Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

Помогая брату спускаться по лестнице, Уортен тихо говорил ему:
— Ты видишь теперь, в каком я скверном положении. Она все время настаивает, чтобы я объяснял ей свои слова и поступки. А кому, как не тебе, знать, насколько мне это всегда было противно! Мне кажется, она меня совсем не уважает!
Опираясь на трость, Джеффри осторожно опустил ногу на следующую ступеньку.
— Она очень энергичная и смелая особа, Ричард. — Он усмехнулся. — Не могу себе представить никакую другую юную леди, делающую тебе выговор за то, что ты заказал шампанское.
— И я тоже. Обычное поведение для девицы — хлопать ресницами и жеманно улыбаться. Но Мег совсем не такая.
— Я всегда знал, что подобные приемы должны тебе рано или поздно надоесть, — сказал Джеффри.
— Я всегда такие фокусы терпеть не мог. Но равнодушие ко мне со стороны Мег коренится в ее невысоком мнении о моих достоинствах.
— Ты не способствовал успеху своих намерений, братец, согласившись на эту свадьбу. Принуждать такую девушку — все равно, что подгонять ее хлыстом!
— Ты так думаешь? — воскликнул удивленный Уортен. — Неужели я действительно совершил серьезную ошибку?
Джеффри неожиданно остановился, опершись на перила. Побледнев, он слегка поморщился:
— Эта проклятая нога!
Уортен издал что-то вроде стона. Джеффри взглянул на него.
— Ты по-прежнему винишь себя? Я думал, мы давно это уладили.
Он опустил трость и предоставил брату поддерживать его на всем оставшемся пути вниз.
— Это моя пуля погубила тебе ногу. Ничто, никакое прощение этого не изменит.
Джеффри засмеялся.
— Ну да, мое упрямство, ревность и вообще ребяческое поведение не имели к нашей дуэли никакого отношения! Будь по-твоему! Ты одни виноват, что моя жизнь разбита!
Уортен не мог удержаться от смеха, но этот смех был натянутым.
К ним с поклоном подошел мистер Крапс:
— Ваш экипаж готов, милорд, мистер Блейк! Блейк медленно вышел во двор, где били копытом готовые пуститься в путь лошади.
— Мы были парой идиотов, — сказал Уортен. — Как мы могли допустить такое?
Джеффри что-то буркнул в ответ.
— А кого бы из нас выбрала Каро, не дойди мы до убийства? — спросил он. — Не забывай, братец, я задел тебе голову и безнадежно испортил твой фрак, рубашку и шейный платок.
— Да, у меня страшно болела голова с неделю после этого. А что касается Каролины, как знать? Первый год я с ней вообще говорить не мог. К тому же она была потрясена не меньше нас с тобой. Она очень изменилась впоследствии. Все ее кокетство совершенно исчезло.
— И она начала тщательно укладывать волосы, — перебил его Джеффри, — вместо того чтобы распускать локоны и убирать их цветами. Одно меня беспокоило во всей этой истории: она могла бы помешать нашей дуэли одним мановением пальца, но она этого не сделала. Почему?
Уортен пожал плечами.
— Она была капризна и легкомысленна, как и мы. Быть может, она просто не верила, что у нас дойдет до убийства.
Когда они подошли к экипажу, мистер Крапс и Уортен помогли Джеффри сесть. Его краткое пребывание в Стэйплхоупе утомило его, и, хотя Джеффри искренне сожалел, что не сможет остаться до свадьбы, Уортен чувствовал в его поведении желание поскорее вернуться домой, где слуги знали, как быстрее и лучше помочь ему.
Дверцы захлопнулись, кучер хлестнул коренника, и карета выкатилась со двора.
Было уже далеко за полдень. Окружавшие долину холмы золотились в лучах уже начинавшего клониться к закату солнца. На восточных склонах появился Стэйплхоуп. Величественное здание эпохи Елизаветы гордо возвышалось на фоне густой зелени буков.
Уортен смотрел на него из окна кареты. Что, черт возьми, ему делать с Мег? Он был страстно влюблен в нее, в женщину, не испытывавшую к нему ни любви, ни уважения. Что ему еще оставалось делать, кроме как продолжать доказывать ей свою любовь и надеяться, что она когда-нибудь оценит его?
