Читать онлайн Свадьба на Рождество, автора - Кинг Валери, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадьба на Рождество - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Свадьба на Рождество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Поздно ночью Мэри прокралась в спальню Хью, осторожно прикрыв за собой дверь. Сердце у нее бешено стучало от отчаянной смелости задуманного ею плана. После того, как сэр Руперт сказал, что Белого Принца скоро поймают, она нигде не находила покоя. Ведь если такое случится, все местные помещики будут против Лоренса, а значит, его наверняка повесят. Ведь если даже такие люди, как Хью, ничего не знают об истинном положении дел в округе, чего же ждать от других?
Мэри долго размышляла об этом и наконец решила действовать. Ей хотелось, чтобы Хью собственными глазами увидел вопиющую бедность, о которой ей рассказал Лоренс в день ее приезда в Эбботс-Энд. А достичь этого можно было единственным способом: изменить свою внешность до неузнаваемости и проехать вдвоем с Хьюго по окрестным деревням. Мэри ничего ему не сказала заранее, подумав, что, если застать его врасплох, он скорее согласится. Она просто переоделась в мужское платье и отправилась к нему в спальню.
И вот сейчас она должна была его разбудить.
Хью лежал на спине совершенно неподвижно, только грудь его чуть заметно вздымалась и опускалась от ровного дыхания. Он безмятежно спал. Мэри сначала хотела окликнуть его, но какая-то причина — возможно, поздний час и авантюрный характер ее намерений побудили ее подкрасться на цыпочках к постели и влезть на нее. Опершись обеими руками о подушку, она всей тяжестью навалилась ему на грудь.
Мэри, конечно, ожидала сопротивления, но она не приняла во внимание его силу. Хью резко поднялся и, сбросив ее с себя, опрокинул на спину. Мэри зашептала его имя, умоляя отпустить ее.
Хью не мог ничего понять. Ему снилось, что он едет ночью по дороге на белом коне. Он сам не знал, куда направлялся, но его вдруг занесло в густой кустарник. Ветки цеплялись за его одежду, не пускали вперед, мешали дышать. Проснувшись, он обнаружил, что на него напал какой-то человек — вернее, мальчик, судя по худобе его рук и ног. А потом до него донесся голос — голос молодой женщины.
— Что за черт? — выговорил он хриплым шепотом. — Это ты, Мэри? Что ты здесь делаешь?
Хьюго вдруг сообразил, что они находятся в одной постели, интимность ситуации смутила его, и он завернулся в простыню, как скромная юная девица.
Мэри тихо засмеялась, потирая руки, которые он сжал ей до боли. Внезапное пробуждение произвело как раз тот эффект, на который она рассчитывала, — Хью был изумлен и раздражен.
Соскользнув с постели, Мэри поправила шейный платок и манжеты рубашки. В падавшем из окна лунном свете она увидела на постели Хью свою тень.
— Что ты так вырядилась? Это что на тебе, парик?
— Да, — прошептала она. — Он черный, а если я надвину на лоб шляпу Кита, никто не догадается, что это парик. Нам нужно проехать пять миль на север до рассвета. Я прикажу оседлать лошадей — не волнуйся, я уже договорилась с конюхом.
Хью раскрыл рот от удивления.
— Что ты затеваешь, Фэрфилд? — спросил он наконец.
— О, Хью, если бы ты знал, как я люблю, когда ты меня так называешь! Но поторопись. Уже почти четыре, и прислуга скоро поднимется. Сиддонс знает, куда мы едем. Он скажет всем, что меня вызвали в Дарби к моей компаньонке, а ты уехал по делам. Собирайся скорее и, пожалуйста, постарайся поменьше походить на лорда.
— Я с места не сдвинусь, пока ты не скажешь мне, что ты затеяла.
— Ну, не глупи! Я потом тебе все расскажу. А пока ты должен мне довериться.
Не дожидаясь ответа, Мэри подошла к двери, выглянула в холл, чтобы убедиться, что там никого нет, и проворно побежала вниз по лестнице.
— Фэрфилд, никуда я не поеду! — донесся до нее голос Хью.
Но она не придала этому никакого значения.
Хьюго закрыл дверь и уставился на свою скомканную постель. Он только сейчас заметил, что все еще обернут простыней, наподобие римской тоги, и с отвращением сбросил ее.
Ну что еще задумала эта девчонка?!
