Читать онлайн Покорившие судьбу, автора - Кинг Валери, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорившие судьбу - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорившие судьбу - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Покорившие судьбу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– О Боже! – воскликнула Джулия и поспешила вслед за Аннабеллой, даже не взглянув на лорда Питера. Только в вестибюле она обернулась, чтобы о чем-то его попросить, но оказалось, что он не пошел за нею. Джулии стало вдруг обидно до слез. Неужели он не понял, что именно сейчас он нужен ей больше всего?
Впрочем, она и думать забыла про лорда Питера, стоило ей заметить в дальнем конце вестибюля Эдварда и своего отца. Оба они, мокрые насквозь, сидели на стульях у стены. Эдвард одной рукой поддерживал виконта за плечи, другой подносил к его губам чашку с горячим чаем. Лорда Делабоула трясло.
Здесь же стояли Элизабет с Каролиной, распорядитель бала и двое слуг, готовых выполнить любое поручение. При появлении Джулии и Аннабеллы все глаза обратились к старшей дочери.
– Папа, что с вами? – торопливо заговорила она. – У вас что-нибудь болит?
– Не знаю. – Лорд Делабоул недоуменно нахмурился. – То есть болеть ничего не болит, но все как-то странно… Я вышел на улицу подышать свежим воздухом, а дальше помню только дождь и майор Блэкторн поднимает меня на ноги. Не понимаю, как так могло получиться?..
Джулия перевела взгляд на Эдварда и тихо спросила:
– Ты распорядился, чтобы подали нашу карету?
Он кивнул. По его угрюмому напряженному взгляду она поняла, что он обеспокоен не меньше ее самой.
– Не волнуйтесь, папа, – сказала она, снова оборачиваясь к отцу и ласково кладя руку ему на плечо. – Вы и глазом не успеете моргнуть, как мы отвезем вас домой и уложим в постель.
– Да, так, пожалуй, будет лучше всего, – пробормотал лорд Делабоул.
* * *
Два часа спустя Блэкторн стоял в кабинете на первом этаже хатерлейского особняка и водил пальцем по разводам на полированной столешнице кленового дерева. Он ждал Джулию. Мысли его путались и никак не могли вырваться из заколдованного круга: неожиданная хворь лорда Делабоула, его страсть к игре, возросший интерес лорда Питера к Джулии и, наконец, пропажа очередного документа, о которой сегодня сообщил ему перепуганный мистер Лэдок.
Что делать? – в отчаянии спрашивал он сам себя. Конечно, Джулии он нужен здесь, но его долг перед Англией – попасть в воскресенье в Корнуолл и устроить там ловушку для загадочного «благодетеля» Моулза.
Но как сказать об этом Джулии – вот вопрос. Поймет ли она, что он не может поступить иначе?
Отвернувшись от стола, Блэкторн подошел к окну, выходившему на большую Хатерлейскую лужайку. Впрочем, ни лужайки, ни холмов за нею не было видно, потому что дождь лил не переставая, а свет от двух свечей, и без того довольно тусклый, рассеивался сразу же за оконным стеклом. От окна веяло приятной прохладой, однако и это не помогало майору сосредоточиться на решении каверзной головоломки: как, в одно и то же время, выполнить поручение Веллингтона в Фалмуте и поддержать Джулию в Бате.
С лестницы донеслись негромкие голоса. Эдвард быстрыми шагами пересек кабинет и остановился у полуоткрытой двери. По ступенькам медленно спускалась Джулия в сопровождении врача, врач что-то говорил ей отеческим тоном и уверенно поддерживал ее под руку. Джулия была очень расстроена, на ее ресницах даже как будто блестели слезы.
– Благодарю вас, доктор, – сказала она, когда они ступили на выложенный черными и белыми квадратами пол. – Я очень рада, что вы нашли время к нам выбраться. Вы даже не представляете, как мне не хватало вашей уверенности!.. Он с ласковой улыбкой потрепал ее руку.
– Зная вашего отца, мисс Вердель, я рискну предсказать, что завтра вам уже не удастся удержать его в постели.
– Пожалуй, – сквозь слезы улыбнулась она.
– Ну а если что – хотя, по моим расчетам, никаких осложнений больше быть не должно, – посылайте за мной, я тотчас к вам приеду.
