Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Лорд Монтфорд лежал лицом вниз на обитой парчой софе у себя в кабинете. Его ужасно раздражал тихий настойчивый стук. В его полусонном состоянии ему казалось, что звук, доносившийся от окна, то приближался, то отдалялся. Он не мог понять, где стучат; голова его была как в тумане.
— Пошел вон, негодяй! — крикнул он, наконец, и от этого усилия голова у него затрещала еще сильнее.
Стук становился все настойчивее. Нужно открыть глаза, подумал он, и выяснить, что это за дьявол ему досаждает, но он едва мог шевельнуться. Лорд Монтфорд застонал, во рту у него пересохло, голова раскалывалась. Паршивое бренди, которое подают в игорном доме миссис Полл, стоило ему остатков трехмесячного дохода, а заодно и потери его обычно трезвого и ясного сознания. Все живо встало у него перед глазами. Так играть вчера мог только полный идиот! Когда он проиграл последнюю гинею, огонь свечей заплясал перед ним. Его друзья — тоже мне, друзья! — смеялись, видя, как он, спотыкаясь, выходит из этого притона. На свежем воздухе ему стало еще хуже. Ночной сторож, не узнав его сначала, чуть было не огрел его дубинкой.
— Милорд! — воскликнул он. — Да это вы?
— Найди мне наемную карету, — простонал Монтфорд.
Когда сторож уже захлопывал дверцу, он, высунувшись в окошко, сказал:
— Благодарствую, приятель. Ты мне оказал большую услугу. — Лорд Монтфорд полез было в карман, но, ничего там не обнаружив, выругался.
— Нет и фартинга заплатить тебе за твою доброту.
— Бог с вами, милорд, езжайте лучше скорее, а то и без рубашки можете остаться!
Монтфорд не помнил, как он вернулся к себе. И вот не прошло и нескольких часов, как какой-то негодяй рвется к нему в кабинет. Если это его камердинер Браун, он с него шкуру спустит!
Стук продолжался, пока ему не начало казаться, что голова у него сию минуту лопнет. Он попытался сесть, но от этого боль еще усилилась.
Теперь стук сопровождался еще и криком Монтфорд узнал голос Брауна.
— Милорд, прибыл посыльный с важным сообщением. Милорд!
Облизнув губы, Монтфорд застонал. Он старался окончательно проснуться, но эта задача была ему явно не по силам.
Когда стук возобновился с новой силой, Монтфорд уже достаточно собрался с духом, чтобы крикнуть: «Войдите!», хотя после этого головная боль стала еще мучительнее.
Камердинер вошел и, подойдя к софе, присел на корточки. Монтфорд, все еще не поднимавший головы, скосил на него глаза.
— Что тебе надо, щенок? Лучше придумай причину поважнее, а то тебе несдобровать!
Морщась, он снова закрыл глаза.
Браун говорил тихо, голос у него был серьезный.
— Милорд, прибыл посыльный из Стэйплхоупа с письмом. Похоже, речь идет о той особе, за которой вы ухаживали последнее время. Посыльный говорит, что его хозяин — Барнет его зовут — ждет ответа. Вы с ним же можете отправить.
— Стэйплхоуп? Барнет? — Мысли у Монтфорда ворочались туго. — Какой Барнет? Я не знаю никакого Барнета!
Он приподнялся на локте и взял наконец письмо из рук камердинера.
Сломав печать, он развернул его и, прежде всего, взглянул на подпись — Чарльз Бернел!
Бернел! Он сел, туман у него в голове мгновенно рассеялся. Он сообразил, что Чарльз имеет что-то сообщить ему о Маргарет. Забыв о своем самочувствии, он так резко поднялся, что кровь бросилась ему в голову.
Он быстро пробежал письмо.
— Проклятье!
Он разразился ругательствами. Камердинер, выпучив глаза, попятился к двери, чтобы в случае чего спасти свою жизнь бегством. Его хозяин редко выходил из себя, но, когда это случалось, сотрясался весь дом от подвала до чердака. Браун проскользнул в дверь и закрыл ее за собой, тяжело дыша.
Он поспешил вниз на кухню, чтобы поговорить с посыльным и узнать все новости из Шропшира. Ему было не впервой добиваться для себя кое-каких благ, выясняя заблаговременно положение дел и давая затем своему хозяину полезные советы.
