Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

На следующий день Мег сидела на каменной скамье в центре лабиринта. Даже здесь, за окружавшей ее живой изгородью, ее локоны разлетались на ветру. Она склонилась над маленькой конторкой. Ее воображение лихорадочно работало. Она заканчивала последнюю главу своего романа. Поспешно строчившее по бумаге перо едва успевало за посетившим ее вдохновением.
«Толстые веревки врезались в нежные кисти Розамунды. Ее руки были связаны у нее за спиной, причиняя невыносимую боль. Она находилась в карете графа Фортунато, и он, склонившись над ней, обдавал своим гнусным дыханием ее невинную шею.
На ней было великолепное свадебное платье из белого атласа, ее белокурые волосы, переплетенные флёрдоранжем, волнами падали на расшитый жемчугом лиф. На крошечных ножках были серебряные туфельки с украшениями в виде бантиков на носках, отделанных перламутром.
— Наконец-то никто не может нам помешать! Уайтхейвен мертв, и Вулкан ждет нас на Лемносе! Почему ты так дрожишь, мое сокровище?
Краем глаза Розамунда видела родинку на щеке Фортунато, и сердце ее леденело в груди,
— Я не дрожу, — отвечала она смело. — Это земля содрогается от вашего чудовищного поступка со мной.
Он засмеялся.
— Утром мой поступок не будет казаться тебе таким ужасным.
Розамунда старалась сохранить присутствие духа, но ей вдруг стало невыносимо душно. Они не могла дышать, в глазах у нее потемнело, лицо Фортунато все приближалось. Откинувшись на подушки, она лишилась чувств.
Когда она очнулась, карету уже не качало и снаружи раздавался голос, который был для нее дороже всех голосов на земле — кроме, конечно, голосов ее бесконечно дорогих родителей. Только сейчас она поняла, что Фортунато не было с ней. В волнении высунувшись в окно, она увидела зрелище, наполнившее ее душу восторгом.
Уайтхейвен был жив и в этот самый момент держал шпагу у горла Фортунато».
Мег не могла продолжать. У нее заныла рука, и она чувствовала глубокую усталость от охватившего ее героиню восторга. Она закрыла глаза, переживая радость Розамунды, спасаемой своим возлюбленным. Образы медленно покидали ее воображение. Роман был почти закончен, и скоро они заживут своей собственной жизнью в переплетах из телячьей кожи. Ей будет так их не хватать!
Молчание нарушил чей-то голос:
— Смею я надеяться, что в своей задумчивости вы уделили мне хоть одну мимолетную мысль?
Мег открыла глаза, пораженная внезапным появлением лорда Монтфорда. В этот момент сильный порыв ветра сорвал шляпу с головы барона. Он погнался за ней, несколько раз тщетно пытаясь ухватить ее. Он представлял собой смешную фигуру, гоняясь за шляпой, уносимой ветром по гравию дорожки.
Мег тихонько засмеялась, радуясь тому, что ветер сгладил неловкость ситуации. Она вовсе не хотела говорить барону, о чем она думает. Она поспешно собрала листы бумаги и плотно закрыла чернильницу.
Мег встала и протянула руку Монтфорду, уже тем временем поймавшему и отряхнувшему шляпу.
— Я очень рада видеть вас, милорд. Как вы поживаете?
Вместо того чтобы просто пожать ей руку, он сильно ее сжал.
— Я не стану тратить ни минуты драгоценного времени на обычные церемонии. Я пришел по важному делу. Видите ли, я говорил с Чарльзом, и он рассказал мне, — тут барон помедлил немного, неуверенный, как ему следует продолжать, — он рассказал мне о несчастном случае, постигшем мисс Пристли.
— О Монтфорд, это была самая страшная минута моей жизни, когда я увидела распростертую фигуру Лиззи на тропинке как раз подо мной. Она была бледна как смерть!
— Будь я с вами, — пылко сказал он, — я бы успокоил ваши опасения. Я бы избавил вас: от этого ужаса. У меня сердце разрывается при мысли, что и вы могли там погибнуть.