– Спасибо вам. Вы очень добры.
Григсон с раскрытым зонтом проводил доктора и помог ему сесть в карету. Когда дворецкий вернулся, Джулия попросила его принести в кабинет бренди для майора Блэкторна.
Григсон ушел, и Эдвард распахнул перед Джулией дверь кабинета.
– Расскажи мне все, – приказал он, легонько подталкивая ее к камину.
Длинный, в четыре окна, прямоугольный кабинет был украшен рыцарскими доспехами, расставленными в простенках наподобие часовых. На окнах колыхались полупрозрачные муслиновые занавески, а по бокам – тяжелые портьеры из золотистого бархата. Развешанные по стенам медные шомполы с наконечниками в виде орлов были с нарочитой небрежностью задрапированы зеленым бархатом с золотой бахромой. Надо сказать, что это выглядело весьма впечатляюще, особенно теперь, когда украшения в древнегреческом стиле снова вошли в моду. Тут и там стояли стулья и небольшие диванчики: одни мягкие, зеленого бархата, другие ампирные, обтянутые шелком в золотую и белую полоску. На полу лежал толстый восточный ковер с геометрическим рисунком в зеленых, золотистых и черных тонах.
Опустившись на стул, Джулия в подробностях передала Эдварду весь свой разговор с доктором. В подобных случаях принято подозревать прежде всего лихорадку или даже воспаление мозга, однако поскольку прочие симптомы того или другого напрочь отсутствуют, то худшие подозрения можно смело отмести. Конечно, лежа на улице под дождем, он переохладился, но, даст Бог, обойдется без воспаления легких. Кто знает, возможно, это был всего лишь приступ меланхолии. Небольшая доза опия поможет ему хорошо выспаться, и все пройдет.
Она сидела на самом краешке сиденья, сцепив руки на коленях и сосредоточенно разглядывая узоры на ковре, и ее нежно-розовое тюлевое платье так же не вязалось с насыщенными цветами ковра, как озабоченность на лице не вязалась с ее прекрасными чертами.
Эдвард молча глядел на золотые локоны Джулии, мерцавшие при свечах, и думал о том, как трудно должно быть женщине сражаться в одиночку. Он прекрасно понимал ее: ему и самому часто приходилось принимать немедленные решения – за себя и за других. Конечно, в его сражениях все было иначе, над головою плыл пороховой дым и со всех сторон доносилась ружейная пальба, но суть была та же: бороться и победить.
Он обещал помочь ей, но как это сделать, когда он даже не может быть с нею рядом?
Опустившись перед нею на колени, он взял ее за обе руки и заглянул в глаза.
– Ты не одна, – сказал он. – Я помогу тебе.
Она взглянула на него чуть удивленно, словно видя его впервые, так что ему сделалось не по себе.
– Мне надо было настоять, чтобы папа сегодня остался дома и отдохнул, а не ездил бы с нами на бал. Он так мало спит.
Поднявшись с колен, он придвинул к камину второй стул и тоже сел.
Григсон принес графин бренди и два коньячных бокала на серебряном подносе, оставил поднос на столике возле Блэкторна и удалился.
Наполнив оба бокала, Эдвард протянул один Джулии и приказал пить.
Пока она неуверенно держала бокал, он смотрел на ее руку и думал о том, что эти длинные тонкие пальцы, которые так легко и виртуозно бегают по клавишам, исполняя Генделя, Гайдна, Моцарта или Баха, слишком слабы и бессильны перед тем, что ждет их в жизни.
По-прежнему не отводя глаз от ковра, Джулия отпила глоток, за ним второй и третий. Она молчала, но по тому, как напряженно ее глаза бегали по геометрическим фигурам восточного орнамента, Эдвард догадывался, что происходит с ней. Ничего, думал он, бренди разгонит ее страхи, и она успокоится.
Он тоже пригубил свой бокал, и приятное тепло тотчас потекло по жилам. Его одежда до сих пор не высохла после того, как два часа назад он под проливным дождем поднимал лорда Делабоула с тротуара и вел к дверям вестибюля. Он совершенно случайно увидел, как виконт, с мертвенно-бледным лицом, покидал бальную залу, и на всякий случай последовал за ним. Две минуты спустя он нашел его на улице: лорд Делабоул ничком лежал на тротуаре под потоками дождя. Конечно, Эдвард не мог знать наверняка, что случилось, но подозревал, что бремя навалившихся на виконта долгов оказалось слишком тяжким для него, и у него скорее всего сдали нервы.
