Читать онлайн Покорившие судьбу, автора - Кинг Валери, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покорившие судьбу - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покорившие судьбу - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Покорившие судьбу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

В начале апреля Джулия вместе с сестрами сидела в просторной Малиновой гостиной на втором этаже дома на Гроувенор-сквер. Комната, в полном соответствии со своим названием, была выдержана в малиновых и красных тонах, с вкраплениями черного лака и позолоты. На всех четырех окнах висели малиновые бархатные портьеры, перевязанные по бокам золотым шнуром с кистями на концах. Стены, диван и несколько черных лаковых стульев были обтянуты алым камчатным шелком. В углу стояли арфа и фортепиано, готовые зазвучать в любую минуту.
Каролина с Аннабеллой оживленно обсуждали фасон новой шляпки. Они уже договорились о том, что переднее поле должно быть украшено цветами рододендрона и искусственными вишенками и спорили теперь о размерах этого поля. Аннабелла настаивала на том, что оно должно быть больше обыкновенного, Каролина же, сторонница умеренности в нарядах, предлагала сделать его небольшим и менее изогнутым по форме. Две головки, темноволосая и золотая, склонились над эскизом Аннабеллы.
Джулия, с интересом слушавшая их спор, хотела уже спросить, какие ленты будут на шляпке и что по этому поводу говорит Габриела, но в этот самый момент появился Григсон и доложил о приезде леди Тревонанс, леди Каупер и лорда Питера.
Когда в дверях замаячило лицо лорда Питера, сердце Джулии невольно замерло в груди. Она не видела его с прошлого июня. По приезде в Лондон она узнала, что он гостит у каких-то своих линкольнширских приятелей, и втайне порадовалась тому, что ее появление в высшем обществе произойдет без него. И вот оказывается, что он здесь, а она даже не знала об этом.
Леди Тревонанс выглядела, как всегда, бодрой и оживленной. Джулия сначала приветствовала свою покровительницу и леди Каупер, когда же ее сестры пригласили дам к удобным креслам у камина, она обернулась и протянула руку лорду Питеру.
Его карие глаза смотрели на нее так виновато, а порозовевшие уши так жалобно проглядывали между светлыми ангельскими завитками, что ей невольно сделалось смешно.
– Рад видеть вас, леди Блэкторн, – смиренно пробормотал он.
И хотя его приезд был для нее не самым приятным сюрпризом, все же, пока он наклонялся над ее рукой, она не могла удержаться от улыбки. Бедный лорд Питер! Он вел себя как провинившийся пес, который изгрыз любимые сафьяновые туфли хозяина и теперь ждет справедливой расплаты.
– Здравствуйте, лорд Питер, – сказала она и ободряюще пожала его руку. – Я так рада, что вы к нам заехали! Дело в том, что я только что получила письмо от Мэри Браун; она, между прочим, спрашивает о вас. Вот вы и расскажете мне, где были и чем занимались все время, пока мы не виделись, чтобы я смогла ей хоть что-то написать.
От ее легкого дружеского тона смущение лорда Питера как будто начало проходить. Видимо, встреча с нею страшила его не меньше, чем ее.
– Передайте мисс Браун, – учтиво заговорил он, – что я ехал в Лондон нарочно затем, чтобы помочь маме ввести вас и ваших сестер в здешнее общество, но, приехав, убедился, что опоздал: сестры Вердель и леди Блэкторн и без меня уже приняты везде и не нуждаются в моих услугах. – Бросив взгляд от двери, где они все еще стояли, в сторону камина и убедившись, что все дамы оживленно что-то обсуждают, он добавил чуть тише: – Также вы можете написать мисс Браун, что мне не следовало так… поспешно уезжать тогда из Бата и что с того самого злополучного дня я жалею о своем поступке. Я был глубоко не прав и раскаиваюсь в этом.
Глаза его глядели умоляюще – он просил у нее прощения. Внутренне Джулия уже простила его, хотя, по сути, прощать было нечего. Леди Тревонанс была права: ее сын чуть не женился на женщине, которая не любила его. Хорошо, что в последний момент у него хватило благоразумия… струсить.
