Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Позже в тот же день Мег сидела за чаем в большой гостиной Стэйплхоупа. Только что приехал с визитом лорд Уортен, и Мег следила за его появлением с чувством, близким к панике. Еще до завтрака она решила, что ей следует делать дальше. Каким-то образом она должна попытаться уговорить Уортена, убедить его, что они с ним совершенно неподходящая пара и, как всякий разумный человек, он должен от нее отказаться.
Однако с того самого момента, как Уортен склонился над рукой Каролины, Мег почувствовала, что во всей этой обстановке она чего-то не понимает. Трое из них — Каролина, Уортен и она сама — находились в центре гостиной у круглого стола. На прекрасном инкрустированном столе стояли вазы с фруктами, пирожными, приготовленными кухаркой «в честь посещения Стэйплхоупа лордом», девонширскими сливками и таким количеством чая, что его хватило бы на половину всех жителей долины.
Сэр Уильям предпочел усесться в дальнем конце комнаты у камина. Светские разговоры обычно мало его занимали, и на лице его было свойственное ему в таких случаях снисходительно-терпеливое выражение. Каролина, надо отдать ей должное, примирилась с неприязненным отношением мужа к некоторым проявлениям светской жизни и настаивала на его присутствии в гостиной только в случаях крайней необходимости. Но даже и тогда она не ожидала от него участия в разговоре, если он сам не выражал такого желания.
С виду, казалось бы, все выглядело так, как тому и следовало быть: сэр Уильям равнодушен, Уортен вежлив, Каролина — сама любезность. Но наблюдавшая за всеми ними Мег была в высшей степени заинтригована. Сначала она заметила необычную краску на лице Каролины, а затем и дружескую улыбку, с которой смотрел на нее Уортен и его непринужденно-интимную манеру. Всем было известно, что они давно знакомы, но Мег внезапно поняла, что их связывали более тесные отношения, чем просто дружба. Уж не была ли Каролина когда-то влюблена в него? Эта идея показалась Мег нелепой отчасти потому, что Каролина стала женой ее отца.
— Вы прекрасно выглядите, Каро, — сказал Уортен, — должен сказать, замужество вам идет.
Краска у нее на лице стала гуще.
— Благодарю вас, Ричард.
Ричард, вот как. Мег взглянула на отца, чтобы увидеть, как он будет реагировать на такое обращение Каролины к виконту. Было заметно, однако, что скука все больше овладевала им. Полузакрыв глаза, он облокотился на ручку кресла. Без сомнения, ему виделась тихая заводь реки Тун, где самая восхитительная форель так и шла на удочку.
Как будто в подтверждение этих мыслей Мег, сэр Уильям тоскливо вздохнул.
Каролина снова обратилась к Уортену:
— Завтра бал по случаю дня рождения Хоуп Норбери. Несколько дней назад я известила миссис Норбери о вашем предстоящем приезде, и она сказала, что будет счастлива видеть вас у себя.
Каролина неожиданно улыбнулась.
— Вы ведь знаете, что вы ее любимец! — Она засмеялась.
Мег поразил этот смех Каролины, такой светлый и совсем на нее непохожий. Она взглянула на Уортена и заметила особенный огонек у него в глазах, как будто речь шла о тайне, известной только им двоим. Внезапно Мег испытала какое-то неудобство, словно она села на подушечку для булавок.
Уортен рассмеялся в ответ.
— Не дразните меня, Каро. Я уже давно проникся восхищением к миссис Норбери.
— Да, а кто говорил, что у нее лицо как из теста, да еще так, что она это слышала!
Мег впилась глазами в Уортена. Неужели он так выразился об одной из самых суровых блюстительниц светских приличий? Как грубо, как низко, как интересно!
Уортен принял обиженный вид и слегка нахмурился.
— Я был тогда невообразимо юн, как вы знаете, — сказал он. — И глуп, как всякий юнец, приезжающий в Лондон с большими деньгами и непоколебимой самоуверенностью. К тому же, — и здесь он взглянул на Мег, — вы едва ли способствуете моему успеху у Маргарет, вспоминая слова, в которых я давно раскаялся.
Мег почему-то покраснела. Она так мало знала Уортена, и эти воспоминания, которыми обменивались старые друзья, заставили ее по-иному взглянуть на виконта. Она увидела в нем просто человека, десять лет назад походившего на Чарльза.
Каролина, видимо, вспомнила о целях, которые она преследовала, устраивая брак падчерицы с Уортеном. Немного помолчав, она расправила плечи и сказала в своей обычной спокойной манере:
— Ваш упрек справедлив. — Повернувшись к Мег, она добавила: — Забудь о том, что ты сейчас услышала. Все это было давно.