Проследив направление его взгляда, Джеффри какое-то время наблюдал за ним. Наконец он сказал:
— Ты стал слишком гордым, Ричард. Раньше я этого не замечал. Ты отказываешься оправдаться перед Мег — единственное, что она от тебя требует, — но приходило ли тебе когда-нибудь в голову, что наше общество, как я ни наслаждаюсь относительным комфортом, который оно предоставило мне, моей семье и большинству моих друзей и знакомых, предоставляет нам мало возможностей проявить свой характер? В конце концов, Мег может оценить тебя только с твоих слов. Я советую рассказать ей, почему ты отказываешься принимать вызовы Монтфорда, Уайта и им подобных. Ей нужны основания, чтобы верить тебе и уважать тебя. Почему ты не мог просто сказать ей вчера: «Ваш отец обещал мне рассказать вам еще до возвращения в Шропшир, что мне необходимо ваше приданое»?
— Я же говорю тебе, что это было бессмысленно. Она была заранее уверена в моей вине. Я хочу, чтобы она верила мне, не вынуждая постоянно оправдываться и доказывать ей что-то. Этого не должно быть.
Глядя на розоватый кирпич фасада Стэйплхоуп-Холла, Джеффри сказал:
— Если она не способна тебя уважать, а ты не можешь смириться и сказать ей то, что она хочет услышать, тогда тебе лучше отказаться от нее.
— Я никогда от нее не откажусь! И как может человек чести говорить то, во что он в глубине души не верит?
— В тебе говорит не только гордость, но и упрямство. Это опасное сочетание, Ричард. Если ты помнишь, наша дуэль состоялась именно по этим двум причинам.
— Уж не хочешь ли ты сравнить мое отношение к Мег с этой глупой дуэлью десятилетней давности?
Джеффри твердо встретил его взгляд:
— Я это только что сделал.
Два дня спустя после этого разговора небольшая компания выехала на прогулку на отличных лошадях. Блестящие темные волосы Лиззи спадали на элегантную амазонку из алого бархата очень смелого покроя. Чарльз, в синем фраке, красовался на великолепном гнедом. Уортен, в красновато-коричневом, умело сдерживал сильного вороного жеребца. Собственная кобыла Мег шла рысью рядом с жеребцом. Мег с удовольствием ощущала, как ветер выбивает из-под шляпы ее рыжие локоны. Белое страусовое перо красиво спускалось с полей шляпы ей на щеку. Юбка голубой бархатной амазонки лежала изящными складками.
Локон упал из-под шляпы ей на плечо, и Мег улыбнулась. Пусть она обречена на длительное заточение в стенах усадьбы Уортена, но, во всяком случае, сегодня она полностью насладится этой устроенной Чарльзом прогулкой. Лорд Монтфорд в какой-то степени успокоил ее тревогу относительно приближающейся свадьбы. Если она не сумеет убедить Уортена отказаться от этого союза, она может написать записку Монтфорду и он похитит ее до воскресенья, когда ей навсегда придется связать свою судьбу с человеком, в чувствах к которому она, в лучшем случае, не уверена.
— Я однажды была в этой заброшенной каменоломне! — воскликнула Лиззи. — Знаете, я слышала две недели назад, как какой-то мальчишка поскользнулся и чуть не разбился там насмерть. Это ужасно! — Прижав руку к груди, она закатила глаза, явно наслаждаясь этой едва не случившейся катастрофой.
— Я уверен, что ни с одним из нас такого не случится, — твердым голосом сказал Чарльз. — Уж я об этом позабочусь.
Лиззи, гарцевавшая немного впереди него, обернулась к нему с ослепительной улыбкой.
— Как это галантно с вашей стороны, Чарльз. Но если вы воображаете, что я откажусь прогуляться по Тропе дьявола, вы очень ошибаетесь.
Пришпорив коня, Чарльз с раскрасневшимся лицом поравнялся с ней.
— Я восхищаюсь вашей смелостью, мисс Элизабет Пристли, и даже не подумаю лишить вас такого приключения!
Элизабет кокетливо улыбнулась.
— Когда мы поженимся, у нас каждый день будут такие приключения!
Чарльз был явно озадачен таким «прозрачным» намеком на то, что его предложение стало уже общеизвестным фактом.
