Читать онлайн Прелестница, автора - Кинг Валери, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестница - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестница - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестница - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Прелестница

Читать онлайн

Аннотация

Красавица Маргарет Лонгвилль не только умна и богата, она еще автор популярных дамских романов о любви, в которых действуют благородные, бесстрашные рыцари. Но человек, с которым она помолвлена, - виконт Уортен, самый завидный жених сезона и ярый противник дуэлей, - далек от ее идеала. Тем не менее, он решает во что бы то ни стало, завоевать сердце капризной красавицы. Но, лишь наделав множество глупостей и едва не упустив свое счастье, Маргарет узнает, что такое истинное мужество и благородство.


Следующая страница

1

В гостиной миссис Норбери в ее особняке на Брук-стрит царило оживление. Мег Лонгвилль сознавала, что добрая половина присутствующих девиц были вне себя от зависти: лучший жених сезона, склонившись к ней и не сводя с нее глаз, тихо говорил ей что-то. Однако такое внимание к ней лорда Уортена мало ее волновало. У этого утонченного щеголя и законодателя моды, желанной добычи всех светских мамаш, озабоченных поисками мужей для своих дочек, не хватало одного весьма существенного, на ее взгляд, качества — чести: он решительно отказывался выходить, с кем бы то ни было, на поединок.
По оконным стеклам за спиной Маргарет стучал дождь. Она смотрела в лицо лорду Уортену, перья веера чуть касались ее подбородка и полураскрытых губ. Иногда его отдельные слова доходили до ее сознания, вызывая странный отзвук в сердце, но большую часть времени она была настолько поглощена мелькавшими в ее воображении яркими образами, что она его вовсе не слышала. По решительному взгляду его темных глаз она знала, что он говорит о чем-то очень серьезном для него, но мысли ее заполнял калейдоскоп красок, где преобладали черные и алые тона, на фоне которых одинокий парусник сражался с ветром и ливнем.
В голове у нее рождались строки, которыми она пыталась описать эту картину: «Злополучная шхуна барахталась в разбушевавшихся волнах, как пробка в водах пруда». Нет, нет — так не пойдет. Это просто глупо. «Ее носило, как перышко ветром».
— О, черт возьми! — воскликнула Маргарет вслух.
Лорд Уортен изумленно приподнял брови.
— Простите, что вы сказали? — спросил он.
Мег оглянулась. Музицирование временно прекратилось, и гости болтали между собой, перемещаясь по гостиной.
— О Боже, мне не следовало так выражаться и тем более перебивать вас! — воскликнула она. — Простите мою неучтивость, милорд. Продолжайте, прошу вас!
Виконт грустно улыбнулся.
— Маргарет Лонгвилль, неужели вы хотите сказать, что последние несколько минут ваше внимание где-то блуждало?
— Боюсь, что я немного отвлеклась, — искренне отвечала Мег. — Извините меня, но в этой родинке есть что-то — но о чем это я? — я хочу сказать, мне иногда свойственно бывает замечтаться. — Похлопав себя веером по губам, она взглянула еще раз на родинку на щеке лорда Уортена. Какой из него получился великолепный, зловещий граф Фортунато! Красиво причесанные черные волосы, темные глаза, всегда казавшиеся суровыми и мрачными в блеске свечей, освещавших гостиные, орлиный нос, упрямый подбородок и в довершение всего еще одна характерная деталь — темная родинка на правой щеке. Еще в начале сезона, когда лорд Уортен отказался драться на дуэли с бароном Монтфордом, Мег предназначила его на роль злодея в ее новом романе «Розамунда из Альбиона».
До нее смутно донесся его слегка насмешливый голос:
— Вы сегодня совершенно обворожительны.
— Благодарю вас, — рассеянно отозвалась Мег, чьи мысли снова обратились к злополучной шхуне. Прекрасная Розамунда, героиня ее последнего романа, была привязана к мачте. Дождь хлестал по ее нежному лицу, потоки воды струились по ее шелковистым золотым волосам. Мег подумала, не заставить ли ее вновь лишиться сознания. Это было бы уже в третий раз в этой главе. Бедная Розамунда то и дело теряла сознание.