Майор очень хотел помочь отцу Джулии, но чем он мог помочь, когда у него самого не было ни денег, ни времени? Конечно, можно было попытаться как-то успокоить обитателей Хатерлея и таким образом хотя бы временно облегчить их участь, однако он прекрасно понимал, что этого слишком мало. Что касается его планов, связанных с карьером, то они, конечно, были хороши, но дела в имении были, наоборот, так плохи, что помощь требовалась немедленно.
Он сердито отхлебнул глоток бренди. Вот так всегда, всю жизнь: слишком мало, слишком поздно. Но, черт побери, что он может сделать для лорда Делабоула сейчас, пока еще не слишком поздно и есть хоть какая-то надежда?
Досадуя на собственное бессилие, он допил бренди и со стуком поставил бокал на серебряный поднос.
– Твоей вины тут нет, – угрюмо сказал он то ли ей, то ли себе самому.
Джулия все еще сжимала в руке бокал с недопитым напитком.
– Я знаю, – сказала она. – Но мне все время кажется, что это можно было как-то предотвратить.
– Завтра ему наверняка будет лучше. Ему надо только как следует выспаться.
– Да, конечно. – Джулия улыбнулась, как будто понемногу приходя в себя. – Он вообще-то очень крепкий. Конечно, после маминой смерти он сильно сдал, но тут уж ничего не поделаешь. Если бы только… – Она закрыла лицо свободной ладонью.
Эдвард отставил бокал Джулии на стол и взял ее за руку.
– Милая, – прошептал он. – Не надо так. Посмотри на меня. Сейчас тебе нужно быть сильной. Мне, к сожалению, придется пока уехать, но…
– Что?! – растерянно вскрикнула она. – Ты уезжаешь? Когда? Надолго?..
– Думаю, на несколько дней. Это все те же дела в Корнуолле. – При этих словах на ее лице отобразился такой неприкрытый ужас, что Эдвард смутился. – Обещаю, я вернусь, как только смогу, и тогда постараюсь найти выход из этого замкнутого круга. Видишь ли, пока я не уладил кое-какие дела в Корнуолле… точнее, в Фалмуте, у меня связаны руки, и я не могу заниматься ничем другим. Прошу тебя, потерпи немного, и скоро мы одолеем все твои несчастья. Поверь, вместе мы как-нибудь с ними справимся.
Но зеленые глаза Джулии смотрели на него отчужденно, и Эдвард понял, что никакие слова сейчас не помогут.
Поэтому он погладил ее по руке и нежно поцеловал в щеку.
– Думаю, теперь тебе лучше всего лечь в постель и хорошенько выспаться. Завтра все будет уже не так. Ну а мне пора.
Джулия безропотно поднялась, и Эдвард увидел, как ее плечи поникли от усталости.
– Да, конечно. Я и правда еле держусь на ногах. Может быть, переночуешь у нас? Я скажу Григсону, тебе приготовят спальню.
– Нет, спасибо. – Он покачал головой. – Мне нужно ехать, ведь дядя ждет известий о лорде Делабоуле. Если я не вернусь, он наверняка подумает самое худшее. Не хотелось бы так волновать его без нужды.
Джулия больше не уговаривала его и молча позвонила в колокольчик. Когда дорожная коляска лорда Делабоула подкатила к крыльцу, Григсону снова пришлось держать раскрытый зонтик, чтобы гость, садясь в экипаж, не вымок под проливным дождем.
* * *
Свесив ноги с кровати, лорд Делабоул неотрывно смотрел на дверь своей спальни и ждал, пока уймется назойливый стук в висках. Его все еще подташнивало – то ли от вчерашнего недуга, то ли от опия. Он с отвращением сглотнул горький ком – и почувствовал себя еще хуже. Когда за дверью наконец раздались шаги, сердце бешено заколотилось у виконта в груди. Вошел лакей и, почтительно кивнув хозяину, приступил к своим обязанностям.