Монтфорд налил себе бренди. Стоя у окна, он прочел письмо еще раз. Итак, Уортен считает, что приз завоеван, но, судя по письму, до свадьбы еще несколько дней.
Он отхлебнул бренди и, пополоскав им рог, проглотил. Ему опротивела такая жизнь. Уже несколько месяцев он испытывал нужду в деньгах, а его отношения с Маргарет Лонгвилль складывались не так, как он ожидал, не так, чтобы успокоить кредиторов. Он намеревался к этому времени уже обвенчаться с Мег, а она оказалась на редкость неуловимой.
Ему было нужно ее солидное приданое, чтобы наполнить себе карманы, но были и другие причины, по которым он желал на ней жениться. Он хотел заполучить земли, унаследованные ею от матери, и ее родственные связи с лучшими семьями в Англии. И сама она тоже его сильно привлекала, что в его глазах было равносильно любви.
Он перечитал письмо, недоверчиво покачивая головой, и что-то неодобрительно про себя буркнул. Вся эта земельная знать одинакова. Они не хотят видеть чужаков в своем кругу. Он знал, например, что сэр Уильям терпеть не мог его отца и перенес свою неприязнь на сына. Чем он заслужил от сэра Уильяма такое обхождение?
Тем, что его отец унаследовал капитал, нажитый торговлей, а не сбором арендной платы. Поэтому он никогда и не был допущен в круг близких знакомых баронета. Даже когда его отец получил титул, возвысивший его над сэром Уильямом, баронет продолжал относиться к нему с холодным вежливым безразличием.
Оставалось одно средство загладить эти обиды — Монтфорд должен жениться на дочери сэра Уильяма.
Барон сел и написал ответ на полученное письмо, где в тщательно составленных выражениях высказал намерение немедленно приехать в Стэйплхоуп. Заключительные строки ему особенно понравились:
«Вы правильно поступили, мой добрый и досточтимый друг, сообщив мне о предстоящем бракосочетании. Я был другом мисс Лонгвилль на протяжении нескольких лет, и мы во многом придерживаемся одного мнения: мне известно ее отношение к лорду Уортену. Вы, конечно, знаете, что я всегда хотел жениться на Маргарет. И надеялся когда-нибудь добиться ее руки. Как и вы, я поражен и возмущен тем, что ее принуждают к нежелательному браку. Я призвал бы Уортена к ответу за этот низкий поступок, но он мало придает значения формам поведения, признанным среди джентльменов. Это самый его недостойный поступок! Бедняжка Маргарет! Я страдаю душой за нее. Чтобы доказать ей, что друзья не покинули ее, я намерен немедленно отправиться в путь. Если я выеду четверкой, и не буду останавливаться по пути, я должен быть и Стэйплхоупе не позже субботы. Искренне ваш, Монтфорд».
Он запечатал письмо и отдал его ожидавшему посыльному.
Слуга Бернела пришпорил черного жеребца. Об одном только не упомянул лорд Монтфорд и своем письме — он и сам бы охотно похитил Маргарет, представься ему такая возможность.
Три дня спустя после печального дня рождения Хоуп Мег прохаживалась по просторному холлу Стэйплхоупа, ожидая прибытия лорда Уортена. Остановившись перед большим зеркалом в золоченой раме напротив парадной двери, она поправила длинные рыжие локоны, спускавшиеся по обе стороны ее лица. Часть ее пышных кудрявых волос была уложена высоко на голове и убрана живыми цветами — колокольчиками, душистым горошком и розовыми бутонами. Остальные падали ей на плечи каскадом локонов. Мег была довольна собой. Сама Розамунда не могла бы выглядеть прелестнее! Собираясь на пикник с Уортеном, Мег надела зеленое муслиновое платье. Оно, пожалуй, не слишком подходило для завтрака на природе, будучи собранным на спине чуть ниже талии в сотню крошечных складок. По низу рядами, один над другим, шли крошечные оборки. Эффект был совершенно потрясающий! Мег собиралась предложить лорду Уортену расположиться на траве на берегу реки, чтобы листья не запутались в ее небольшом, но пышном шлейфе.
— О мисс Маргарет! — воскликнула ее горничная. — Вы хороши прямо как картинка. То-то его светлость будут довольны!
