Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страница

21

Как только карета Хоуп скрылась за поворотом, Мег приказала Джеймсу прибавить рыси, и они поспешили по направлению к Хорсли-Милл. Прибыв на место, Мег застала там Монтфорда и Уайта, стоявших у городского экипажа барона. Мег обрадовалась, увидев, что двор освещает только один фонарь. Это давало ей превосходную возможность осуществить свой план.
Она надеялась скрыть свою личность, настояв на немедленном поединке, пока ее не разоблачит наступивший рассвет. Она также была намерена разговаривать только с мистером Уайтом, поскольку он не знал ее и Чарльза так хорошо, как Монтфорд. Это был еще один способ избежать разоблачения.
Остановив карету у мельницы, Джеймс открыл ту дверцу, что была подальше от фонаря. Мег сделала ему знак подвести к ней мистера Уайта. Она закутала себе шею черным шерстяным шарфом.
Мистер Уайт, маленький человек, с лысеющей макушкой, лет тридцати с небольшим, быстро подошел и был явно изумлен, когда Мег заговорила с ним, высунувшись из окошка кареты. Кашлянув несколько раз, она проговорила очень тихо:
— Уайт, Уортен дал мне знать, что болен и не приедет! Я настаиваю, чтобы дуэль состоялась немедленно! Займитесь этим!
Она снова закашлялась, ожидая его ответа. Некоторое время он стоял, словно окаменев, а потом сказал:
— Но это против правил! У вас должен быть секундант, чтобы он проверил оружие.
— Я настаиваю на немедленном удовлетворении! — прохрипела Мег. — Если только у Монтфорда хватит смелости!
— Как вам угодно, Бернел! — С коротким поклоном он отошел и вернулся к барону.
Мег следила за тем, как они обсуждали ситуацию. Она знаком подозвала Джеймса, чтобы он дал ей отцовские пистолеты, которые она могла бы предъявить мистеру Уайту для осмотра. Они были заряжены, целый час потребовался ей на эту операцию.
Взяв ящик с пистолетами у нее из рук, Джеймс сказал:
— Мисс, мне не хотелось бы об этом говорить, но эти двое слишком уж серьезны. А вы говорили, что это все шутка. Где же лорд Уортен?
— Лорд Уортен будет здесь с минуты па минуту, — отвечала с улыбкой Мег, стараясь казаться спокойной. — А мистер Уайт здорово играет свою роль, правда?
Джеймс, нахмурившись, посмотрел на мистера Уайта. Он насмотрелся много всяких странных игр, в которые играли господа. И не может же он не повиноваться мисс Маргарет! Он поклонился ей, отнес ящик мистеру Уайту и вернулся к лошадям.
Мег предложила ему отвести их к ручью, как он это сделал вчера, и он с готовностью согласился. Если она ничего не имеет против, он бы предпочел держаться подальше, сказал он.
Мег наблюдала за Монтфордом и мистером Уайтом, пока пистолеты не были осмотрены. Только когда они оба обернулись в ее сторону, она вышла из кареты. Надвинув шляпу на уши и завернувшись в шарф, она направилась к ним, стараясь подражать походке Чарльза.
Остановившись перед ними, она повернулась так, чтобы ее лицо оставалось в тени. Ни один из мужчин, видимо, не нашел ничего странного в ее наружности, и она слегка расслабилась, по меньшей мере настолько, чтобы поклониться им и назвать Монтфорда по имени.
Монтфорд, с неподвижным лицом, сказал:
— В вашем письме, Бернел, вы превзошли все пределы. Эта дуэль доставит мне величайшее удовольствие.
Если Мег до сих пор нервничала, при этих его словах гнев пришел на смену неуверенности. Она выпрямилась и слегка наклонила голову с саркастическим выражением. Она уже не боялась, но смотрела на него вызывающе, ожидая его следующего шага. Не заподозрил ли он чего, подумала она. На секунду он слегка прищурился, но больше никаких чувств не выразил.
Мистер Уайт обратился к ней:
— Бернел, поскольку Уортен отсутствует, хотите проверить оружие в присутствии Монтфорда?
Мег закашлялась, но она достаточно владела собой, чтобы твердо ответить:
— Я вам вполне доверяю, Уайт. Если все в порядке, я полагаю, нам пора приступить к делу.