Лорд Делабоул отбросил одеяло и встал, однако тут же снова рухнул на кровать. Чертово головокружение!.. Не отвечая на вопросы лакея, не дурно ли ему и не принести ли воды, он наконец поднялся на ноги, закутался в парчовый темно-красный халат, поданный лакеем, и потуже затянул пояс.
Одевшись, он быстро, как только позволяло его сегодняшнее состояние, вышел в коридор и свернул налево. Миновав бывшую спальню своей жены, он без колебаний толкнул вторую дверь и вошел в комнату старшей дочери.
Джулии не было, и ее постель уже была убрана. Стоя на пороге, лорд Делабоул оглядел комнату. Он чувствовал себя всесильным. Перед ним маячила цель, и ради этой цели он был готов на все.
То, что он искал, оказалось на самом виду, и он чуть не расхохотался вслух над собственной глупостью. Сумочка, белая атласная сумочка с бабочкой, вышитой мелким жемчугом, – кажется, та самая, с которой Джулия ездила вчера на бал, – преспокойно лежала на туалетном столике.
Лорд Делабоул крадучись подошел к столику. Развязав шнурок, он пошарил внутри рукой и тревожно застыл на месте. Кольца не было. В сумочке лежали флакон с нюхательной солью, табакерка, перламутровый гребень, ножнички для рукоделья в бархатном футляре и маленькая баночка румян.
Виконт тяжело вздохнул. Значит, кольца нет. Флакон, табакерка, гребень, ножницы, румяна – и все. Мрачно уставясь в раскрытую сумочку, он без особой надежды начал прощупывать ткань, проверяя, нет ли где потайного отделения. Внезапно сердце его радостно заколотилось. Есть, ей-Богу, есть! И внутри его что-то твердое, овальной формы!.. В волнении он запустил пальцы в потайной кармашек и извлек на свет его содержимое.
О черт!.. Всего лишь медальон. Откинув крышку, виконт обнаружил внутри свернутую прядь волос, принадлежавшую скорее всего его покойной жене. «На что мне эта грошовая безделушка», – досадливо подумал он и отшвырнул медальон на другой конец столика.
Флакон, табакерка, гребень…
Минутку. Одну минутку. Но ведь Джулия не нюхает табак!.. Он торопливо выудил из сумочки табакерку и открыл ее. В тот же миг глаза его наполнились благодарными слезами. Кольцо с изумрудом ослепительно сверкнуло в утреннем свете. Лорд Делабоул поцеловал кольцо, потом табакерку, потом, сунув кольцо в карман халата, убрал табакерку на место, затянул шнурок и постарался придать сумочке примерно такой же вид, в каком нашел ее несколько минут назад. Покончив с этим, он на цыпочках вернулся к двери.
Прежде чем выходить, он прислушался. Было тихо. Отбросив колебания, он толкнул дверь. На всякий случай – если, паче чаяния, его видел кто-то из дочерей, – он двинулся по коридору с неторопливой уверенностью и, лишь убедившись, что никого нет, шумно вздохнул и ускорил шаг.
У себя в комнате виконт приказал лакею одеть его и добавил:
– Мне нужно уехать так, чтобы меня никто не видел. Ясно?
Лакей кивнул.
* * *
В одиннадцать часов того же утра Джулия стояла у окна, отведя муслиновую занавеску чуть в сторону: так ей было лучше видно, как лорд Питер в своем великолепном открытом кабриолете подъезжает к крыльцу. От сына маркиза, который сам правил упряжкой холеных пегих лошадей, даже издали веяло элегантностью природного аристократа. На сиденье возле него покачивался какой-то небольшой предмет – по всей видимости, букетик цветов.
Она ждала его в Зеленом салоне. Эта небольшая и достаточно уютная гостиная располагалась на втором этаже и выходила окнами на тисовый лабиринт.
Сердце должно бы было трепетать у нее в груди: как-никак тот, на кого она возлагала все свои надежды, приехал сегодня просить ее руки. Но увы, в душе ее не было ни трепета, ни волнения – ничего; все ее чувства будто вымерли.
