Читать онлайн Плененные сердца, автора - Кинг Валери, Раздел - 3. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Плененные сердца - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Плененные сердца - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Плененные сердца - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Плененные сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3.

Тетка как раз заговорила о том, что украденный пояс был из зеленого бархата с украшениями из листьев и роз, пересыпанных бриллиантами, но Эвелина уже перестала ее слушать. За это время Эрот, видимо, присоединился к супруге и матери, и между ними возникла типичная семейная перепалка. Эвелина рассеянно кивала на замечания леди Эль по поводу этой любопытной семейки. Но каким бы занятным ни казался ей их разговор в пересказе тетки, ее собственные тревожные мысли заглушили в ее сознании бредовую болтовню старухи.
Вдевая в иголку белую шелковую нитку, Эвелина взглянула на бюст Зевса, и сердце ее вновь наполнилось уже знакомой болью, которую она просто не могла разделить с леди Эль. Эта прекрасная античная скульптура была единственной памятью об отце. Многие дни провела когда-то Эвелина вместе с ним на раскопках в Греции. Она бы даже не могла вразумительно объяснить, почему она так дорожила этим бюстом; он как будто имел над ней какую-то волшебную власть. Вблизи от него ей было тепло и уютно, острое чувство одиночества, постоянно ощущаемое после смерти отца, на какое-то мгновение смягчалось. Когда по ночам ей снились кошмары, стоило только, проснувшись, спуститься со свечой в гостиную, как от ее страхов не оставалось и следа. Мысль о том, что внучатый племянник леди Эль предлагал целое состояние за эту скульптуру, лишала Эвелину покоя. Как она сможет жить, лишившись единственного драгоценного плода трудов отца? Вопреки здравому смыслу, Эвелине казалось, что с утратой этой античной скульптуры умрет какая-то часть ее собственной души.
Аккуратно пристроив очки на нос, она снова взялась за работу. Вышивка гладью белым шелком с прорезями походила на тончайшее кружево и требовала огромного терпения. Эвелина взялась было за иголку, но мысль ее уже обратилась к лорду Брэндрейту, пальцы задрожали, и она опустила работу на колени.
Эвелина никак не могла понять, почему маркиз, зная ее трепетное отношение к этой скульптуре, настойчиво предлагал леди Эль сумму, от которой обедневшая старая дама не могла себе позволить отказаться. Несомненно, этот презренный тип вознамерился приобрести бюст исключительно из желания досадить ей.
Эвелина с силой воткнула иголку в шитье, сожалея, что это всего лишь тонкая ткань, а не толстая кожа упрямого маркиза. С каким удовольствием она устроила бы ему хоть самое маленькое кровопускание. Право, стоило бы его хорошенько проучить!
Эвелина несколько раз пронзила иглой воздух.
– Что это ты? – услышала она изумленный вопрос тетки.
– Я упражняюсь, – чистосердечно призналась девушка. – Если ваш племянник осмелится подойти ко мне достаточно близко, когда я сижу за работой, я его ткну как следует, хотя он настолько бесчувственный, что, пожалуй, и не заметит. Лучше раздобыть на этот случай шпагу.
– Боже милостивый, – нахмурилась леди Эль. – Что за выражения, Эвелина. И это называется деликатное воспитание!
– Ничего в нем не было деликатного, мэм, и вам это отлично известно. Папа вовсе не придавал значения всем этим тонкостям.
Покачав головой, леди Эль положила рожок на столик возле кресла.
– Уж слишком ты бойка, – вздохнула она. – Как ты можешь надеяться покорить сердце мужчины, если в тебе так мало девической скромности и кокетства? Ты ведешь речь о шпагах и кровопролитиях, как о чем-то само собой разумеющемся. Мыслимое ли дело?! Неудивительно, что джентльмены шарахаются от тебя и бегут как от чумы! Уж не хочешь ли ты и впрямь остаться старой девой?
