Читать онлайн Покорившие судьбу, автора - Кинг Валери, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорившие судьбу - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорившие судьбу - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Покорившие судьбу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Вечером того же дня, когда в доме уже все стихло, Эдвард сидел в маленькой рабочей комнатке мистера Лэдока, смежной с кабинетом хозяина. Ему надо было все хорошо обдумать и составить в голове план действий, однако мысли его беспрестанно путались. Сознание того, что французский шпион вот уже по меньшей мере пять лет пользуется документами сэра Перрана, и что все это происходит здесь, в дядином доме, мешало майору сосредоточиться на мыслях об их с Джулией будущем.
По правде сказать, обещая Джулии найти какой-нибудь выход, он не имел в голове никакого определенного решения, просто очень хотел быть с нею вместе. Теперь же, поразмыслив некоторое время над создавшимся положением, он пришел к выводу, что найти выход из него будет не так-то просто. Джулия хотела, чтобы ее затруднения были разрешены немедленно, однако все практические решения, приходящие ему на ум, требовали для своего осуществления, самое малое, нескольких месяцев.
Самые реальные из них были так или иначе связаны с карьером. По словам сэра Перрана, на местном известняке еще можно было заработать хорошее состояние, хотя в последние годы добыча камня пришла в упадок из-за плохого управления и недостатка контрактов.
Блэкторн нисколько не сомневался, что при помощи кое-каких связей он без особого труда сможет подыскать несколько выгодных контрактов, и мог бы приступить к делу хоть сейчас, однако в его отсутствие события в Монастырской усадьбе приняли несколько неожиданный оборот.
Вернувшись вечером из Хатерлейского парка, он обнаружил, что кто-то побывал у него в спальне и добрался до секретных документов Веллингтона. В таких обстоятельствах отвлекаться на решение посторонних вопросов означало подвергать опасности порученную ему миссию, а возможно, и собственную жизнь.
Не прослужи он столько лет на полуострове, где во всем соблюдался строжайший порядок, потому что в любую минуту мог последовать сигнал к отступлению или атаке, он скорее всего вовсе не обнаружил бы следов пребывания непрошеного гостя. Однако, памятуя педантичность, с какой его денщик всегда складывал его одежду и личные вещи, майор придумал хитроумную ловушку.
Уходя, он всякий раз прятал кожаную папку с документами в платяной шкаф, сверху на папку укладывал три пары скатанных чулок, первую пару носками к себе, вторую от себя и третью снова к себе, рядом ставил три пары сапог: «веллингтоны», как теперь повсеместно назывались сапоги для верховой езды, ботфорты и парадные, с белыми отворотами. Поперек чулок лежала шпага – изогнутой стороной рукояти к задней стенке шкафа.
Заглянув в шкаф – что со времени возвращения в Монастырскую усадьбу вошло у него в привычку, – он обнаружил, что все как будто лежит на своих местах, даже шпага повернута в точности так, как он ее оставил. Однако на средней паре чулок почему-то не было видно его вышитых инициалов. Блэкторн нагнулся и взял их в руки. Да, так и есть: в середине оказалась пара без инициалов, пара же с инициалами теперь лежала слева. Кто-то заглядывал в его папку, после чего тщательнейшим образом разложил все как было, вот только перепутал местами две пары чулок.
Документы в папке тоже оказались в полном порядке. Моулз не соврал: этот шпион, кто бы он ни был, коварная бестия, хотя и коварство, как выяснилось, не избавляет от промахов и ошибок.
Вот над чем размышлял майор Блэкторн в комнате Лэдока, когда тишину ночного дома неожиданно нарушил женский смех и вслед за ним голос самого хозяина комнаты. Видимо, он вел даму к себе. Блэкторн сперва хотел незаметно уйти, но потом подумал, что при таком раскладе не помешает, пожалуй, застать своего секретаря врасплох и немножко припугнуть.
Скоро парочка прошествовала через кабинет сэра Перрана и показалась в дверях. Лэдок вел свою даму за талию, с улыбкой заглядывая ей в глаза, его спутница тоже улыбалась ему в ответ. Неудивительно, что они не заметили в комнате майора.
