Читать онлайн Опасное пари, автора - Кинг Валери, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное пари - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное пари - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Опасное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Равенсворт смотрел на происходящее за столом и с трудом сдерживал свой гнев. Черт побери, какую же ставку назначила Элли в этой игре? Что она проиграла? В любом случае целовать ручки на глазах будущего мужа — это уж слишком, лорд Крессинг! Впрочем, нужно знать этого мерзавца. Он просто хочет побольнее кольнуть его, Равенворта. Кровь бросилась ему в голову, когда он увидел лицо Крессинга, склонившегося над рукой Элли. Терпение виконта лопнуло. Зрители еще не разошлись, но ему это было уже безразлично. Что ж, пусть все видят и знают!
Подходя к столу, Равенворт заметил, что Крессинг потянулся за табакеркой Эверетта.
— Одну минутку, сэр, — обратился он к барону, и Элли вздрогнула, услышав его голос.
Прежде чем она или Крессинг успели пошевелиться, Равенворт протянул руку и прижал к столу запястье барона. Табакерка выскользнула из его ладони и покатилась по столу, оставляя за собой дорожку мелкой табачной крошки.
Элли вскрикнула от неожиданности. Подняв глаза, она увидела взгляд Равенворта, устремленный на Крессинга, и замерла от страха. Как тихо стало в гостиной и как стремительно обернулись все головы туда, где напротив друг друга застыли лорд Крессинг и Законодатель Мод!
— Где вы взяли эту табакерку, Крессинг? — спросил виконт, и от его негромкого голоса по гостиной пробежал холодок.
Крессинг помолчал, затем опустился в кресло, непринужденно улыбнулся и сказал:
— О, это забавная история. Желаете услышать?
Он откинулся на спинку кресла и поднес к глазам свой лорнет в инкрустированной серебряной оправе. Элли похолодела. Неужели Крессинг сейчас расскажет все?
Она до боли сжала руки и невольно шагнула к Равенворту — только рядом с ним она чувствовала себя защищенной.
Гостиная успела вновь до отказа заполниться зрителями, привлеченными запахом большого скандала. Негромкий гул голосов плыл над головами любопытных, толпившихся возле карточного стола, — так сплываются акулы на кровь раненого кита.
Леди Вудкотт продвинулась вперед и зашептала Элли:
— С какой стати он прицепился к табакерке Крессинга? Ничего не понимаю!
Вопрос леди Вудкотт долетел до любопытных ушей и все громче стал повторяться в толпе. Общий шум голосов прорезал один — высокий, женский, из дальнего угла:
— Ах, я ничего не вижу! Да подвиньтесь же! Что там происходит? Еще никто никого не ударил?
Крессинг ядовито усмехнулся:
— Смотрите, что вы тут устроили, Равенворт. Целое представление! Нет-нет, я не возражаю, в каком-то смысле мне все это даже нравится…
— Оставьте свои чувства при себе, Крессинг! Отвечайте: откуда у вас моя табакерка?
— Ах да…
Барон обвел лица собравшихся холодным, изучающим взглядом, чувствуя, что кровь бешено закипает в его жилах. Вот и настал наконец его звездный час! Теперь он поставит крест на затянувшейся карьере этого выскочки, Законодателя Мод. Крессинг немного помедлил, растягивая удовольствие, покосился на табачную Дорожку, протянувшуюся по темной поверхности стола, затем широко улыбнулся и заговорил:
— Я купил ее вчера у какой-то цыганки. Пошел побродить по этим странным маленьким магазинчикам — знаете, вероятно: там, к востоку от Нью-Бонд-стрит, их сотни. А какие колоритные фигуры в тех местах можно встретить! Итак, брожу я там, и тут эта цыганка ко мне подходит. Очевидно, поняла, что я для нее могу оказаться выгодным покупателем. Спросила, не желаю ли я взглянуть на одну изящную вещицу, и предложила мне ее показать.
Он взял со стола табакерку, покрутил ее в руках, щелкнул крышечкой. Какой-то коротенький джентльмен в вишневом сюртуке и атласных бриджах в обтяжку презрительно протянул:
— Так весь спор из-за этой жалкой табакерки?
— Помолчи, Джаспер! — одернул его женский голос. — Ты у меня догадлив, как дубовое полено.
В толпе засмеялись, а Крессинг снова подколол Равенворта:
— Видите, как вы их разочаровали.
— Прекратите, Крессинг! Хотел бы я знать, как вы заставите меня поверить вашей сказочке. Какая-то цыганка вам продала мою табакерку? Придумайте что-нибудь поизящнее.
— Не понимаю. Я рассказал вам все, как было. Всю правду.