Бонни сидела в кресле у входа в гостиную. На ней было простое коричневое платье с высоким воротом и маленькая шляпка на тщательно уложенных волосах. Ей предстояло сопровождать свою хозяйку.
Еще раз взглянув в зеркало, Маргарет слегка ущипнула себя за щеки. Будет ли Уортен на самом деле доволен ее туалетом, подумала она. Она внезапно поняла, что ей бы этого очень хотелось. Встретившись при этой мысли взглядом со своим отражением, она увидела, как ее губы сложились в молчаливый вопрос: «Ты любишь его?»
Она закрыла глаза, не желая поддаваться этому чувству, не желая дарить свое сердце человеку, не отвечавшему ее идеалам. Но отвечавший им Филип оказался игроком. Папа все ей рассказал. Он проиграл свое состояние, заложил одно за другим поместья, а потом продал их. Филип был воплощением ее идеалов, а как он кончил, в конце концов!
Уортена она не могла понять. Ее влекло к нему, как ни к кому другому, даже к Филипу. Но это влечение было слишком чувственным, и оно заставляло ее сомневаться в своих ощущениях и суждениях. Филип обращался с ней как с нежным, хрупким созданием — ангелом, достойным высочайшего уважения и поклонения. Уортен, наоборот, властно вел себя с ней и говорил о том, как она будет рожать ему детей и бить его слуг. И это отпугивало ее. Но при таких обстоятельствах она никогда ни за кого не выйдет. Сегодня она собиралась еще раз попросить его дать ей, по крайней мере, время понять его и привыкнуть к недавним разоблачениям, касавшимся Филипа. Быть может, она и полюбила бы его, но принуждения она не потерпит. Он должен это понять!
Она еще не видела его после бала у Норбери. На следующий день он дал ей знать, что его брат заболел, и что он должен оставаться при нем. Мег догадалась инстинктивно, что, хотя он действительно ухаживал за братом, он еще и в какой-то степени избегал ее. Во время их последней ссоры он был сильно раздражен. Она знала, что он опасается, что не сможет говорить с ней спокойно и хладнокровно.
Прикусив губу, Мег рассеянно взглянула на часы и тут случайно заметила шмыгнувшего под столик вишневого дерева маленького белого мышонка.
— Кыш! — сказала она тихо. — Кыш, пока Каролина тебя не обнаружила. Иначе тебе конец!
Мег вздохнула. Весь ее мир перевернулся.
Она совершенно потерялась! Она просто не знала, что думать о Филипе, об Уортене и даже о Чарльзе в его желтых панталонах! Хотя бы Монтфорд помог ей разобраться во всем этом!
Шум приближающегося экипажа нарушил ее размышления. Сердце у нее сильно забилось, ока направилась к двери, но тут же остановилась. О чем она думает? Еще минута — и она бы распахнула дверь и бросилась к нему навстречу! Она приложила руку к лицу и слегка вскрикнула.
— Что случилось, мисс Маргарет? — Бонни поднялась с кресла. — Вы не заболели? Что это у вас вдруг такое лицо?
Все еще не отнимая руку от щеки, Мег сказала:
— Ничего особенного. Мне кажется, что я с ума схожу.
Бонни вздохнула и кивнула с опытным видом.
— Он так хорош, ваш лорд Уортен! Я бы тоже с ума сошла, если смотреть на него несколько часов кряду!
Она снова вздохнула.
Мег поразил шум, поднятый лошадьми. Для выезда на пикник пары было бы достаточно, но, судя по всему, виконт нанял, по меньшей мере, четверку — да еще с форейторами!
Любопытство одолело ее, и, прокравшись в гостиную, она выглянула в окно.
— Боже мой! — Никогда еще она не видела такого зрелища. Даже садовник, занятый с наемными рабочими среди елей, вытянувшимися вдоль подъездной аллеи, оставил свои труды, уставившись на приближающийся экипаж.
Уортен сидел в голубой коляске, запряженной шестеркой белых коней — у каждого на голове красовалось розовое перо! Мег затрепетала, знакомое чувство охватило ее, не раз испытанное, в момент создания самых романтических сцен в ее романах. Ноги у нее подогнулись, руки ослабели, и она бессильно опустилась на софу, к счастью, оказавшуюся поблизости. Она вздохнула, прижав руку к сердцу.