Но глаза ее все еще улыбались, когда она подняла чашку к губам.
— А что до бала, — сказал Уортен, — то я получил приглашение с час тому назад и уже отослал ответ, что буду очень рад присутствовать на дне рождения Хоуп. Я хочу снова услышать ее игру.
Еще несколько минут разговор шел только между Каролиной и Уортеном. Они обсуждали музыкальные дарования Хоуп. Мег была не склонна принимать участие в беседе, поскольку ей не хотелось оказывать Уортену какое-либо внимание. Нетерпеливо постукивая туфелькой, она ожидала того момента, когда, оставшись с ним наедине, она сможет покончить со всей этой неприятной историей. Но, увы, Каролина отличалась безупречными манерами, и должно было пройти не меньше четверти часа, прежде чем речь зайдет о предстоящей свадьбе.
Сэр Уильям молчал. Его внимание было сосредоточено на маленьком столике красного дерева поблизости от него. По-прежнему опираясь подбородком на руку, он то и дело устремлял на него взгляд. Время от времени он брал с тарелки крошки пирожного и высыпал их на стол. Мег наблюдала то за маленькой белой мышкой, подбиравшей крошки, то за смягченным выражением лица Каролины, все еще беседовавшей с Уортеном. Ее разбирало любопытство. Неужели Каролина и Уортен когда-то любили друг друга? Похоже, что так.
Окна гостиной выходили на длинную подъездную аллею. Сквозь частые четырехугольные переплеты рам комната круглый год была наполнена светом. Голубой с золотом ковер покрывал блестящий паркет. В обивке позолоченной мебели преобладал серебристый шелк. Золотистого цвета шелковые занавеси с тяжелыми кистями обрамляли высокие окна. Десяток картин и портретов, украшавших стены, говорили о веке давно прошедшем. Даже дорожки в парке были разбиты по моде семидесятилетней давности. Гостиная производила необыкновенно уютное впечатление. Предки Мег, смотревшие со старинных портретов, были счастливыми людьми.
Пододвигая крошки к большой, искусно отделанной музыкальной шкатулке, сэр Уильям прошептал:
— Да ну же, иди сюда, малыш! Если ты это не съешь, я скажу кухарке, и она натравит на тебя собак из конюшни!
Мег быстро взглянула на Каролину, чтобы посмотреть, какое это все на нее производит впечатление. Сначала в ее взгляде было заметно легкое раздражение, но, когда он повернулся в кресле, при виде смятых фалд его фрака в изумрудных глазах Каролины заискрилась теплота. В этот момент Мег поняла всю глубину чувства мачехи к ее отцу. У сэра Уильяма было достаточно досадных свойств, способных вывести из себя самую кроткую женщину, но Каролина, при всем ее пристрастии к приличиям, прощала супругу даже неучтивость, проявляемую им по отношению к пэру Англии, которому вскоре предстояло стать его зятем. Она и в самом деле его любит!
— Что там такое, дорогой? — спросила Каролина. — С чего это ты заговорил о собаках?
Сэр Уильям виновато вздрогнул и поспешно взял чашку. Вытянув длинные ноги, он подмигнул Мег.
— Ничего особенного. Интересно, сыграет ли нам Хоуп что-нибудь завтра. Вы слышали ее, Уортен? Очень профессионально, и я бы даже сказал, в ее игре есть подлинное чувство! Странно, на вид она такой мышонок!
Сэр Уильям снова оглянулся на столик.
— Папа! — с упреком воскликнула Мег. — Вы слишком строги к Хоуп и несправедливы! Скажете тоже, мышонок!
Она повернулась к Каролине.
— Если хотите знать, ваш драгоценный супруг прикармливает мышонка, и занимался этим все время, как мы вернулись из Лондона.
— Мег! — укоризненно воззвал к ней сэр Уильям.
Каролина взглянула на мужа, слегка приподняв бровь.
— Так вот кто во всем виноват!
Мег засмеялась, встретившись при этом случайно взглядом с Уортеном. Она заметила, что он следил за ней с легкой улыбкой. Странное ощущение пронизало ее при виде этой улыбки.
Он был так хорош в синем фраке из тончайшего сукна, цвета беж панталонах и сверкающих ботфортах. Шейный платок был искусно повязан, образуя ровные складки, манжеты выпущены ровно настолько, насколько следовало, и темные волосы красиво зачесаны на висках.
Он прекрасно выглядел, и, к большому удивлению Мег, ничто в его безукоризненном костюме даже отдаленно не наводило на мысль, что он провел ночь в парке Стэйплхоупа.