Появление Мэри у него в спальне в такое время поразило его. Хью попытался представить себе Гонорию, явившуюся в мужском костюме разбудить его среди ночи, но это было настолько невероятно, что он рассмеялся. Гонория скорее бы умерла, чем повела себя таким скандальным образом.
Но не Мэри. Сколько он ее помнил, она никогда ни перед чем не останавливалась. Для нее не существовало ни опасностей, ни препятствий. Но куда, черт побери, она заманивает его сейчас? Да неважно, ведь он все равно с ней не поедет! У него намечено слишком много дел на сегодня. Не говоря уже о том, что он не мальчишка, чтобы участвовать в этих детских проделках с переодеваниями.
Хьюго сел на край постели, опустив ноги на холодный пол.
Никуда он с ней не поедет, это ясно. Да он бы и не мог поехать! Что сказала бы Гонория, узнай она об этом? Правда, ее целую неделю не будет — она уехала с теткой в Дарби, чтобы в последний раз примерить свой свадебный туалет… Нет, он не может никуда ехать. Он не может так опозорить свою невесту, долг чести ему этого не позволяет…
До чего же ему опротивели и долг, и честь!
Хьюго вдруг понял, что не может не поехать. Он вскочил и в два прыжка оказался перед шкафом с одеждой.
«Постарайся не походить на лорда», — сказала она. У него было несколько поношенных фраков и пара-другая видавших виды бриджей. Он надеялся, что у конюха хватило ума не седлать Юпитера и Юнону: всякий, кто хоть что-нибудь понимает в лошадях, сразу бы узнал их великолепную масть. Пара рабочих лошадей подошла бы для такого случая гораздо больше.
Хьюго быстро оделся. Решившись ехать, он так заторопился, что, натягивая в спешке сапоги, свалился на спину и громко расхохотался, но тут же остановился, опасаясь разбудить кого-нибудь в доме.
Когда он наконец предстал перед Мэри, она критически оглядела его с головы до ног.
— Ты мог бы хотя бы причесаться, Хьюго!
— Черт! Я слишком спешил. Но что ты все-таки задумала? Впрочем, неважно, после объяснишь. Колвич! — позвал он конюха. — Хотя я не знаю точно, какие планы у мисс Фэрфилд, я полагаю, что нам не стоит привлекать к себе внимание. У нас найдется на сегодня пара рабочих лошадей?
— Найдется, милорд. Я их уже оседлал.
Он подвел к ним двух лошадей, вороную и гнедую. Через несколько минут они уже скакали в северном направлении по дороге, ведущей к лесу.


Два часа спустя Хью увидел перед собой ряд полуразвалившихся домишек. Они медленно ехали вдоль главной улицы деревни — если только такое название было применимо к этой дюжине жалких строений. Изрытая, вся в колеях дорога была отражением окружающей нищеты. В сером полумраке раннего утра раздался плач ребенка.
— Джейкоб Райт живет в третьем доме от угла, — сказала Мэри.
— Что? — ужаснулся Хью. — С шестью детьми?!
Мэри кивнула.
Деревушка, прятавшаяся в долине к северу от его владений, стала приютом нескольких обнищавших семей. Только из одной каминной трубы поднималась тонкая струйка дыма. Уголь был наверняка слишком дорог для обитателей этих лачуг, а красть дрова из соседних лесов было рискованно.
Услышав над собой какой-то шум, Хью поднял голову и увидел, как по жидкой соломе крыши ближайшего домишки пробежала крыса. Снег вокруг был утоптан и смешался с грязью, придавая пейзажу особенно унылый вид. Только крест в центре бывшей рыночной площади напоминал о том, что некогда это было процветающее селение.
«Уж не здесь ли раздает Белый Принц добытые грабежом деньги?» — подумал Хью. Скрипя, отворилась покривившаяся дверь, и в проеме показалось худое детское лицо. Хью помахал мальчику рукой, но не получил в ответ ничего, кроме равнодушного взгляда. Его поразила мысль, что бедность отняла у этого ребенка и смех, и слезы.
Ему также пришло в голову, что до приезда Мэри его собственное поведение мало чем отличалось от поведения этого мальчика. Его участие в жизни ограничивалось лишь упорным непрерывным трудом. В его душе не было ни радости, ни печали — только тупое настойчивое стремление вернуть то, что было у него отнято. Он, безусловно, горевал о родителях, но эта боль со временем притупилась. Когда он впрягся в однообразный каждодневный труд, все чувства, казалось, оставили его.