Он поднес ее руку, которую все еще держал, к своей груди.
Мег сделала шаг к нему. Она жаждала услышать эти слова утешения. Она ни у кого еще не видела таких удивительных блестящих светло-синих глаз. Он был красив, и его слова произвели на нее сильное впечатление.
— Скажите же мне, что вы действительно не пострадали. Когда Чарльз рассказал мне о случившемся, я не мог поверить, что вы в безопасности. Рассудок отказывался повиноваться мне.
— Нет-нет, со мной все благополучно. Вы можете не волноваться.
Он улыбнулся, словно она пролила ему в душу целительный бальзам. С глубоким вздохом облегчения он сказал:
— Вы не можете себе представить, сколько я пережил за прошедший день! Я пришел бы к нам вчера, но я знал, что вам необходим отдых после такого тяжкого испытания. Увы, мне не суждено было оказать вам помощь в трудный час!
Подведя ее к скамье, он упросил ее сесть. По-прежнему сжимая ее руку, он пронзал ее взглядом.
— Скажите мне только, что я могу для вас сделать, моя обожаемая Мег!
Быть может, ветер помрачил ей рассудок, быть может, это было впечатление от последней сцены ее романа, быть может, это был участливый тон Монтфорда, но что бы это ни было, слезы выступили на глазах Мег.
— Прошу вас, пожалуйста, увезите меня с Лемноса — то есть я хотела сказать из Шропшира! — сказала она.
— О Мег, — прошептал барон, — как долго я ждал от вас этих слов! Мы едем немедленно.
Он склонился к ней, и сердце у нее сильно забилось. Она боялась его, но в то же время не трогалась с места и не отворачивалась. Еще раз прошептав ее имя, он поцеловал ее в губы.
Поцелуй длился всего несколько секунд.
— Пошли, нам пора, — сказал он, заставляя ее подняться со скамьи. — Я точно знаю, что мы должны делать.
Он взял ее под руку. Вместе они быстро выбрались из лабиринта. Мег никак не могла собраться с мыслями. Она не знала, что и думать. Его поцелуй должен был бы стать для нее откровением, но вместо этого ее пронизала дрожь. У нее было такое чувство, в котором она не могла дать себе отчета, что жестокий рок поразил ее в этот момент. И это был всего лишь поцелуи. Нет, это все ее воображение, и больше ничего! Мег споткнулась, и тут же сильная рука обхватила ее талию. У нее возникло внезапное издание бежать прочь, прочь от него! Но это все вздор!
— Вы дрожите, дорогая, — сказал он.
О, почему он должен был сказать именно эти слова?
«Я не дрожу. Содрогается земля».
— Я увезу вас от всех забот и тревог, и утром вам будет гораздо лучше, уверяю вас.
Пораженная Мег смотрела на него с ужасом, как будто судьба нанесла ей удар.
Выйдя из лабиринта, Мег инстинктивно повернулась к дому, но Монтфорд увлек ее в противоположную сторону.
— Нет-нет! Мой экипаж там, за холмом, в потаенном месте. Мы исчезнем отсюда, и ни одна живая душа не увидит нас.
— Как чудесно, — пробормотала Мег, чья смелость начала испаряться.
Монтфорд, казалось, даже и не слышал ее. Мег была уже в полной панике. Ей хотелось бежать от него, и в то же время она все твердила себе, что это глупо. Барон был ее другом на протяжении многих лет; у них было так много общего во взглядах; он никогда не причинит ей вреда. И вдруг у нее словно заледенели кончики пальцев; она вспомнила Уортена: «Смотрите, не ошибитесь в выборе». Почему эти слова пришли ей на память именно теперь?
Мег поняла, что она не может пойти на это. Вынудив барона остановиться, она сказала:
— Я не могу поехать с вами, милорд.
Сердце у нее болезненно сжалось, она надеялась, что он поймет ее. Его глаза странно блеснули, и он улыбнулся.
— Мег, как вы могли подумать… О милая, мы говорили о побеге — но я всего лишь хочу отвезти вас к моей тетке в Линкольншир. Ей лучше знать, как поступить в такой сложной ситуации. Уверяю вас, побег или похищение не входят в мои планы, сама идея мне неприятна.