Элли почувствовала, как напрягся Равенворт, его руки сжались в кулаки.
— Вы лжец! — прорычал виконт.
В толпе громко ахнули — то ли от ужаса, то ли от восторга. Скорее все же от восторга: не каждый день такое увидишь и услышишь!
— Бог мой, — негромко проговорила леди Вудкотт, обращаясь к Равенворту. — У меня такое подозрение, что вы хотите вызвать барона на дуэль.
Лорд Равенворт саркастически посмотрел на леди Вудкотт:
— Я бы с радостью это сделал, но боюсь, наш храбрый барон не примет вызова.
Крессинг засмеялся и сказал, обернувшись к леди Вудкотт:
— Его светлость абсолютно прав. Я никогда и ни с кем не стану драться на дуэли. Это, как вам известно, запрещено законами королевства.
Леди Вудкотт облегченно вздохнула и энергично закивала своими алыми страусовыми перьями.
— Совершенно согласна с вами, лорд Крессинг. Дуэль — ужасная вещь. Она не только смертельно опасна, но и, как вы справедливо заметили, действительно запрещена королевским указом.
Барон тем временем поднялся с кресла, отвесил леди Вудкотт низкий поклон и вновь обратился к Равенворту:
— Неужели вы не понимаете, как это пошло, помимо всего прочего, бросать вызов в таком приличном доме, как дом миссис Кроуфорд. Не думаю, что она сможет простить вам скандал, который вы себе позволили устроить на ее балу.
Он сделал попытку проскользнуть к двери мимо Ра-венворта, уверенный в том, что тот не станет задерживать его. Но виконт ухватил Крессинга за плечо и жестко сказал:
— Вы не только лжец, Крессинг, вы еще и отъявленный подлец.
Леди Вудкотт рухнула в кресло и бешено замахала веером.
— О боже! — простонала она. — Такого оскорбления лорд Крессинг уже не стерпит…
Она говорила тихо, но ее голос услышали все, ибо тишина в гостиной стояла гробовая. Однако леди Вудкотт не заметила этого и все так же негромко продолжала размышлять вслух:
— Все кончено! Равенворт сошел с ума, и не видать мне теперь Элинор перед алтарем в Сент-Джеймском соборе.
Но Крессинг пропустил слова виконта мимо ушей. Он ликовал. Все шло просто замечательно. С какой готовностью Равенворт влезает в каждую приготовленную для него ловушку! Крессингу даже не верилось, что его месть может оказаться такой полной, окончательной и… публичной. Нет, судьба определенно улыбается ему! Завтра его ждет пикантная поездка в Париж, а сегодня — о, сегодня он расправится с Равенвортом. Глупец! До чего же просто оказалось обвести его вокруг пальца! Не труднее, чем в свое время его братца, Эверетта.
Стерев со своего лица улыбку, Крессинг холодно обратился к виконту:
— А вы, Равенворт, просто дурно воспитанный человек — как и ваш покойный братец.
Любопытная толпа ахнула, как один человек. Глаза Равенворта закрыла алая пелена. Он крепко сжал кулак и изо всех сил обрушил его на лицо барона, угодив тому прямо в глаз. Крессинг опрокинулся на спину, сбил кресло и проехал по натертому паркету до самого камина — через всю гостиную, по проходу, заботливо освобожденному для него зеваками.
Равенворт мгновенно настиг его, склонился, тяжело дыша, и приказал:
— Поднимайся, трус! Вставай, мошенник! Ну, давай, лицом к лицу, мерзавец! — Голос виконта внезапно обрел армейскую жесткость.
Лорд Крессинг посмотрел на Равенворта снизу вверх, потрогал начинающий заплывать глаз, а когда отнял руку, заметил пятна крови на светлой перчатке.
Толпа пришла в движение: всем не терпелось узнать, что же будет дальше. Голоса зазвучали громко и отрывисто — словно сухие поленья в пылающем костре; гул нарастал, в нем послышались истерические женские крики. Да, это было грандиозное зрелище!
— Не надо, Джефф! — закричала Элли.
Впрочем, она с самого начала знала, что Равенворта невозможно удержать! Он готов был убить Крессинга. Он жаждал его смерти!
Равенворт приготовился нанести еще один удар, но тут между смертельными врагами вклинился лорд Барроу.
— Не здесь, Джефф! Заставь его выйти. Не устраивай сцен в чужом доме. Подумай о дамах.
Крессинг, по-прежнему прижимая перчатку к подбитому глазу, жестко, мстительно рассмеялся:
— Правильно, Барроу, этот скандал пора прекращать. Ну что ж, попытайся. Правда, на сей раз это тебе обойдется дороже, чем тысяча фунтов.