«Веревки, связывавшие ее кисти, врезались ей в кожу. Она вскрикнула от боли, и в это мгновение молния рассекла черные тучи, нависшие над парусником.
Розамунда обратилась к стоявшему с ней рядом дьяволу в человеческом образе:
— Почему ты не освободишь меня? Чем я заслужила такую жестокость?
Граф Фортунато смотрел на нее с гнусной усмешкой. Новая вспышка молнии высветила безобразную черную родинку на его щеке. С затаенной угрозой в голосе он отвечал:
— Так повелели боги. Сам Вулкан приказал мне доставить тебя на остров Лемнос, где я прячу твоего брата Эрнеста. Только дав согласие на брак со мной, ты сможешь увидеть его вновь.
— Нет! Я никогда не выйду за тебя! — в отчаянии вскрикнула Розамунда и снова потеряла сознание. Ее головка бессильно склонилась ей на грудь. Дождь полосовал ее нежную кожу».
Может ли дождь полосовать кожу, усомнилась Маргарет и тут же отбросила все сомнения, как совершенно ничего не значащие. Она никогда не утруждала себя тщательным подбором слов, ее главной целью было добиться того, чтобы у читателей мороз пробегал по коже.
Лорд Уортен наблюдал, как менялось выражение ее лица. Страстность, которую он видел в нем, волновала его. Он желал иметь право знать все, что она думает и чувствует. Он серьезно влюбился в нее и настойчиво ухаживал за ней в течение всего сезона. Его приводило в восторг то, как она часто смотрела на него, словно желая запомнить каждую черту. Однажды, заметив ее откровенное внимание к себе, он шутливо спросил ее, не выпачкано ли у него лицо сажей. Как она при этом восхитительно покраснела, в замешательстве накручивая себе на палец длинный золотистый локон. Она пыталась что-то сбивчиво объяснить: да, она допустила непростительную бестактность; она сама не знает, с чего это она так уставилась на него; она надеется, что он простит ей такие дурные манеры. Эта крошка им явно очарована, но она ни разу не дала ему понять, что он ей нравится. Она не лишалась чувств в его объятиях в душном бальном зале, не сюсюкала и не жеманничала, разговаривая о погоде, не меняла ему в угоду свои мнения. Он уже привык к таким уловкам со стороны женщин, но Мег никогда к ним не прибегала. В разговоре она обнаруживала природный ум и некое лукавство, но только не сейчас, когда она уставилась на него невидящими глазами. Мысль ее снова где-то блуждала.
Маргарет Лонгвилль была очаровательная девушка двадцати шести лет. На ней было белое муслиновое платье, подхваченное под грудью темно-зеленой лентой. Ее золотисто-рыжие волосы, полускрытые тюрбаном, были зачесаны на одну сторону и ниспадали ей на шею и плечо. Ему захотелось потрогать сверкавший в огне свечей локон. Боже, до чего он ее любит!
Что за изысканное существо! Она всегда одевалась по моде, но с фантазией. Украшавшие обычно ее голову тюрбаны или цветы придавали ей романтический вид.
Все в ней привлекало его. Даже сейчас золотистая шаль не просто прикрывала ей плечи, но один конец обвивался вокруг ее левой руки, а другой был перекинут через плечо. Как полотно Тернера, драматичное и пронизанное мягким светом, она приковывала внимание.
Красавица с белоснежной кожей и при этом совершенно равнодушная к мнению окружающих. И он любит ее.
— Мег, — окликнул он ее тихо, пытаясь привлечь ее внимание. — Вы ответите мне сами или вы предпочитаете, чтобы я завтра посетил вашего отца?
