Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Мег заметила, как омрачилось лицо Хоуп Норбери, когда Чарльз пригласил Элизабет Пристли на второй танец, к тому же еще и на вальс! Хоуп стояла между матерью и Каролиной, улыбка застыла у нее на лице, веер неуверенно колыхался в руке. Она была вся белом, и это был неудачный выбор, потому что белое платье подчеркивало ее бледность, и на этом фоне совершенно терялись ее прекрасные каштановые волосы и карие глаза. Как выгодно оттенил бы ее черты ярко-голубой цвет, подумала Мег, и что заставило миссис Норбери позволить дочери появиться в таком невзрачном туалете. Конечно, белый придавал ей ангельский вид, но рядом с Лиззи, носившейся по залу в оранжевом шелке и расшитом блестками шарфе, Хоуп выглядела довольно тускло.
Чарльз не мог не заметить такой разительный контраст. Он еще ни разу не танцевал с Хоуп, но кто мог осудить его за предпочтение, оказываемое им оживленной, игривой Лиззи?
Мег стояла рядом с мистером Норбери, сгорая от любопытства. Что означал этот выбор Чарльза — да еще на балу в день рождения Хоуп? Половина всех гостей, перешептываясь, сводили глаз с Хоуп. Не мог же Чарльз не понимать, какое он производит впечатление, избегая Хоуп и откровенно флиртуя с Элизабет! Мистер Норбери, человек с тонким чувством юмора и начинающимся брюшком, слегка раскачиваясь на носках, обратился к Мег:
— Мы всегда наблюдаем летом одну и ту же картину, не правда ли, мисс Лонгвилль?
Он пожевал губами.
— Мы имеем прекрасную возможность наблюдать за передвижением огромного количества самых разнообразных пернатых в нашей долине. Хотя их квохтанье и кудахтанье мне не по вкусу. В особенности меня раздражают крики ворон.
Он устремил взгляд в сторону нескольких худощавых пожилых дам, сидевших по другую сторону зала. Одна из них, старая дева, была и черном бумазейном платье, другая, два года как овдовевшая, все еще одевалась в черный шелк, третья — мать семейства почтенных лет — была в черной шали поверх лилового атласного платья, с суровым неодобрительным выражением лица. Они посматривали по очереди то на Лиззи, то на Хоуп, осуждающе пощелкивая языками и покачивая головами. Поведение Чарльза доставляло им больше удовольствия, чем выпало на их долю, на семейных вечерах в Стэйплхоупе за последние годы.
Взглянув на мистера Норбери, который ей очень нравился, Мег отвечала:
— Я мало понимаю в орнитологии, мистер Норбери, но я заметила, что некая птица, отличающаяся буйным и непредсказуемым нравом, мигрирует на юг в неподходящее время — вечерами.
Мистер Норбери снова пожевал губами. Подавая руку Мег, он предложил ей пройтись по залу.
— Не знаете ли случайно причину такой неожиданной и несвоевременной миграции? Полагаю, что не далее как сегодня вечером ожидается наводнение — из слез! По возможности, нужно быть готовым к любым природным — и домашним — катастрофам.
Мег заколебалась, припомнив все, что говорил ей на днях Чарльз. Что из этого может она открыть мистеру Норбери? Наконец она сказала:
— Трудно говорить за других, но мне кажется, я замечаю большое различие в темпераментах наших — как бы их назвать — голубков.
Мистер Норбери усмехнулся и потом вздохнул.
— Я думаю, вы правы, мисс Мегги. Я тоже отметил существенное несходство между моей дочерью и ее поклонником. Последнее время эти различия, которые, быть может, и привлекли их вначале друг к другу, стали еще более заметны — и, к сожалению, не в пользу Хоуп! Честно говоря, я был бы очень признателен Чарльзу, если бы он способствовал проявлению у Хоуп ее природной живости. А получается как раз наоборот, она становится все более сдержанной и замкнутой. А посмотрите только на Чарльза! Куда делась его степенность, серьезность? Он превращается в посмешище, бегая за Лиззи!
Подняв лорнет, мистер Норбери пригляделся к Чарльзу.