Монтфорд и Уайт обменялись взглядами. Потом Монтфорд сказал:
— Конечно. В тридцати шагах?
Мег кивнула. Мистер Уайт показал им, где встать и откуда начинать сходиться.
Впервые с того момента, как этот план родился у нее в голове, стоя спиной к спине с Монтфордом, Мег поняла весь ужас того, что должно было случиться.
Лорд Уортен мчался по дороге, вонзая шпоры в бока своего гнедого жеребца. Как он мог быть настолько глуп, чтобы сразу не заметить, что письмо написано не Чарльзом? Слуга принес ему это письмо вечером, и хотя ему показалось странным, что Чарльз изменил время поединка, у Уортена не было оснований ему не верить. Только позже, одеваясь, он снова случайно взглянул на письмо и обратил внимание на то, что росчерк в конце подписи был не Чарльза, но в то же время он показался ему очень знакомым.
В это же мгновение у него в памяти промелькнула рукопись Мег. Догадавшись, что письмо было не от Чарльза, а от Мег, он понял, что замышляется что-то страшное. Не колеблясь ни секунды, оставив на постели жилет и фрак, он выскочил из своей комнаты и крикнул конюху, чтобы ему сейчас же оседлали лошадь.
Гнедой летел как вихрь. Сердце бешено стучало в груди Уортена. Успеет ли он предотвратить катастрофу? Он не знал, что замышляла Мег, вмешиваясь в эту историю, и не повредит ли Чарльзу такое вмешательство, но что бы там ни было, он почти обезумел от страха — за безопасность ее и Чарльза.
Мег отмечала про себя каждый шаг, который вслух отсчитывал мистер Уайт: «Двадцать шесть, двадцать семь…»
От охватившего ее теперь откровенного ужаса у Мег гудело в ушах. Что она делает? Для чего она все идет и идет с этим дурацким пистолетом в руке? Для того чтобы повернуться, прицелиться и выстрелить в Монтфорда? Конечно, она сама выстрелит в воздух, а что, если он попадет ей прямо в сердце? Двадцать девять! Мег становилось дурно от страха. Тридцать! Мег стремительно повернулась, подняла руку высоко вверх, услышала выстрел и упала навзничь, когда прозвучал второй.
Услышав один выстрел, а затем другой, Уортен пришпорил лошадь. «Господи, только бы никто не пострадал!» Вылетев на поляну, он увидел тело Бернела на земле. На противоположном конце стояли Монтфорд и Уайт, глядя на него. Пистолет Монтфорда еще дымился. Неужели Чарльз убит? А где же Мег?
— Я не знаю, что случилось! — воскликнул барон, увидев Уортена.
— Если вы убили Бернела, вам не жить! — отозвался виконт, устремляясь к распростертому телу.
Спешившись, он снял шляпу с головы Бернела и с изумлением увидел, как из-под нее упали на траву длинные рыжие локоны.
— Мег! — воскликнул он в ужасе.
Не обнаружив у нее раны ни на голове, ни на теле, он в смятении приподнял ее и прижал к груди.
— О Боже! Скажи мне, что ты жива!
Мег шевельнулась. Поддерживая ее одной рукой, Уортен другой развязал ее шейный платок. Она была очень бледна.
Монтфорд и Уайт поспешили к нему.
— Да это мисс Лонгвилль! — воскликнул мистер Уайт. — Так вы узнали ее? — обернулся он к Монтфорду.
— Как раз перед тем, как она повернулась ко мне спиной. Ее скулы совсем другие, чем у Чарльза.
— Но зачем же вы стреляли в нее? — спросил в недоумении Уайт.
— Да не стрелял я в нее. Я просто не мог удержаться от искушения выстрелить в воздух.
Веки Мег дрогнули. Увидев лицо Уортена, она закрыла глаза и произнесла драматическим тоном:
— Как темно! Наверно, я покидаю этот мир.
Уортен засмеялся.
— Глупышка моя милая! Ну конечно, вокруг темно. Рассвет еще только наступает.
— Вы не понимаете, — прошептала Мег. — Я была смертельно ранена на дуэли с Монтфордом. Вы сказали мне однажды, что я должна оказаться перед дулом пистолета на расстоянии тридцати шагов. Я так и сделала, и теперь я должна проститься с вами.
