Читать онлайн Свадьба на Рождество, автора - Кинг Валери, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Свадьба на Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

На втором этаже Хэверседж-Парка, между библиотекой и столовой под куполом находилась комната, которая всегда особенно нравилась Мэри. Сегодня она и стала ей прибежищем. В семье эту комнату называли гостиной леди Рейнворт, потому что мать Хью тоже очень ее любила.
Мэри стояла у одного из трех высоких окон, выходивших прямо на лабиринт. В отдалении виднелся лес. Снег покрывал землю на несколько дюймов и окутывал парк белой дымкой, придавая ему особенно красивые очертания. Яркое послеполуденное солнце сияло в голубом небе, снег ослепительно сверкал. Вся картина выглядела волшебной и мирной — в полном противоречии с настроением хозяина дома.
Мэри старалась не думать, как много всего случилось со вчерашней ночи, но мысли не давали ей покоя. Метавшийся в лихорадке Кит, разгуливающая по дому, всем на удивление, Амабел, Хью, набрасывавшийся на всякого, кто рискнул хотя бы взглянуть на него…
Мэри решила не думать пока о Хью. Вскоре они увидятся, и она могла себе представить, как он воспримет ее участие в приключении Кита. Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, она огляделась — эта комната всегда действовала на нее умиротворяюще. Стены и потолок здесь были отделаны панелями красного дерева, темно-красные бархатные портьеры с золотыми кистями висели на окнах, тонкие белые муслиновые занавески пропускали в комнату мягкий солнечный свет.
Меблирована комната была в соответствующем стиле — темно-красный бархат обивки и обилие резного дерева напоминали о сидевших здесь некогда величественных дамах в тяжелых бархатных платьях с широкими сборчатыми воротниками. Два больших гобелена, украшавших стены, изображали дам елизаветинской эпохи в домашней обстановке: одни занимались музицированием, другие вышиванием.
Леди Рейнворт держала в этой комнате свои книги — любовные и приключенческие романы. Мэри представляла себе, как разыгрывалось ее воображение в осеннюю непогоду, когда дождь и ветер стучали в окна, а в камине ярко горел огонь, и ночные тени плясали по стенам.
С тех пор как миссис Певистон узнала, что Мэри обожает эту комнату, она следила за тем, чтобы там всегда горел камин, — вот и сейчас здесь было тепло и уютно. Мэри подошла к огню, чтобы согреть озябшие пальцы. Если Хью и сердится на нее за участие в событиях прошлой ночи, к ее наружности он никак не сможет придраться. Жанетта зачесала ее длинные темные волосы кверху, распустив локоны по плечам. На ней было темно-синее бархатное платье, воротник из прозрачного тюля спускался мягкими складками на плечи и красиво ложился вокруг декольте. Платье было с высокой талией, присобранное на спине и с длинными рукавами, из которых выглядывала у кистей тюлевая оборка. На шею Мэри надела золотой медальон, в котором помещалось ее главное сокровище — прядь темно-русых волос Хью, украденная ею у него четыре с половиной года назад, когда он мирно спал в саду.
Мэри открыла медальон и с нежной улыбкой коснулась завитка пальцами. Как давно это было! После обеда старшие Лейтоны отправились отдыхать, а Хью заснул на шезлонге в саду. Амабел предложила ей свои ножницы и сказала, что сама охотно выполнит эту операцию, если смелость изменит Мэри. Но Мэри это доставило живейшее удовольствие. Хью все это время спал себе спокойно и проснулся только под хохот Амабел.
Вздрогнув, Мэри поспешно закрыла медальон. Она спасалась в гостиной леди Рейнворт, пока Хью и Амабел вели бурный разговор в его кабинете на первом этаже. Хью уже оповестил Мэри о том, что с ней он тоже намерен поговорить, как только закончит с Амабел.
Мэри не то чтобы дрожала от страха, но ей было сильно не по себе. Простит ли он ее за то, что она не рассказала ему о ночной поездке Амабел? Строго говоря, это она была виновата в том, что Кита ранили…
Согревшись у огня, она снова вернулась к окну и стала смотреть в заснеженный сад. Совесть ее мучила. Если бы Кит погиб, его кровь была бы на ее руках, как если бы она сама спустила курок!