— Бог мой! Да это просто фат какой-то! А я-то считал его, по крайней мере, не лишенным здравого смысла!
Для такого заключения момент был как нельзя более подходящий. Чарльз и Лиззи кружились в вальсе. Крепко обхватив хихикавшую Лиззи за талию, Чарльз смеялся какой-то ее шутке, так громко, что заглушал оркестр. Только сейчас Мег заметила, что на нем были желтые панталоны, полосатый жилет и у талии болталось множество брелоков. Он действительно выглядел щеголем. Его рыжие волосы блестели от избытка помады.
Мег взглянула на Хоуп, так и застывшую на месте. Она обратила внимание, что ее каштановые волосы были тщательно — слишком строго для ее правильных черт — собраны в большой пучок на затылке, а декольте было очень высоким; жемчужное ожерелье терялось на ее белой коже. В таком туалете ее красота не была видна, и Мег очень расстроилась. Она знала, что Хоуп любит Чарльза, но почему же тогда — такая пылкая и страстная за фортепьяно — выглядит она в других ситуациях такой холодной, бесчувственной, уныло-приличной? Мег не могла этого понять. Она вспомнила высказывания Хоуп по поводу Байрона и морских купаний — и ее вдруг поразило, насколько Хоуп стала скучной и прозаичной. Раньше она не была такой, как и сказал ее отец. Но почему она изменилась? Такая умная девушка не может не видеть, что ее поступки, как и манера одеваться, охлаждают пыл ее возлюбленного.
Заметив направление ее взгляда, мистер Норбери прошептал:
— Я говорил ей не надевать это старое белое платье. Ее хорошенькое личико в нем совершенно незаметно. Ей нужны краски, обилие красок.
Он взглянул на проносившуюся мимо них Лиззи. Она громко хохотала в ответ на поддразнивание Чарльза.
— О Господи, вот беда-то! И это моя собственная племянница! Она вся в мать — мою сестру, хороша, но способна на самые невероятные выходки. Чарльз пропал, если он ею увлечется
— Мистер Норбери! — воскликнула Мег. — Как вы можете говорить так о своей родственнице!
— Очень даже могу. Жаль, что зять мой приказал долго жить. Лиззи необходима твердая рука, а меня она не слушает! А сестра моя, Хетти, все больше по гостям, даже и дома не бывает. Я ничего не имею против того, что Лиззи живет у нас, только мне не нравится, как она водит за нос своих кавалеров, а они за ней плетутся, как бычки на бойню!
Он громко фыркнул.
— Хотя иногда, должен признаться, бывает забавно!
Мег засмеялась. Она знала, что мистер Норбери часто ссорился с Лиззи, но, предсказывая ей печальный конец, он щипал ее за подбородок и восхищался ее живостью и манерами, как любой другой из юных джентльменов, заполнявших его гостиные.
— Кто-то должен отвадить от нее этого мальчика! — заявил он. — Я не желаю видеть, как она его оплетает. Она нацелилась на него еще в начале сезона, и будь я проклят, если не считаю, что он заслуживает лучшей участи!
Мег была поражена. Лиззи не скрывала интереса к Чарльзу, но Мег не принимала это всерьез. Лично ей, как и мистеру Норбери, нравилась бойкость Лиззи, но она не думала, что Лиззи может стать подходящей женой Чарльзу.
Мег хотела спросить мистера Норбери, что именно он собирается предпринять в отношении Лиззи, но в этот момент суета у входа разделила их. Мистер Норбери увидел вновь прибывших гостей, которых он счел долгом приветствовать — это были лорд Уортен и его брат, Джеффри Блейк!
Мег осталась там, где мистер Норбери покинул ее, у стеклянных дверей на балкон. Одна из них была слегка приоткрыта, и Мег почувствовала, как ветерок пробежал у нее по спине, когда Уортен здоровался с мистером Норбери.
Виконт раскланялся в своей обычной учтивой манере, с улыбкой представив брата.
Молодая леди, стоявшая рядом с Мег, воскликнула:
— Но как они оба хороши! Да посмотри же, Сьюзи, на этого, с тростью!
Девицы дружно вздохнули.
— Как ты думаешь, он, наверно, бывший военный? Как романтично — ранен в сражении! Может быть, даже при Ватерлоо!