Мег чуть не стало дурно от радости, так что она оперлась о его плечо.
— Я всегда знала, что могу на вас положиться. Мы немедленно отправимся к вашей тетушке.
Когда солнце начало клониться к закату, лорд Уортен направился верхом в Стэйплхоуп-Холл. Весь день после происшествия с Лизи его терзала мысль, что они с Мег живут в разных мирах. Она — в мире, созданном ее собственной фантазией и подлинной любовью ко всему рыцарскому и героическому. И он, с его категорическим неприятием этих нелепых возвышенных идей. Они были обречены на постоянные противоречия.
Когда она подошла к нему на террасе, сияя гордостью за его мужественное поведение, он понимал, что несколькими тщательно подобранными словами он мог бы завоевать ее полностью и навсегда. Но его совесть не позволила ему ни на минуту дать ей поверить, что ему было чем гордиться. И что было всего хуже, не совладав с собой, он говорил с ней жестоко, но не из благородного побуждения вразумить ее, а просто потому, что она так низко его ставила, считая его усилия по спасению Лиззи чудесным изменением его обычно трусливого поведения.
Но помимо всего остального он начал постепенно приходить к заключению, что Мег, возможно, права — их супружеская жизнь стала бы непрерывной цепью таких разногласий. Он ехал теперь в Стэйплхоуп-Холл с намерением предложить ей расторгнуть их помолвку.
Но на сердце у него было тяжело, потому что, несмотря на все их разногласия, он любил ее, и всегда будет любить.
По прибытии в Стэйплхоуп он встретил в холле озабоченную Каролину. Она сразу же направилась к нему, шурша юбками. Брови ее были сдвинуты, в изумрудных глазах была видна тревога.
— Я очень рада, что вы приехали, Уортен. Сэр Уильям еще не вернулся с рыбной ловли, а я боюсь, что что-то не так. Понимаете, уже несколько часов, как никто не видел Мег. Чарльз приехал полчаса назад и обыскал весь парк, но нашел только ее конторку в центре лабиринта. Вы не можете себе представить, как я беспокоюсь!
Лорд Уортен отвечал ей спокойно, но ему в сердце закралась тревога. Монтфорд был на удивление вежлив с ним вчера, когда они встретились в гостинице. Мистер Крапс тоже выразил серьезное опасение, что затевается какая-то нечистая игра. Ему довелось услышать, как Монтфорд и Чарльз в разговоре несколько раз упоминали имя Мег.
— Не нравится мне этот лорд Монтфорд, да и все тут, — сказал мистер Крапе. — Совести у него нет, по глазам вижу. Два года у меня здесь ни за что не платит!
Не желая тревожить Каролину, Уортен спокойно сказал:
— Быть может, она просто гуляет. Вы же знаете, как она любит бродить по окрестностям.
Каролина покачала головой.
— Не думаю. Ее горничная говорит, что на ней было утреннее платье и легкие туфли. Вам знакома здешняя местность; она бы надела сапожки и платье поплотнее, чтобы не оцарапаться ежевикой. Но куда она могла деться?
— Не волнуйтесь, — сказал Уортен, — я ее найду. Но где же Чарльз? Я бы хотел поговорить с ним.
— Он в библиотеке.
Уортен хотел уже идти, когда Каролина сказала:
— С ним творится сегодня что-то странное, Ричард. Я не пойму, что такое, и хотя он выражал озабоченность отсутствием Мег, он при этом все время улыбался. — Каролина вдруг засмеялась. — Не слушайте меня! Я болтаю вздор. Но я обеспокоена. Мег всегда давала знать мне или прислуге, где она и когда вернется.
Уортен направился в библиотеку и остановился в дверях. Чарльз стоял у окна, глядя на холмы за лабиринтом. На нем был синий фрак, галстук аккуратно повязан, твердо стоял накрахмаленный воротничок. Его считали немного вспыльчивым, но честным, порядочным, надежным молодым человеком. Сейчас он чему-то улыбался.