— Я… то есть… я, конечно… но дело в том, что мы еще так мало знаем друг друга. Я, конечно, считаю вас чертовски обворожительной…
Протянув руку, Лиззи слегка дотронулась до его плеча.
— Как это мило с вашей стороны, что вы не скрываете ваших намерений. Только вчера моя горничная сказала мне, что все говорят, что мы поженимся до конца лета.
Чарльз побагровел. Лиззи хихикнула и пустилась от него галопом, крикнув через плечо:
— Вы должны приучить себя к этой мысли, потому что я намерена стать вашей женой, мистер Чарльз Бернел!
Чарльз оглянулся на Мег с несколько ошеломленным видом, а затем, пожав плечами, устремился вслед за Лиззи.
Оставшийся рядом с Мег Уортен сказал:
— Как агнец на заклание! Мне неприятно говорить об этом, но этот юноша попал в скверную историю или скоро попадет. Лучше бы ему жениться на Хоуп Норбери, чтобы потом всю жизнь не мучиться.
Мег, думавшая точно так же, не могла заставить себя открыто согласиться с лордом Уортеном и, вздернув подбородок, сказала:
— Я уверена, что Элизабет была бы Чарльзу превосходной женой. Они очень близки по темпераменту, оба отважны и любят приключения. Вы же видите, какая она живая и веселая, а Чарльз всегда был известен как заядлый искатель приключений.
Уортен коротко рассмеялся.
— Не надо меня мистифицировать, мисс Лонгвилль. Я видел, как вы были шокированы, когда Лиззи сказала, что намерена стать его женой. А что до их склонности к приключениям, то это едва ли может быть разумным основанием для супружеского союза.
Мег не могла удержаться, чтобы не возразить горячо:
— Я полагаю, ваше представление о разумном союзе основывается на том, чтобы принудить к браку особу, вовсе этого не желающую.
Несколько мгновений он, не отрываясь, смотрел ей в глаза.
— Вы забываете одно обстоятельство: у меня есть причины считать, что эта особа отнюдь не равнодушна ко мне. Ее губы выдали тайну ее сердца.
Мег слегка покраснела, у нее не находилось слов для ответа.
Усмехнувшись, лорд Уортен наклонился в седле и погладил ее по щеке.
— Перестанем ссориться, во всяком случае, до конца нашего сегодняшнего приключения, которое, должен признаться, начинает меня беспокоить. Что такое Тропа дьявола? По-моему, это звучит зловеще.
Мег, посвятившая последние два дня размышлениям о своих отношениях с Уортеном, услышала в его словах знакомую ей нотку осторожности, так раздражавшую ее. Если бы у него было побольше живости, смелости, предприимчивости, как, например, у Лиззи! Ее вновь охватило чувство разочарования, не раз испытанное ею в общении с ним.
— Это не так опасно, как можно подумать, — отвечала она, стараясь придать своим словам небрежный тон. — Я думаю, вам там даже сапоги не запачкать, если вы этого опасаетесь.
Несмотря на все старания, даже в ее собственных ушах это прозвучало язвительно. Она поняла, что и Уортен воспринял это так, судя по тому, как он поклонился ей, слегка приподняв бровь.
У Мег были теперь все основания не выносить его, поскольку он не только лишний раз доказал, что собственная безопасность волнует его больше любого самого невинного приключения, но он еще и надулся на нее.
Она пыталась не придавать этому значения, убедить себя, что ей нет до него дела, но ей это плохо удавалось. Глядя на него, она начинала понимать, что некоторые ее рассуждения совершенно несерьезны.
Оставив эти мысли, Мег сосредоточилась на игре между Чарльзом и Лиззи, ехавшими на сотню ярдов впереди нее. Она видела, как Лиззи игриво ударила спутника хлыстиком по руке и пустилась галопом вперед. Она совсем им завладела.
Внезапно Мег вспомнила о Хоуп. Она знала, что подруга приняла близко к сердцу ее советы. На балу три дня назад она прелестно выглядела. Но когда до Мег донесся смех Лиззи, она с тревогой подумала, что Хоуп, может быть, уже опоздала, ей уже не вернуть привязанность ветреного Чарльза. Кто может состязаться с Лиззи в кокетстве, у кого более обольстительна и улыбка?