– Милорд, возможно, вы сочтете меня чрезмерно недогадливой, но я, право, не могу уразуметь, о чем идет речь. Знаю только, что я рада вашему приезду и что надеюсь всегда видеть вас в числе своих друзей.
В ответ он вздохнул с таким явным облегчением, что Джулия чуть не рассмеялась вслух. Ограничившись лучезарной улыбкой, она решила, что пора присоединиться к остальным, и повела своего гостя к камину. Сестры, к ее удовольствию, поочередно – и весьма дружелюбно – приветствовали лорда Питера, после чего вернулись к разговору о шляпках и о моде.
Они даже сунули свой эскиз лорду Питеру и потребовали, чтобы он высказал свое суждение о нем, однако он решительно отказался.
– Нет уж! – воскликнул он. – Я знаю, чем это кончится: на следующем балу либо мисс Аннабелла, либо мисс Каролина откажется со мною танцевать. Так вот, чтобы не ставить себя в заведомо неловкое положение, я уж лучше воздержусь сейчас от любых замечаний. Так что придется вам обойтись без моего суждения.
Аннабелла тут же заявила, что он просто струсил, однако Каролина возразила, что лорд Питер поступает вполне резонно. Пожалуй, они обе правы, подумала про себя Джулия, но промолчала.
Когда эскиз шляпки был досконально изучен и обсужден, леди Каупер, очень красивая молодая дама, которая пользовалась немалым влиянием, достала из своей сумочки небольшой конверт и вручила его Джулии. Джулия застыла, в волнении глядя на белый прямоугольник. Она догадывалась, что в нем могло быть. На ее щеках вспыхнул румянец. Пока она дрожащими пальцами ломала восковую печать, все молчали. Внутри оказались приглашения на вечера в Доме Алмака.
– О, миледи! – Джулия подняла на леди Каупер полные слез глаза. – Благодарю вас.
– Так мы приглашены? – воскликнула Элизабет, переводя взгляд с леди Каупер на леди Тревонанс и с нее на Джулию.
Когда Джулия кивнула, сестры заговорили все разом и, обступив леди Каупер со всех сторон, принялись изливать на нее свою благодарность; пожалуй, они немного смахивали на кур, которым насыпали в кормушку зерна. Удивленно тряхнув головой, Джулия обернулась к маркизе и поблагодарила ее от всей души. Теперь, кажется, ей больше нечего было желать.
Невольно ей вспомнилось прошлое лето и то мучительное, тревожное ожидание, начавшееся за несколько недель до смерти отца, когда она не знала, что будет с нею и ее сестрами завтра.
И вот теперь она в Лондоне, и в руках у нее – поистине бывают на свете чудеса! – приглашения, благодаря которым будущее ее сестер может скоро прекрасно устроиться. Да, одна эта минута стоила всех принесенных жертв. Давно уже она не чувствовала себя такой счастливой, как сейчас.
Через четверть часа гости поднялись и начали прощаться. Джулия вышла их проводить и по дороге еще раз высказала обеим дамам свою искреннюю признательность. Когда они дошли до лестницы, леди Каупер неожиданно извинилась перед маркизой и лордом Питером, объяснив, что хочет сказать леди Блэкторн пару слов наедине. Леди Тревонанс, не выказав ни малейшего удивления, оперлась на руку сына и заявила, что они будут ждать ее в карете.
Леди Каупер проводила их глазами почти до середины лестницы и только после этого с улыбкой обернулась к Джулии.
– Я только хотела вам сказать, что майор Блэкторн – самый страстный защитник ваших интересов, – вполголоса произнесла она. – Представьте, он преследовал меня до тех пор, пока я не согласилась взять на себя улаживание вашего вопроса. Я не смогла ему отказать. По правде сказать, я совсем не умею противиться его обаянию.
– Так это он вас уговорил?..
– Да, он. Правда, мне показалось, что у него были для этого некие причины личного характера. Я знаю, что мои слова могут показаться вам бестактными, но, поверьте, я очень сочувствую вашему положению, и… Позвольте мне дать вам один совет, который когда-то дала мне моя мать. Старайтесь поддерживать человека, которого любите, даже если он не ваш муж.