Уортен внимательно к нему присмотрелся, Ему было известно, что Чарльз дружен с Монтфордом, и ему вдруг пришло в голову, что именно Чарльз мог сообщить барону о помолвке Мег. Но как бы там ни было, он не знал, как убедить Чарльза сообщить ему, куда скрылась Мег.
— Вы чем-то очень довольны, мистер Бернел, — сказал он небрежным тоном, входя в библиотеку.
Чарльз, не заметивший его появления, вздрогнул, и на лице его появилось какое-то испуганное выражение.
— Я… то есть… вы… вы можете меня поздравить. Я женюсь на Элизабет. Я думал сейчас об ожидающей меня радости. — Краска выступила у него на лице.
— Что за шутки! — рассмеялся Уортен. Он был теперь совершенно уверен, что Чарльз и Монтфорд были в заговоре. Он знал, что должен действовать осторожно, если хочет завоевать доверие молодого человека.
Вынув табакерку, он достал щепотку табаку и дружески улыбнулся.
— Если вы и правда женитесь на мисс Пристли, я очень сомневаюсь, что радость будет преобладать в вашем доме. Истерик и бурных вспышек будет предостаточно, но что до радости?.. Вы сами отлично знаете, что этого ваш брак вам не сулит!
Чарльз немедленно раскипятился. Он подступил к виконту, сжав кулаки.
— Вы не имеете права говорить так о моей невесте! Она превосходная молодая особа, хотя иногда слишком бойка. Но когда мы поженимся, я не сомневаюсь, что она будет отличной женой.
— Вздор! — Уортен слегка приподнял бровь, придав своему лицу скучающее выражение. — Но я отнюдь не имел намерения задеть вас или мисс Пристли. Я только выразил сомнение в ее способности сделать вас счастливым. Это мое личное мнение, и, если вы того желаете, я охотно возьму свои слова обратно.
Чарльз, который в душе придерживался того же мнения, беспомощным жестом поднял руки.
— Я уверен, что было бы бесполезно пытаться убедить вас в обратном, — сказал он.
Уортен сел в кресло напротив него.
— Я вижу, по выражению вашего лица, что вы согласны со мной, — сказал он. — Бог мой и как это вас угораздило попасться этой сорвиголове, мой мальчик?
Чего-чего, но честности Чарльзу было не занимать.
— Все произошло внезапно после этого несчастного случая. Мег полагает, что Лиззи притворялась больной, по крайней мере, какое-то время, чтобы потом объявить о нашей помолвке. Что остается делать в такой ситуации порядочному человеку? Я сам виноват! Я ухаживал за ней, сидел у ее ног, читал ей стихи. Я целовал ее несколько раз, однажды ее дядя застал нас и каштановой роще после довольно пылкого объятия. Господи, я думал, что он тут же кинется за своим ружьем и всадит мне пулю в лоб.
Уортен начинал испытывать нетерпение. Если Монтфорд убедил Мег бежать с ним, каждая минута отдаляла ее от него. Он хотел перебить Чарльза и спросить его напрямик, где Мег, но понимал, что следует выждать. Он посмеялся рассказу Чарльза о встрече с мистером Норбери.
— Но это же еще не конец вашей истории, — сказал он. — Прошу вас, расскажите мне, что было дальше. Что вам сказал Норбери? Он потребовал, чтобы вы женились на его племяннице?
— О Господи, нет! Он только назвал меня зеленым юнцом, который попадается на такие фокусы, и пошел своей дорогой. Лиззи сделала гримасу ему в спину и сказала, чтобы я не обращал внимания на ее несносного дядю. Но вы же знаете Элизабет! Получив от нее один поцелуй, только и думаешь, как бы украсть у нее другой!
Уортен расхохотался. Увидев, что Чарльз снова ощетинился, он махнул рукой.
— Я засмеялся только потому, что со мной в юности произошло нечто подобное. Только ее звали Дафна. — Лорд Уортен облокотился на ручку кресла и подпер себе рукой подбородок. — Девушка с таким именем не может не быть неотразимой! Мой бедный отец извелся тогда из-за нее. Она была во многих отношениях завидная невеста — как и Лиззи, — но бессердечная и неуправляемая, и упрямая как ослица.