– Добрый вечер, – громко сказал он и поднялся из-за письменного стола.
Женщина, в которой Эдвард узнал дядину горничную, испуганно ойкнула.
– Какого черта?.. – начал было мистер Лэдок, но сразу же осекся. – Простите, майор Блэкторн… Как вы меня напугали! – Сообразив, что его застали со служанкой в самый неподходящий момент, он покраснел до корней волос и шепнул что-то ей на ухо. Она тотчас ретировалась, неслышно ступая по янтарно-желтому ковру хозяйского кабинета. – Вы хотели меня видеть? – вежливо осведомился Лэдок. Щеки его все еще горели.
– Нет. – Блэкторн покачал головой. – Я просто искал уединения.
– Здесь?
Лэдок был высокий шатен лет тридцати пяти, худощавый и остроносый. В спокойные минуты его лицо отличалось изрядной бледностью. Сейчас он стоял нахмурясь, его черные глаза настороженно смотрели на майора.
Блэкторн усмехнулся.
– Право, сам не знаю, как меня сюда занесло. – Он с притворным удивлением оглядел дубовую обшивку стен, заваленный бумагами стол и полосатую древесину кленового шкафа напротив. – Верно, это все оттого, что я влюблен!
С этими словами он вышел из-за стола и покинул комнату, чем окончательно сбил с толку бедного мистера Лэдока. Однако, дойдя до середины дядиного кабинета, он остановился и неслышно вернулся к приоткрытой двери. Лэдок стоял, опершись обеими руками на стол, с белым, как мел, лицом, словно вот-вот собирался упасть в обморок. Блэкторн бесшумно шагнул в комнату и затворил за собою дверь.
– Что случилось? – спросил он.
Лэдок испуганно вскинул голову. На лбу у него выступили капельки пота.
– Ничего, – шепотом ответил он.
– Говорите, что с вами! Сердечко пошаливает или что-то не так с животом? Я видел у солдат точь-в-точь такие же лица, как у вас сейчас, – но это было во время смертельной схватки с врагом. Только не уверяйте меня, что все в порядке, я все равно вам не верю. Что происходит в доме моего дяди?
Этот вопрос почему-то вселил в Лэдока еще больший ужас.
– Право, ничего, – повторил он. – Вы мне не верите? Это я должен спрашивать у вас, что здесь происходит. Я нашел вас среди ночи в своей рабочей комнате… и, конечно, перепугался – вот и все. Я, знаете ли, никогда не отличался смелостью.
Шагнув к секретарю, Блэкторн не очень любезно хлопнул его по плечу, отчего тот неловко опустился на стоявший сзади стул.
– Чушь! – Сурово глядя на Лэдока, Эдвард присел на край стола и скрестил руки на груди. – Говорите, что случилось.
– Ничего, – снова пролепетал Лэдок. Под взглядом Блэкторна ему явно было не по себе, и его побелевшие губы нервно подрагивали, как жабры у пойманной рыбы. Наконец он заговорил шепотом: – Мне кажется, кто-то иногда роется в моих бумагах… то есть в бумагах сэра Перрана. Сперва я думал, мне померещилось, но позже понял: нет, тут и впрямь что-то не так. Скажем, утром какая-нибудь бумага неожиданно исчезает, а вечером вдруг появляется на том же самом месте. Конечно, такое случается не всякий день, но достаточно часто, чтобы я начал беспокоиться.
– Давно вы служите у сэра Перрана?
– Шесть месяцев.
– Всего только? – Блэкторн как будто несколько удивился. – А что сталось с вашим предшественником?
Мистер Лэдок еще больше побледнел.
– Он погиб от несчастного случая. Упал с лошади и ударился головой.
– Значит, теперь вы боитесь за свою жизнь, – медленно проговорил Блэкторн.
Лэдок кивнул и закрыл лицо руками.
– Как я радовался, когда мне предложили это место! Работать секретарем у сэра Перрана – это же была моя давняя мечта! А теперь… – Дрожащей рукой секретарь откинул волосы со лба.