После того, как вчера во время бала с ее отцом случился обморок, а вечером Эдвард к тому же сообщил ей, что уезжает, что-то словно сломалось в ее душе. Теперь она уже почти не надеялась на более или менее благополучный исход. Отец после смерти жены обещал позаботиться о будущем дочерей, но из-за своих пагубных пристрастий уже едва мог заботиться о себе самом. Ну а Эдвард… Эдвард был всего лишь ее девической мечтой, с которой пора было прощаться. Он говорил, что поможет ей выпутаться из ее затруднений, но какие-то собственные затруднения – о коих она ничего не знала, – по всей видимости, занимали его больше. Конечно, он исходил из самых лучших и благороднейших намерений… как, впрочем, и лорд Делабоул. Однако в конечном счете все решали не намерения, а поступки.
Пока все эти мысли проносились у нее в голове, а кабриолет лорда Питера подъезжал к крыльцу особняка, Джулия сочла за лучшее снова сосредоточить все помыслы на своем главном плане, намеченном еще несколько недель назад.
Отвернувшись от окна, она окинула взглядом Зеленый салон – бывшую любимую комнату леди Делабоул. Все кругом, включая стены, было обтянуто зеленым камчатным шелком – к слову сказать, весьма дорогостоящим; на фоне темной зелени лишь кое-где мерцала позолота. Багеты красного дерева разделяли стены на прямоугольники, в каждом из которых помещалась картина: портрет какого-нибудь знаменитого скакуна, или сцена выездки лошадей, или сцена охоты. Все это выглядело весьма внушительно и как бы по-мужски. Джулия догадывалась, что картины на стенах салона не оставят ее гостя равнодушным. Лошади, скачки, аукцион Таттерсолз, новейшие усовершенствования экипажей, всевозможные рессоры, седла, сбруи – лорд Питер просто дышал всем этим. Креслам и диванам в комнате было, вероятно, лет по двести: все они имели квадратную форму, еще без плавных сглаженных линий, вошедших в моду во времена королевы Анны, а их ножки и подлокотники были украшены замысловатой резьбой. Таким образом, и мебель, обтянутая темно-зеленым шелком, создавала впечатление, с одной стороны, уюта, с другой – мужской основательности.
Из четырех окон в комнату лился ровный прохладный свет, в два последних светило солнце, и его лучи оживляли зеленый шелк и благородную древесину.
Особенно тщательно Джулия выбирала платье. После долгих раздумий она остановилась на «ампирном» платье в темно-зеленую и белую полоску с высокой талией, «фонариками» на рукавах и глубоким вырезом. Она, конечно, понимала, что девушке неприлично принимать гостя в наряде с таким глубоким декольте, но, во-первых, платье подходило по цвету к Зеленому салону, а во-вторых, сегодня, когда будущее ее и сестер зависело от решимости лорда Питера, ей надо было действовать наверняка.
* * *
В квадратной просторной передней лорд Питер передал свою шляпу с перчатками пожилому дворецкому. Все, что он успел до сих пор увидеть в Хатерлее, в том числе и этот дворецкий, производило на него весьма благоприятное впечатление. Отец, маркиз Тревонанс, как-то говорил ему, что по выучке дворецкого можно почти безошибочно судить о положении семьи, которой он служит.
– Как вас зовут, любезнейший? – спросил он дворецкого.
– Григсон, милорд. – Это было произнесено ровным, полным достоинства тоном вышколенного слуги.
Лорд Питер удовлетворенно кивнул, и его беспокойство начало мало-помалу проходить. Вчера вечером, намекнув Джулии, что хочет просить ее руки, он тут же пожалел об этом. Ведь для себя он давно решил, что с этой девушкой следует быть осмотрительным, и если делать ей предложение, то не ранее, чем через шесть месяцев от начала знакомства. У него не было никаких причин торопиться, кроме разве что одного незначительного обстоятельства: увидев, какими глазами она смотрит на майора Блэкторна, он разом забыл все свои благоразумные решения.
Сейчас он чувствовал себя довольно глупо. Разумеется, Джулия была расстроена тем, что, при всех знаках внимания, он до сих пор не проявил желания поговорить с ее отцом, но, в конце концов, это была не его забота. Его решение оставалось неизменным: если чувство, зародившееся в его душе, не угаснет, а, наоборот, будет набирать силу, и если сама Джулия не потеряет интереса к нему и докажет ему свою любовь, – тогда он, конечно, женится на ней. Да и кто бы на его месте поступил иначе?