— Шесть белых лошадей, как в моем первом романе, где герой спасает героиню от коварного герцога де Морено и увозит ее в свой замок в самом сердце Англии.
Мег была в восторге при мысли об ожидавшем ее чудесном пикнике.
— Тпру! — Мег услышала голос Уортена, когда экипаж остановился у дверей. Мег заметила напряженное выражение на его лице. Он держал вожжи в одной руке.
— Тпру! — снова крикнул он, сдерживая отказавшихся повиноваться его первому приказу лошадей.
Из-за угла появился конюх и кинулся к лошадям. Ветер сорвал с него шляпу, но он не обратил на это внимания и, подбежав, схватил коренника за недоуздок.
В голову Мег закралось сомнение насчет удобства выезда шестерней, но, когда она увидела большую корзину, привязанную ремнями к задку коляски, эти сомнения мгновенно рассеялись. Быть может, Уортену и не хватает некоторых возвышенных рыцарских качеств, но он уж точно умеет возбудить интерес и воображении дамы.
Справившись с лошадьми, Уортен взгляну, на окна и увидел у одного из них Мег, все еще прижимавшую руку к груди. Улыбнувшись, он склонил голову. Когда он встал в коляске, Мег увидела, что он был в красновато-коричневом фраке, темно-желтых бриджах и сверкающих ботфортах. Плащ был накинут на одно плечо. Ее горничная права. Он очень красив. Ее сердце дрогнуло вновь. Сняв шляпу, Уортен низко поклонился и легко спрыгнул на землю. Плащ развевался у него за спиной, когда он взбегал по каменным ступеням.
Мег была поражена. Точно так же вел себя герой ее первого романа. Ей пришло в голову уж не читал ли Уортен ее книги, но она тут же отбросила эту мысль. Мужчины потешаются над такими романами. Она наклонила голову, отвечая на приветствие Уортена, и попыталась принять выражение спокойного достоинства. Ей не хотелось показывать, что она поощряет его, особенно когда он был так явно счастлив ее видеть.
И вдруг на нее напало сомнение. Внешне он по-прежнему выглядел расположенным к ней. Но Мег не могла поверить, что раздражение его против нее прошло. Она слишком ясно и недвусмысленно высказала свое мнение о его характере, а какому мужчине, пусть даже и влюбленному, придутся по нраву такие высказывания? Но когда она встретила его в холле, он сказал:
— Сможете ли вы простить меня когда-нибудь за то, как резко я говорил с вами на балу у Хоуп?
— О конечно, лорд Уортен, — отвечала они с большим облегчением. — Я вполне понимаю, что у вас есть основания не одобрять рыцарские правила. Но ведь мы можем все-таки быть друзьями?
Мег протянула ему руку.
На какую-то долю секунды ей показалось, что глаза его сверкнули недобрым блеском, но он взял ее руку и — в присутствии двух грумов, горничной и дворецкого — крепко поцеловал ей пальцы.
Мег почувствовала, как щеки у нее вспыхнули.
Проворно отняв руку, она воскликнула:
— Какой сегодня чудесный день для завтрака на природе!
Направляясь к дверям, она услышала его смех у себя за спиной. Он быстро поравнялся с ней и, взяв под руку, когда она начала спускаться по ступеням лестницы, подвел ее к ожидавшему экипажу.
Горничная следовала за ними на расстоянии нескольких шагов.
Мег с некоторой опаской оглядела лошадей, закидывавших головы и бивших копытами. Грум крепко держал под уздцы коренника, но Мег видела, какого усилия ему это стоило.
Через несколько минут Мег уже сидела в ландо. Горничная пристроилась на маленькой скамеечке сзади. Когда виконт, взяв вожжи, уселся с ней рядом, Мег сказала ему, как ей понравились лошади. В ответ он слегка наклонил голову.
— Я надеюсь, они понравятся вам своей удалью, а не только статью. Дьявольская подобралась упряжка!
Мег отметила про себя, что он даже не извинился за такое сильное выражение, и внезапно самые худшие опасения охватили ее.
Уортен кивнул груму, который удерживал лошадей, обливаясь потом. Тот, отпустив коренника, проворно отскочил в сторону, явно опасаясь быть растоптанным.
