я удаляюсь. Мне нужно проследить за тем, чтобы мои вещи разложили в порядке.
— Что? — На его лице отразилось изумление.
Мэри наклонилась и, подняв муфту, начала отряхивать налипшие на нее снежинки.
— Разве я тебе не говорила? — воскликнула она с улыбкой, довольная его ошеломленным видом. — Твои сестры пригласили меня провести у вас Рождество. Но прежде чем я пойду в свою комнату, хочу тебя кое о чем попросить. Я знаю, что Джудит и Констанция мечтают о рождественском бале. А поскольку я остаюсь здесь до Нового года, я была бы счастлива все устроить и даже разделить твои расходы, если ты того пожелаешь. Я понимаю, ты возражал главным образом потому, что это было бы слишком тяжким испытанием для твоей экономки. Удивляюсь, что Гонория не выразила готовности помочь — ведь твоим сестрам так хочется устроить этот бал. Но раз я здесь и могу снять эту обузу с миссис Певистон, то все препятствия устранены. Я лично всем займусь. А пока до свидания!
Она поспешила удалиться, достигнув желаемого эффекта — брови его сурово сдвинулись, и он явно готовился вступить в ожесточенный спор. Но у Мэри был опыт общения с ним; она прекрасно знала, когда следует отступить, и бросилась бежать, пытаясь сдержать смех.
— Мэри Фэрфилд, вернись немедленно! — донесся до нее крик Хью. — Если ты думаешь, что тебе удастся поставить здесь все с ног на голову, ты очень ошибаешься!
Мэри отлично знала лабиринт. Хьюго и не догадывался, что еще в первый свой приезд в Хэверседж она не только изучала лабиринт по ночам, но и нарисовала карту со всеми поворотами и укромными уголками. В одном из них она и нашла сейчас укрытие, слушая оттуда, как ругается Хьюго, проходя мимо.
— Черт побери, Фэрфилд, куда ты подевалась?
Мэри довольно улыбнулась.
— Теперь я узнаю моего Хью! — прошептала она. — Быть может, еще не все потеряно…
Когда его шаги послышались на гравии дорожки, ведущей к террасе, Мэри поняла, что опасность миновала, но не спешила выходить из лабиринта. Ей было нужно о многом подумать — и не в последнюю очередь о поцелуе, который только что обжег ее губы.
«Он создан для меня, в этом не может быть сомнения!» — твердила она себе.
Но зарождавшуюся в ее сердце надежду охлаждало тревожное сомнение: а что, если и Гонории также нравятся его поцелуи?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Свадьба на Рождество - Кинг Валери



Мило, но нечего особенного. Все на бытовом уровне. Герой сам не понимает,для чего сделал предложение Гонории. И нам не понятно. Но помолвку джентельмнен не расторгает, только леди.rn Нам бы в России такой закон.
Свадьба на Рождество - Кинг ВалериВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100