Собственно говоря, он и в Бат приехал только затем, чтобы увидеть ее.
Во время прошлого лондонского сезона Фредерик Браун так смутил всех своим описанием прелестных сестер Вердель, в особенности старшей, красавицы Джулии, что лорд Питер решил самолично поехать в Бат и проверить, сильно ли преувеличивал рассказчик.
Однако увидев Джулию собственными глазами, он был так искренне восхищен, что не удержался и с первого же дня начал ухаживать за нею. Когда она принимала воды в Лечебном зале, многие нарочно старались пройти мимо ее стойки, чтобы только лишний раз взглянуть на нее. И поистине, было на что взглянуть. Она никогда не морщилась, поднося стакан к губам; можно было подумать, что вместо зловонного питья ей по ошибке наливали божественный нектар. Она и сама походила на богиню, сошедшую с небес в голубой шелковой шляпке и голубой накидке, с прелестной расшитой сумочкой на запястье. Чего стоила одна ее манера держаться! Такой изысканности и одновременно природного обаяния не знал даже Лондон.
Перед лордом Питером нарисовалось заманчивое будущее. Он женится на ней и заберет ее в Лондон, где она равно очарует всех сильных мира сего и хозяек модных гостиных. Благодаря ей его положение упрочится. Мать, безусловно, одобрит его выбор, отец станет уважать его гораздо больше, но главное – Гарри, его старший брат, который когда-нибудь унаследует отцовские титулы, поместья и все состояние, будет отчаянно завидовать ему. Самому Гарри пришлось жениться на девушке весьма скромной наружности, по той простой причине, что принадлежащие ей по наследству земли граничили с родовым поместьем Тревонансов. Надо сказать, что отец, лорд Тревонанс, отнюдь не настаивал на этом браке, потому что ставил превыше всего счастье своих детей. Однако Гарри, видимо, просто не мог упустить такую прекрасную возможность расширить семейные владения, и свадьба состоялась.
Положим, в своем выборе брат был движим жадностью, подумал лорд Питер, ну а чем движим сейчас он сам?
Ему тоже хотелось заполучить для семьи что-то ценное, и вот наконец он нашел это что-то: удивительную, несравненную красоту. Да, но во что она обойдется его семье?
С месяц назад до него впервые дошли слухи о пристрастии лорда Делабоула к азартным играм. Говорили даже, будто он успел проиграть приданое своих дочерей и чуть ли не собрался уже сдавать Хатерлейский парк внаем. Дело было нешуточное, и лорд Питер отправился в Уилтшир, чтобы навестить своих родителей и заодно выяснить, известно ли им что-то о нынешних обстоятельствах лорда Делабоула. На что маркиз, которому из самых достоверных источников было известно, что виконт гол как сокол, весьма настойчиво посоветовал сыну воздержаться от столь обременительного союза.
Лорд Питер снова оглядел сверкающий черно-белый пол, полированные деревянные перила и стены, сплошь покрытые дубовой обшивкой. Посреди передней стоял круглый столик с инкрустацией. В его глянцевитой вощеной поверхности отражался живописный букет из папоротников и колокольчиков. Да, ни фигура дворецкого, ни впечатление от самого особняка пока что не подтверждали неприятных слухов.
– Его милость, вероятно, ожидает меня? – спросил он у Григсона.
В ответ дворецкий слегка наклонил голову и сказал:
– Мисс Вердель хотела бы побеседовать с вами до того, как вы увидитесь с его милостью, – разумеется, если вы согласны.
– О, конечно, – несколько удивленно отвечал лорд Питер.
По дороге он мысленно готовился поведать лорду Делабоулу о своих доходах, дабы виконт не сомневался, что он в состоянии позаботиться о его дочери. Теперь он невольно забеспокоился. Что случилось? Вдруг Джулия передумала и уже не хочет выходить за него замуж? Нет, это невозможно. Что бы там ни было с ее отцом, но от мысли, что Джулия может его отвергнуть, ему чуть не сделалось дурно. Он последовал за дворецким, который уже размеренным шагом поднимался по лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728

Ваши комментарии
к роману Покорившие судьбу - Кинг Валери


Комментарии к роману "Покорившие судьбу - Кинг Валери" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100