Лошади с места взяли рысью. Экипаж встряхнуло. Ухватившись за дверцу, Мег услышала крик горничной:
— Господи! Да нам так всем пропасть!
Уортен засмеялся. Мег взглянула на него с ужасом. Какой бес в него вселился, что он так пренебрегает ее удобствами и безопасностью?
Шестерка белых коней летела по дороге. Каждый поворот становился для Мег и ее горничной кошмаром. Мег умоляла Уортена придержать лошадей. Он бросил на нее вызывающий взгляд.
— Ни за что! Они мчат нас, Маргарет, ни встречу нашей судьбе!
— Прошу вас! — взмолилась Мег. — Лучше я пойду пешком!
— Вздор! Разве вам не по вкусу дух приключения, который они привносят в обычный пикник? Когда мы поженимся, каждая наши прогулка станет таким приключением. О, я все знаю! Я не зря наблюдал за вами все эти годы! Я дам вам возможность вдоволь насладиться тревогами и опасностями дальних странствий. Это только начало! Известно ли вам, например, куда мы направляемся?
Впереди них по дороге медленно двигалась повозка. У Мег перехватило дыхание.
— О нет, милорд, — с трудом проговорили она, — я не имею ни малейшего представления. Я полагала, что мы расположимся на южном склоне холма. Я хотела поговорить с вами еще до отъезда, но ваши лошади отвлекли меня. Они довольно горячи!
— Еще только наполовину объезжены! Я купил их у приятеля два дня назад, так что у меня не было времени объездить их! Но ведь это делает наше путешествие еще увлекательнее, вы не находите?
— Вне всякого сомнения, — прошептала Мег. Сердце у нее было готово выскочить из груди. — Но вам не кажется, что нам лучше было бы вернуться к холмам за Стэйплхоупом? Там есть местечко, которое, я уверена, вам бы понравилось! И развалины еще времен римского владычества.
Она была насмерть перепугана, и у нее была только одна мысль — как бы поскорее избавиться от экипажа и от лошадей и вновь почувствовать себя в безопасности на твердой земле.
— Какие-то жалкие развалины на холме! — воскликнул он. — Как это скучно! Нам это не подойдет, моя милая Мег. Мы едем на мельницу в Хосли!
— На мельницу! — повторила изумленная Мег.
— Но там водятся привидения! — с ужасом вскрикнула горничная. — Говорят, что там повесился старый мельник, после того как его жену убили цыгане. По ночам там бродят их тени! Это страшное место, говорю я вам! Милорд, вы не можете повезти туда мисс Мег!
— Лорд Уортен, нам нельзя… — Повозка маячила все ближе. — Милорд, это мистер Митчет, разве вы не видите? Он едет очень медленно!
Уортен прищелкнул языком.
— Проще простого обогнать его!
Мег была в этом далеко не уверена, видя, как пот выступил у него на лбу. Мистер Митчет оглянулся, и Мег увидела, как его темные глаза расширились от ужаса. Он потянул свою бедную клячу к канаве по левую сторону дороги.
— Вы его сейчас опрокинете! — закричала Мег. — Остановитесь! Умоляю вас, остановитесь!
— Ни за что!
Уортен расправил вожжи, пробормотав про себя:
— Ну теперь только держись!
Они поравнялись с повозкой. Всего несколько дюймов отделяли колеса ландо от ее колес, Словно движимая непреодолимой силой, Мег наклонилась, не сводя с них глаз.
— Мы сейчас сцепимся колесами! — закричала она.
Уортен взял чуть правее, и только легкий скрежет раздался, когда ступицы колес ландо задели колесо повозки. Всего несколько мгновений — и повозка осталась далеко позади.
Мег в полуобморочном состоянии откинулась на подушки. Она хотела было попросить у горничной флакончик с туалетным уксусом, но, оглянувшись, увидела, что Бонни полулежит на сиденье с закрытыми глазами, прижав ко рту платок.
У поворота на проселочную дорогу лошади замедлили свой бег. С большим искусством и колоссальными усилиями Уортен заставил их свернуть, розовые перья неловко болтались, когда они начинали прядать ушами.
Проселочная дорога была полна изгибов и поворотов, и Мег с ужасом почувствовала, что Уортен снова пустил лошадей рысью.
— Что вы делаете? — воскликнула она.