Мег перевела взгляд на опиравшегося на трость мистера Блейка. Он был так же высок, как Уортен, с такими же темными глазами и волосами. Подбородок у него был не такой упрямый и твердый, а более мягких очертаний. Он был, пожалуй, даже красивее старшего брата. Мег не смогла подавить вздох. Блейк выглядел благородно и мужественно. Трость, на которую он тяжело опирался, только подчеркивала мужественность осанки. Мег не знала точно, при каких обстоятельствах он повредил себе ногу, но слышала смутно о каком-то несчастном случае на охоте. Она слегка улыбнулась. Быть раненым в сражении куда более романтично, но уже сама его хромота придала его личности какую-то таинственность, привлекавшую к нему женщин. Мег была уверена, что Байрон завоевывал сердца светских красавиц не столько своей прославленной поэзией, сколько своей хромотой. Даже ее саму не оставила равнодушной его замечательная наружность и манеры. Не отличайся знаменитый поэт такой распущенностью, она бы с удовольствием поощрила его ухаживания.
— О да, наверно, он был военным! — воскликнула Сьюзи. Понизив голос, она мелодраматическим шепотом добавила:
— Если только он не получил эту рану на дуэли!
Ахнув, ее приятельница поддержала ее таким же тоном:
— О да, не иначе на дуэли! Ну, конечно, на дуэли! Кто он такой, хотела бы я знать?
Мег прищурила глаза. Дуэль? Как он мог быть ранен на дуэли? Разве его брат позволил бы ему драться на дуэли? Мег в этом сильно сомневалась.
Мистер Норбери подвел братьев к Каролине, Хоуп и своей жене.
Одна из девиц рядом с Мег воскликнула:
— Посмотри только на леди Лонгвилль! Она так побледнела при виде человека с тростью, того гляди в обморок упадет!
Как раз в этот момент колени Каролины подогнулись и она бы упала, если бы Уортен с большим присутствием духа не подхватил ее на руки.
Что такое с Каролиной?!
Мег была в смятении, но больше всего ее волновало состояние Каролины, чье положение с каждым днем становилось все более заметным. Мег поспешила к ней, стараясь не поддаваться другим, одолевавшим ее мыслям. Каролина упала в обморок, как только увидела и узнала Джеффри Блейка. И в последний момент, прежде чем лорд Уортен успел подхватить ее, она бросила на него молящий взгляд. Стало быть, Каролина знала когда-то обоих братьев.
Что бы это все значило?
Мег не могла объяснить себе неожиданно возникшее в ней болезненное чувство. Быть может, где-то внутри себя она уже постигла все эти тайны и пришла к какому-то выводу. Но каков бы ни был этот вывод, она не хотела его знать. Пока еще нет. Отбросив эти размышления, Мег обратила все свои мысли к Каролине и поспешила убедиться, что с ней все в порядке.
Дюжина дам окружали Уортена, когда он выносил Каролину из зала. Среди них были и три вороны мистера Норбери. Старая дева размахивала под носом Каролины флакончиком с туалетным уксусом, вдова громко требовала зажечь ароматическую свечку.
Последовавшая за ними в холл Мег могла наблюдать только издали, как Каролину уложили на софу в гостиной. Уортен был вскоре вынужден удалиться, так как дамы стали бросать на него неодобрительные взгляды.
Уксус старой девы оказал свое действие. Веки Каролины дрогнули, и она открыла глаза. Когда она услышала, что с ней произошло, на лице ее выразилось отвращение.
— Я никогда в жизни не падала в обморок! — воскликнула она. Но тут же все вспомнила, потому что ее зеленые глаза слегка затуманились. Увидев Мег, она сказала: — Это был Джеффри. Я много лет его не видела. Ну конечно, Уортен его привез. Прости, Мег, что я устроила тут такое зрелище, когда все это такая старая исто… — Она внезапно остановилась, осознав, что ее соседи и знакомые внимательно прислушиваются к каждому слову. Каролина закашлялась и искусно изменила конец фразы: Это вечная история с женщинами в положении. Все это старо как мир.