Слезы выступили ей на глаза, и Мэри поспешно их смахнула. Она была так счастлива, что Кит остался жив. Врач сказал, что опасности нет. Он извлек пулю и промыл рану, но Кита начала бить лихорадка. Когда она заходила к нему утром, он метался в постели, отталкивая миссис Певистон, которая пыталась положить ему на лоб холодное мокрое полотенце. Он был в сознании и узнал Мэри, когда она с ним заговорила.
— Скажи миссис Певистон, что я не ребенок, чтобы со мной нянчиться! А славно мы вчера развлеклись, верно, Фэрфилд? — Он слабо улыбнулся ей.
Мэри могла только кивнуть — слезы затуманили ей глаза.
— Я зайду к тебе попозже, Кит, — сказала она и добавила, заметив, что он снова оттолкнул руку экономки:
— И позволь миссис Певистон позаботиться о тебе, а то нам всем достанется от кухарки.
— О боже! Я и забыл о ней! Простите меня, миссис Певистон. Я исправлюсь, вот увидите.
Мэри спустилась вниз и услышала перебранку Хью с Амабел у него в кабинете. Зажав уши, она поспешила в гостиную, но голос Хью доносился и туда. Вот тогда-то Мэри и решила укрыться в гостиной леди Рейнворт.
Ее взгляд был все еще устремлен на зимний пейзаж, когда она с удивлением увидела, что из галереи, находившейся как раз под гостиной леди Рейнворт, вышла Гонория. Она была в меховой накидке, капюшон плотно облегал ее хорошенькую головку, руки она держала в муфте.
Гонория…
Как странно видеть ее прогуливающейся, ведь она не переносит ни лишних движений, ни холода!
Гонория медленно шла между покрытых снегом клумб, стараясь держаться посередине дорожки. Быть может, спустившись вниз, она услышала громкий неприятный разговор Хью с Амабел и тоже решила найти себе убежище?
И тут Мэри увидела другую фигуру, направляющуюся навстречу Гонории.
Мистер Белпер!
Мэри так и застыла на месте.
Гонория и мистер Белпер. Тайное свидание? Мэри засмеялась, настолько это звучало нелепо. А если не свидание, тогда случайная встреча? Это казалось Мэри в равной степени маловероятным. Скорее всего дело было так: накануне в библиотеке Гонория в полной невинности обронила что-нибудь вроде: «Я погуляю в саду, если день будет солнечный», — и мистер Белпер подхватил эти слова на лету.
Мэри кивнула, соглашаясь сама с собой. Да, мистер Белпер не упустил бы такую возможность!
Она увидела, как Гонория замедлила шаги, остановилась и молча уставилась на викария. Он поднял руку в знак приветствия, и даже на расстоянии Мэри могла разглядеть в этой руке несколько роз из его оранжереи.
Мэри и раньше догадывалась, что между мистером Белпером и Гонорией существует взаимная привязанность — пусть даже и неосознанная, — и все-таки она была поражена этим зрелищем. Сердце радостно затрепетало у нее в груди. Стало быть, не все еще потеряно…
В этот момент дверь приоткрылась, и порыв холодного воздуха ворвался в комнату. Мэри застыла, думая, что это Хью, но тишину нарушил детский голосок.
— Мэри, — позвала ее Беатриса, — кухарка сказала, что ты в маминой комнате, вот я тебя и нашла. Ты не возражаешь, если я побуду тут? Внизу очень… очень шумно.
Вид у девочки был озабоченный.
— Ну конечно, нет, — улыбнулась Мэри. — Заходи и закрой поскорее дверь.
— Как здесь тепло! На что это ты смотришь?
— Пришел мистер Белпер и принес Гонории цветы — желтые и розовые розы.
Беатриса подошла к окну и остановилась рядом с Мэри, глядя в сад.
— Джудит говорит, что он в нее по уши влюблен. Пусть бы Гонория вышла за него вместо Хьюго! Как ты думаешь, она захочет?
— Она не может, — вздохнула Мэри. — Она помолвлена с твоим братом.
— Очень жаль…
Сцена внизу, где мистер Белпер тем временем взял Гонорию под руку и они начали прогуливаться вместе, сразу утратила для Беатрисы всякий интерес. Снова повернувшись к Мэри, она спросила:
— С чего это Хью так разозлился на бедную Амабел? Я слышала, как он кричал на нее в кабинете. Мэри, я еще не видела, чтобы он так сердился на кого-нибудь, никогда не видела!