– Какие бумаги пропадали у вас за это время?
Секретарь долго не отвечал, потом поднял на собеседника измученный взгляд.
– Только те, которые имеют отношение к действиям союзников в Европе. Того, кто их брал, видимо, не интересует ни Америка, ни Южная Африка, ни Индия с Востоком.
– Мистер Лэдок, могу ли я попросить вас сообщить мне, если в ближайшие дни у вас снова что-нибудь пропадет? – проговорил Блэкторн.
– Так вот почему вы здесь, – выдохнул секретарь, и смертельная бледность начала постепенно сходить с его щек. В глазах его заблестели слезы. – Хорошо, я вам сообщу.
– Только, прошу вас, никому ни слова.
– Да-да, конечно. – Лэдок шмыгнул носом, потом вытащил из кармана носовой платок и шумно высморкался.
Блэкторн наклонился вперед и положил руку ему на плечо.
– Доверьтесь мне, мой друг. Немного мужества – и мы его одолеем. Но напоминаю еще раз: никому ни слова.
Лэдок слабо улыбнулся и кивнул.
– Может, выживу как-нибудь, – пробормотал он.
– Разумеется, выживете, – твердо заверил его Блэкторн.
* * *
– Джулия! – донеслось словно откуда-то издалека, но она не слышала этого, как не слышала ничего кругом. Обычная какофония бальной залы казалась ей сегодня приглушенной. Была пятница, вечер, почти все гости Дома балов и собраний уже съехались. Оркестр, расположившийся, как всегда, на хорах, только что доиграл очередную пьесу и смолк.
Джулия напряженно смотрела перед собой. В голове у нее словно бы свистел неутихающий ветер, сметая все ее мысли в один мощный поток: Эдвард! Он только что вошел в залу; сейчас ее жизнь снова помчится вперед.
Очнись, приказала она самой себе.
С той самой минуты, когда Эдвард вчера остановил их старенькую повозку у хатерлейского крыльца, она беспрестанно спорила с собой и пыталась урезонить свою заблудшую душу. Снова и снова она убеждала себя, что дела их из рук вон плохи и вот-вот может случиться непоправимое, однако ее сердце не желало слышать и знать ничего, кроме слов Эдварда: скоро он разрешит все ее затруднения и они поженятся. Но увы, он даже не намекнул ей, как он собирается их разрешать, и ее надеждам не за что было зацепиться.
Он велел ей верить ему, и она верила, во всяком случае, наполовину. Однако, как только он уехал, Джулия узнала, что в конторе ее ждут двое торговцев, которые пришли за своими деньгами. Ничего особенного, такое не раз случалось и прежде, но сегодняшние кредиторы очень беспокоились и говорили о каких-то пяти тысячах, которые лорд Делабоул якобы задолжал ростовщикам. От таких слов в глазах у Джулии потемнело: хорошо еще, что прямо перед нею стоял стол и она успела опереться на него обеими руками.
– Глупости, – твердо сказала она. – Выдумки сплетников – и больше ничего.
Они еще долго изливали перед Джулией свои сомнения и беспокойства, а она уверяла их, что, невзирая ни на какие слухи, ложные или правдивые, она намерена скоро расплатиться со всеми отцовскими долгами. В конце разговора она сказала:
– У меня самой есть кое-какие планы, которые должны разрешить все наши трудности еще до конца лета.
Торговцы вздохнули с видимым облегчением: вероятно, обоим вспомнились слухи об ее скорой помолвке с лордом Питером.
Разговор с кредиторами нарушил прекрасное, но хрупкое ощущение покоя, в котором она пребывала после поездки в Чеддарское ущелье. Когда они ушли, Джулия без сил откинулась на спинку стула.
К чему обманывать себя? Разве может Эдвард помочь или хотя бы понять ее? Он не может взять в толк, что расплатиться с долгами – для нее вопрос чести. Выйдя за Эдварда, она не сможет этого сделать.