Мег подтянула поводья, и ее кобылка перешла в галоп. Уортен последовал за ней, и вскоре вся компания снова объединилась.
Дорога к каменоломне шла по склону холма. С его вершины перед ними вдруг открылась темная пропасть. Карьер, разрабатывавшийся столетиями, был широким и глубоким. Буковые деревья и кустарник, приткнувшиеся кое-где по его краям, казалось, в любую минуту могли сорваться в пропасть. С вершины холма вниз вела Тропа дьявола — узкая дорожка, по которой можно было спуститься только пешком.
Спешившись, они привязали лошадей к деревьям и подошли к краю.
— Боже мой! — воскликнула Мег. — Да она уже, чем я думала!
Лиззи, подхватив одной рукой шлейф амазонки, немедленно начала спускаться.
— Вздор, Мег! Будь она хоть на дюйм пошире, было бы совсем неинтересно.
Чарльз тут же последовал за Лиззи, бросив Мег вызывающий взгляд.
— Струсила, Мегги?
— Разумеется, нет! — Мег начала подбирать свои длинные юбки.
Ее остановила чья-то рука. Уортен, нахмурившись, задержал ее.
— Вы думаете, это благоразумно, Маргарет? Одна рука будет у вас все время занята вашими юбками. А если вы поскользнетесь? Так прямо и полетите на дно, головой вперед.
Мег презрительно засмеялась.
— Вы чересчур заботливы. И к тому же не доверяете нам с Чарльзом. В детстве мы спускались по этой тропинке десятки раз за лето.
— За это время ливни и ураганы могли изменить состояние почвы. Уж с этим-то вы должны согласиться.
— Я всегда находила, что вам не хватает смелости, лорд Уортен, — вызывающе отвечала Мег. — Теперь я в этом убедилась. Удивляюсь, как вы только не боитесь ездить верхом.
Уортен стиснул ей руку.
— Будьте поосторожнее в своих суждениях, моя милая. Вы стали слишком упрямы и опрометчивы. А что до смелости, которую мне все-таки удается иногда найти в себе, позвольте сказать вам, что у меня есть особый способ успокаивать свои страхи. Возьмем, например, лошадей. Видите ли, я хорошо знаю своих лошадей. Во-первых, я, как правило, выезжаю их сам. Во вторых, я знаю их характер и возможности и всегда принимаю это во внимание, чтобы не подвергать опасности как свою собственную жизнь, так и жизнь животного. В-третьих, я никогда не сяду на незнакомую горячую лошадь, точно так же как никогда не стану спускаться по тропе, которая выглядит слишком крутой и ненадежной, без соответствующей одежды и приспособлений.
Он указал на тропу, где уже давно не было видно Чарльза и Лиззи.
— Без веревки я бы, во всяком случае, не рискнул! В настоящий момент мое единственное желание — удержать вас, но я вижу, что вы приняли решение и стали бы презирать меня всю жизнь, если бы я попытался это сделать. Что же, как вам угодно, можете пускаться в путь. Но если что-то случится с вами, вы не сможете обвинить меня в том, что я не исполнил свой долг и не попытался защитить от опасности любимую женщину.
Мег отвернулась от него с пылающим лицом. Слишком многое из сказанного им было разумно и правильно, и ей было неловко от собственного ребячества. Но в то же время ей страстно хотелось, чтобы он так же, как Чарльз, на деле доказал ей свою любовь.
Она сделала только три шага, когда раздался
Пронзительный крик Лиззи и затем наступила страшная тишина.
— О Боже, нет! — воскликнула Мег. Она ожидала, что Уортен начнет отчитывать ее за глупость их выдумки, но вместо этого виконт начал проворно спускаться по тропе.
Мег осторожно последовала за ним. Сердце бешено стучало у нее в груди. Она слышала, как звал на помощь Чарльз, но от Лиззи не было больше ни звука. А что, если она сорвалась? Боже, она, быть может, уже мертва! Нет, нет, уговаривала себя Мег, нельзя давать волю воображению. Медленно, но неотступно она следовала на Уортеном, пока не услышала его голос. Он кричал ей:
— Ни шагу дальше, Мег! Тропа ненадежна!