Лорд Уортен замолчал. Взгляд его случайно упал на конторку Мег, лежавшую рядом на кресле. Он поднял ее, нахмурившись. Каролина говорила, что конторку нашли в лабиринте. Вероятно, Монтфорд застал там Мег и тут же увез ее. Уортен открыл крышку и быстро просмотрел отрывок рукописи. Его настолько поразило упоминание о родинке на щеке персонажа, что он невольно дотронулся до своей. Сколько раз в течение сезона он замечал, как Мег смотрела на него — на его родинку! Он испытал настоящим шок, осознав это. До него словно издалека донесся какой-то вопрос Чарльза, но он не мог понять, о чем тот его спрашивает.
Его внимание было приковано к отрывку, который он только что пробежал глазами. Он прочитал его снова — на этот раз более внимательно. По-видимому, родинка была на лице у отрицательного персонажа по имени Фортунато — злодея, вынуждавшего благородную девицу по имени Розамунда стать его женой. Совпадение внешности и обстоятельств поразило Уортена.
Опустив крышу, он положил конторку на место. Наконец-то ему открылось подлинное положение вещей, но это открытие было для него мучительно. Мег пристально изучала его при каждой возможности, чтобы наделить его чертами злодея в своем последнем романе. И все это время он принимал этот внимательный взгляд за доказательство ее любви к нему! Боже, каким же нужно было быть тщеславным, чтобы усмотреть в этом страсть! Он просто служил ей источником вдохновения для создания образа отрицательного героя! Какой же он идиот! Неудивительно, что Мег так старалась разорвать их помолвку.
До него снова донесся голос Чарльза. Какое-то время Уортен смотрел на него, не замечая, кто перед ним. Наконец он сказал:
— Прошу простить меня! Я немного отвлекся тем, что тут написала Мег. Что вы сказали?
— Что с ней случилось? — спросил Чарльз.
— С кем?
— С неотразимой Дафной?
Уортен рассмеялся.
— Ах да. Она сбежала с бравым конногвардейцем, стала военной дамой, народила восьмерых детей и растолстела теперь, как сам принц-регент. Я видел ее на прошлое Рождество. Она выглядела всем довольной, хотя голос у нее стал пронзительным и резким, несомненно, как результат окриков на ее многочисленное потомство!
С ловкостью опытного боксера обойдя защиту Чарльза, он спросил:
— Кстати о романтических побегах, скажите мне, пожалуйста, куда отправились Мег с Монтфордом? Я никак не могу позволить, чтобы она ему досталась.
От изумления Чарльз широко открыл рот и глаза одновременно. Краска залила его лицо, и он уже приготовился спорить, но Уортен твердым тоном перебил его:
— И без фокусов, пожалуйста. Мистер Крапс рассказал мне о вашей продолжительной беседе с Монтфордом вчера. Он не имел намерения подслушивать, но имя Маргарет часто повторялось в вашем разговоре. Он, видите ли, не доверяет Монтфорду. Наш милый барон ни разу не заплатил в «Лозе» по счету. Сначала я не придал вашему с ним разговору никакого значения, но я заметил, как вы самодовольно улыбались, стоя у окна. Вы с ним сговорились?
Чарльз отвернулся, нахмурившись. Заложим руки за спину, он смотрел на холмы за лабиринтом.
— Мне не оставалось ничего другого, как помочь Маргарет. Она была так несчастна. Мне очень жаль, что я нарушил ваши планы, но я бы сделал это снова, если бы понадобилось. Она не желает быть вашей женой — никогда этого не хотела!
Наступило неловкое молчание. Уортен смотрел в спину Чарльзу, тщательно взвешивая свои слова. Он понимал, что Чарльз будет бороться не на жизнь, а на смерть ради Маргарет и ему нужно очень искусно выбрать свою линию поведения. Наконец он сказал:
— Я знаю, что Монтфорд хочет жениться на Мег, но я совсем не уверен, что Мег мечтает быть его женой. Если они бежали вместе…
Чарльз глянул на него через плечо, воротничок врезался ему в щеку.