Отогнав грустные мысли, она снова устремила взор на Эдварда. Сегодня на нем был черный фрак тончайшего сукна, белый жилет, черные панталоны и черные бальные туфли. Он был, как всегда, неотразим.
Она медленно обмахивалась кружевным веером, надеясь таким образом скрыть свое волнение от посторонних глаз. Эдвард обменивался любезностями со своими многочисленными знакомыми. Дамы улыбались и кокетливо приседали перед ним, с видимым ободрением оглядывая его атлетическую фигуру с широкими плечами и тонкой талией.
Мужчины крепко пожимали его руку; некоторые что-то шептали ему на ухо, и тогда до Джулии доносился его смех, обдавая волной неизъяснимого блаженства. Видимо, мужчины и женщины одинаково симпатизировали ему, что бывало в обществе нечасто.
Возможность хоть несколько мгновений смотреть на него без помех казалась Джулии драгоценным подарком судьбы. Однако вправе ли она положиться на него и поверить всем его обещаниям? Этого она не знала. Ее мысли и чувства так безнадежно перепутались, что она уже ничего не знала и не понимала.
– Джулия!
Голос, на сей раз более настойчивый, звал ее и требовал внимания, однако она и теперь не услышала его.
Любит ли она Эдварда? Конечно. Любит до безумия. Он целовал ее и ласкал так, что при одном воспоминании об этом ее бросало в дрожь. Он грезился ей во сне и наяву. У него было все, о чем она только могла мечтать, – кроме того единственного, что казалось ей сейчас нужнее всего. Рядом с ним ее желания вырастали вдруг до пугающих размеров и заслоняли все, а долг как будто не имел никакого значения. Раньше она не была такой.
То она начинала ненавидеть его за то, что он нарушил размеренное течение ее жизни; то ей мучительно хотелось, чтобы этот постылый, раз и навсегда заведенный порядок поскорее разбился вдребезги.
Она казалась сама себе натянутой струной, которую дергают, и щиплют, и терзают безжалостным смычком. Скоро, казалось ей, от нее ничего не останется.
И зачем только Эдвард приехал в Бат?
И все же больше всего на свете ей хотелось сейчас танцевать с ним, чтобы снова ощутить волшебство его прикосновений, – и целовать его.
– Джулия! – строго позвал ее голос. Она не слышала.
Смех Эдварда, донесшийся до нее, опять обдал ее горячей волной.
– Посмотри на меня! – шепнула она, и от веера, прижатого почти вплотную к губам, к ней вернулся слабый аромат чая. Эдвард, казалось, услышал ее, потому что в ту же секунду его взгляд начал блуждать по зале и перебегал с одного лица на другое, пока не отыскал Джулию. Отыскав, он выпрямился и тотчас словно бы оказался ближе к ней; серые глаза пронзили ее желанием и мольбой.
Она немного приоткрыла лицо, и кружевной край веера скользнул по ее губам. Эдвард улыбнулся ей в ответ. Гул в голове у Джулии усилился, в нем слышался вчерашний шепот Эдварда: «Джулия, я люблю тебя». Шепот любимого. Руки любимого. Внутри у нее все напряглось, голова закружилась, и сердце затрепетало пойманной птицей. Она захлопнула веер и опустила руку. Пусть он увидит ее всю, в бальном платье из розового шелка и легкого летящего тюля, с высоко перехваченной талией и низким декольте; пусть увидит, как вздымается от волнения ее грудь.
Он увидел. Она поняла это по тому, как потемнел вдруг его взгляд.
– Джулия! – послышался совсем рядом недовольный голос. – Джулия, вот лорд Питер, твой кавалер на следующий танец. Но ты, кажется, опять витаешь в облаках? Дитя мое, спустись-ка на землю, иначе его милость подумает о тебе Бог знает что! – Лорд Делабоул рассмеялся деланным смехом. – Ну же, где твой книксен?
Невозможно было отгораживаться далее от этого настойчивого голоса. Джулия со вздохом обернулась к отцу и к лорду Питеру. Но мысли ее в эту минуту были так переполнены Эдвардом, что она лишь скользнула по сыну маркиза равнодушным взглядом и весьма сдержанно протянула ему руку.