Эвелина не имела никакого желания вступать в их извечный спор. Она и так прекрасно знала, что тетка не одобряет ее поведения, поэтому отвечала с привычным спокойствием:
– Я знаю, вам бы хотелось, чтобы я была другой. Но уверяю вас, я от души наслаждаюсь свободой, которой лишены замужние женщины. А помимо всего прочего, я слишком похожа на своего отца и такой, вероятно, останусь и впредь.
– Что ж, очень жаль, дорогая моя, – продолжала леди Эль более мягким тоном. – Я знаю, есть женщины, которые вполне могут обойтись без мужа и детей. Но ты не из их числа, поверь мне. И не делай такой удивленный вид. Конечно, ты льстишь себе мыслью, что всем довольна. Но, может быть, объяснишь мне, отче-то ты проводишь долгие часы, глядя в пространство и тяжко вздыхая неизвестно над чем?
– Я за собой такого не замечала.
– Ну да, ну да. За свою долгую жизнь я научилась кое-что понимать. Если бы ты не совала всем в лицо свою пресловутую ученость и не сидела с таким серьезным видом, что не подступись, то тебе бы ничего не стоило увлечь любого. А так Брэндрейт даже считает, что ты вообще синий чулок. – Внезапно ее внимание снова переключилось на то, что виделось ей у фортепьяно. – Милосердное небо, – воскликнула она в явном удивлении. – Неужели Афродита собирается отбыть? Прошу тебя, позови Мепперса и прикажи ему отыскать моего племянника. Я должна немедленно его видеть.
– Зачем он понадобился вам так поздно? Он уже, вероятно, опять напился и будет дерзить здесь по-вчерашнему. Даже вам, тетушка, он позволяет себе говорить возмутительные вещи.
– А ты, моя милая, слишком чувствительная, и это при твоей-то способности выводить людей из себя! Что до меня, я нахожу его остроумие очаровательным. Он просто поддразнивал меня тем, что я не так глуха, как притворяюсь. Он сейчас, наверное, в бильярдной.
– Где же ему еще быть?
Эвелина с досадой воткнула иголку в неоконченную работу и отложила ее в сторону. Она встала, сняла очки и достала из рукава бледно-зеленого муслинового платья кружевной платок. Направляясь к двери, она по пути тщательно протирала им стекла очков.
– Брэндрейт ищет в жизни только удовольствий. Ему никогда не приходило в голову заняться серьезным делом. Не понимаю, зачем вам понадобилось приглашать его сюда, он только нарушит наш покой.
– Эвелина, можешь ты хоть когда-нибудь не быть сварливой? Вечно ты раздражаешься и злишься.
– Ничего подобного! – Эвелина снова надела очки.
– Ну вот! Даже сейчас ты споришь. Ты и в самом деле копия отца. Твоя мать была самым восхитительным, ласковым, кротким существом на свете. Тебе бы очень пристало иметь хоть одно из ее достоинств.
Потянув шнурок звонка, Эвелина вернулась на свое место.
– Я плохо ее помню, – сказала она с грустью. Уничижительные замечания леди Эль по поводу ее собственного характера нисколько ее не задели. – Папа тоже говорил, что во мне нет ни капельки от нее.
– Она была очень миниатюрна.
– А я длинная-предлинная.
– Таких блестящих голубых глаз я ни у кого не видела.
– А у меня карие, как у папы, почти что черные.
– У нее были чудесные белокурые вьющиеся волосы.
– А у меня прямые и тусклые. Леди Эль посмотрела на нее с некоторым удивлением:
– У тебя прекрасные волосы, милочка, насыщенного каштанового цвета с золотистым оттенком. Разве я тебе не говорила? Ты просто преступно скрываешь такое сокровище. Зачем закручивать их вокруг головы на самый нелепый старомодный лад? Ты даже не выпускаешь завитки на лоб. Это очень бы смягчило твое обычно суровое выражение. Нет, нет! Волосы у тебя чудесные, просто прическа ужасная. Но это уж твоя вина.