В Лондоне поговаривали о связи между леди Каупер и неким человеком, который не был ее мужем, поэтому прозвучавший совет показался Джулии особенно значительным. Она хотела ответить что-нибудь столь же значительное, но от волнения смогла выдавить из себя лишь коротенькое «спасибо», да и то шепотом.
– Мы будем рады видеть вас на своих балах, леди Блэкторн. Надеюсь, они вам понравятся. Я желаю вам приятного дня… и всего хорошего. – И леди Каупер начала грациозно и неторопливо спускаться по лестнице.
Глядя ей вслед, Джулия дивилась и не могла поверить своему неожиданному счастью. Хорошо, если бы она и правда могла как-нибудь поддержать Эдварда, думала она. Но как?
Вечером того же дня, случайно столкнувшись с Эдвардом в гостиной одного из особняков на Парк-лейн, Джулия отступила от собственных правил и позволила себе поговорить с ним несколько минут наедине. Отведя его в сторону, она поблагодарила Эдварда за добытые им приглашения.
– Я хочу, чтобы ты знал: они для меня сейчас важнее всего на свете.
Они стояли под развесистой пальмой, и ее длинные зеленые листья почти касались щеки Эдварда.
– Я знаю, – сказал он. – Только не думай, что я жду от тебя какой-нибудь особой благодарности, нет. Просто я так мало могу для тебя сделать. Я бессилен выразить свою любовь к тебе; даже какой-нибудь глупенький подарок – и тот теперь для меня под запретом. Но зато я знаю, что вечера Алмака могут дать твоим сестрам то, ради чего ты стольким пожертвовала в последние годы.
Он с нежностью поднес ее пальцы к губам. У Джулии, которая впервые за три недели стояла так близко от него, закружилась голова, ее бросило в жар, и лишь когда он наконец отпустил ее руку, она глубоко вздохнула.
Их взгляды встретились, и Джулия непроизвольно потянулась к нему.
– Эдвард, – прошептала она, делая шаг в его сторону, и дотронулась до его рукава.
Серые глаза наполнились в ответ невыразимой тоской.
– Нельзя, – шепнул он. – Разве ты забыла?
Она смотрела на него так, словно хотела навсегда запечатлеть в памяти каждую его черту.
– Не забыла. Но я так скучаю по тебе. Я думаю о тебе беспрерывно. Иногда мне кажется, что ты не можешь не чувствовать этого.
Они стояли в маленькой проходной комнатке между двумя гостиными, в которой двигался непрерывный людской поток, однако все, по-видимому, были заняты собственными разговорами.
– В конце месяца я должен ехать на континент, – сказал Эдвард, не сводя с нее глаз. – Если бы ты могла поехать со мной! В Европе мы могли бы…
Джулия испуганно подняла палец к его губам и тотчас убрала руку.
– Зачем ты терзаешь меня, Эдвард? Я не ступлю на этот путь, как бы ни влекло меня туда мое сердце.
– Прости, мне не следовало этого говорить. – Он глубоко вздохнул и, незаметно для окружающих, провел сверху вниз по ее руке. – Знаешь, Джулия… тебе, наверное, лучше сейчас уйти. Боюсь, что если мы тут еще немного постоим, я обниму тебя, и уж тогда точно нам обоим придется несладко.
Джулии пришлось сделать над собою усилие, чтобы оторвать взгляд от его лица.
– До свидания, – прошептала она и тотчас исчезла в стайке спешивших в гостиную дам, как легкий лист исчезает в бурном потоке, раз или два мелькнув над поверхностью.
* * *
Вечером следующего дня сэр Перран незаметно следил из-за газеты за своей женой. Они сидели в небольшой комнате, выходившей окнами на задний фасад дома, – так называемом Желтом салоне. Джулия писала письмо, и лишь тихое поскрипывание ее пера нарушало тишину. Сэр Перран читал – вернее, притворялся, что читает «Таймс».
Салон был отделан желтым камчатным шелком, на фоне которого прекрасно выделялись тускло мерцавшие багеты, столики и кресла вишневого дерева. В камине весело полыхал огонь, но на сердце у сэра Перрана было холодно и тоскливо. Около Джулии, сидевшей за письменным столом у окна, горело несколько свечей в большом подсвечнике. Снаружи доносился несмолкаемый гул дождя, и от этого чернота за окнами казалась еще чернее.