— Да, я знаю, — Мэри обняла девочку за плечи. — Но, видишь ли, Амабел очень огорчила его, и должно пройти время, чтобы он успокоился.
— Значит, он просто расстроен? Но почему он тогда кричит?
Мэри усмехнулась.
— Уж очень ты шустрая! Люди часто кричат, когда расстроены, так им становится легче.
— А что она сделала? — не отставала Беатриса.
Мэри поняла, что разговор зашел слишком далеко.
— Об этом тебе лучше спросить Амабел или Хью.
Беатриса, однако, не собиралась на этом успокаиваться. Как истинная Лейтон, она твердо решила добиться своего и, наверное, выпытала бы у Мэри ответ, но в этот момент дверь распахнулась, и на пороге показался Хью. Вид у него был мрачнее тучи.
Беатриса взглянула на него, потом на Мэри.
— Ой-ой! — прошептала она. — Ты тоже что-нибудь натворила?
— Боюсь, что да, — ответила тоже шепотом Мэри. — Во всяком случае, похоже, что он и на меня разозлился.
— Принести «Таймс»? — лукаво спросила Беатриса. — По-моему, он так и не избавился от своей дурной привычки!
— Довольно, Беатриса! — прикрикнул Хью.
— Оставь нас ненадолго, ладно? — Мэри еще раз обняла девочку. — Пойди лучше поищи Амабел, у нее есть для тебя сюрприз.
— Сюрприз?
Не успела Беатриса добежать до двери, как за спиной Хью появилась Амабел.
— Доброе утро, Би, — улыбнулась она.
— Белла! — Беатриса вскрикнула и на мгновение застыла на месте, а потом бросилась к сестре. — Ты можешь ходить?! Это же чудо! Неужели с тобой произошло настоящее чудо? Я слышала о таком только в проповедях мистера Белпера!
— Ну это не совсем чудо. Пойдем со мной вниз, я тебе все расскажу.
— Уж конечно, не все, я надеюсь! — резко заметил Хью.
Амабел бросила на него холодный взгляд.
— Я расскажу ей все, что сочту нужным.
Мэри неприятно поразила вызывающая манера Амабел, и ее не удивило, что Хью сердито покраснел. Он, вероятно, высказал бы свое возмущение вслух, но вмешалась Беатриса:
— Белла, ты знаешь, у нас теперь будет много неприятностей — так сказал Сиддонс. Это все потому, что рождественское полено погасло. Ты слышала, что оно погасло?
— Разве? — Амабел, казалось, совершенно забыла о Хью. — Тогда нам следует этим немедленно заняться.
Взяв за руку Беатрису, Амабел вышла, захлопнув за собой дверь.
Мэри стояла у окна, удивляясь собственному спокойствию. Наверное, невинные шутки Беатрисы помогли ей отвлечься от озабоченности и тревоги. В конце концов, не все в жизни в ее власти. Что она могла изменить в событиях прошлой ночи? Ничего. Быть может, ей следовало подчиниться своему первоначальному порыву и рассказать Хью об Амабел до того, как Кит уехал ее искать? Но Кит все равно поехал бы. Вспоминая свой разговор с ним и его просьбу ничего не говорить Хьюго, Мэри понимала, что он хотел непременно сам попытаться ей помочь. Для Кита было важно доказать самому себе раз и навсегда силу собственного характера.
Но его жизнь оказалась в опасности!
Да, но ведь он остался жив!..
Как ни странно, Мэри удалось разрешить свой внутренний конфликт очень простым соображением: каждый проживает свою жизнь и не отвечает за ошибки других. Поэтому, когда в комнату вошел Хью с поджатыми губами и сердито выпяченным подбородком, она могла спокойно предоставить ему злиться сколько угодно и колени у нее не дрожали.
Хью заложил руки за спину, так что полы его синего сюртука разлетались в разные стороны при каждом шаге. Краска у него на лице резко контрастировала с белоснежным накрахмаленным шейным платком. Он стремительно расхаживал по гостиной, и мебель, мимо которой он проходил, отражалась в начищенных до зеркального блеска сапогах.
Мэри вдруг подумала, что темное золото волос Хью удивительно гармонирует с его настроением. И точно такое же золото подходит к настроению Амабел и к заявлению Кита, что пуля в плече — это всего лишь «славное развлечение».