Внезапно Хьюго охватила острая жалость к страданиям этого ребенка — ведь он тоже знал, что значит вести скудное безрадостное существование. Это чувство завладело им настолько, что его трудно было вынести. Ударив вороного в бока, он рысью пустился прочь из деревни и, только оказавшись за ее пределами, перевел дух.
Внезапно Хьюго поразила новая мысль. Он сейчас уедет отсюда, а эти люди из-за законов о бродяжничестве не могли свободно передвигаться даже из одной деревни в другую в поисках лучшей жизни. Хью знал, что эти законы охраняют население благополучных деревень, чтобы их не наводнили бедняки и не лишили бы жителей последних запасов. Но если случалось несчастье — потеря работы или возможности зарабатывать, — куда было человеку податься?
Все, о чем говорил ему Сиддонс, приобретало особый смысл в свете того, что он увидел. По мере того, как они продвигались дальше на север, Хьюго все больше убеждался, что в деревнях, расположенных вдоль проезжих дорог, дела шли получше, чем в уединенных и заброшенных селениях предгорий. Именно туда и увлекала его за собой Мэри. Он недоумевал, откуда она знает об этих нищих деревнях, но она отказалась сообщить ему источник своих сведений. Сказала лишь, что много занималась благотворительностью в Брайтоне и его окрестностях и поняла, какую роль играет расположение города или деревни в способности населения прокормиться. Особенно при неурожае или, как в большинстве случаев, при отсутствии у землевладельца интереса к благополучию его арендаторов.
— У моих арендаторов такого не увидишь, — возразил он.
— Я знаю, Хью. Пожалуйста, не думай, что я привела тебя сюда, чтобы в чем-то обвинять. Мне прекрасно известно, что ты сделал все возможное для своих арендаторов в эти тяжелые годы. Но когда закончилась война, многие солдаты остались без дела, а правительство не торопится помочь им найти себе какое-то новое занятие и место в обществе. Даже если бы отменили Хлебные законы и в Англию стали бы поступать дешевые продукты, я не сомневаюсь, что это бы не уменьшило числа нуждающихся. А ведь эти храбрые люди, вроде Джейкоба Райта, ничего больше не желали, как вернуться домой к своим семьям.
— А как же новые мануфактуры? — спросил Хьюго.
— Их так мало, Хью! Одна мануфактура на десятки тысяч. К тому же владельцы часто нанимают и женщин, и детей, разве ты не знал? Конечно: ведь им платят меньше, чем мужчинам; так кого же, по-твоему, они предпочтут?
Хью понял, что вопрос ее был риторическим.
Они путешествовали весь день, остановившись только в одной гостинице позавтракать, а в другой поужинать, да еще у ручья, чтобы напоить лошадей.
К вечеру небо покрыли свинцовые тучи, подул холодный северный ветер. Лошади устали, вот-вот должен был пойти снег; о возвращении в Хэверседж не могло быть и речи.
— Я не хочу заблудиться, если поднимется метель, — сказал Хьюго. — Нам нужно отыскать поблизости гостиницу.
Мэри покачала головой:
— Только представь себе, что будет, если обнаружится, что я женщина, и кто-нибудь узнает тебя. Подумать страшно, какие последствия может иметь такой скандал для бедняжки Гонории. Нет, у меня есть план получше. Здесь неподалеку должен быть амбар, где запасено сено для овец. Мы можем провести там ночь и покормить лошадей, а утром ты расплатишься с хозяином.
Хью согласился с ее доводами, еще раз удивившись про себя, откуда она так хорошо знает Дербишир.
— Но не думай, что наше путешествие закончено, — сказала она. — Здесь еще есть усадьба, которую я хочу тебе показать.
Хью сразу сообразил, чью усадьбу она имеет в виду: на западе с Хэверседжем граничили владения сэра Руперта. Но ему было неприятно об этом говорить.


Когда они добрались до амбара, было уже совсем темно. Хьюго чувствовал, как холод пробирает его до костей, даже несмотря на теплый плащ.
Войдя в просторный амбар, они сразу же ощутили разницу в температуре: здесь тоже было холодно, но все-таки не так, как снаружи. Мэри порылась в большой сумке, которая весь день была у нее привязана к седлу, и вскоре темноту рассеял слабый свет.