— Лорд Монтфорд — джентльмен. Он не станет принуждать Мег: он слишком любит ее для этого. Но я могу вам сказать, что он увез ее не с целью на ней жениться. Его намерения намного благороднее. Он просто желал спасти ее от вас. А теперь вы можете вызвать меня за мое участие в этом деле, но я ни в чем не раскаиваюсь.
Уортен посмотрел на него внимательно.
— Почему я должен вызывать вас за то, что вы преданный друг Мег? Вы могли бы сказать мне, по крайней мере, куда они уехали? Я обещаю вам не преследовать их, если мне не удастся убедить вас поехать со мной.
— Что вы хотите этим сказать? Почему вы думаете, что я соглашусь предать Мег?
Уортен встал.
— Я убежден, что Монтфорд помог Мег ускользнуть от меня с единственной целью — жениться на ней самому. Он решил любой ценой завладеть ею.
— А вот и нет! — воскликнул Чарльз. — Я точно знаю, где они. Монтфорд повез ее к своей тетке в Линкольншир. Как истинный друг Мег, он только хотел помочь ей избежать нежеланного замужества.
Уортен подошел к камину.
— Насколько мне известно, у Монтфорда нет родственников в Линкольншире. А что до теток, у него их вовсе нет. Его единственная тетка умерла от рака лет десять тому назад.
Чарльз повернулся к нему и смотрел ему сейчас прямо в лицо. Солнце зажгло его рыжие волосы золотым огнем. Он слегка покачнулся как от удара.
— Вы понимаете, что вы говорите? — воскликнул он. — Вы называете Монтфорда лжецом! Как это у него нет родственников в Линкольншире? А вам это откуда известно?
— Несколько месяцев назад, — спокойно отвечал Уортен, — сэр Уильям заметил, что ухаживания Монтфорда за его дочерью стали слишком настойчивыми. Он решил, что Монтфорд имеет на нее виды. Сэр Уильям рассказал мне, что его знакомство с первым лордом Монтфордом настроило его против этой семьи. Как честный человек, он считал, однако, несправедливым переносить неприязнь к отцу на сына, Чтобы выяснить для себя характер барона, он нанял частного сыщика, чтобы выяснить как историю семьи, так и финансовые дела лорда Монтфорда в настоящее время. Результаты оказались более чем прискорбными. Монтфорд уже два года как растратил свое состояние полностью, и его единственная надежда — жениться на богатой наследнице, а именно на Мег.
Чарльз застыл на месте, сжав кулаки. Он уставился на Уортена невидящим взглядом.
— Вы хотите сказать, что сыщик получил эти сведения от кредиторов Монтфорда? Что он использует слухи о предстоящей женитьбе на Маргарет Лонгвилль, чтобы получить отсрочку по уплате долгов? Вы ошибаетесь. Этот сыщик, вероятно, ошибся.
— Монтфорд — игрок, — отвечал ему Уортен, не отводя взгляда, — и он должен жениться, прежде чем его имущество станет собственностью его кредиторов.
Чарльз закрыл глаза.
— Хоуп только на днях говорила мне, что он игрок, но я не поверил. Хотя я теперь припоминаю, что он постоянно выигрывает или проигрывает огромные деньги. Что же я наделал? — Он часто задышал. — Так вы говорите, что я помог игроку и лжецу сопровождать Мег в Линкольншир к несуществующей тетке? Монтфорд уверял меня, что она будет в безопасности, что он только проводит ее туда, пока вы, как «джентльмен», не откажетесь от ее руки.
Чарльз тряхнул головой.
— Уортен, вы думаете, он ее похитил?
— Боюсь, что так, — тихо отвечал Уортен. — Вы его знаете лучше, чем я. Куда он мог с ней отправиться? В Гретна-Грин, в Бристоль или в Париж? В Дувр, а затем в Париж? Как вы думаете?
Чарльз, ошеломленный всем, что услышал, мерил шагами библиотеку. Движения его были торопливы и резки. Он был явно очень расстроен.