«Ну и семейка! — усмехнулась она про себя, не обращая внимания на раздражение Хью. — Лейтоны просто не способны жить спокойно и мирно, без приключений, проказ и взаимных нападок».
— Я не могу понять, чему вы улыбаетесь, мисс Фэрфилд, — холодно начал Хью, подойдя к гобелену, где елизаветинская дама распевала под аккомпанемент лютни. — Уверяю вас, я лично не вижу ничего, что могло бы вызывать улыбку. Неужели вас насмешило то, что вчера ночью я едва не потерял брата? Или вам кажется забавным, что моя сестра бог знает сколько времени скиталась по округе с отпетым разбойником, пользуясь при этом незаслуженным сочувствием со стороны наших знакомых? Когда я только подумаю, сколько добра и участия изливалось на нее последние два года, я готов ей шею свернуть!
— Я полагаю, это ты бы мог, — с притворной серьезностью заметила Мэри. — Но боюсь, что это не выход из положения. Тебя бы посадили в тюрьму, а что бы тогда сталось с твоей семьей?
Подражая ему, она заложила руки за спину и отошла к другому гобелену, где елизаветинская дама занималась рукоделием.
Хью стремительно повернулся. Он напоминал ей сейчас огнедышащего дракона. Мэри внезапно вспомнила о Гонории и мистере Белпере в саду. Что, если Хью увидит их из окна? Ей совсем не хотелось, чтобы он нарушил их уединение, поэтому она быстро и решительно выступила ему навстречу, так что ее синие бархатные юбки взметнулись по его сапогам.
Хью зарычал — во всяком случае, издал звук, очень похожий на рычание. Очевидно, этот звук должен был выражать недовольство резкостью ее движений.
Подавив улыбку, Мэри остановилась у камина и повернулась к нему. На этот раз Хью подошел к ней совсем близко, глядя на нее в упор.
— Ваше легкомысленное поведение удивляет меня, мисс Фэрфилд!
Игнорируя его официальный тон, она сказала:
— Беатриса говорила мне, что ты задал бедной Амабел хорошую головомойку.
— «Бедной» Амабел?! Чем она бедная, эта девчонка?
— Она не девчонка, — спокойно возразила Мэри.
— В том-то и беда, — проговорил он сквозь стиснутые зубы. — И ты тоже. Поэтому меня и поражает, что ты могла так беспечно отпустить вчера Кита! Но я пришел не для того, чтобы пререкаться с тобой из-за этого, — рана у него, к счастью, не смертельная. Мне от тебя нужно другое — ты должна все рассказать про твои связи с Белым Принцем. Этому человеку за многое предстоит ответить, и, клянусь богом, он ответит! Как он посмел подвергать опасности жизнь моих брата и сестры?! Он может рисковать собственной жизнью ради дела, которое он считает честным и справедливым, но я никогда не прощу ему, что из-за него Кит и Амабел чуть не погибли! Ты должна сказать мне, кто он. Амабел упорно отказывается назвать его подлинное имя, но она дала мне понять, что ты его знаешь. Это правда, Мэри? Ты знаешь Белого Принца?
Мэри колебалась. Она чувствовала, что больше нет оснований скрывать его личность — особенно после того, как вчера ночью чуть было не случилась трагедия. Все эти игры стали слишком опасными. Мэри была убеждена, что дело идет к неизбежному концу, поскольку Кит был ранен, а с Амабел могло случиться то же самое или что-нибудь похуже.
— Кто он? — голос Хью звучал холодно и равнодушно.
Не размышляя больше ни о чем, Мэри спокойно ответила:
— Лоренс Самеркот.
У Хью был такой вид, как будто он только что получил пощечину. Краска отлила у него от лица, он смертельно побледнел.
— Лоренс Самеркот в Америке! Я слышал, что он купил землю, создал для себя новую жизнь после того, как был лишен наследства. Все об этом знают. Его не может быть в Англии. Белый Принц — это не он!
— Это он. Все рассказы о нем, которые ты слышал, распространил он сам. Я ничего о нем не знала до приезда сюда. Я тоже думала, что он живет в Америке. Но все это время он жил в Эбботс-Энд, разыгрывая еще более сложную игру, чем Амабел. Я только удивляюсь, что его не разоблачили раньше. Я встретилась с ним случайно за день до моего приезда в Хэверседж. Он рассказал мне все о себе и предложил принять участие в ограблении… одного местного землевладельца.