Эвелина дотронулась до уложенных на макушке волос.
– Вы на самом деле так думаете? Папа говорил, что распущенные волосы похожи на лошадиную гриву.
– Твой отец, при всех его превосходных качествах, был совершенно не способен о тебе заботиться и ничего не смыслил в женщинах. Просто удивительно, как это он сумел влюбиться в твою обворожительную мать.
Эти интересные рассуждения прервал осторожный стук в дверь.
– А вот и Мепперс! – воскликнула леди Эль. – Я рада, что вы не заставили себя долго ждать.
– Мы совещались с миссис Браун относительно завтрашнего обеда, когда я услышал звонок. С вашего позволения, миледи, у нас возникли некоторые затруднения.
Мепперс, толстенький коротышка, в состоянии особого волнения, в котором он и находился в настоящий момент, имел обыкновение отчаянно скрести себе лысину, что было в полном противоречии с достоинством, подобающим высокому рангу дворецкого.
– Миссис Браун считает, что Джеймс должен сходить завтра на охоту. Мы… у нас… наши запасы поистощились немного, как вам, вероятно, известно, миледи.
– Ну конечно, известно, – вмешалась возмущенная Эвелина, обращаясь к тетке. – И все потому, что этот несносный Брэндрейт решил обосноваться у вас на неопределенное время, нимало не заботясь, сколь обременительно его присутствие для ваших финансов!
– Ну, ну! – остановила ее леди Эль. – Как будто это имеет какое-то значение! Он мой любимый внучатый племянник, и если настанет день, когда он не сможет чувствовать себя здесь как дома, то я уже не знаю… – Она поджала губы, подавляя выступившие на глаза невольные слезы.
Эвелина тут же раскаялась в своих словах.
Какие бы у нее ни были причины недолюбливать Брэндрейта, ей не следовало расстраивать тетку. Потупившись под укоризненным взглядом маленьких карих глазок Мепперса, она поспешно извинилась перед леди Эль.
В Флитвик-Лодж оставалось только пять человек прислуги, малая часть многочисленного штата, обслуживавшего старинный дом в дни его былого великолепия. С тех пор как Генри, возлюбленный супруг леди Эль, сломал себе на охоте шею и оставил усадьбу в долгах, наступило полное разорение. Но времена были нелегкие, и кое-кто из прислуги сочли за благо остаться в доме, не столько из преданности госпоже, сколько потому, что им было некуда деться. У леди Эль совсем не было средств. Она задолжала им жалованье по меньшей мере за два года, но благодаря огороду, живности в ближнем лесу и меткости Джеймса никто не голодал. А это уже было немало. А благодаря женской половине обитателей Флитвик-Лодж белье было всегда починено, одежда заштопана, выцветшие шторы из парадных гостиных успешно превращались в теплые накидки и плащи. Словом, жизнь кое-как еще теплилась в поместье.
Леди Эль сразу перешла к сути дела:
– Сидлоу, наверное, очень недоволен.
– Да, миледи, и так с трудом мирится с тем, что у него под началом всего один грум. А когда Джеймс весь день проводит в лесу, Сидлоу приходится брать на себя обязанности, более подобающие… кому-нибудь, ну, словом, тем, кто привык к грязной работе в конюшне.
– Нам необходимо мясо, – сказала леди Эль.
– Сидлоу грозится уйти, если Джеймс займется охотой.
Леди Эль помолчала немного. Она хорошо знала, как сильно было развито чувство собственного достоинства у ее старшего конюха.
– Вы могли бы намекнуть ему, – произнесла она с легкой улыбкой, – что, если он решит нас покинуть, его место займет Джеймс.
Мепперс не мог сдержать улыбку.
– Какая жалость, что я сам до этого не додумался. Лучшего выхода не придумаешь. Сидлоу такое придется не по вкусу. Он считает, что только он один может содержать конюшню в должном порядке. А теперь, миледи, чем я могу вам служить?