Она закрыла глаза, не понимая, почему он смеется. Она ожидала, что ее дух должен был немедленно воспарить в небеса, но ничего такого не произошло. Наоборот, птичьи голоса стали громче, прохладный утренний воздух освежал ее щеки, и ощущение рук Уортена у нее на теле доставляло ей невыразимое наслаждение. Короче говоря, было непохоже, что она умирает.
Мег несколько раз мигнула. Ее самочувствие сейчас напоминало ей состояние, пережитое ею на пикнике — когда она упала в обморок.
— Только не говорите мне, что пуля меня даже не задела! — простонала она.
— Боюсь, что именно так и было, — сказал Уортен. — Монтфорд выстрелил в воздух, чтобы вас напугать.
Мег прижала руку ко лбу.
— Господи, я стала вроде Розамунды! То и дело лишаюсь чувств! Как это унизительно!
— Розамунда? — спросил мистер Уайт. — Кто такая Розамунда? Я не знаю женщины с таким именем, кроме разве моей весьма противной тетки, но она умерла от удара, как раз после того, как меня определили в Итон.
Не обращая внимания на Уайта, Уортен спросил Мег:
— Вы хотите сказать, что вы лишились чувств?
— Да, — сказала Мег. — Ну, может ли быть более жалкая личность!
— Вы проявили большую смелость, — засмеялся Уортен. — В чем я сомневаюсь, однако, так это в том, найдется ли у вас хоть капля здравого смысла.
— Вряд ли, — отвечала Мег. Она попросила его помочь ей подняться, что он исполнил с большой готовностью, хотя и продолжая поддерживать ее за талию.
— А где Чарльз, кстати? — спросил он.
Мег на мгновение смутилась.
— Вероятно, на пути в Шотландию с Хоуп Норбери, если только наш план удался.
— Наш план? — спросил Монтфорд. — Чей это «наш»?
— Все мы, кто был заинтересован в благополучном исходе этой истории, придумали план, чтобы помешать этой дуэли, которая могла бы принести нам большое несчастье. Я имею в виду Каролину, Лиззи, Хоуп и себя. Вы можете сердиться сколько хотите, но мы были готовы на все, опасаясь, что один из вас может быть сегодня убит.
Мистер Уайт пытался было упрекнуть ее, но Уортен и Монтфорд не дали ему это сделать. Мег немного удивилась, что Монтфорд не стал делать ей выговор, поскольку он был всегда готов навредить всякому, кто становился ему поперек дороги. Заметив ее выражение, Монтфорд сказал:
— Если хотите знать, я не стал бы убивать Чарльза. Мне нравится мое положение и привилегии, которые предоставляет мне мой титул. Я совсем не желал отправляться в изгнание на континент.
— Я полагаю, вы ожидаете от меня благодарности за ваше полное равнодушие ко всем, кроме собственной персоны, — возразила горячо Мег.
Он насмешливо улыбнулся.
— По крайней мере, вы могли бы оценить такое отношение.
Мег уже собралась поспорить с этим человеком, которым она так восхищалась прежде и которого теперь так презирала. Но Уортен ее опередил.
— Некоторое время я терпел ваши оскорбления, потому что я дал клятву брату никогда больше не драться на дуэли. Но я не чувствую себя обязанным долее сносить ваши выходки, порочащие мою честь, как и поношения со стороны некоторых ваших друзей. И вам известно, что у меня есть основания нарушить мою клятву Джеффу, более серьезные, чем ваши оскорбления.
Мистер Уайт попятился.
— Я не понимаю, о чем вы говорите, — сказал барон.
— В первую очередь я имею в виду Мег и то, как вы похитили ее. Но я также говорю о событии десятилетней давности — точнее, о некоем письме.
Монтфорд застыл, услышав эти слова.
— Ах, да, — сказал он, о письме, которое я так никогда и не доставил.
— О письме, стоившем моему брату ноги. Я хочу, чтобы вы знали, что я не возлагаю всю вину целиком на вас: это я был настолько глуп, чтобы спустить курок. Но Джефф и я знаем, что дуэль бы не состоялась, если бы вы выполнили свое обещание и передали мне письмо Каролины.
Монтфорд не пытался спорить.