Хью долго смотрел на нее, не отрываясь.
— Так это тебя я целовал?! — воскликнул он наконец. — Это была ты?
— Да, — прошептала она чуть слышно.
— Это невероятно! — Хью развел руками, а потом наклонился к ней, пытливо всматриваясь в ее лицо. — Вокруг меня сплошной обман и интриги. Расскажи мне все, Мэри, пока меня не хватил удар!
Мэри перевела дух и начала рассказывать все, что ей было известно от Лоренса. О том, как поступил сэр Руперт с его наследством, о том, что сама она не виделась с ним после своего приезда в Хэверседж, не считая минутной встречи в Эбботс-Энд две недели назад. Она снова сказала, что до прошлой ночи не имела понятия о состоянии здоровья Амабел.
Когда она кончила, Хью с озадаченным видом покачал головой. Наконец, как будто начиная осознавать только что услышанное, он опустился на софу у камина. Следя за выражением его лица, Мэри старалась понять, о чем он думает, что он собирается делать дальше. Но понять ничего было нельзя, кроме одного: он все еще ошеломлен.
— Значит, ты была сообщницей Белого Принца, которая меня ограбила? Невероятно! — Хью усмехнулся. — Неудивительно, что, обнимая спутницу Лоренса, я вспомнил о тебе. Наверное, какой-то частью моего существа я знал, что это ты! Но черт возьми, Мэри, ты могла так легко и не отделаться! У меня мог быть под рукой пистолет. Я бы мог, наконец, ударить тебя тростью…
Мэри покачала головой.
— Нет, не мог. — Она опустилась перед ним на колени, положив руку ему на плечо. — Ты с самого начала знал, что перед тобой женщина. Я видела это по твоим глазам. Ты бы никогда не ударил женщину. К тому же твой кучер был в опасности: его жизнью ты не стал бы рисковать. Ты недооцениваешь меня, полагая, что я не знаю твой характер. Мне ничто не угрожало, и тебе это отлично известно.
— Но всегда есть доля риска!
— Может быть, но для меня этот риск был вполне оправданным. Хотя, должна тебе признаться, если бы я знала тогда, что ты помолвлен, я бы тебя не стала целовать.
Откинувшись на софе, Хью глубоко вздохнул.
— Я так устал, пытаясь что-нибудь понять! Амабел говорит, что она любит Лоренса. Разве это возможно?
— А почему нет? Меня это не удивляет. Она всегда была в него влюблена — даже двенадцатилетней девочкой. Амабел так же ходила за ним по пятам, как я, в шестнадцать, ходила за тобой…
Что-то болезненное промелькнуло у него в лице.
— Это было давно, — нахмурившись, сказал он.
У Мэри сжалось сердце. Да, это было давно. Помолчав немного, она спросила:
— Что ты теперь намерен делать, Хью?
Закрыв глаза, он прижал руку ко лбу.
— Прежде всего отправлю Амабел в пансион мисс Тиверсолл.
Мэри была поражена. Она знала: ничто не могло вывести из себя Амабел больше, чем угроза разлучить ее с любимым человеком. Но сейчас было не время спорить и возражать. Ей хотелось, чтобы Хью высказался до конца.
— А Лоренс — боже мой, Лоренс! — воскликнул Хью. — Я до сих пор не могу поверить, что он — Белый Принц. Мы с ним рыбачили вместе! Жаль, что я не знал о его положении еще до того, как он встал на этот путь. Я бы ему помог…
— Я не уверена. Сэр Руперт подкупил свидетелей, боюсь, что и судей тоже. Я не знаю, как это у него получилось, но общественное мнение с самого начала было против Лоренса. Все это было задумано и осуществлено с дьявольской хитростью. А потом, ты же помнишь, тогда и года не прошло после смерти твоих родителей. Ты был весь поглощен тяжбой с кредиторами твоего отца, да к тому же еще и этот несчастный случай с Амабел! Нет, я убеждена, что, даже если бы ты все знал, ты бы мало что мог для него сделать.
Хью вглядывался в ее глаза, как будто пытаясь прочитать в них подтверждение истины ее слов.