Он только рассмеялся. Мег начинала понимать, что у него была еще какая-то, особая цель, помимо простого пикника. Чем быстрее шли лошади, тем больше поднималось пыли. В отличие от большинства дорог в Шропшире, эта не была утрамбована щебнем. Ландо было вскоре покрыто стоявшей столбом пылью. Мег зажмурилась, откашливаясь в носовой платок.
Лорд Уортен, отчаянно кашляя сам, воскликнул:
— Ну разве это не замечательно!
Мег только сделала гримасу, не рискуя раскрыть рот и добавить себе в легкие пыли.
Несколько минут спустя лошади пересекли каменный мостик, и Мег вздохнула с облегчением. Дорога была вся в рытвинах. Мег становилось уже тошно от всех этих приключений, когда вдали показалась мельница. Несмотря на все трудности пути, Мег была довольна, что он привез ее на эту старую мельницу. Она была просто прелестна!
Когда пыль улеглась, Мег, наконец, перевела дух.
— Должна признаться, что ваши лошади чуть меня совсем не доконали, но этот вид вознаградил за все! Подумать только, вся северная стена увита плющом, а колесо застыло и уже больше не вертится!
По большим серым камням, журча, бежала вода. Только отдельные блики солнца проникали сквозь листву разросшихся вокруг мельницы буков. Живая изгородь из тиса почти целиком загородила проход, но тропинка была все же видна, что свидетельствовало о том, что это за брошенное местечко было более посещаемым, чем можно было подумать с первого взгляда.
— Я так и знал, что вам здесь понравится, — сказал Уортен, — когда еще впервые услышал о ней. Но мне нужно немного времени, чтобы поставить лошадей и приготовить нам место для завтрака.
— О мисс! Но вы ведь не войдете внутрь? — воскликнула Бонни.
— Разумеется, войду, я не такая трусиха, как ты!
Бонни поджала губы и выпрямилась.
— Пусть это будет неприлично, но я туда п-пойду!
— Превосходная компаньонка, ничего не скажешь! — не мог сдержаться Уортен. — Я тебе вечно буду за это признателен!
Бонни ахнула. Мег не могла не фыркнуть.
Промчав четыре мили, лошади были теперь поспокойнее. Уортен помог Мег и ее горничной выйти из экипажа и привязал лошадей неподалеку в зарослях.
Верная своему слову, Бонни осталась снаружи. Как только Мег и Уортен переступили порог старинной постройки, вдали прогремел гром, откуда-то взявшиеся тучи закрыли солнце, и все помещение погрузилось во мрак.
— Какая прелесть! — воскликнула Мег, осматривая просторную пустую комнату, середину которой занимали огромные механизмы и колеса.
Она принюхалась. Какой-то непонятный запах поразил ее обоняние.
— Что бы это могло быть такое?
— А в чем дело, моя милая Мег? — спросил подошедший Уортен.
— Какой-то странный запах.
— Здесь, видимо, обитает уже не одно поколение крыс, — сказал он небрежно. — А может быть, мельник таким способом дает нам понять, чтобы мы здесь не задерживались. А как вы думаете, любимая?
Стоя у нее за спиной, он положил руки ей на плечи. Он почувствовал, как она вздрогнула.
— Ведь вы же не боитесь, любовь моя?
— И страшно, и приятно, — вздохнула Мег. — Если бы только запах не был такой резкий.
— Вы привыкнете со временем, я уверен, — прошептал он ей на ухо.
Мег ясно понимала, что сейчас он снова примется за свои штучки. Только на этот раз она была твердо намерена не позволять ему ничего подобного.
Быстро отойдя к дальней стене, она выглянула в маленькое разбитое окно, выходившее на реку. В это мгновение ее шлейф шевельнулся, и она вскрикнула.
— Что-то дотронулось до меня! — Она стремительно повернулась, слегка приподняв юбки.
Что бы это ни было, оно уже скрылось. Пыль и грязь на полу запятнали ее шлейф и оборки юбки
— О, посмотрите только на мой бедный муслин! На что он стал похож!
— Я думаю, здесь уже много лет никто не убирался, — сказал Уортен, скрывая улыбку.
— Ну конечно, нет, и нечего смеяться надо мной. Я просто не ожидала, что здесь будет настолько грязно.