– Добрый вечер, сэр Питер, – машинально произнесла она. Оказывается, лорд Питер уже вернулся в Бат, а она этого даже не заметила. – Надеюсь, вы простите мою рассеянность?
Тут случилось нечто непредвиденное. Когда она присела перед ним, сэр Питер поднес ее руку к губам и поцеловал с неожиданной пылкостью.
Джулия не верила своим глазам! Наверняка скоро вся зала начнет обсуждать этот страстный поцелуй. Прежде он не позволял себе ничего подобного, все его поцелуи были обычными проявлениями любезности. Джулия не знала, радоваться ей или досадовать. С чего это он вдруг так осмелел? Неужто наконец решился сделать предложение? Теперь, когда она уже не хочет этого предложения, но все так же отчаянно ждет его, невзирая на поспешные заверения Эдварда?
Когда, выпрямившись, он шагнул еще ближе к ней и уверенно взял ее за руку, ей вдруг сделалось ужасно смешно.
Неделю назад от такого особенного знака внимания она бы воспарила до небес. Теперь же, глядя на своего поклонника, она видела вместо карих глаз серые, вместо светлых кудрей длинные черные пряди, а приветливое, доброжелательное лицо лорда Питера и вовсе расплывалось перед ее глазами, превращаясь в бесформенную маску.
Эдвард.
Джулия зажмурилась, пытаясь отогнать от себя его образ, но от этого назойливый гул в ушах стал как будто еще сильнее. Что за ветер, куда он ее влечет, зачем? – рассеянно думала она, выходя на контрданс под руку с лордом Питером. Зачем Эдвард приехал в Бат? Без него все было бы так просто и понятно. К тому же, судя по всему, лорд Питер получил родительское благословение.
* * *
– Ах вы юная плутовка! – Сэр Перран подмигнул Элизабет Вердель и игриво сжал ее руку. – Разве можно так наговаривать на собственную сестру? – Он произнес это как можно беспечнее, чтобы собеседница не заметила душившей его ярости. Ему пришлось даже задержать дыхание, чтобы успокоиться и немного овладеть собой. После этого он снова с улыбкой обернулся к собеседнице.
– Вы мне не верите! – воскликнула Элизабет и победно улыбнулась. – Но я своими глазами видела их во вторник вечером! До этого он пробыл у нас почти весь день. Потом мы с младшими сестрами пошли переодеваться к ужину, но я забыла сумочку и вернулась за ней в Красную гостиную. Они были там… вместе, и это было прекрасно! Да, прекрасно – хотя, быть может, так и не принято говорить. Они стояли обнявшись и… Одним словом, Джулия любит вашего племянника. Лично я уверена, что она всегда его любила.
Несколько минут назад, когда Элизабет взволнованным шепотом сообщила сэру Перрану свою тайну, он не поверил, зная, что юная леди любит присочинить. Теперь, однако, он видел, что она говорит правду. Чтобы в этом убедиться, достаточно было взглянуть на рассеянную, словно хмельную Джулию, увидеть, как, встретившись со взглядом Эдварда, засияли над кружевным веером ее зеленые глаза и как потом веер скользнул по ее губам и, захлопнувшись, упал вниз.
Каменея от холодного бешенства, сэр Перран перевел взгляд на племянника. Щенок, как он похож на эту ничтожную женщину, свою мать. Давно уже пора сбить с него спесь!..
– Так вы не верите? – заговорщицким шепотом повторила Элизабет. Сэру Перрану очень нравилась ее решительность и прямота, и порой он даже подумывал о том, не остановить ли свой выбор на второй сестре. – Тогда зачем, по-вашему, она сшила себе такое… такое откровенное платье? Оно так облегает ее в танце, что не нужно даже увлажнять нижнюю сорочку, как делают некоторые дамы. Нет, прежде она никогда такой не была!