Несмотря на побитый вид, его лицо выражало наслаждение: Крессинг переживал момент своего торжества.
Слова барона несли в себе зерна нового скандала, и в гостиной опять воцарилась напряженная тишина. Любопытные взгляды обратились к Равенворту.
— Что это значит? — воскликнул виконт, снова сжав кулаки. — При чем тут Барроу?
Крессинг поднялся наконец на ноги и обернулся к лорду Барроу:
— Объясните ему, что я хотел сказать.
Лорд Барроу с отвращением и страхом уставился на Крессинга. Казалось, даже волосы зашевелились у него на голове.
— Вы дьявол, Крессинг! В вас нет ни капли милосердия!
— Довольно! — отрезал Равенворт. — Перестаньте говорить загадками, вы оба! Так в чем дело?
Крессинг ответил с издевкой:
— Не в чем, а в ком. Речь идет, разумеется, о вашем драгоценном Эверетте. Вы до сих пор думаете, что у нас с ним была честная дуэль? Вы также уверены, что я играю краплеными картами? Так знайте, это неправда! Ни то, ни другое. Что касается карт, то вы приписываете мне тот грех, который был присущ вашему брату. Это он, Эверетт, был шулером. И однажды я поймал его за руку.
Тяжелая, свинцовая тишина установилась в гостиной. Казалось, пролети сейчас муха, ее было бы слышно.
— Лжец! — закричал Равенворт и бросился на Крессинга, который предусмотрительно успел укрыться за спинкой кресла.
Лорд Барроу перехватил Равенворта и негромко сказал:
— Не торопись, Джефф. Он говорит правду.
Если кто-то и мог сейчас остановить Равенворта, то только Чарльз. Барон просто физически был не способен лгать.
— Что? — поразился виконт, оборачиваясь к своему другу. — Что ты сказал?
— Я надеялся, что ты никогда не узнаешь об этом… дело в том, что Эверетт пытался убить Крессинга. Бросился на него с ножом. Но у Крессинга был пистолет… Все произошло в считанные секунды. Мог выйти грандиозный скандал, и я постарался замять дело. Я не хотел, чтобы ты страдал.
— Эверетт… — обессиленно выдохнул Равенворт.
Крессинг выбрался из-за кресла, размазывая по лицу кровь. Торжество его было столь острым, что пересиливало боль в разбитой голове. Три года, три долгих года он мечтал увидеть на лице Равенворта это выражение — убитое, растерянное, сломленное. Все! С виконтом покончено! Из Законодателя Мод он в одну минуту превратился в посмешище.
Теперь Крессинг был совершенно спокоен. Он расправил плечи и как ни в чем не бывало прошел мимо Равенворта, затем дальше, сквозь расступавшуюся перед ним толпу онемевших от изумления леди и джентльменов. Открывая дверь, он подумал о том, что механизм запущен. Молва о случившемся полетит теперь, как лесной пожар, по всему Лондону — от Беркли-стрит до Гросвенор, — и не пройдет и одного дня, как Законодатель Мод превратится в ничто. В пыль.
А он, Крессинг, тем временем поедет отдохнуть в Париж вместе с очаровательной мисс Дирборн — несостоявшейся невестой несостоявшегося столпа общества. Нет, что ни говорите, а жизнь — чертовски приятная штука! Особенно если умеешь ею с толком распорядиться.
Толпа понемногу стала расходиться. Каждый под маской безразличия скрывал свое нетерпение, каждому хотелось поскорее поделиться со всеми знакомыми самыми последними, сенсационными новостями. Да, завтра будет о чем посудачить во всех лондонских гостиных!
Расходились в тишине, с которой так резко контрастировала громкая веселая музыка, долетевшая из зала, где продолжали танцевать.
Равенворт стоял не шевелясь, уставившись застывшим взором на пустую поверхность стола, словно надеялся найти там ответ на все свои вопросы. В его голове всплывали строчки из писем Эверетта, и виконт обнаруживал в них сейчас тайный смысл, до сих пор ускользавший от него. Да, он мог, он должен был догадаться, что Эверетт втянулся в игру! Очень крупную игру. Брат был азартным мальчишкой с самого раннего детства. И не только азартным… Виконт вдруг с ужасом вспомнил нож, который Эверетт постоянно носил в своем сапоге. Равенворту это казалось просто мальчишеством, глупой бравадой. Ему не приходило в голову, что Эверетт когда-нибудь может пустить этот нож в Дело… Как же он был слеп!