— Ваше оружие? — спросил он просто.
Мег, с возрастающими опасениями слушавшая весь этот разговор, была в ужасе. Неужели после всех ее усилий ей было все-таки суждено потерять Уортена? Она выступила между ними.
— Нет! Я не позволю! Каролина тоже этого никогда не желала!
Уортен холодно взглянул на нее.
— В одном вы были правы, Мег. Наступает момент, когда человек обязан защитить свою честь и жизнь тех, кто ему дорог.
Слезы выступили ей на глаза.
— Это были слова глупой девчонки. Что такое честь? Она не займет место мужа в постели жены, не даст ей детей!
Пораженный ее словами, Уортен открыл было рот, чтобы заговорить. Он понял, что накануне она сказала ему правду. Ее взгляды изменились.
— Я никогда не думал, что услышу от вас такое, — выговорил он, наконец.
Мег подошла к нему и положила обе руки ему на грудь.
— Умоляю вас, Ричард, не повторите вашу ошибку. Не теперь, когда нас многое ожидает в будущем.
Положив руки ей на плечи, он долго смотрел ей в лицо. Мег понимала, что он думает о ее словах и обо всем том, что случилось за последние недели, за последние десять лет. Она ждала затаив дыхание. Наконец он сказал:
— Ведь я дал клятву. Что бы, хотел бы я знать, мне сказал сейчас Джеффри?
Глядя на него сквозь слезы, Мег прикусила губу.
— Он сказал бы, чтобы вы исполнили свое обещание. О прошу вас, Ричард.
Уортен внезапно отпустил ее, выражение лица у него прояснилось.
— Я знаю, что Маргарет этого не одобрит, — обратился он к Монтфорду, — она не выносит вульгарной драки. Но я не могу позволить вам остаться безнаказанным. Я выбираю бокс и прямо на месте.
Монтфорд, не любивший бокс, насмешливо усмехнулся.
— Я никогда не унижусь до такого!
Он хотел удалиться, но Уортен задержал его, схватив за руку.
— А ничего лучшего вы не заслуживаете!
Ударом в челюсть он сбил Монтфорда с ног.
— Пусть будет так, если вы этого желаете! — Монтфорд начал подниматься, но в этот момент раздался женский крик:
— Остановитесь! Я запрещаю!
— Лиззи! — воскликнула Мег. — Слава Богу, ты пришла!
Монтфорд, которому были адресованы слова Лиззи, раздраженный тем, что женщина вздумала им командовать, резко отвечал:
— Убирайтесь ко всем чертям, Элизабет!
Мег опасалась, что, оскорбленная таким обращением, Лиззи откажется исполнить свою роль. Но до настоящего момента она никогда полностью не понимала характера Лиззи.
Лиззи спрыгнула с лошади и, приблизившись к барону, укоризненно покачала головой:
— Я просто не могу позволить вам разговаривать со мной таким ужасным тоном, в особенности потому, что вы вскоре должны стать моим мужем!
Одной рукой она поддерживала шлейф своей амазонки вишневого бархата, в другой небрежно держала хлыстик.
— Боже мой, как интересно! — продолжала она. — Смотри только, как ты вырядилась, Мег, — в панталонах и сапогах!
Наступал рассвет. Темные очертания деревьев проступали отчетливее. Воздух наполнился сотней птичьих голосов.
— Я, к сожалению, опоздала, — продолжала Лиззи, — но теперь, раз уж я здесь, я с удовольствием избавлю вас от Монтфорда.
Она повернулась к барону, отряхивавшему свой фрак и панталоны.
— Я не имею никакого желания на вас жениться, Лиззи! — фыркнул он.
— Вы слишком торопитесь, милорд. В конце концов, у меня есть нечто вам очень необходимое, ведь так?
Несколько секунд казалось, что он готов ответить ей новой резкостью, но потом лицо его скривилось в гримасу.
— Так, — сказал он наконец. — Так что же вы предлагаете?
Глядя на него невинным взглядом широко раскрытых глаз, Лиззи сказала:
— Я полагаю, милорд, что при нормальном ходе событий предложение должно было бы исходить от вас. — Засмеявшись собственной шутке, она небрежно продолжала: — Свадьба через две недели в церкви святого Майкла меня бы вполне устроила. Мне так хочется выйти замуж!