Было воскресенье, в доме баронета никого не принимали. Из большой Малиновой гостиной долетали звуки арфы и пение сестер. Сегодня, однако, их чистые голоса не приносили сэру Перрану никакой радости. Все его мысли были сосредоточены на одном: как оборвать лондонский сезон сестер Вердель.
Именно этот вопрос он обдумывал, поглядывая на Джулию из-за газеты. Накануне она была вне себя от радости: леди Каупер привезла им приглашения на «среды Алмака». И теперь эти приглашения как-то сами собою выступили на первое место в планах сэра Перрана. Может быть, устроить скандал в Доме Алмака? Да, пожалуй, это будет лучше всего. Он с трудом сдержал довольную улыбку.
– Вы не нальете мне чаю?
Чашка стояла на столике около его кресла, и он вполне мог бы обойтись без помощи жены, но ему хотелось понаблюдать за нею.
– Сейчас… только… закончу фразу, – не поднимая головы, отозвалась Джулия. Она писала к своей батской подруге, Мэри Браун. Наконец, положив перо на серебряный поднос, она встала из-за стола.
Сегодня Джулия, одетая в бледно-голубое муслиновое платье, была особенно хороша. Она с улыбкой подошла к круглому столику у окна, на котором, рядом с букетом нежных роз, стояли серебряный чайник, сахарница и кувшинчик для сливок, взяла чайник и направилась к мужу. С той же улыбкой она наполнила его чашку ароматным напитком. На ее лице не мелькнуло и тени недовольства: она как будто вовсе не замечала того, что чай в его чашке выпит лишь наполовину.
Сэр Перран проследил за тем, как она не спеша отнесла чайник на место и вернулась к своему столу. Он презирал ее всей душой. Любовь к ней, просочившаяся в его сердце некоторое время назад, сменилась ненавистью. Эта женщина подло обманывала его целых три месяца. Угождая ему во всем и притворяясь любящей женой, она на деле хотела лишь одного: добиться, чтобы ее сестры получили свой вожделенный лондонский сезон. Впрочем, подумал баронет, не исключено, что причины его ненависти не только в этом.
Вчера вечером он видел ее с Эдвардом. Она была в шелковом развевающемся платье восхитительного золотисто-коричневого цвета, который так шел к ее волосам и лицу. Сэр Перран стоял за дверью гостиной и мог беспрепятственно видеть свою жену и племянника, оставаясь при этом в тени. И пока он наблюдал за ними, ненависть начала вскипать в нем горячим ключом. Он ненавидел и презирал их обоих – Джулию и Блэкторна. Как этот щенок увивался вокруг Джулии, как пылко целовал ее пальчики, каким влюбленным остолопом стоял перед нею! На миг сэру Перрану даже почудилось, что перед ним вот-вот возникнет София с ее никчемными объяснениями.
Джулия склонилась над письмом. За что он презирает ее? – спросил сам себя сэр Перран и сам себе ответил: за то, что она никогда не будет любить его по-настоящему. Забавно – собираясь жениться, он вовсе не думал ни о какой любви. Ему нужен был лишь Хатерлей, карьер и наследница покойного Делабоула. Он хотел властвовать над нею и над ее сестрами, тем самым доказывая всему свету, что его давние враги наконец-то повержены. Но теперь, став мужем Джулии, он больше власти, больше всего на свете желал слышать от нее слова преданности и любви.
Возможно, безумие ревности начало овладевать им еще тогда, когда его племянник на его глазах украл у него невинность Джулии; украл – ибо только он, будущий супруг Джулии, имел право владеть ею. И все же он не мог понять, почему, сокрушив Делабоула и женившись на Джулии, то есть достигнув всего, чего желал, он не испытал естественного для победителя довольства. В конце концов, думал он, что Джулия? Всего лишь символ. Зачем же он хочет теперь от нее того, чего она заведомо не может ему дать?
Она уже не раз намекала, что была бы рада видеть его в своей постели, однако сэр Перран решительно пресекал подобные признания. Она также говорила о своем желании слышать в Хатерлее детские голоса и добавляла, что готова нарожать хоть десяток малышей. От этих ее слов внутри у сэра Перрана все переворачивалось. У них могут быть дети. Его дети!.. Ее краткая связь с Блэкторном не увенчалась рождением ребенка; и вот теперь она просит его стать отцом ее детей.