А сколько раз он ловил брата за руку, когда тот пытался обманывать его в игре! Многое, очень многое виконт готов был простить покойному Эверетту, но то, что он бросился с ножом на человека…
Виконт прикрыл глаза ладонью и услышал смущенное покашливание лорда Барроу.
— Я тысячу раз собирался рассказать тебе все. И не мог. Не хватало смелости. Я ведь знал, как ты любишь Эверетта…
— Ты был при этом? — жестко спросил Равенворт, убирая с лица ладонь и поворачиваясь к лорду Барроу.
Тот кивнул:
— Видишь ли, он давно меня настораживал. Я чувствовал, что он крепко завяз. Ты не представляешь, как он выглядел! Просто ужасно. Мы сидели вчетвером. За вистом.
— А кто был четвертым? — быстро спросил Равенворт. — Кто еще был с вами в тот вечер?
— Старый Студди, бедняга. Он помер прошлым летом, ты знаешь.
Равенворт рассеянно кивнул:
— То-то он так странно всегда косился на меня… А ведь я все это время думал, что Крессинг убил ни в чем не повинного человека!
Лорд Барроу снова откашлялся:
— Конечно, и Крессинг небезгрешен. Его давно подозревают в самых разных бесчестных махинациях, но ни у кого нет доказательств.
— Крессинг играет краплеными картами, — неожиданно раздался бесстрастный голос Элли. — Даже Джордж говорит об этом.
И тут, словно очнувшись, обрела дар речи леди Вудкотт:
— Какой чудовищный, кошмарный скандал! Что мы теперь будем делать?! Никто, никто не придет после этого на венчание в Сент-Джеймс!
Элли не удержалась, несмотря на драматизм минуты:
— Ах, тетушка, о какой ерунде вы думаете в такой момент! Лорд Равенворт наказал мерзавца, это благородный поступок, и мне наплевать, что завтра будут говорить в гостиных.
Она подошла к виконту, встала с ним рядом и взяла его за руку.
Равенворт хмуро взглянул на Элли. Ему очень хотелось спросить, какую ставку она сделала в игре с Крессингом, но он знал, что это бесполезно: Азартный Игрок ни за что не ответит.
— Но как же Крессинг мог застрелить Эверетта, если тот бросился на него с ножом? — обратился он к Барроу. — У него же не было времени, чтобы защищаться.
— Когда твой брат напал, Крессинг сидел за столом. Похоже, он чувствовал, что Эверетт дошел до предела. — Лицо барона помрачнело. — Мне никогда не забыть тот взгляд Крессинга! Он, казалось, наслаждался этой минутой. А на коленях у него лежал пистолет. Заряженный и взведенный.
В разговор вступила Элли:
— Но если Крессинг знал, что Эверетт в таком состоянии, почему он сел с ним играть? Ведь он же сильно рисковал. У Эверетта мог быть не нож, а тот же пистолет.
Барроу пожал плечами:
— Все очень просто. Крессинг игрок.
Элли невольно вздрогнула, и это тот человек, которому она проиграла себя! Проиграла из-за своей глупости, из-за того проклятого пари…
Леди Вудкотт, которая до этого тихо плакала, снова начала причитать:
— Мы погибли! Как вы могли так поступить, милорд?! Теперь от нас отвернется весь свет! И надо же было такому случиться именно сейчас, когда у Элли появился шанс стать хозяйкой одного из самых аристократических домов в Лондоне! Мы погибли! Все рухнуло!
Причитания леди Вудкотт оборвал жесткий высокий женский голос:
— Как можно быть такой курицей, Генриетта Вудкотт? Нет, право, мне даже ни капельки не жаль вас! — В гостиную вошла миссис Уорнхолл, как всегда элегантная и подтянутая. — Я также не намерена призывать вас к благоразумию: это непосильный труд. Вы всегда были эгоистичной, самовлюбленной, бесчувственной курицей. Да, именно так!
Миссис Уорнхолл прошла к камину, не обращая внимания на раскрывшую рот леди Вудкотт, осмотрела опустевшую гостиную, поморщилась.
— Миссис Кроуфорд не следовало бы экономить на свечах. Это слишком темная комната, чтобы в ней можно было играть в карты. Масть не различишь! Я должна сказать ей об этом. — Она сложила на груди руки и сердито посмотрела на Равенворта. — Как вы помните, Джеффри, мы были очень дружны с вашей покойной матерью. Думаю, что излишне говорить вам о том, как она была бы разочарована вашим сегодняшним поведением. Кулачный бой! Или как там у вас это теперь называется? Бокс? Нашли место, где этим заниматься — в гостиной миссис Кроуфорд! Хорошенькое дело, нечего сказать!