Обернувшись к Мег и Уортену, Монтфорд учтиво с ними раскланялся.
— Приношу смиренные извинения за мою нелепую попытку похищения, — сказал он Мег. — Кулаками вы владеете отменно. Поздравляю, — сказал он Уортену, потирая подбородок, где начинал расплываться синяк. Взяв руку Элизабет в свою, он расцеловал ей каждый пальчик.
— Я всегда восхищался блеском ваших волос и ослепительным сверканием ваших изумительных глаз!
— Вы так можете вскружить голову бедной девушке! — проворковала Лиззи, не сводя с него обожающего взгляда. — Ваши комплименты восхитительны! Хотела бы я знать, приходило ли вам когда-нибудь в голову заняться политикой? У меня есть идеи на этот счет, которые мне очень хотелось обсудить с вами последний месяц.
— Мисс Пристли! Как я мог не разглядеть все это время, какое вы сокровище!
Лиззи засмеялась. Они удалялись в направлении кареты барона, и голоса их доносились все глуше.
Когда они отъехали, Мег не могла удержаться, чтобы не заметить с иронией:
— Какая замечательная пара! И они друг друга стоят!
Уортен хотел сказать ей что-то, но в это время к ним подошел мистер Уайт.
— Могу я сказать вам несколько слов, милорд? — Пот выступил у него на лице. — По поводу этого случая на балу — Бог мой, неужели это было год назад? — Он принужденно засмеялся. — Уверяю вас, что я не имел в виду ничего дурного. Тем не менее, приношу вам мои извинения; я тогда немного подвыпил. Вы знаете, в таком состоянии не всегда хорошо соображаешь, что говоришь. Поэтому я хотел бы уверить вас…
— Мистер Уайт, — перебил его Уортен, — если я когда-нибудь увижу, что вы говорите с мисс Лонгвилль, я потребую у вас отчета за каждое слово, какое вы позволите себе сказать!
— Очень хорошо, сэр. — Мистер Уайт не переставал улыбаться. — Что же, можно сказать, все хорошо, что хорошо кончается. Да, пожалуй, мне пора, всего вам доброго. — Он хотел проститься с Мег, но воздержался и оглянулся, ожидая увидеть экипаж. Внезапно он понял, что был настолько озабочен необходимостью извиниться перед Уортеном, что не воспользовался местом в карете Монтфорда. У него было такое испуганное выражение, что Уортен, сжалившись над ним, предложил ему добраться до Норбери-Хаус на лошади Лиззи.
Бедный мистер Уайт, с трудом подобрав поводья норовистой лошади, явно его сразу невзлюбившей, едва вскарабкался в седло.
Через несколько минут он скрылся, и Мег осталась одна с Уортеном. Волосы в беспорядке рассыпались у нее по плечам, панталоны были покрыты пылью и приставшими к ним листьями.
Некоторое время они молчали.
— Я очень сожалею, — начала Мег.
— Сожалеете? — переспросил он. — Сожалеете? — Словно внезапно поняв, что она только что была на волосок от смерти, он схватил ее за плечи. — Вас следовало бы четвертовать за вашу проделку! Если бы Монтфорд нас не узнал, вы могли бы быть убиты. Мне даже подумать страшно о том, что могло бы случиться!
— Вы представить себе не можете, какое для меня счастье слышать, как вы снова на меня кричите! — сказала Мег.
— Что? — возвысил голос он. — Вы опять за свои бредни! Уж не хотите ли вы мне сказать, что, ругая вас, я доказываю тем самым свою любовь к вам?
— О да, — выдохнула Мег.
Он сильнее сжал ее плечи.
— Маргарет Лонгвилль, — прорычал он угрожающим тоном, — если ты не прекратишь свои штучки немедленно, я тебя выпорю! Неужели ты так ничему и не научилась?
— Научилась, — отвечала Мег. — Я поняла, что герои моих романов слабы и никчемны в обращении с любимыми женщинами и что все они ужасные зануды, все до одного!
Положив руки ему на грудь, она разглаживала складки на его тонкой батистовой рубашке.
— А теперь скажи мне все! В чем я еще что-нибудь напутала? Может быть, мне следовало надеть бриджи, а не панталоны?
Взглянув на ее костюм, Уортен изумился, как будто впервые заметив, как она одета.