Тропинка круто поворачивала впереди. Мег опустилась на колени и осторожно подползла к краю. Примерно пятнадцатью футами ниже тропинка снова поворачивала, как раз под тем местом, где стояла на коленях Мег. Уортен и Чарльз склонились над распростертой фигурой в алом бархате. Мег прижала руку ко рту, увидев бледное лицо Лиззи, ее неловко повернутую шею.
— Она жива? — прошептала Мег и снова повторила свой вопрос, поняв, что Уортен ее не слышал.
— Да, — отвечал он. — Но вы должны быть очень осторожны. Возвращайтесь к лошадям и поезжайте на ближайшую ферму. Достаньте какой-нибудь экипаж, хоть телегу. Лиззи при смерти. Поторопитесь, Мег!
У Мег внезапно закружилась голова. Она не могла оторвать глаз от безжизненного лица Лиззи. Ей показалось, что ей сейчас станет дурно. Неужели такого приключения она желала? И почему ей только не пришло в голову, что кто-нибудь может пострадать? Почему это понимал Уортен, а она сама никак не могла понять?
— Мег! Чего вы ждете? — закричал Уортен. — Ступайте быстрее! Немедленно!
Мег, наконец, взглянула ему в лицо, и постепенно его черты проступили отчетливее, и они снова услышала его крик. Она с трудом нашла и себе силы отползти от края и начала подниматься. Она дважды наступала себе на юбку и вспоминала при этом предостережение Уортена. Лиззи, наверно, тоже наступила на свой шлейф, споткнулась и упала. Мег снова стало дурно. Прижав руку ко лбу, она на минуту остановилась и затем снова продолжала карабкаться наверх.
Сев на лошадь, она ударила ее хлыстом и поскакала на ферму, находившуюся к северу от каменоломни. Дорога показалась ей бесконечной. Когда она, наконец, добралась до фермы, мистер Шоу, пожилой сутуловатый овцевод, немедленно заложил лошадь, и повозка затряслась по камням. Мег указывала ему дорогу, на что он только неодобрительно пощелкивал языком, а потом начал откровенно ругаться на глупость тех, кто искушает судьбу, посещая заброшенную каменоломню.
— Тропу размыло еще пять лет назад, сказал он. — Разве вы не слышали о мальчике, который чуть не погиб?
— Слишком поздно! — прошептала Мег. — Я должна вернуться к друзьям. Приезжайте как можно скорее.
— Уж я постараюсь, — сказал он, подстегивая лошадь.
Мег помчалась вперед. Когда она добралась до каменоломни, Элизабет уже вынесли на поверхность. Чарльз держал ее на коленях. Уортен только что вернулся от ручья с мокрым носовым платком в руке. Не сводя глаз с Лиззи, он спросил Мег, удалось ли ей найти повозку. Она рассказала ему о мистере Шоу, уверив его, что тот знает, где их найти, и скоро будет на месте.
Опустившись на колени рядом с Элизабет, Уортен приложил платок к ее голове.
— Здесь у нее шишка, но других повреждений я не вижу. Во всяком случае, ничего не сломано. И за это надо уже быть благодарным.
— Она приходила в себя хоть на минуту, пока меня не было? — спросила Мег.
Чарльз посмотрел на нее. В глазах у него блестели слезы.
— Нет! Я думал, она умерла. Я думал, она умерла. Я думал, я убил ее, позволив ей пойти на это дурацкое приключение.
— Ты же не знал. Откуда тебе было знать, что тропа размыта?
— Мне следовало бы знать, когда я увидел, какой она стала узкой. Но дело даже не в этом. Лиззи шла слишком быстро, она почти бежала и каблуком зацепилась за юбку. — Чарльз закрыл глаза, снова переживая в памяти этот ужасный момент. — Я потянулся к ней, но они была слишком далеко от меня и уже, казалось, скользила к краю пропасти. О Господи, если бы это не было как раз на повороте, она могла бы сорваться вниз. Она бы погибла.
Его испуганный голос задрожал.
— Что же я наделал!
Лиззи шевельнулась, и все они напряженно ожидали, что она откроет глаза. Но этого не случилось. Мег с трудом сдерживала слезы.
Уортен, прижимавший мокрый платок к ее голове, обратился к Чарльзу:
— Вы не могли помешать бойкой беспечной молодой леди, такой, как мисс Пристли, делать то, что она пожелает.