— Что за черт?! — воскликнул Хьюго.
Обернувшись, он увидел в руках Мэри небольшой фонарь.
— Я же обещала тебе приключение! А поскольку мне было ясно, что мы можем и не вернуться сегодня в Хэверседж, я решила прихватить с собой кое-какие запасы: трутницу, свечу и фонарь.
Хьюго улыбнулся такой предусмотрительности.
— Четыре года назад ты была не настолько благоразумна, — пошутил он.
— Четыре года назад я бы не решилась похитить тебя из твоей собственной постели.
— Значит, с тех пор, как мы встречались последний раз, ты стала и более дерзкой, и более рассудительной.
— Ты совершенно прав.
Мэри повесила фонарь на крюк, торчавший в стене. Затем они занялись лошадьми — сняли с них тяжелые седла и растерли их пучками соломы, пока лошади мирно жевали сено. В амбаре пахло сыростью, землей и животными.
Наблюдая за тем, как Мэри достает из сумки плотное шерстяное одеяло, Хью подумал, что она — вылитый мальчик. Одежда, вероятно, заимствованная ею у Кита, сидела на ней свободно, скрывая очертания фигуры, да и парик очень удачно изменил ее наружность. Как раз в этот момент Мэри сдернула парик, тряхнула головой, и длинные спутанные пряди каскадом упали ей на лицо. Сначала она разобрала их пальцами, а потом, достав из сумки щетку, принялась расчесывать локоны, кольцами струившиеся по плечам.
— Ты не забыла еще что-нибудь прихватить в это якобы совершенно неожиданное путешествие?
Мэри уронила руки на колени.
— Я забыла только одно — украсть у кухарки несколько пирожков с абрикосовым джемом. — Она разочарованно покачала головой. — Пирожок с джемом стал бы прекрасным завершением этого дня! — Она улыбнулась. — К тому же мое решение было не совсем неожиданным. Я все хорошенько обдумала и окончательно решилась только часов около трех утра.
— Зачем ты все это затеяла? — спросил Хьюго, на самом деле уже зная ее ответ. Мэри тяжело вздохнула.
— Я просто очень сочувствую тем, кто оказался в тяжелом положении не по своей вине. Я хотела, чтобы ты сам увидел, в каком состоянии находятся люди, ради которых Белый Принц нарушает законы своей страны. Вот и все.
Хьюго опустился рядом с ней на одеяло и, опершись на локоть, продолжал наблюдать, как она расчесывает волосы. Мэри молчала, но он видел, что она очень утомлена, и поэтому ее молчание его не удивляло.
Неожиданно на душе у него стало легко и спокойно. Взгляд его устремился на висевший на стене фонарь, свет единственной свечи оказывал на него усыпляющее действие. Скоро от свечи останется только маленький огарок, а потом и он погаснет… Есть ли у этих бедняков, которых он сегодня видел, свечи, чтобы вставать при свете их по утрам и расчесывать волосы по вечерам? Он в этом сомневался…
Хьюго не заметил, как заснул, а когда проснулся, лунный свет струился сквозь выходившее на запад оконце. «Стало быть, метель улеглась, — подумал он, — раз луна так ярко освещает мою постель. Вот только почему так холодно?»
Он зажмурился и тряхнул головой, прогоняя сон, пытаясь вспомнить, где находится. Рядом с ним кто-то шевельнулся, окончательно разбудив его, и пробуждение было невообразимо приятным. Он был в заброшенном амбаре, и рядом с ним спала Мэри!
В лунном свете Хьюго увидел ее лицо, и нежность к ней наполнила его сердце. Он заметил, что она вздрогнула, и понял, что из-за того, что заснул, как бревно, одеяло оказалось не сверху, а под ними.
Осторожно отодвинувшись, он вытащил одеяло и прикрыл им Мэри. Она только вздохнула и слегка пошевелилась во сне. Приподнявшись, Хью сгреб вокруг них сено, чтобы было еще теплее, а потом привлек ее к себе. Он не знал, проснулась она или нет, но Мэри вдруг, не открывая глаз, погладила его по щеке, а потом повернулась к нему спиной.
— Я люблю тебя, Хью, — прошептала она в прохладной тишине ночи. — Я всегда тебя любила, глупенький ты мой.
У него внезапно заболело сердце. Он вновь и вновь мысленно повторял ее слова.