— Мег, — сказал он, и голос его звучал как-то странно. — Этот костюм… — Его руки теперь нежно касались ее плеч. Он пристально вглядывался ей в лицо. — У тебя щека запачкана, — он слегка дотронулся пальцами до ее лица.
Схватив его руку, Мег поцеловала ее.
— Я люблю тебя. Если ты меня оставишь, я погибну или, что еще хуже, обещаю, что восстановлю все упоминания о родинке на щеке графа Фортунато — и, причем с удовольствием это сделаю!
Он засмеялся.
— Мы будем часто ссориться с тобой. Ты уверена, что ты этого хочешь?
Мег утвердительно кивнула.
— И я намерен читать все, что ты напишешь, прежде чем пошлешь рукопись издателю. Я просто убежден, что ты будешь несчастна со мной. И каждый раз, как ты предашься романтическим фантазиям… — Губы его почти касались ее губ. — Мег, я думал, что он убил тебя! — Она почувствовала легкое прикосновение его губ. Это был не поцелуй, которого жаждала Мег, скорее обещание поцелуя. — Я никогда не оставлю тебя, любимая! — сказал он.
Теперь это был настоящий поцелуй, и она с восторгом отдала свои губы ему на растерзание. Обхватив ее талию, он прижал ее к себе. Бессвязные мысли мелькали в голове Мег. Она полностью предалась блаженству любви. Герои ее романов целовали героинь целомудренно в лоб или в щеку, а Уортен — то, как он варварски обходился с ней, ей и во сне не могло присниться. Сердце ее переполнилось. Она любила его безумно, беспредельно, никакая Розамунда не могла так любить никакого ангелоподобного Уайтхейвена.
Выглянуло солнце, и его первые лучи золотили листья буков и ивы. Уортен целовал ее лоб, щеки, ее распустившиеся локоны.
— Я люблю тебя, — вновь и вновь повторял он, и его слова проливали целительный бальзам в ее душу после трех мучительных недель.
Опустив голову к нему на грудь, Мег слышала мерное, успокаивающее биение его сердца.
Она могла бы провести так многие часы, но очарование момента было нарушено шумом подъезжающего экипажа. Они оба обернулись и увидели приближающуюся карету Хоуп. Мег улыбнулась. Она сильно подозревала, что до границы с Шотландией они не доберутся, и в этом она оказалась совершенно права.
Как только улеглась пыль, Чарльз выскочил из кареты и помог спуститься Хоуп. Его щеки горели, голубые глаза потемнели от гнева.
— Мег, — закричал он, подходя, — я никогда не прощу тебе этого! Господи, да ты в мужском костюме! Что здесь произошло?
— Я притворилась тобой и заняла твое место на дуэли с Монтфордом! — улыбнулась Мег.
Он стоял, глядя на нее широко раскрытыми от изумления глазами.
— Да ты же вовсе не разбираешься в оружии! Неужели ты могла одурачить Монтфорда и Уортена этим костюмом?
— Было очень темно. Я притворилась больной, и все время ужасно кашляла к тому же. — Она взглянула на Уортена, — Ричард тогда еще не приехал.
— Но он мог тебя убить! — воскликнул Чарльз, немного поостыв.
— Я знаю, — сказала Мег. — Но после всех неприятностей, которые я причинила тебе и Ричарду, я чувствовала себя виноватой. Почему вы должны были страдать из-за моего легкомысленного, безответственного поведения?
Чарльз на мгновение умолк под впечатлением ее слов, но тут же вспомнил о предательстве Монтфорда по отношению к нему самому.
— У меня к нему свой счет, как тебе известно. Я не успокоюсь, пока не получу удовлетворения.
Не зная, что сказать, Мег бросила умоляющий взгляд на Уортена. Он сразу же понял намек.
— Боюсь, Бернел, что вы опоздали. У меня были свои причины добиваться от него удовлетворения, но прибыла Элизабет и положила конец тому, что, я надеялся, будет славной схваткой.
— Элизабет? — воскликнул удивленный Чарльз. — Какого черта ей здесь понадобилось? И потом, я бы подумал, что она скорее станет нас подстрекать, чем прекращать поединок!