Лорд Равенворт опустил голову под ее взглядом: миссис Уорнхолл была похожа на разъяренную фурию. При этом он прекрасно знал, что она права. Возразить ему было нечего.
Убедившись, что Равенворт не собирается ни отвечать, ни возражать, ни извиняться, миссис Уорнхолл вздохнула, а потом сердитые морщины у нее на лбу внезапно разгладились, и она продолжала уже совершенно другим тоном, с легкой улыбкой:
— Положим, я тоже не в восторге от Крессинга. Ненавижу этого мерзавца не меньше вас. Но, будь он даже монстром, нельзя же выяснять отношения таким способом! И защищать память своих родственников подобным образом тоже нельзя. Вы что, совсем разума лишились? — Она легонько ударила Равенворта сложенным веером по рукаву. — Не отвечайте, не нужно.
Сейчас вы пойдете вместе со мной в зал, мы найдем там миссис Кроуфорд, и вы извинитесь перед нею. А затем пригласите меня на медленный танец — пусть все видят, что я вас не осуждаю.
Леди Вудкотт, забыв о нанесенном ей оскорблении, взвизгнула от восторга:
— Ах, дорогой мой лорд Равенворт, вы спасены!
— Да помолчите вы! — неожиданно прикрикнула на нее миссис Уорнхолл, а затем обернулась к Равен-ворту и добавила гораздо мягче: — Мне кое-что известно о проделках Эверетта… Но за все свои грехи он ответит сам — перед богом. Что же касается вас, то сегодняшний вечер, безусловно, изрядно подмочил вашу репутацию. Однако обещаю вам: я буду делать все, что в моих силах, для того, чтобы исправить положение. Например, в разговорах, которые теперь неизбежны по всем гостиным, убеждать любого в том, что вы действовали под влиянием минутного порыва и теперь сами раскаиваетесь.
Она взяла Равенворта под локоть, указала веером на Элли и промолвила:
— А эту молодую леди я советую вам держать подальше и от карт, и от Крессинга. Я видела их за игрой и убеждена в том, что бароном движут самые низменные намерения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Опасное пари - Кинг Валери



Начало романа мне очень понравилось, было предчуствие милого противостояния, сарказма, юмора, но пожалуй потом автор изменил первоначальную задумку и вплоть до последней страницы было ощущение, что где-то когда-то я это уже читала, но в ином изложении. Кузен Элли сначала - подлец, потом - герой; лорд Равенворт сначала романа герой, франт, образец вкуса и шарма, любимец и мечта каждой женщины, а позже "последний пылко влюблённый". Но Элли - это не девушка, а кошмар, поскольку если читать роман ёё кроме игры, пари и азарта больше ничего не интересует.
Опасное пари - Кинг ВалериItis
23.07.2012, 12.50





jal potrachennogo vremeni, gg.inya prosto koshmar vrode umnaya,a po postupkam dura. nachalo romana nichego,no vtoraya polovina ujasno natyanuta, idiotskie postupki GGini vyzyvayut razdrajenie.
Опасное пари - Кинг Валериdil
24.07.2012, 17.52





СОГЛАСНА С ПРЕДЫДУЩИМИ КОММЕНТАРИЯМИ!НАЧАЛО ОБЕЩАЛО СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ,НО В ИТОГЕ ТАКОЙ БРЕД. ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ!!!
Опасное пари - Кинг ВалериИННА
14.11.2012, 23.07





Эта Эли - редкостная клиническая дура. Дура от макушки до кончика ногтей.Но, как правило, подобные дуры прекрасно устраиваются в жизни и получают таких мужей, какие умным и не снились. Наблюдала эту закономерность по жизни многократно и прочла об этом и в данном романе.
Опасное пари - Кинг ВалериВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.45





Не смотря на отрицательные комментарии все же решилась прочитать...Нормальный роман. Характеризуя героиню как дуру, мне кажется предыдущие комментарии немного переборщили. Думаю героиня скорее порывистая. Да, она не анализирует,и не просчитывает возможные последствия прежде, чем совершить какое-то действие, но не все же обладают холодным и расчетливым умом математика. Но она может признавать свои ошибки, в отличие от некоторых героинь других романов, которые не смотря на то, что виноваты ни за что не признают свою вину, во всем обвинят Гг или других и тупо и упрямо гнут свою линию. Она романтична, наивна, очень мила. Любит и терпит своих близких не смотря на их недостатки. Ее порывистость и романтизм с лихвой окупает прагматизм главного героя. Они дополняют друг друга.Так что,думаю,вместе они просто замечательны.
Опасное пари - Кинг ВалериН
8.07.2015, 7.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100