Сэр Перран отвел взгляд от племянника, вытащил из кармана темно-вишневого бархатного фрака носовой платок и закашлялся. Кашлять ему пришлось довольно долго: он не хотел, чтобы по его выражению проницательная Элизабет догадалась о его чувствах. При мысли о том, что все его планы могут разбиться из-за неожиданного увлечения Джулии, лицо его словно превратилось в неподвижную маску, и он никак не мог выдавить из себя улыбку, приличную для такого случая. Пришлось изобразить приступ кашля.
Проклятье! – думал он. Как она может выставлять напоказ свои чувства к этому офицеришке, подобно развратной лондонской куртизанке? Да и кому вообще могло прийти в голову, что она тоже подвластна страстям и желаниям? Ах, как это все усложняет!.. Он снова закашлялся.
– Сэр Перран, что с вами? Принести вам чашечку чаю? Вы так покраснели!
Милые голубые глаза смотрели на него с таким искренним участием, что он опять невольно подумал о том, не стоит ли ему пересмотреть свой выбор. Вздохнув, он откинулся на бархатную спинку стула и принялся привычно поглаживать набалдашник трости.
– Мисс Элиза, задай вы мне такой вопрос лет этак несколько назад, я бы тут же пригласил вас на танец, и вы бы убедились, что со мною все в порядке. Что особенного, если человек пару раз кашлянул? И не смотрите на меня так удивленно! Я уж вижу, вам кажется, что я дряхлый старик и никуда не гожусь, но, уверяю вас, это не так.
Элизабет улыбнулась, и ее нежное лицо словно осветилось изнутри. Все-таки сестры совсем не походили друг на друга. У Джулии, как и у ее отца, были золотисто-рыжие, летом с красноватым оттенком, волосы, прямой нос, овальное лицо и легкие дуги бровей над зелеными миндалевидными глазами. Черноволосая Элизабет, напротив, пошла в мать: те же черные с изломом брови, тот же милый, слегка вздернутый носик и упрямый подбородок, в точности отражавший ее нрав. Да, вот уж кому силы и упрямства не занимать, подумал сэр Перран.
Однако не она, а Джулия была облечена долгом старшей сестры и намеревалась исполнить его во что бы то ни стало. Увы, на Элизабет в этом смысле рассчитывать не приходилось.
– Скажите-ка мне, мисс Элиза, нет ли среди присутствующих кавалеров того, который бы растревожил ваше сердце?
Элизабет улыбнулась в ответ, глаза ее сощурились. Все-таки прекрасно, подумал сэр Перран, когда в девушке нет ни капли жеманства.
– Нет, здесь его нет… как, впрочем, и нигде. Я уже начинаю сомневаться, есть ли вообще у меня сердце. Единственный, к кому я довольно долго питала хоть какие-то теплые чувства, был мой друг, Чарльз Эверард. Помните его?
– Сын булочника? – удивленно воскликнул сэр Перран. – Вы меня разыгрываете!
Элизабет понизила голос.
– Пожалуйста, не говорите никому, потому что это тайна, но одно время мы с ним часами бродили по нашим холмам. Я тогда только-только научилась лазать по деревьям и распробовала вкус рыбы, которую он ловил в ручьях. А в четырнадцать лет он решил стать моряком, и теперь я получаю от него письма примерно раз в два месяца. Сейчас ему двадцать два, он плавает в Средиземном море, и мы с ним не виделись уже Бог знает сколько времени.
– И все же – вы не влюблены в него? – с интересом спросил сэр Перран.
Элизабет неожиданно прыснула.
– Я бы рада сказать, что влюблена, – представляете, как романтично было бы объявить подругам, что отец никогда не позволит мне выйти замуж за любимого, – но увы! Я люблю его просто как брата… Ну а вы, сэр Перран? Вы-то почему за столько лет не женились? Ведь вы наверняка замечаете, какими глазами смотрят на вас мамаши, у которых дочки на выданье. Помню, я еще была совсем маленькая, а уже понимала из разговоров взрослых, что многие возлагали на вас весьма нешуточные планы.
– Точнее, на мое состояние, – поправил он и сощурился, внимательно следя за ее лицом.