«Я люблю тебя, Хью. Я всегда тебя любила…» Хью опустил голову на сено и почувствовал, как Мэри прижалась к нему спиной. Он обнял ее и теснее привлек к себе. Она пробормотала что-то, выражая удовлетворение таким положением вещей, и погрузилась в еще более глубокий сон.
Хьюго было теперь тепло — тепло от близости этой женщины. Он хотел спросить ее, почему она раньше не сказала ему о своей любви, и даже приподнялся, надеясь, что его движение разбудит ее. Если она проснется, он ее поцелует! Но Мэри даже не пошевелилась. Утомление долгого дня давало себя знать, и ее дыхание снова стало глубоким и ровным.
Приподнявшись на локте, Хьюго смотрел на ее лицо, залитое лунным светом. Ему по-прежнему хотелось прильнуть губами к ее губам, но только не страстным поцелуем. Он с удивлением почувствовал, что его охватило не желание — чего естественно было бы ожидать в подобных обстоятельствах, — но настоятельная потребность заявить этим поцелуем свои права на нее как на свою собственность. Прикосновением своих губ он хотел сказать ей: «Ты и все твои мысли принадлежат мне». Этим поцелуем он желал впитать самую суть ее натуры — ее жизнерадостность, отвагу и способность к состраданию.
Мэри сказала, что любит его… А он ее любит? Точнее, нужно было бы поставить вопрос по-другому: как сильно, как глубоко он ее любит?
Хью снова опустил голову на сено, всматриваясь в звездное ночное небо за окном. Прохладный ветерок, проникающий сквозь щели в стенах старой постройки, казалось, заставлял звезды мерцать особенно ярко.
Сегодня он увидел мир, о существовании которого практически ничего не знал. Подобное он видел разве что в Лондоне — восточный район столицы был известным рассадником нищенства и болезней. Он был полон женщин, вливавших джин в рот плачущим детям, изуродованных оборванных солдат, на которых из-за грязи нельзя было разглядеть остатков мундира, людей, нищенствующих на пороге самого центра цивилизации.
Но его собственные владения, ради которых он трудился не покладая рук, последние три года избежали набегов нищих солдат и разоренных ткачей. Здесь не так чувствовались ужасные последствия Хлебных законов и катастрофического неурожая, которые окончательно лишили средств к существованию тех, кто уже и так испытал все несчастья, вроде Джейкоба Райта и его семьи.
По словам Мэри, всем этим людям помогал Белый Принц. Хьюго вдруг понял: она привезла его сюда, потому что хотела, чтобы он увидел все своими глазами и убедился в благородных намерениях этого человека.
Теперь Хью больше не удивляло, что население Эбботс-Энд так разделилось — одни превозносили Белого Принца как героя, другие — вроде сэра Руперта — держались того мнения, что, независимо от уровня бедности в стране, законы следовало соблюдать. Хью не сомневался, что в позиции каждой из сторон была доля истины. Но когда Белого Принца схватят, какова будет позиция правосудия?..


На следующее утро, выехав с рассветом, Хьюго еще раз увидел, в каких условиях живут арендаторы сэра Руперта, и увиденное вызвало у него негодование. Изможденные жители, разваливающиеся дома, над крышами которых не было заметно дыма каминных труб, доносящийся из каждого второго дома надрывный кашель…
Рядом с ним раздался тихий голос Мэри:
— Земля здесь каменистая, овощи в ней не вырастить. Когда цены на зерно поднимутся из-за Хлебных законов, на что им надеяться? Ведь большинство мужчин работают на фермах. Эти люди попали в порочный круг. Когда фермерам увеличивают ренту и в то же время случается неурожай, какая у них остается надежда?
Хью ничего не мог ей ответить, но в глубине души он знал, что наступит день, когда сэру Руперту придется держать ответ за многое.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свадьба на Рождество - Кинг Валери

Разделы:
1234567891011121314151617181920212223242526

Ваши комментарии
к роману Свадьба на Рождество - Кинг Валери



Мило, но нечего особенного. Все на бытовом уровне. Герой сам не понимает,для чего сделал предложение Гонории. И нам не понятно. Но помолвку джентельмнен не расторгает, только леди.rn Нам бы в России такой закон.
Свадьба на Рождество - Кинг ВалериВ.З.,65л.
22.05.2013, 13.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100