— Но если Лоренс действительно был лишен своих законных прав…
Мэри закончила его мысль:
— Тогда сэр Руперт — человек без совести и чести, гнусный лжец и вор.
— Но может ли Лоренс оправдаться?
— В Эбботс-Энд есть один человек — адвокат, который, кажется, в пьяном виде признался, что солгал о связи Лоренса с танцовщицей.
Хью покачал головой.
— Ну и дела, — сказал он наконец. — Но Лоренс хотя бы знает, что кольцо вокруг него сужается?
— Я не знаю. Ты спрашивал Амабел? Я с ним не встречалась уже две недели.
— Амабел говорит, что ему известны все планы сэра Руперта.
— Хью, ты должен с ним увидеться и поговорить! Ты мог бы убедить его, что он должен сдаться на милость правосудия, прежде чем его схватят и убьют. Быть может, этого адвоката можно уговорить сказать правду… — Мэри сжала ему руку. — Подумай, ведь он один против стольких врагов. А когда сэр Руперт узнает, что Белый Принц и Лоренс — одно лицо, у него будут все основания как можно скорее покончить с ним. Я боюсь за него, боюсь за его жизнь! Рана Кита — свидетельство того, что ни сэр Руперт, ни его люди не отличаются здравым смыслом и выдержкой.
— Я посмотрю, что можно сделать, — сказал Хью и, поднявшись, подошел к окну. Его движения становились все более резкими и возбужденными. — Надо же было всему этому случиться!
Черт, почему я должен что-то делать? Кит в безопасности, Амабел я отошлю сразу же после свадьбы и… Боже мой, что я вижу?! Гонория прогуливается в саду с мистером Белпером! И давно, судя по следам на снегу. Похоже, они все клумбы обошли. Как странно! Я не знал, что его общество доставляет ей удовольствие…
Затаив дыхание, Мэри ожидала, что он оскорбится, возмутится, но, когда Хью отвернулся от окна, она не увидела на его лице ни малейшего признака неудовольствия.
— Так о чем ты говорил? — спросила она, стараясь отвлечь его внимание от интересной парочки.
— Мэри, я хочу, чтобы все оставалось по-старому, как это было… пойми, я не хочу тебя обидеть… как это было до твоего приезда. Будущее Кита было уже устроено, но последнее время он снова в какой-то нерешительности. А теперь еще и Амабел! Даже я в какой-то степени утратил способность здраво рассуждать. Все это должно измениться. Я попытаюсь помочь Лоренсу, хотя, признаться, не представляю, что сейчас можно сделать. — Он вздохнул. — Через неделю моя свадьба, и все это, включая мое совершенно чудовищное непристойное поведение в отношении тебя, будет забыто.
Мэри могла бы сказать на это многое, но поняла, что бессмысленно спорить с ним сейчас. И все-таки ей хотелось как-то утешить его.
— Я бы не назвала твое поведение чудовищным и непристойным. Неуверенным — да, не всегда уместным, может быть, слишком порывистым — пожалуй. Но не чудовищным и непристойным. Ты, очевидно, имеешь в виду, что, поскольку вы помолвлены с Гонорией… Да, я тебя понимаю: когда джентльмен целует даму, будучи помолвлен с другой, он действительно ведет себя чудовищно и непристойно. Но, принимая во внимание чрезвычайные обстоятельства, я на твоем месте не была бы к себе так сурова.
Она сделала ему реверанс и с вызывающей улыбкой вышла из гостиной.
Хью проследил за ней глазами, раздраженный и в то же время довольный. Только когда дверь закрылась за ее синими бархатными юбками, он позволил себе улыбнуться. Как она ему нравилась! Ему нравилось в ней все — темные локоны и зеленые глаза, величественная осанка и шутливая насмешливая манера в обращении с ним…
Хью снова вздохнул, в сотый раз сожалея, что своим приездом в Хэверседж она нарушила его душевный покой.
А что, интересно, она имела в виду, когда назвала его поведение «неуверенным»?
Над этим стоило подумать…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Свадьба на Рождество - Кинг Валери



Мило, но нечего особенного. Все на бытовом уровне. Герой сам не понимает,для чего сделал предложение Гонории. И нам не понятно. Но помолвку джентельмнен не расторгает, только леди.rn Нам бы в России такой закон.
Свадьба на Рождество - Кинг ВалериВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100