Он взглянул на Мег, словно пытаясь сказать ей что-то взглядом.
В этот момент появился фермер. Увидев Лиззи, он покачал головой:
— Так это она! Ну, тогда все понятно! В голове-то у нее ветер гуляет!
Мег удивилась, что фермер знал, кто такая Лиззи. Встретившись с ней взглядом, мистер Шоу добавил:
— Я не раз видел, как она скачет по холмам, не разбирая дороги. Я все думал, как это она себе шею до сих пор не сломала.
Уортен перебил его с некоторой резкостью:
— Однако сейчас вам лучше оставить свое мнение при себе. Нам нужно как можно скорее отвезти мисс Пристли домой к тетке.
Мужчины скинули фраки, чтобы подстелить их на жесткое деревянное дно повозки. Чарльз сел с ней, по-прежнему поддерживая в своих объятиях. Она несколько раз застонала. Глаза ее широко раскрылись. Взглянув ему в лицо, она проговорила: «Мой любимый!» и снова опустила голову ему на плечо.
Дорога до Норбери-Хаус казалась бесконечной, хотя на самом деле прошло немногим больше часа, когда показались ворота. Уортен обогнал их, и, когда повозка подъехала к дому, с полдюжины слуг выбежали им навстречу. Лиззи снова открыла глаза, и Мег услышала, как она сказала: «О Боже, ну и переполох!» Лиззи не отпускала руку Чарльза, так что ему пришлось внести ее в дом, что он исполнил с большой готовностью.
Невольное подозрение мелькнуло в голове Мег, но она сразу же отвергла его как нелепость. Лиззи сильно ударилась головой. Она просто не могла оправиться так быстро, чтобы сознательно воспользоваться своей слабостью для того, чтобы еще больше привязать к себе Чарльза. А может быть, и могла?
Мег последовала за Чарльзом и слугами в холл. Их встретили Хоуп и миссис Норбери, со сложенными, как бы в мольбе, руками. Хоуп, отведя в сторону Мег, умоляла рассказать ей, что случилось с бедняжкой Лиззи. Мег, Хоуп и миссис Норбери поднялись вместе с Чарльзом наверх. Мег тихо рассказала им, как произошел несчастный случай.
Когда они подошли к спальне Лиззи, миссис Норбери, которая никак не могла оторвать пальцы Лиззи от обшлага Чарльза, попросила его положить Лиззи на кровать. Он сел рядом, наклонившись над ней. Выражение лица у него было совершенно растерянное.
Дамы столпились вокруг постели, ожидая, что Лиззи вот-вот придет в себя. Но она оставалась неподвижной. Лицо ее было прекрасным и безмятежным, хотя и довольно бледным. Появившаяся горничная задвинула портьеры, и в комнате сделался полумрак.
Молчание длилось долго, пока миссис Норбери, наклонившись к Мег, не прошептала:
— Я полагаю, вы пытались привести ее в чувство вашим туалетным уксусом?
— Нет. Я никогда не беру его с собой, когда выезжаю верхом.
Не прошло и секунды, как миссис Норбери оказалась напротив Чарльза, размахивая флакончиком под носом у племянницы. К общему удивлению, Лиззи раскашлялась, расчихалась и начала отбиваться обеими руками. Только тут она отпустила обшлаг Чарльза.
— О, Боже мой! Что со мной? — Лизи прижала руку ко лбу. — Ах да, помню. Я шла слишком быстро и вдруг упала и покатилась. Никогда в жизни я не испытывала такого ужаса! — Минуту она лежала неподвижно. — Я чувствую, как будто меня несколько часов везли в экипаже с никуда не годными рессорами. Мне кажется, на мне нет живого места, и ужасно болит голова.
Мег выпрямилась в кресле, испустив издох облегчения.
— Слава Богу, с вами все в порядке, Элизабет. Мы боялись, что вы разбились.
Хоуп встала и подошла к матери.
— Да, Лиззи, ты нас ужасно напугала, — сказала она спокойным тоном.
Лиззи посмотрела на каждую из них по очереди. Взгляд ее, наконец, остановился на Чарльзе. Выражение ее смягчилось, и она коснулась пальцами его щеки.
— Последнее, что я помню, мой милый Чарльз, — сказала она мечтательным голосом, — это то, как ты просил меня стать твоей женой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100