Мег с усилием отвлеклась от героя-злодея графа Фортунато. Слегка тряхнув головой, чтобы отогнать свои фантазии, она отвечала:
— Не понимаю, зачем вам обращаться к папе. Разве он может сказать вам что-то, чего не могу я?
Уортен одобрительно кивнул и наклонился к ней ближе.
— С вашего первого появления в свете я постоянно восхищался вами. Я очень хорошо помню, как вы сказали лорду Байрону, что он должен изменить свой беспутный образ жизни, прежде чем вы позволите ему ухаживать за собой. Вы — воплощение всего, чего я когда-либо желал. И вы понимаете, с каким нетерпением я ожидаю вашего ответа.
Маргарет сделала еще одно усилие сосредоточиться. Какие-то подозрения стали приходить ей на ум.
— Ответа на что? Разве вы меня что-нибудь спрашивали? А что вы хотели бы знать?
Он недоуменно взглянул на нее и затем откровенно рассмеялся.
— Мисс Лонгвилль, я только что просил вас стать моей женой.
Мег была настолько поражена, что даже слегка попятилась.
— Что значит — стать вашей женой? Вы мне делаете предложение? Вы? И здесь, во время какого-то… пошлого музыкального вечера? За нею свою жизнь я не слышала ничего… ничего менее романтичного.
— Романтичного? — озадаченно переспросил он.
Она улыбнулась и добавила, как будто желая смягчить удар:
— Вот видите! Вы убедились теперь, как мало мы подходим друг другу. Вы не имеете ни малейшего представления о том, как я могу отнестись к джентльмену, говорящему мне о своих чувствах в скучной до отвращения гостиной.
Не обращая внимания на то, что «скучная» гостиная была полна представителями высшего света, он решительно взял ее за руку.
— Вы не понимаете, что я люблю вас до безумия! Ваша красота лишила меня рассудка, ваш так часто обращенный на меня взгляд стал для меня сущей пыткой. Я не мог удержаться, чтобы не высказать вам, как я жажду назвать вас своей женой. Это жестоко, Мег, отвечать мне так легкомысленно! Неужели у вас не найдется больше ничего мне сказать?
Мег не могла дать себе отчет в своих чувствах. Уортен по-прежнему держал ее за руку. Его жгучий взгляд проникал в самые глубины ее души. Он казался ей сейчас всемогущим, каким она воображала себе графа Фортунато. Она подумала, что никогда его раньше по-настоящему не знала. И почему-то ее вдруг охватило странное, совершенно необъяснимое желание — поцеловать его! Что за нелепость — она же не любит, просто не может любить такого человека, как лорд Уортен.
— Мег, — прошептал он, — вы не можете меня отвергнуть.
Мег чувствовала, что вся покрывается краской. Бесконечное мгновение, подчиняясь магической силе его взгляда, она не могла сказать ни слова. Наконец она с усилием заговорила:
— Я… поймите меня, Уортен, я вовсе не хотела вас дразнить! Я понимаю теперь, как это могло выглядеть и… насколько я виновата перед вами. Но в мои намерения никогда не входило дать вам понять, что я ожидаю от вас предложения руки и сердца. Никогда!
— Но что вы хотите сказать, «вы понимаете, как это могло выглядеть»?
— Это… то есть я… о Господи! — Мег умолкла. Она не могла сказать ему истинную причину, почему так часто пристально смотрела на него, не могла признаться, что желала наделить его чертами своего героя, зловещего графа Фортунато. Мег лихорадочно соображала, что бы ей придумать в ответ, когда раздавшийся внезапно знакомый голос избавил ее от этой необходимости.
Это был звучный голос лорда Монтфорда.
— Уж не нуждаетесь ли вы в помощи, прелестная Маргарет? Уж не докучает ли вам этот субъект? Я охотно бы вызвал его, но ведь он даже не станет слушать подобный вздор. — Барон презрительно скривил губы. Лорд Монтфорд был высокого роста. Его глубоко посаженные глаза смотрели холодно и враждебно.