Вспомнив об этом, сэр Перран неожиданно разволновался до того, что у него защемило сердце. Нет, больше он не мог находиться с нею в одной комнате!
Он неторопливо сложил газету, встал и, хромая, пошел к двери.
– Перран, что с вами, вам нехорошо? – словно издалека донесся до него участливый голос Джулии, но он ничего не ответил.
Он ненавидел этот голос, он ненавидел Джулию.
Дойдя до лестницы, где никто не мог его видеть, он сунул трость под мышку и без малейших признаков хромоты спустился на первый этаж. Он направлялся в свой личный кабинет – маленькую комнатку в задней части дома.
Вся обстановка кабинета состояла из двух глубоких кресел, обитых темно-красным шелком, письменного стола из полированного красного дерева и стула рядом с ним. На окнах висели темно-красные, в тон креслам, портьеры. Войдя, сэр Перран принялся взволнованно вышагивать по комнате. Руки его тряслись, в груди кипела ярость столь непомерная, что ему самому делалось от нее не по себе.
Куда делась его привычная уверенность, его чувство господства над окружающими? И что, собственно, случилось?
Не что, а кто. Случилась она. Тогда, в январе, она встала перед ним на колени, и он, как дурак, открыл ей свое сердце. Он позволил себе поверить в то, что может любить и быть любимым, за что и был немедленно наказан: целью ее домогательств оказался лондонский сезон.
И вот, уже в Лондоне, Блэкторн снова пытается ее соблазнить. Нет, с этой постылой парочкой пора покончить, и самое время подумать о том, как лучше всего это сделать.
Едва мысли баронета свернули в это новое, более приятное русло, он начал быстро успокаиваться и уже через несколько минут вполне пришел в себя.
Подойдя к столу, он извлек из жилетного кармана небольшой ключик, отпер нижний правый ящик и достал из него пачку писем, перевязанную черной шелковой лентой.
Проведя большим пальцем по краю пачки, баронет ощутил в своей груди почти любовное томление. Он любил перечитывать эти письма, особенно в такие несчастливые минуты, как эта. Он наугад вытянул из пачки одно из писем и развернул его на столе.
«Милая моя Джулия…»
– Я вам не помешаю? – послышался с порога голос его жены.
Как он мог не услышать, когда она вошла?.. Боже правый, он забыл запереть дверь!
Сэра Перрана бросило в жар, и он почувствовал, как краска густо заливает его лицо. Он торопливо сложил письмо, а лежавшую на столе пачку смахнул рукой к себе на колени.
– Очень даже помешаете! – крикнул он тонким пронзительным голосом.
От неожиданности Джулия сперва опешила, потом вздрогнула и, пробормотав: «простите», поспешно затворила за собой дверь. Из коридора донеслись ее удаляющиеся шаги.
Некоторое время сэр Перран не мог сдвинуться с места. Что она успела увидеть? Догадается ли, что это были за письма? И главное, что подумает о его собственном, более чем странном поведении?
Облокотившись двумя руками на стол, скрестив свои длинные ухоженные пальцы перед глазами, баронет долго разглядывал глобус, который стоял тут же на столе. Нет, она ничего не подумает и ни о чем не догадается. Она просто не сможет поверить, что он – или кто-то другой – способен на столь бесстыдный обман. То, что до женитьбы он обманывал ее в течение нескольких лет, дела не меняет: она всегда будет думать о нем, равно как и об остальных своих ближних, только самое лучшее.
Усмехнувшись, он сунул письмо в пачку, неторопливо убрал свидетельства своего преступления в нижний ящик стола и уверенной рукой повернул ключ.
Что ж, в жизни случаются порой презабавные повороты!.. Но пора было думать о том, как пригвоздить Джулию и ее возлюбленного к позорному столбу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Покорившие судьбу - Кинг Валери

Разделы:
Пролог12345678910111213141516171819202122232425262728

Ваши комментарии
к роману Покорившие судьбу - Кинг Валери


Комментарии к роману "Покорившие судьбу - Кинг Валери" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100