Наверху что-то зашуршало, и Мег взглянула на потолочные балки. Она ничего там не увидела, но инстинктивно приблизилась к Уортену.
— Крысы? — спросила она. Он обнял ее за талию.
— Без сомнения. И хотя я вижу, они вас встревожили, я склонен назвать их друзьями, так как они вернули вас ко мне.
Она взглянула ему в лицо, широко раскрыв глаза.
— Вы не боитесь, что они на нас набросятся?
Уортен засмеялся.
— Они боятся нас больше, чем мы их. Едва ли они нападут на нас, но в случае необходимости я всегда могу защитить вас. — Он жестом указал на большую полированную шкатулку, которую он принес с собой.
— Вы принесли пистолеты! — воскликнула удивленная Мег.
— Разумеется, — отвечал он. Снова раздался удар грома, уже ближе. Воздух, казалось, застыл. Сквозь открытую дверь и разбитые окна не долетало ни ветерка. Мег всматривалась в лицо Уортена. В полумраке родинка на его щеке была едва заметна, и она не могла понять выражение его глаз.
— Тогда на балу я не хотела вас обидеть, — сказала она.
— Я знаю, — услышала она его низкий звучный голос. — Я думаю, я вас понимаю, Мег. В вашем сердце царит одно добро. Ни одна дурная мысль не приходила вам на ум. Мы не так далеки друг от друга, как вам может качаться, — продолжал он, впиваясь в нее взглядом. — Только дайте мне возможность приблизиться к вам настолько, чтобы вы могли понять меня так же, как я понимаю вас. Мое единственное желание, чтобы вы хоть немного поверили в меня.
Мег самой от всей души страстно захотелось поверить в него. Она не сказала ни слова, но только слегка прижалась к нему. Это был легкий, едва заметный жест, но ему этого было достаточно. Он чуть не задушил ее в объятиях. Приподняв ее голову за подбородок, он страстно поцеловал ее в губы. Слегка отпрянув, как будто хотел сказать ей что-то, он глубоко вздохнул.
— До чего ты хороша, и как ты мучаешь меня, особенно когда у тебя такое выражение! Ответь мне, если только у тебя хватит смелости, ты хочешь, чтобы я снова целовал тебя?
Вместо ответа Мег, которую влекло к нему с непреодолимой силой, обвила руками его шею и прижалась полураскрытыми губами к его губам. У него вырвался стон. Он еще крепче обнял меня. Его поцелуй его стал еще более настойчивым и пылким. Если бы в любви все было так просто, подумала Мег, ей ничего не нужно было бы решать. Но она не станет думать об этом сейчас, только не сейчас, когда она тонет в его объятиях. Он так силен, она чувствует его руки, ноги, его всего так близко, как никогда. Никогда она так не растворялась в нем! Только бы это мгновение длилось вечно! В доме еще больше потемнело из-за надвигавшихся с запада туч. Скоро пойдет дождь, и, быть может, целый час она проведет с ним… так. Эта мысль была невыносимо сладостна. Он начал нежно целовать ее лицо.
— Мег, мое сокровище. Забудь свои глупые выдумки и люби меня!
При этих словах вся прелесть момента исчезла. Она отвернулась. Стало быть, он считает ее глупой. Как он может считать ее глупой и говорить, что любит ее?
Он медленно отпустил ее, не сводя с нее глаз. Казалось, он снова хотел сказать ей что-то. Когда он заговорил, голос его звучал весело:
— А теперь я принесу корзину с нашим завтраком, если хотите.
Мег рассеянно кивнула. С театральным поклоном он вышел. Мег снова ощутила затхлый отвратительный запах. Ей вдруг стало холодно, когда в дверь подуло свежим ветерком и повеяло запахом дождя.
Они слишком разные, чтобы принадлежать друг другу. Он находит ее идеи глупыми. О чем же еще говорить? Мег приуныла. В этот момент лорд Уортен появился в дверях с огромной корзиной.
Поставив ее на пол и расстелив прекрасную льняную скатерть, он достал такую же салфетку и, приподняв край ее юбки, смахнул приставший к ней сор.
— Прошу вас, не надо, лорд Уортен, — воскликнула она в некотором замешательстве от его неожиданной любезности.
— Я же знаю, Мег, что вас это беспокоит. К сожалению, когда такие обстоятельства сопутствуют приключениям, всегда рискуешь запачкаться.