Прежде чем Мег успела заговорить, лорд Уортен с готовностью ответил:
— Вы совершенно правы. Делает честь вашей проницательности, что вы наконец-то это поняли!
Только теперь он заметил грустное выражение, промелькнувшее в Глазах Мег, выражение неодобрения и досады, и то, как она с треском развернула веер, глядя куда угодно, только не на него. Что он сказал такое, что могло вызвать такой эффект?
Не обращая внимания на Монтфорда, он обратился к Мег:
— Позвольте мне поговорить с вами несколько минут наедине?
Мег отступила чуть-чуть в сторону Монтфорда и сказала спокойно, опустив глаза:
— О нет, лорд Уортен. Было бы неучтиво с моей стороны покинуть лорда Монтфорда, с которым мы, как вам известно, большие друзья. А, кроме того, — тут она подняла на него холодный взгляд, — я полагаю, говорить больше не о чем.
Какое-то мгновение лорд Уортен смотрел на нее, не в силах понять сказанные ею слова. Не о чем говорить? Невероятно! Он был так уверен, что она к нему неравнодушна. Как он мог настолько в ней ошибиться?
Уортен понимал, что, продолжая этот разговор, он только вызовет еще большую неловкость и подстрекнет Монтфорда на очередной выпад против себя. Поклонившись Мег, он сказал:
— На настоящий момент я готов этим удовольствоваться. Но только на настоящий момент. А, я вижу, миссис Норбери делает мне знаки. Я хочу услышать одну прелюдию и фугу Баха в исполнении ее дочери. Ваш слуга, мисс Лонгвилль. Мое почтение, Монтфорд.
Мег кивнула. Странная дрожь пробежала у нее по спине. Ей стало холодно в теплой гостиной, и она плотнее закуталась в шаль. С какой-то щемящей болью в сердце она следила за удалявшейся высокой фигурой лорда Уортена. Черный фрак облегал его широкие плечи и ловко обхватывал стройную талию. Черные панталоны в обтяжку подчеркивали мускулистость ног. Непринужденная грация, свойственная человеку, проводившему ежедневно многие часы верхом или правя своей знаменитой в Мэйфере упряжкой чистокровных серых лошадей, отличала его каждое движение. Если бы только он вел себя — Мег почти улыбнулась при этом — более сообразно своему званию и положению в обществе, она готова была бы подумать над его предложением. Но сейчас одна мысль стать его женой приводила ее в содрогание.
— Быть может, мне следует вызвать этого негодника на дуэль? Я вижу, он рассердил вас своими разговорами. Знай я, что он вам так досаждает, моя милая Мег, я бы пришел к вам на помощь раньше.
Мег слегка нахмурилась.
— Очень любезно с вашей стороны так озаботиться моим благополучием, но я уверена, что лорд Уортен скоро прекратит меня преследовать.
— Непохоже, что он готов оставить вас в покое, у вас такой мягкий характер, что, я уверен, он просто не понял ваших намеков.
— Какой вздор! — засмеялась Мег. — Никогда бы не сказала, что я отличаюсь мягкостью характера, а что до Уортена, я говорила с ним очень сурово. Не сомневаюсь, что, подумав немного, он вообще откажется от знакомства со мной. Но вам, милорд, вовсе не подобает обращаться ко мне «моя милая Мег».
Лорд Монтфорд улыбнулся.
— А разве я сказал «моя милая Мег»? Я просто оговорился. Но прошу вас опереться на мою руку, и я провожу вас на удобное место, где вы сможете наслаждаться игрой Хоуп.
Мег с улыбкой взяла его под руку.
— Вы очень милы и всегда угадываете мои желания.
Он нежно похлопал ее по руке.
— Хочу напомнить вам, что я вовсе не так уж мил.
— Это что, предостережение? — спросила она шутливо.
— И в самом деле. Однако знайте, что ваши интересы для меня превыше всего.
— Что-то вы вдруг стали так серьезны? Но я признательна вам за вашу заботливость. Я всегда ценила ваше дружеское ко мне расположение.