— Она сказала Монтфорду, что запрещает ему продолжать борьбу, если он желает на ней жениться, — сообщила ему Мег. — Мне неприятно огорчить тебя таким известием, но твоя невеста покинула тебя ради пэра Англии!
Чарльз даже рот раскрыл.
— Как сказал мистер Уайт, — добавил Уортен, — все хорошо, что хорошо кончается.
— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Чарльз, — моя честь требует, чтобы я вызнал Монтфорда, и я это сделаю!
— Если ты это сделаешь, Чарльз Бернел, после того как я рисковала жизнью, чтобы ты не погиб на дуэли — и только не говори мне, что ты можешь с ним сравняться в искусстве стрельбы! — я с тобой больше разговаривать не буду!
Пораженный Чарльз переводил взгляд с нее на Уортена. Он, казалось, был в нерешительности. В это время вперед выступила до сих пор молчавшая Хоуп. Лицо ее вспыхнуло гневом.
— А что я скажу нашим детям, когда они спросят меня, почему их отец был убит на какой-то идиотской дуэли?
Ее пылкая речь и отсутствие в ней всякой логики изумили присутствующих. Хоуп прижала руку ко рту.
— Боже мой! — воскликнула она. — Какие глупости я говорю! Ведь если тебя убьют на дуэли, — взгляд ее омрачился, — о моя любовь, ведь тогда у нас никогда не будет детей! Ты же не захочешь лишить меня моих собственных детей?
Чарльз выглядел совершенно ошеломленным. Схватив ее за руки, он воскликнул:
— Моя ненаглядная Хоуп! Нет, конечно, нет, я просто не подумал! Дети! Наши дети! Твои и мои! — Он улыбнулся. — Ну, раз ты мне все представила таким образом, мне ничего не остается, как уступить. К тому же я обязан барону благодарностью. Если бы не он, я бы все еще был помолвлен с Лиззи.
Хоуп засмеялась.
— Я непременно пошлю ему письмо с выражением моей особой признательности.
Взглянув на Уортена, Мег подумала, что и она обязана Монтфорду. Его вероломство помогло ей по достоинству оценить характер Уортена.
Позже в этот день Мег сидела за письменным столом у себя в комнате, склонившись над рукописью. Она усердно работала, убирая все оставшиеся родинки из своего четвертого романа, когда к ней подошел Уортен. Наклонившись над ней, он нежно погладил ее плечи.
— Кончила ты это гнусное занятие?
Мег улыбнулась ему.
— Почти! Хотя должна сказать, что мне жаль. Видишь ли, мне хотелось больше всего на свете, чтобы, читая последний роман Эмилии Хартсхорн, все изучали твое лицо с таким же усердием, как это делала я.
Уортен покачал головой.
— Ну и плутовка же ты!
Поскольку он в этот момент целовал ее макушку, Мег знала, что он не сердится. Уортен тем временем протянул руку и взял со стола лист бумаги, где были выведены слова: «Причудливая наследница».
Мег попыталась отнять у него листок, но он не позволил ей.
— А это что такое? — спросил он.
— Начало моего следующего романа, — отвечала Мег, краснея.
Он прочил вслух:
«Элинор чуть не задохнулась, когда герцог де Монтефорде, наклонившись над ее пламенеющими локонами, воскликнул: „Ты моя, моя золотоволосая красавица. Я увезу тебя на край света, где у меня великолепный замок, где ты навсегда станешь хозяйкой!“
«Но я люблю другого! — ломая руки воскликнула Элинор, глядя в сверкающие глаза своего похитителя. — Как вы можете совершить такой чудовищный поступок? Маркиз де Верите этого не потерпит!» Элинор вспомнила своего жениха. Он был красив, добр и благороден. Глаза его были темны как ночь, на правой щеке у него была родинка. Цыганка некогда предсказала его матери, что он будет одарен всей мудростью богов».
— Нет! — твердо заявил Уортен.
— А если я… — начала было Мег.
— Нет, — повторил он и, разорвав листок на клочки, швырнул их на пол. — Ты можешь писать что хочешь, но только не о героине с пламенеющими волосами и не о герое с родинкой на правой щеке.
Поскольку он смягчил свои слова поцелуем, Мег не могла не уступить ему. Так и быть, пусть родинка будет у героя на левой щеке…



загрузка...

Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100