Несколько мгновений он смотрел ей в глаза, словно стараясь дать ей что-то понять, а потом продолжал отряхивать ее платье.
Мег опустила взгляд на его склоненную голову. Она решительно не могла его понять! То он наносит ей оскорбление, то становится олицетворенной заботливостью! А нет ли метода в его действиях, неожиданно пришло ей в голову. Что он на самом деле пытался ей сказать? Все, что бы он ни делал и ни говорил с первого момента своего появления в Стэйплхоупе, имело, казалось, какую-то цель. Чего он все-таки надеялся достичь?
— Лорд Уортен, посмотрите на меня, — приказала она.
Когда он поднял взгляд, она спросила:
— Чего вы добиваетесь?
Казалось, напряжение между ними достигли предела. Может быть, виновата была гроза. Он предложил ей сесть на принесенный им ковер, а сам, подойдя к ящику с пистолетами, достал оба. Это были отличные дуэльные пистолеты, и он начал тщательно их заряжать. Мег чувствовала, что он обдумывает что-то.
Он положил пистолеты и начал извлекать содержимое из корзины: холодного цыпленка, пирожки с абрикосовым вареньем, свежий хлеб, только этим утром испеченный женой хозяина гостиницы, разнообразные желе, фрукты и шампанское.
— Я много думал над тем, что вы сказали мне на днях. Я составил несколько длинных трактатов на темы чести, поединков, утраченных идеалов рыцарства. Я намеревался прочесть вам хотя бы один и, быть может, поспорить с вами.
Мег съела кусочек цыпленка и отпила глоток шампанского. Намазывая маслом толстый ломоть хлеба, он продолжал:
— Потом я понял, что это безнадежная затея. Ваши убеждения рождены не опытом, а почерпнуты из романов. После того как мы поедим, Мег, я хочу, чтобы вы выстрелили из одного из этих пистолетов. Я хочу, чтобы вы знали, как звучит выстрел, как отдает пистолет в вашей руке.
Мег взглянула на лежащий поблизости пистолет, и это зрелище внезапно заворожило ее. Она часто описывала оружие в романах, но никогда не держала в руках пистолета, даже отцовского.
Слегка откинув голову набок, как она это всегда делала, когда что-то озадачивало ее, она взглянула на Уортена.
— Вы знали, до того как привезти меня сюда, какой здесь мерзкий запах?
Он кивнул.
— Вы нарочно устроили этот пикник, чтобы показать мне кое-что?
Он снова кивнул. Мег поставила бокал.
— Я хочу выстрелить сейчас.
Во рту у нее вдруг пересохло.
Уортен живо поднялся и помог ей встать. Он вручил ей пистолет.
— Нажимайте на курок осторожно; выстрел будет громким. Цельте туда. — Он указал в угол, где стоял старый деревянный ящик. — Можете стрелять, как только пожелаете.
Подняв пистолет и вытянув руку, Мег почувствовала головокружение и даже легкую дурноту. Очаровательный завтрак на природе, подумала она с иронией. Вонючая мельница, кишащая крысами, того гляди польет дождь, человека чуть не сбили по дороге, а теперь она должна стрелять в какие-то ящики. Едва ли это назовешь романтическим приключением!
Она держала пистолет со всей твердостью, на какую была способна, целясь в ящик у дальней стены. Как он ей посоветовал, она мягко нажала на курок. Ей казалось, что между нажатием и выстрелом прошла целая вечность, а гром как будто бомба взорвалась.
— Боже мой! — громко вскрикнула она. Рука ее дрожала. Мег очень удивилась, что пистолет все еще у нее в руке, и смотрела на него со страхом. — Просто оглохнуть можно! — Они пригляделась к ящику и заметила на нем темное пятно.
— А теперь стреляйте из этого! — Уортен протянул ей второй пистолет, когда вдруг из своего убежища за ящиком выскочила крыса и бросилась к Мег. Уортен выстрелил.
Мег увидела крысу и услышала выстрел и одно и то же время. Она заткнула себе уши и тут увидела дергавшуюся в луже собственной крови крысу.
Уортен подхватил лишившуюся чувств Мег, когда в дверях появилась горничная:
— Милорд, вы убили мисс Маргарет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100