— Жаль, что вы видите во мне только друга, — заметил он, — но я не стану вас торопить.
Ростом он был не ниже Уортена, но не так силен. Он был очень привлекательным, с блестящими синими глазами, проницательными и оценивающими. Его сшитый у модного портного фрак элегантно сидел на его стройной фигуре. Своей повадкой он напоминал Мег охотника. Еще в начале сезона она осторожно отвела его намеки, что, будь она к нему благосклонна, он бы не задумался предложить ей руку и сердце. Он принял ее отказ спокойно, но дал понять, что надеется, что она когда-нибудь изменит свое решение.
Когда они проходили между рядов кресел, Мег украдкой кинула на него взгляд. Он был хорош собой и явно самоуверен. Остроумный и обаятельный, он в разговорах с ней часто цитировал Байрона и Китса. Он имел неплохое состояние, но, главное, был склонен нарушать закон и участвовать в дуэлях на шпагах и пистолетах. Это последнее качество особенно привлекало в нем Мег, соответствуя ее понятиям о чести и благородстве. Короче говоря, он обладал всеми достоинствами, какие она желала видеть в будущем муже. Почему же тогда ее сердце оставалось равнодушным к его настойчивым ухаживаниям? Раздумывая о том, что бы сказал Монтфорд, если бы он узнал о предложении лорда Уортена, она наклонилась к нему и прошептала игриво:
— Надеюсь, что, если бы вам пришло в голову сделать мне предложение, вы не адресовались бы ко мне с ним в этой гостиной?
Он взглянул на нее, прищурив свои синие глаза. Слова легко и плавно лились с его уст:
— Если бы мне это было суждено судьбой, мисс Маргарет Лонгвилль, я бы увез вас на край света, призвал бы ангелов вам в услужение и, преклонив колени, молил бы вас стать моей женой, пока бы вы не согласились.
— О, — проворковала Мег, широко раскрывая глаза, — как это я вас раньше не знала, Монтфорд?
— Плохо знали, — отозвался он, поднося к губам ее пальцы.
Отпустив ее руку, он спросил:
— Простите, Мег, но неужели Уортен и, правда, сделал вам предложение?
— Правда, — засмеялась Мег, — можете вы вообразить себе такую нелепость?
Лорд Монтфорд помедлил с ответом. Обежав глазами гостиную, он увидел Уортена, сидевшего рядом с миссис Норбери. Он слегка приподнял бровь.
— Нет, — отвечал он наконец, — я не могу вообразить себе ничего более нелепого. Я вполне понимаю, насколько вам это было неприятно. Я знаю, как вы его презираете.
— Я ценю, что вы, по крайней мере, понимаете мои чувства. Боюсь, что в отличие от нас с вами многие воспринимают Уортена иначе. Хоуп Норбери, например, превозносит его, уподобляя Марсу, что меня всегда смешит. Бог войны, нечего сказать! К счастью для него, он недурен собой. Без титула и красивой внешности он едва ли бы имел такой успех. Однако я вижу, Хоуп уже приготовила ноты, мне лучше вернуться на место.
Мег опустилась в обитое шелком кресло. Монтфорд отошел с другими мужчинами к стене, чтобы предоставить кресла дамам.
Мег вздохнула. Этот сезон оказался таким неудачным. Она все время ждала своего прекрасного рыцаря, но, увы, тщетно. Он так и не появился. Оставался только Монтфорд, да еще, разумеется, Уортен.
Раздался голос миссис Норбери, объявлявшей, что именно собирается исполнить на фортепьяно ее дочь Хоуп. Некоторые гости, занятые до сих пор разговором, с бокалами шампанского в руках поспешили занять места. Элизабет Пристли, кузина Хоуп, проворно села рядом с Мег. Красавица брюнетка, схватив Мег за руку, возбужденно зашептала:
— Ну расскажи мне все, что тебе говорил Уортен! Я сгораю от любопытства, как и все вокруг! Он сделал тебе предложение? Ты намерена стать леди Уортен? О счастливица, ты будешь виконтессой! Если бы только этот Монтфорд вам не помешал!