Мег не могла удержаться от вопроса:
— Хорошо ли вы провели ночь, милорд? Насколько я поняла, вы прибыли в гостиницу еще вчера.
Глаза у него озорно блеснули.
— Да, — отвечал он, — я приехал вчера вечером, за пару часов до полуночи. Но что до сна, то должен признаться, меня мучил какой-то назойливый кошмар. Я видел себя в парке, вблизи большого дома. И вдруг садовник, заботливо ухаживающий за розами, сует мне в самое лицо ружье и велит немедленно убираться. «Не хватало нам еще тут бродяг!» — кричит он. Садовник был очень настойчив, мне пришлось тотчас удалиться.
— Какой странный сон, Уортен! — воскликнула Каролина. — Как раз сегодня утром на рассвете наш садовник спугнул какого-то бродягу!
Уортен взглянул на Мег, та в свою очередь уставилась на сэра Уильяма, созерцавшего лепной потолок.
— Там ровно дюжина херувимчиков. Замечали вы когда-нибудь? Маленькие крылатые ребятишки в каждом квадрате.
Посмотрев некоторое время на отца, Мег обратилась к Каролине:
— Что ж, как ни крути, все равно все выйдет наружу. Вчера ночью я хотела бежать с Чарльзом в Бристоль. Лорд Уортен остановил нас и проводил домой. Чарльз выпил слишком много ромового пунша и заснул в моем кабинете. И хотя в этом не было никакой необходимости, лорд Уортен провел всю ночь в парке, опасаясь, что я могу снова попытаться бежать.
Мег вздернула подбородок, бросив на лорда Уортена полный упрека взгляд.
— Маргарет! — воскликнула Каролина. — О Боже! Неудивительно, что вся прислуга шепчется и переглядывается. Представляю, какие пойдут разговоры! Ну и ну!
Сэр Уильям только пощелкал языком.
— Вы же знаете, я не желала этой помолвки, а теперь, с вашего разрешения, я бы хотела сказать несколько слов лорду Уортену — наедине!
При этом Мег взглянула на отца, который только махнул рукой:
— Пожалуйста.
Каролина выпрямилась в кресле.
— Не понимаю, какая в этом необходимость. Я хотела поговорить с вами обоими о свадьбе. Нам пора приступать к приготовлениям.
— Я не имею намерения стать женой лорда Уортена и сделаю все, что смогу, чтобы этого избежать.
Сэр Уильям сделал знак жене.
— Ничего, дорогая. Пусть будет так. Какой может быть вред от разговора?
— Как вам будет угодно, — вздохнула Каролина.
Глядя им вслед, она с удивлением услышала слова Уортена:
— Как это мило, прелестная Мег, что вы пожелали побыть со мной несколько минут наедине. Уж не хотите ли вы выказать мне свою любовь? Не забывайте только, что я очень скромен и робок…
Голоса удалились. Сэр Уильям переглянулся с женой. Они оба улыбнулись.
— Честное слово, он не оплошает! — воскликнул баронет, и жена с ним полностью согласилась.
Войдя в кабинет, Мег плотно закрыла за собой дверь.
— Это вы-то робки и скромны? С таким же успехом я могу утверждать, что ваш фрак не синий, а алый.
Но Уортен ее, казалось, не слышал. Стоя неподвижно и напряженно, он оглядывался по сторонам. Он долго молчал, и Мег вдруг стало неловко, что она привела его в свое святилище.
Зачем она это сделала? — вдруг пришло ей в Голову. Что заставило ее поступить так? Ведь теперь вся ее жизнь была перед ним как на ладони. Его пристальный взгляд пугал ее. Подойдя к нему, она заглянула ему в лицо. Она не могла сказать, о чем он думает. Выражение его было непроницаемым. Слегка прищурив темные глаза, он внимательно рассматривал каждую вещь в комнате.
— Здесь идет ваша жизнь, — сказал он, как будто высказывая случайно пришедшую ему в голову мысль.
Взгляд его продолжал скользить по комнате, и Мег внезапно почувствовала себя перед ним обнаженной. Ее разбросанные повсюду сокровища не имели значения ни для кого, кроме нее самой. Все было в беспорядке, но каждая вещь была отражением ее внутреннего мира. О, зачем она привела его сюда, когда они прекрасно могли бы побеседовать в библиотеке!
Когда взгляд его остановился на старом кресле, у нее задрожали колени.
Вероятно, поняв ее молчание, он внимательно посмотрел на нее. Неожиданно он улыбнулся, и у Мег перехватило дыхание.
— Прекрасная комната, — сказал он и, подойдя к ее любимому креслу, опустился в него.