Отправив Мепперса на поиски Брэндрейта, леди Эль снова занялась своими гостями с Олимпа.
– Благодарение небу, Афродита все еще здесь! – воскликнула она, приставляя к уху рожок. – Впрочем, я так и думала, что она останется. Смотри-ка, она просто вне себя. Представь, она настаивает, что бюст Зевса принадлежит ей! И надо же, снова обвиняет Психею в краже, теперь уже этого изваяния. Как странно. Она, кажется, хочет забрать скульптуру из моего дома! Неужели она на это способна? – Леди Эль уронила на пол рожок и решительно поднялась с кресла с явным намерением помешать богине. Но тут же снова уселась со вздохом облегчения. – Благодарение небу. Она боится, как бы ее отец Зевс не обнаружил, что она общается со смертными. Так что, похоже, бюст пока останется у нас. Видишь ли, Афродита появляется на людях очень редко. Кстати, думаю, ты и сама заметила, что она терпеть не может невестку. Я уже давно подозревала, что Афродита настраивает Эрота против жены, хотя понятия не имею, как ей это удается. О, если бы ты могла ее видеть, Эвелина, – видеть их обеих! Я в жизни не встречала такого сочетания красоты и элегантности, а ведь Психея была когда-то простой смертной, как ты и я.
– Ну что вы такое говорите, леди Эль! – Эвелина решила, что тетка уж слишком глубоко погрузилась в мир своих фантазий. – Что это, в конце концов, за вздор: Афродита, Психея? При чем тут бюст Зевса? Папа нашел его на раскопках в Греции, вы же знаете!
– Кто-нибудь из олимпийцев его туда подсунул, они любят порой всякие шалости, – невозмутимо отвечала старая дама, поглядывая на дверь. – Надеюсь, Брэндрейт не слишком замешкается. Видишь ли, я уверена, что, если бы Афродита его увидела, планы Психеи вполне могли бы осуществиться. Знаешь ли, богиня весьма неравнодушна к мужской красоте.
Эти замечания несколько смутили Эвелину. Ведь в воображении тетки Психея имела виды на сердце Эвелины, а значит…
– Что вы нашли в этом язвительном маркизе, не понимаю, – раздраженно заявила Эвелина. Глаза леди Эль блеснули.
– Перестань, плутовка. Ты сама знаешь, что Брэндрейт очень хорош собой – для простого смертного, разумеется. Я убеждена, что, если бы Афродита его увидела, она непременно заинтересовалась бы планами Психеи. А там уже недалеко и до разрешения воспользоваться поясом.
Эвелина подозрительно взглянула на тетку.
– Какое, вы говорили, у этого пояса волшебное свойство? – спросила она, тщетно пытаясь восстановить в памяти предыдущую порцию тетушкиного бреда. – И что Психея собирается с ним делать?
– Она, конечно, хочет, чтобы ты надела его, глупышка. Та, кто его носит, неминуемо завладевает сердцем первого, кого она увидит.
Эвелина подавила улыбку. Можно спокойно пренебречь болтовней бедной полоумной старушки. Надо же такое выдумать? Право, нелепо – какой-то пояс может привлечь мужчину! Эвелина снова взялась за работу, когда ей вдруг пришло в голову, что последнее время общение ее тетки с обитателями Олимпа, иногда забавное, иногда раздражающее, все чаще имело отношение к ее видам на замужество. А теперь она еще и Брэндрейта к этому примешала! С чего бы это? Уж не затевает ли леди Эль сватовство между ней и маркизом?