Мег повернулась к своей юной приятельнице с намерением все рассказать ей. Но, увидев ее блестящие глаза и полуоткрытый ротик, она шутливо оттолкнула руку Лиззи.
— Ничего я тебе не скажу! Ведь скажи я тебе хоть слово, ты немедленно сообщишь это всем!
— Нет! Ни за что! Ты же знаешь, я не такая. Ну да ладно, Хоуп уже расправляет юбки и разминает пальцы, а тетушка не сводит с меня гневного взора!
Мег взглянула в дальний конец комнаты, откуда миссис Норбери действительно метала на Лиззи грозные взгляды, выразительно покашливая. Хоуп, выпрямившись, уселась на табурет у фортепьяно, глубоко дыша и сгибая и разгибая пальцы перед тем, как опустить их на клавиши. Фортепьяно розового дерева поблескивало в свете свечей. Дождь по-прежнему стучал по стеклам. Шуршали шелка, колыхались веера, джентльмены спешили взять последнюю понюшку и захлопнуть табакерки. Вздохи, кашель, хихиканье постепенно затихли, и Хоуп заиграла.
Под звуки прелюдии слушатели расслабились, некоторые даже впали в дремоту. Но фуга заставила всех встрепенуться. Многие даже наклонились вперед в креслах, захваченные вдохновенным исполнением Хоуп. Мег любила музыку. Закрыв глаза, она отдалась обрушившемуся на нее потоку звуков. Через минуту она снова раскрыла их, медленно оглядела комнату и увидела лорда Уортена. Он так же внимательно слушал игру Хоуп. Мег все еще не могла поверить, что он сделал ей предложение. Дрожь пробежала по ней при воспоминании о том, как, держа ее за руку, он пылко произнес: «Вы не понимаете, что я люблю вас до безумия». Как она могла возбудить такую страсть в человеке, которого она никогда не считала способным на подобные чувства? Она была польщена, но ощущала в то же время действие каких-то неподвластных ей сил, вроде бога огня Вулкана, заставившего графа Фортунато привезти Розамунду на остров Лемнос. Мег снова вздрогнула. Наклонившись к ней, Лиззи прошептала:
— Ты тоже чувствуешь этот экстаз, Мег? Эта музыка всегда приводит меня в трепет!
Веер бурно заколыхался у нее в руках.
— Меня всегда поражает, — продолжала она, — как решительна и энергична становится Хоуп за фортепьяно. Посмотри на ее руки на клавишах. Моя тихонькая мышка кузина прекращается в львицу! Право же, я иногда ее совсем не понимаю.
Раздавшийся позади них сердитый шепот почтенных дам умерил их взволнованные чувства. Хотя Лиззи и тут не могла удержаться, чтобы не обернуться и не сделать гримасу, приведшую разгневанных леди в еще большее негодование.
После того как еще несколько дам продемонстрировали свое искусство игры на фортепьяно и на арфе, музыка наконец умолкла. Хоуп тут же подошла к Мег и Лиззи.
— Я никогда еще так не волновалась! — воскликнула она. — Вообразите только, сам Уортен попросил меня сыграть.
Лиззи широко улыбнулась.
— А ты представь себе, что Уортен сделал предложение Мег!
Бархатные карие глаза Хоуп оживленно полыхнули. Рукой в перчатке она стиснула руку Мег.
— Неужели, Мегги! Милая моя, я так и знала, что к этому шло, он всегда с такой любовью говорит о тебе! Так, значит, ты выходишь замуж или это очередная шутка Лиззи?
Мег слегка сдвинула брови.
— Да, он сделал мне предложение, но с чего ты взяла, что я дала согласие? Мы совсем друг другу не подходим, и тебе известно мое мнение о нем.
Хоуп была явно изумлена.