Несколько окружавших ее почтенных дам души с ней согласились и тут же принялись рассказывать всякие истории о трудностях вынашивания и воспитания детей. Но Мег знала, Каролина имела в виду что-то совсем другое, и ей внезапно стало страшно. Она боялась узнать, в чем тут было дело, но она не сомневалась, что это имело отношение к лорду Уортену и его брату.
Когда Каролина окончательно пришла в себя, объясняя свой обморок как естественное в ее положении недомогание, Мег познакомилась с Джеффри Блейком. Он оказался очень спокойным, сдержанным молодым человеком. Он был женат и имел пятерых детей, и жена его ожидала шестого. Ему доставляло удовольствие постоянно по разным поводам подсмеиваться над братом, и виконт предстал перед Мег совершенно в другом свете, чем она привыкла видеть его в Лондоне. Он держался со всеми непринужденно и в то же время явно старался обеспечить брату теплый прием в кругу знакомых сэра Уильяма. Мег чувствовала, что за этим что-то крылось, и убедилась в этом, когда увидела, как Уортен смотрит на брата — тот в это время был занят разговором с Хоуп Норбери, с каким-то странным болезненным выражением. Это выражение исчезло так же мгновенно, как и появилось, но Мег видела его так же отчетливо, как и молящий взгляд мачехи перед тем, как она потеряла сознание.
Когда Джеффри заговорил с мистером Норбери о местах для рыбалки в округе, Мег увидела, что лорд Уортен, наконец, почувствовал, что может предоставить брата самому себе. Он тут же подошел к ней и пригласил на вальс.
Крепко обхватив ее за талию, он закружил re по залу. Танцевать с ним было легко и приятно, его оживление передалось Мег, и она буквально летала, шурша изумрудным шелком платья, как будто это был последний танец в ее жизни.
— Мегги, вы чувствуете, что мы принадлежим друг другу? — Глаза его сверкнули.
— Ваше воображение еще живее, чем ваши ноги, милорд! Уместнее было бы сказать, что нам очень ловко танцевать вдвоем!
— Где ваша поэтическая душа, любовь моя? Мы с вами одно целое!
Мег улыбалась, но потом, не выдержав, засмеялась.
— Вы слишком много выпили шампанского! А что касается помолвки, дорогой сэр…
Закрыв глаза, он упоенно вздохнул.
— Вы впервые назвали меня «дорогой». Я буду помнить этот вечер всю жизнь.
— Вы не только не хотите понять меня, но еще и говорите вздор.
— Я влюблен в самую очаровательную дурочку, которая когда-либо жила на свете. Я могу говорить все, что захочу! Я имею полное право говорить вздор!
Первая его фраза задела Мег. Вскинув голову, она воскликнула:
— Что вы хотите сказать, это я — «дурочка»?
Он демонически улыбнулся.
— Только дурочка может мне отказать, и особенности когда я так красиво умею ухаживать.
— Вашему тщеславию нет предела, милорд.
Он понизил голос.
— Но вам нравятся мои поцелуи. Признайтесь, что нравятся!
Мег была так шокирована, что чуть не сбилась с такта. Такого она никак от него не ожидала. Правда, несколько раз ему удалось воспользоваться ее слабостью, но говорить о таких ужасных поступках совсем другое дело!
— Я… то есть… лорд Уортен! Что я могу вам на это ответить?
Выражение его лица стало вдруг напряженным и пугающим.
— Скажите «да». Примите мои поцелуи, мою любовь, мои объятия, мою руку и сердце!
— Быть может, вы скажете, что у меня есть выбор?
Прижав ее к себе крепче, он засмеялся.
— Нет, у вас нет выбора!
— Чудовище, — тихо проговорила Мег, но без гнева. В этот момент она не могла испытывать к нему враждебности. Он был слишком весел, слишком счастлив… слишком близок ей. Как ей избавиться от человека, который постоянно лишает ее душевного равновесия?
Музыка увлекала их, ноги едва касались паркета, слышались обрывки разговоров. Мег вся отдалась танцу. Быть может, потом, когда тети станут разъезжаться, она отведет его в какой-нибудь укромный уголок и скажет ему всю правду.