Мег слегка запрокинула голову и воскликнула:
— Ах!
Она только смутно сознавала, что на самом деле издала какой-то звук. Подойдя к ближайшей книжной полке, она принялась приводить и порядок книги. Возвращая их на место, горничные поставили многие вверх ногами, и Мег вдруг ощутила непреодолимую потребность восстановить порядок, хотя бы только для того, чтобы не смотреть на лорда Уортена, удобно расположившегося в ее кресле.
И почему он уселся именно в это кресло, думала она, и притом так нарочито? Ей казалось, что этот странный человек обнаружил какую-то скрытую от всех часть ее души и вторгся в нее. Она быстро посмотрела на него через плечо и тут же снова принялась за книги. Он следил за ней так, словно все это забавляло его. Ну и пусть! Он увидел уголок ее души, который она предпочла бы не показывать ему, но дело сделано и не стоит ни о чем сожалеть.
У нее было к нему важное дело. Резко повернувшись, она расправила плечи и, глядя ему прямо в глаза, сказала:
— Я хотела поговорить с вами, лорд Уортен, о том, что с этой помолвкой надо кончать.
Он кивнул. Пальцы его левой руки нежно поглаживали протертую бархатную обивку кресла.
Следя за движениями его руки, Мег почувствовала, что щеки у нее розовеют. Он не нарушал молчания, поэтому она оказалась вынужденной продолжить:
— Ведь вы согласны, что эта помолвка просто нелепость? Вы же знаете, что я не люблю вас.
Оставив в покое бархат обивки, он поднес пальцы к губам, продолжая следить за ней.
Мег заложила руки за спину. Она его прекрасно понимала. Он поставил себе целью отвлечь ее внимание, чудовище! И с ее стороны было очень неблагоразумно смотреть на его пальцы или на его губы, потому что это приводило ей на память поцелуй — ну не дьявол ли он после этого!
Неожиданно она услышала его звучный голос:
— Какое удобное кресло. Оно мне почему-то очень подходит.
Золотые лучи полуденного солнца скользили по комнате, согревая пушистый ковер на полу. Один из этих лучей блеснул на его сапоге.
Мег ощутила уже неоднократно испытанное ею за последнее время в его присутствии чувство: как будто она пытается быстро идти по грязи и с каждым шагом увязает все глубже и каждый шаг становится все медленнее. Это было нечто вроде кошмара, только она не боялась, а впадала в состояние какой-то странной заторможенности, хрупкого, но сладкого покоя.
— Вы знаете, что вы сидите в моем любимом кресле? — сказала она укоризненным тоном.
Он ничего не ответил, но только улыбнулся с довольным видом, как поймавший мышонка кот.
Как можно убедить человека, который отказывается признавать, что им есть о чем говорить? Встряхнув рыжими локонами, она отвернулась от него. Ей вдруг стало жарко, она подошла к двери и распахнула ее. С наслаждением вдыхая свежий воздух, она старалась сосредоточиться на своей цели. Мег уже знала, насколько лорд Уортен был упрям, но она даже не подозревала, насколько он может быть уклончив и изворотлив.
Глубоко вздохнув, она приготовилась к новой попытке. Мег стремительно повернулась к нему, зеленый шелк платья взвился над ее лодыжками. К своему ужасу, она увидела, что он встал и быстро приближается к ней. Как и прошлой ночью, она испугалась, что он настигнет и вот-вот поймает ее. Почему она всегда чувствовала себя с ним как затравленный зверек?
Отвернувшись, зажмурившись и вытянув вперед руки, она воскликнула:
— Нет! — с трудом подавляя желание бежать и скрыться где-нибудь.
Взяв ее за руки, он целовал один за другим ее пальцы.
— Мег, любимая, — прошептал он, — вы несказанно хороши!
Она не могла выдержать прикосновения его губ к своей коже. Не открывая глаз, она прошептала:
— Лорд Уортен, прошу вас, освободите меня от этой помолвки. Я не желала бы задеть ваши чувства, но я не могу стать вашей женой.
Его губы по-прежнему ласкали ее пальцы. Мег чувствовала себя такой потерянной и несчастной, что знала, она вот-вот расплачется. Она открыла глаза.
— Я, то есть мы не подходим друг другу. И дала клятву, что не выйду замуж без любви. Однажды я уже любила. Мы были помолвлены. Не ваша вина, что Филип и вы так же различны, как небо и земля.
Оставив в покое ее пальцы, он поднял на нее глаза.
— Филип? — спросил он. — Мне незнакомо это имя.
— Он умер — уже пять лет.