– Как вы сказали, не слышу? – Элизабет с невиннейшим видом приставила к уху ладонь. – При мне, во всяком случае, речь шла только о вашем обаянии, безукоризненных манерах и о том, как вы прекрасно танцуете.
Он улыбнулся. В этой девушке замечательно сочетались мудрость и простодушие. Когда-нибудь, подумал он, она станет отличной женой, если только ее суженый сумеет по достоинству оценить ее острый ум, прямоту и чувственность. Ведь как бы Элизабет ни осуждала старшую сестру за смелость фасона, сама она и в целомудренном белом платье выглядела не менее, если не более соблазнительно. Неважно, что прелестные выпуклости ее грудей прятались за рядами оборок, – зато от нее веяло такой безудержной силой, даже неукротимостью, что в былые годы сэр Перран, пожалуй, увлекся бы ею не на шутку.
На этом их разговор прервался, потому что к Элизабет подошел молодой человек и, краснея и запинаясь, пригласил ее на чашечку чаю. Сэр Перран с трудом сдержал насмешливую улыбку, однако Элизабет приняла приглашение с милой непосредственностью и, ослепительно улыбнувшись на прощание сэру Перрану, удалилась в сопровождении кавалера. Ах, зачем она не родилась чуть раньше! – снова подумал сэр Перран.
Что-то шевельнулось у него в чреслах. Странно, он даже не мог припомнить, когда у него в последний раз возникало плотское желание. Пожалуй, лучше было об этом не думать. Он вообще считал, что страсти суть ахиллесова пята мужчины, и уже много лет назад постарался изгнать их из своей жизни. Сейчас ему надо было думать о другом: как быть с Эдвардом Блэкторном.
И когда этот негодяй успел ее обольстить? От того, какими глазами он смотрел на танцующую Джулию, сэра Перрана стал опять душить гнев. Но неожиданно ему пришло в голову, что роман между Джулией и его племянником не только не помешает осуществлению его плана, но, напротив, придаст ему еще большую пикантность.
Сэр Перран сдержанно вздохнул. На лице его отобразилось полнейшее равнодушие, и даже самый внимательный наблюдатель не смог бы догадаться, какие страсти бушевали сейчас в груди баронета. Поистине он скорее задушил бы племянника собственными руками, чем позволил ему жениться на старшей дочери лорда Делабоула, – ибо ничто не должно было теперь стоять на пути его мести.
* * *
Пока его дочь танцевала с лордом Питером контрданс, лорд Делабоул разрывался между противоположными чувствами: радостью оттого, что такой завидный кавалер одаривает Джулию знаками своего внимания, и страхом – мало ли что может помешать его внезапно ожившему интересу. От этого ему делалось не по себе, взгляд его падал то на белое страусовое перо в рыжих волосах Аннабеллы, то на руку сэра Перрана, методично гладившую набалдашник трости, потом вдруг подскакивал на хоры и, ненадолго задержавшись на смычках оркестрантов, снова перебегал на золотистые локоны Джулии. Его нервы были взвинчены до предела, во рту пересохло. Жаль, что в Доме балов и собраний не подавали напитков крепче чая. О сделке с сэром Перраном он старался не думать.
Поймав на себе его взгляд, Джулия слабо улыбнулась, на ее лбу обозначилась легкая морщинка.
Она знает, пронеслось у него в голове. Впрочем, откуда она могла знать? Подозревать – пожалуй, но знать!.. Нет, это совершенно невозможно. Интересно, где все-таки это кольцо с изумрудом? – привычно подумал лорд Делабоул. Единственная драгоценность, оставшаяся дочерям от матери… Найдись оно сегодня, он уже завтра во время игры мог бы делать весьма солидные ставки, а в случае выигрыша даже постарался бы обменять на него руку Джулии.
Да, вот только где оно? Наверное, в каком-нибудь хитроумном тайнике, потому что и ее спальню, и контору он обыскивал уже не раз. Вчера, когда его дочери уезжали на пикник, он снова искал его везде, где только можно, но так и не нашел.