— Я думала, что ты оставила все эти бредовые идеи о чести и поединках. Я думала, ты оценила его наконец. Ты все время смотрела на него не отрываясь — и еще с таким выражением! Ну знаешь, Мег, если ты и правда ему отказала, я от всей души надеюсь, что он не считает себя оскорбленным.
Пылкая речь Хоуп несколько удивила Мег. Неужели она действительно была настолько неосмотрительна?
Лиззи всплеснула руками.
— Что за вздор вы обе болтаете? Если Мег отказала Уортену, — обратилась она к Хоуп, — какое это может для него иметь значение? Он может жениться на ком пожелает. Я сама бы не отказалась, так как ужас как хочу стать виконтессой. Но я была бы вполне довольна, если бы он просто стал одним из моих поклонников.
Хоуп укоризненно покачала головой:
— У тебя их и так столько, что сама Венера тебе бы позавидовала!
— Да! — торжествующе воскликнула Лиззи. — И это всего лишь мой первый сезон, а у меня их, по меньшей мере, дюжина.
Выражение лица у нее стало лукавым. Раскрыв свой нарядный веер, она выщипывала из него одно за другим мелкие перышки. Не сводя глаз с кузины, она продолжала:
— И, тем не менее, я бы охотно променяла их всех на одного джентльмена, имени я не стану называть, но которого я намерена похитить у тебя, если мне повезет! Я просто не знаю другого такого очаровательного мужчины, как он! Какая тебе выпала удача!
Хоуп вздернула подбородок.
— Если ты имеешь в виду Чарльза, я могу только сказать, что у тебя чрезвычайно странная манера выражаться. Похитить его у меня! Как будто он моя собственность или что-нибудь в этом роде! Он сам себе хозяин, Лиззи, и, если ты не будешь осторожнее в словах, тебя сочтут весьма развязной особой.
Хоуп была на несколько лет старше своей кузины и пользовалась случаем напомнить ей об этом.
Лиззи, пониже ростом, чем Хоуп, выпрямилась при этом замечании и, лукаво подмигнув, казала:
— Развязной? А что это такое? Если молодую особу, посещающую маскарады в Воксхолле можно назвать развязной, то я такая и есть!
Хоуп ахнула.
— Это было вполне пристойно, если хочешь знать. Мама была с нами все время. Мне даже не позволили прогуляться под руку с майором Спиклсом, что было бы очень приятно. Ах, я вижу одну мою знакомую. Мне необходимо поговорить с ней. Она была вчера в цирке Астли, а я слышала, что там лошади затоптали наездника!
Мег смотрела ей вслед, словно наблюдая за огнями фейерверка. Она восхищалась живостью характера Лиззи и той смелостью, с которой девушка бросала вызов всем условностям высшего света. Мег знала, что все, сказанное ею сейчас, имело целью только вызвать неодобрение кузины. И она в этом преуспела. Хоуп поджала губы.
— Она с младенчества была неуправляема. Я удивляюсь только, как это она до сих пор не угодила в какую-нибудь историю.
Мег пропустила это раздраженное замечание мимо ушей, потому что она только что увидела своего отца, занятого каким-то, видимо, очень серьезным разговором с лордом Уортеном. На нее внезапно напал страх, тем более что в этот момент ее отец обернулся и, встретившись с ней взглядом, сурово нахмурился.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестница - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Прелестница - Кинг Валери



читайте. очень интересно.
Прелестница - Кинг Валеричитатель
11.05.2012, 23.59





Если бы не юмор, имеющий место в этом романе, главную героиню Мэг было бы невозможно выносить. 26 лет! По тем временам законченная старая дева, а ума как у подростка, и даже меньше. Временам и ее хотелось придушить. Даже влюбленного в нее виконта довела до белого каления. Но, видимо, 30 000 фунтов приданого оказало решающее влияние на их применение. А так- приятный роман, легко читается, не занудлив.
Прелестница - Кинг ВалериВ.З.,66л.
16.12.2014, 10.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100