Со времени их последней встречи, когда она убежала в лес, боясь уступить его настойчивости, она старалась укрепиться в решении откровенно рассказать ему о своих чувствах. Но каждый раз, когда она думала о том, как она встретится с ним лицом к лицу и выскажет ему свое мнение, внутри у нее все леденело. Как она могла бы сказать ему или кому-либо другому: «Я считаю вас трусом и не вижу в вас настоящего джентльмена, поэтому я не в состоянии полюбить вас»? Даже сейчас, глядя на него, чувствуя, как легко и уверенно направляет ее его рука, Мег колебалась. Но какой он ей предоставил выбор? Знай он ее подлинное мнение о его характере, он бы, наверно, сразу от нее отказался.
Когда вальс кончился, Мег села у входа, ожидая, пока Уортен вернется к ней с бокалом шампанского. Расправив изумрудного цвета юбки, она обмахивалась веером. Лиззи уговорила оркестр сыграть шотландский танец. Отбивая носком туфельки такт веселой мелодии, Мег с ужасом увидела, как Чарльз пригласил Лиззи в третий — третий! — раз. Вокруг все ахали и перешептывались. Это было нарушение всех правил приличия.
Чарльз нанес Хоуп, с которой он не танцевал ни разу, последний удар. Мег была поражена его жестокостью. Понимал ли он, какую боль он ей причинил? Сделав реверанс Блейку, с которым она в этот момент разговаривала, Хоуп выбежала из зала, споткнувшись на бегу.
Обратив на Чарльза укоризненный взгляд, Мег увидела, что он наблюдал за исчезновением Хоуп, озабоченно нахмурившись. Оглянувшись и ощутив на себе суровые взгляды, по меньшей мере, дюжины дам, Чарльз покраснел. Мег сразу же поняла, что он не вполне сознавал, какую он совершил бестактность.
Но уже минуту спустя он улыбался Лиззи, подпрыгивая под быструю веселую музыку. Какое бы он ни принял решение в отношении Хоуп, оно, вероятно, было окончательным.
Вернувшись с шампанским, лорд Уортен не сел рядом с Мег, но, попросив у нее извинения, сказал, что хотел бы поговорить с Хоуп. Мег взяла бокал, недоумевая, о чем бы он мог говорить с Хоуп, но довольная его решением. Вероятно, он видел все и догадывался об измене Чарльза, потому что вскоре он вернулся в зал под руку с Хоуп.
Они присоединились к другим парам, предающимся безудержному веселью посередине зала. Даже морщинистые лица старых ворон расплылись в улыбке при виде героя, лорда Уортена, рука об руку с покинутой героиней, Хоуп Норбери.
До конца бала Чарльзу не раз пришлось услышать пренебрежительные замечания и плохо скрытые насмешки по своему адресу.
Когда танец закончился, Мег видела, как лорд Уортен несколько минут разговаривал с миссис Норбери и Хоуп. Результаты этой беседы стали вскоре известны. По настойчивой просьбе лорда Уортена Хоуп должна была сыграть, но не на фортепьяно, а на арфе!
По залу пронесся гул. Хоуп, как оказалось, приготовила всем сюрприз. Последние два года она обучалась игре на арфе и сегодня хотела сыграть для своих друзей — соседей по Стэйплхоупу.
С изумлением и восторгом услышав эту новость, гости двинулись в гостиную.
Мег осталась стоять у входа. Она вглядывалась в лица мужчин, пытаясь отыскать Чарльза, чтобы поговорить с ним. Ей не терпелось узнать, что заставило его так некрасиво обойтись с Хоуп. Но в гостиной его не было видно.
Сердце у нее упало. Неужели он был где-то с Лиззи?
Она вернулась в бальный зал как раз вовремя, чтобы увидеть, как Чарльз под руку с Лизи выскользнули на балкон. Мег последовала за ними.
Одно она твердо знала: она не позволит Чарльзу скрыться, пока Хоуп будет играть. Иначе сплетням не будет конца и больше всех достанется бедной Хоуп. Она решила вернуть Чарльза в гостиную, даже если бы ей пришлось тащить его туда за его рыжие волосы.
А что до Лиззи, то у Мег руки так и чесались, чтобы задать ей хорошую трепку!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100