В задумчивости он глядел на Джулию, словно пытался проникнуть в ее душу. Она танцевала легко и грациозно, как когда-то ее мать, и мало-помалу мысли лорда Делабоула начали обретать ту же легкость. Скорее всего она держит кольцо при себе.
Неожиданно его пронзила догадка: ее сумочка!
Ну конечно же! Оно наверняка в какой-нибудь сумочке.
Просто непостижимо, как он за столько времени не удосужился заглянуть в ее сумочки. Он обшарил все углы, которые, как ему казалось, могли служить тайниками, но не додумался до такого простого тайника, как дамская сумочка.
Огромное облегчение тут же сменилось чувством острой вины. Ведь, кроме этого кольца с изумрудом, перешедшего к Джулии в тот злополучный день, у дочерей Оливии не осталось ни одной драгоценности. С остальных он давно уже сделал стразы, а дорогие оригиналы распродал, один за другим, в надежде поправить свое пошатнувшееся финансовое положение. Оливия, конечно, осудила бы его, но – черт побери! – Оливии больше нет, и ее мнение уже не имеет значения.
Однако стоило лорду Делабоулу вспомнить о любимой жене, как кровь часто застучала у него в ушах; его бросило в жар. В зале вдруг сделалось невыносимо душно, и ноги сами понесли его к выходу. Кажется, у него начинался приступ дурноты. Он ускорил шаги, не отвечая на приветствия знакомых. Когда он уже выходил из вестибюля, до него донесся взрыв смеха – вероятно, кто-то сострил по поводу его внешнего вида.
Ступив на Алфред-стрит, он судорожно втянул в себя свежий воздух, но было уже поздно: его вывернуло прямо на тротуар. При свете масляных ламп можно было разглядеть пятна крови, темневшие в луже зловонной желчи. Он прислонился спиной к холодной каменной стене дома. Сверкнула молния, прогремел гром, ветер бросил ему в лицо холодные капли, и слезы на его щеках смешались с дождем.
«Оливия, – думал он. – Зачем, зачем ты приняла такую нелепую смерть? Ты одна удерживала меня в руках, без тебя я расползаюсь на части, меня уже почти нет. Родная моя, родная…»
Он стоял на тротуаре, словно надеясь, что дождевые потоки смоют хоть часть его грехов.
* * *
– Вы позволите мне приехать к вам завтра, мисс Вердель?
Контрданс закончился, и лорд Питер повел Джулию к ряду стульев у стены.
– Буду вам очень рада, – ответила Джулия.
Карие глаза лорда Питера светились нежностью и теплотой.
«Он влюблен», – до странности равнодушно подумала Джулия. Вероятно, несколько дней назад этот свет в его глазах привел бы ее в радостное волнение, теперь же ей было все равно.
– Мы в Хатерлее уже давно ждем, когда вы заедете нас навестить, – с улыбкой закончила она. – Наверняка и папа будет благодарен вам за внимание.
Он опять, как и при встрече, завладел ее рукой и запечатлел горячий поцелуй на ее пальцах. Джулия затаила дыхание. Все это могло означать только одно: лорд Питер наконец-то решился.
– Я надеюсь с ним завтра переговорить кое о чем, – тихо сказал лорд Питер, заглядывая ей в глаза.
Джулия кивнула.
– Я передам, что вы хотите побеседовать с ним наедине, – медленно сказала она, как бы давая понять, что она угадывает характер предстоящей беседы.
– Да, передайте, – отвечал он и, отпустив ее руку, поклонился.
Он уже собрался идти к своей следующей партнерше, но тут к ним подбежала взволнованная Аннабелла. Страусовое перо у нее в волосах подпрыгивало при каждом шаге.
– Идем скорее, – зашептала она, увлекая сестру за талию. Ее черты исказились от страха. – Там папа!.. С ним сейчас майор Блэкторн… Он нашел его на тротуаре у выхода – а там ведь такой ужасный дождь!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728

Ваши комментарии
к роману Покорившие судьбу - Кинг Валери


Комментарии к роману "Покорившие судьбу - Кинг Валери" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100