— Я люблю Мег. Она мне как сестра. Мы вместе играли в детстве. О Господи, сначала Лиззи, а теперь это! Я никогда себе не прощу, если он…
— Довольно! — резко остановил его Уортен. — Чтобы вовремя найти ее, вы должны сказать мне, какие у него могли быть планы! Думайте!
Чарльз помахал рукой перед лицом, как будто стараясь прояснить мысли у себя в голове.
— Конечно-конечно. Монтфорд. Нет, не знаю. Понятия не имею. Хотя вот разве только — я помню, мы как-то играли в вист в клубе и Монтфорд сказал, что моря не выносит. Поэтому, быть может, в Париж он не решится отправиться.
— А раз ему нужны ее деньги, он не захочет уезжать из Англии, — добавил быстро Уортен
— Настоящий игрок, мне кажется, не будет тратить время на поездку в Париж, когда у него здесь готовый источник дохода. Должно быть, это все-таки Гретна-Грин! Но, Уортен, вы уверены, что ваши сведения точны?
— Абсолютно уверен. Но есть еще кое-что, что Монтфорд всегда желал заполучить…
— Земли, которые Мег должна получить по завещанию матери.
— Вот именно. Я думаю, поэтому он и предпочел Мег другим невестам.
Чарльз взъерошил свои рыжие кудри. Он все еще продолжал ходить взад и вперед по комнате.
— Я вчера только говорил об этом Мег, и, даже ее смутило это желание Монтфорда округлить свои владения. Я на это тогда не обратил внимания.
Чарльз расправил плечи.
— Я давно знаю Монтфорда. Многое из того, что вы мне сейчас рассказали, кажется мне просто невероятным. Но я знаю, что сэр Уильям не любит Монтфорда. И если причины его нерасположения действительно таковы, я могу понять его желание не допустить женитьбы Монтфорда на Мег.
— Так поехали со мной, — сказал Уортен, — помогите мне найти их.
Они быстро спустились в холл и позвонили, чтобы вызвать дворецкого. Неожиданно в холле появилась Каролина. Переводя взгляд с Уортена на Чарльза, она спросила:
— В чем дело? Что случилось?
Уортен колебался, не зная, что ей сказать. Ее положение уже становилось заметно, и ему не хотелось волновать ее. С другой стороны, он знал ее твердость, что она непременно пожелает быть в курсе событий. До появления дворецкого он кратко рассказал ей, что, по его и Чарльза мнению, произошло. Когда он закончил, вошел дворецкий и Уортен приказал привести им лошадей.
Каролина поспешила отпустить дворецкого, как только он скрылся за дверью, она подошла к Уортену и прошептала:
— Но этого не может быть. Не может же Монтфорд быть настолько низким человеком. Мы когда-то были друзьями, и, хотя это было давно, я не могу поверить тому, что вы мне о нем говорите! Если он и правда игрок и сбежал Мег, зная, что она ваша невеста, значит, у него нет совести. Вы понимаете, Ричард, что это означает? Он, может быть, даже предал… — Каролина умолкла, выражение ужаса мелькнуло у нее в лице. Она прижала руку ко рту.
Пораженный ее внезапной бледностью, Уортен взял ее за руку.
— Что такое, Каро? В чем дело? Значит, есть еще что-то.
— Да, то есть, нет! Быть может, это все пустяки. Но это не имеет отношения к нашей ситуации сейчас. Езжайте скорее, Ричард, найдите Мег и верните ее домой. О Ричард, неужели вы думаете, что он увез ее?
Отпустив ее руку, Уортен стал натягивать перчатки.
— Да, — отвечал он просто. — Я считаю его способным на бесчестный поступок.
Он быстрыми шагами направился к двери
— Не беспокойтесь. Мы обо всем позаботимся. У нас есть основания полагать, что они едут в Гретна-Грин. Мы их найдем.
— Ричард, — тихо проговорила она ему вслед, — вы должны привезти ее домой сегодня. Иначе все потеряно!
— Я обещаю, что привезу ее в Стэйплхоуп еще до рассвета завтрашнего дня!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100