Эвелина усмехнулась. Менее подходящую пару трудно было бы себе представить. Она проводила время, переводя с латыни и греческого, переписывая стихотворения для посылки знакомым или помогая миссис Браун по хозяйству. Его милость между тем предавался самым бесполезным занятиям вроде охоты, бильярда или карточной игры. Только в последнем сезоне он проиграл в клубе тысячу фунтов – за одну ночь! Леди Эль пыталась объяснить Эвелине, что тысяча фунтов – пустяк по сравнению с тем, что проигрывали другие, спуская иногда целые состояния. Но ничто не могло изменить мнения Эвелины, что его милость – игрок, неутомимый искатель удовольствий одним словом, пустой человек. А ведь какой огромный штат прислуги трудится не покладая рук, чтобы сберечь его имения и состояние. Нет, она была решительно невысокого мнения о Генри Стэйпле, маркизе Брэндрейте! Быть может, лорд Брэндрейт и мог прельстить своим видом Афродиту, но что до нее, Эвелины, его милость мог отправляться ко всем чертям!
– Аннабелла приезжает завтра или в четверг? – спросила Эвелина, чтобы переменить тему разговора. Аннабелла была тоже внучатой племянницей леди Эль. Она приходилась маркизу троюродной сестрой, в то время как Эвелина не была с ним в кровном родстве. Аннабелла – хорошенькая, веселая и богатая – старательно расставляла сети маркизу. Эвелину всегда забавляло, как эта и без того весьма недалекая особа превращалась в полную дурочку, преследуя неуловимого маркиза. Чего она никогда не могла понять, так это того, что Брэндрейту и впрямь доставляли удовольствие расточаемые кузиной комплименты. Не мог же он быть настолько глуп, чтобы верить всем ее словам, особенно зная, что кузина положила на него глаз.
Маркиз был совершенно непостижим. Ведь он явно насквозь видел не слишком хитроумную тактику Аннабеллы. Как ни презирала Эвелина его страсть к всевозможным удовольствиям, она отдавала должное его уму. Брэндрейт отличался редкой проницательностью, что еще больше увеличивало антипатию Эвелины к нему. Человек, столь одаренный и расходующий свои способности на состязание со случаем в азартных играх, не мог пользоваться ее уважением. Все его существование было пустой тратой даров, ниспосланных ему свыше!
– Она уже здесь, – вмешалась леди Эль в ход ее мыслей. – Разве я тебе не сказала? Она приехала после полудня, когда ты была с кухаркой в огороде. Жаловалась на головную боль, хотя в блеске ее озорных зеленых глаз ничего такого заметно не было. Ты же знаешь, что это за девчонка! Я сильно подозреваю, что ей просто хотелось лечь пораньше, чтобы уж завтра предстать во всем блеске.
– Я думаю, вы правы. Только на днях я получила от Аннабеллы письмо, где она пишет, что надеется наконец окончательно очаровать Брэндрейта. Она накупила себе платьев на Бонд-стрит и…
Эвелине помешало докончить появление маркиза, который, едва стукнув в дверь, тут же распахнул ее настежь.
Он стоял в дверях, вертя в пальцах лорнет, сияя ленивой улыбкой. Встретившись взглядом с Эвелиной, он вздернул тонко очерченную бровь.
– А, кузина, – протянул он, вызывая у нее мгновенное раздражение своей небрежной манерой.
– Да закройте же дверь, Брэндрейт, – резко отозвалась Эвелина. – Вы устроили сквозняк, и камин дымит. Я вам не кузина, сколько раз вам повторять. Перестаньте, наконец, действовать мне на нервы этим обращением.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Плененные сердца - Кинг Валери

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.9.10.11.13.14.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.27.28.29.30.31.32.33.34.35.36.

Ваши комментарии
к роману Плененные сердца - Кинг Валери



Редкостная лабуда. Настоящая шщизофрения. Полная чушь.Какие-то боги с Олимпа, галлюцинации, стрелы Купидона. Если автор хотела посоревноваться со "Сном в летнюю ночь" Шекспира, то не по Сеньке шапка. Конечно, роман бросила читать, как поняла это.
Плененные сердца - Кинг ВалериВ.З.,65л.
6.05.2013, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100