Все еще держа ее за руки и сжимая их, Уортен сказал:
— Мне очень жаль. Я не знал…
— Филип Харкасл. — Мег ощущала огромное облегчение от того, что ей удалось, наконец, завладеть его вниманием. — Я безмерно его любила, — продолжала она. — Мы так понимали друг друга. Ценою своей жизни он спас ребенка из реки во время весеннего разлива. Филип утонул… — Голос у нее сорвался, и она отвернулась, сдерживая слезы.
— Мег, поверьте, я разделяю ваше горе… — Он вдруг замолчал, пристально в нее всматриваясь. — Филип Харкасл? Высокий молодой человек, дамский любимец — тот ли это Харкасл?
— А что?
Недоверие отражалось у него на лице. Он плотно сжал губы и, немного помолчав, сказал:
— Как я могу отнять ваше сердце у призрака, Мег, да еще призрака, которого вы видите совсем в другом цвете, нежели он был на самом деле?
— О чем вы говорите? При чем здесь цвет. Призраки бесцветны!
— Вы сравниваете меня с ним, и оказывается, что мне до него далеко.
Мег хотела что-то сказать, но он не дал ей.
— Нет! Не нужно ничего объяснять, я читаю и ваших глазах. Вы меня не уважаете, не так ли?
Не желая услышать ее ответ, он громко засмеялся.
— Иногда судьба нас больно ранит, и это как раз такой случай!
В этот момент у Мег впервые появилась надежда. Она знала, что он достаточно рассудителен, и видела, что он начинает понимать, что их союз невозможен.
Но он внезапно резко повернулся к ней, с выражением твердой решимости на лице. В глазах его появился опасный блеск.
— Итак, значит, вы меня не уважаете! Что же, тем хуже для вас. К сожалению, ваши представления о моих достоинствах меня мало волнуют. Мне нужно ваше сердце, и я завоюю его!
Мег широко раскрыла глаза.
— Неужели вы не смягчитесь? — изумленно спросила она. — Я знаю, вы упрямы, но это уж слишком! — «Что же он за человек», — подумала она.
Мег отступила на шаг. Он продолжал:
— Я не расторгну нашу помолвку по такой ничтожной причине, дорогая мисс Лонгвилль. Вам придется получше постараться, чтобы избавиться от меня. Сравнивая меня с вашими бывшими кавалерами, вы ничего не добьетесь!
Мег была в ужасе. Всякий настоящий джентльмен тут же пошел бы ей навстречу! Но только не Уортен! Он каждый раз проявлял себя как человек, лишенный чувства чести.
Она отступала от него все дальше, но он неуклонно приближался к ней. Она хотела бежать, по ноги отказывались ей повиноваться. Смеясь, он обхватил ее за талию и притянул к себе.
— Не спеши, Мегги. Дай себе ощутить мое прикосновение. Ты в объятиях живого человека, а не призрака, который держит тебя только силой воспоминаний. Он мертв, а я готов идти с гобой по жизни, пока ты не поседеешь и не высохнешь от старости.
Он стиснул ее в объятиях, и Мег почувствовала, как дрожь пробежала у нее по телу.
— В моей груди бьется сердце, жаждущее разделить с тобой радости и заботы. Я человек из плоти и крови, Мег, а не создание твоего воображения. Тебе будет тепло в моей постели. Я хочу, чтобы ты рожала мне детей, вела мой дом, раздавала оплеухи моей прислуге, если понадобится. Клянусь Богом, ты будешь моей женой, хотя бы это стоило мне жизни!
Мег испустила легкий стон. Его слова казались ей живой водой, орошавшей выжженную землю пустыни. Она желала только одного — ощутить прикосновение его губ. Она сознавала, что это дурно, что, в сущности, ненавидит этого человека. Но этот мужчина, ласкавший ее и говоривший ей слова, которые она жаждала услышать, которых никогда не слышала от Филипа, — волновал и увлекал ее, она тянулась к нему всем своим существом.
Он нежно поцеловал ее в щеку, стерев губами выкатившуюся слезу.
Только сейчас она смогла оторваться от него, но на этот раз он ее не удерживал, и Мег выскочила из дома и побежала в лес. Там ожидали ее безопасность и покой и… одиночество, мучительное, горькое одиночество.
Но что бы там ни было, она никогда не станет женой человека, которого она не может уважать. Если бы только Уортен не действовал на нее так! Он соблазнял ее, и эта мысль заставляла ее бежать все дальше и дальше вверх, по поросшему буками холму, возвышавшемуся над долиной, по траве, где колыхались колокольчики.
Она презирала его, ненавидела его, но в то же время жаждала его мучительно душой и телом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100