Читать онлайн Опасное пари, автора - Кинг Валери, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное пари - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное пари - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Опасное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Игра закончилась, и большинство зрителей потянулись к выходу вслед за виконтом. Другие — очевидно, болевшие за Элли — задержались и, как один, уставились на нее.
Смущенная, рассерженная, она на какое-то время потеряла дар речи. Мысли бешеным вихрем крутились в ее голове, но главной среди них была одна — мысль о том, что ее, Элли Дирборн, прилюдно оскорбили. Грубо, резко… Впрочем, чего еще можно было ожидать от Равенворта? Однако нужно немедленно взять себя в руки. Немедленно!
Элли Наконец нашла в себе силы заговорить, понимая, что необходимо разрядить напряженность:
— Подумать только, какая глупость! Я была лучшего мнения об уме лорда Равенворта. Впрочем, он, вероятно, просто пошутил.
— Я понимаю, как это все для вас неприятно… — пробормотал лорд Барроу. Его карие глаза были исполнены сочувствия.
— Глупости, глупости! — воскликнула Элли и натянуто рассмеялась. — Досадно только, что я совершила такую ошибку. А что касается условий пари, то я не давала согласия на то, чтобы выполнить их. — Она задорно улыбнулась оставшимся. — Полагаю, мы все увидимся на вечере у Томпсонов!
В ответ послышались смех и пожелания удачи во время новой партии в пикет с лордом Равенвортом. Когда все зрители разошлись, перейдя в бальный зал, Элли отвернулась к камину и уставилась на пылающие в нем алые угли.
Однако ее самый верный поклонник все еще был в комнате. Элли услышала, как лорд Барроу прокашлялся у нее за спиной, и обернулась.
— Все-таки никак не могу понять, что же он на самом деле имел в виду? — Она погладила драгоценные камни, украшавшие ее шею. — А вы тоже находите мой наряд несуразным, как и ваш приятель?
Лорд Барроу опустил глаза. Ему очень не хотелось отвечать на этот вопрос — тем более поставленный так прямо. Он тяжело вздохнул — так тяжело, что затрещали швы на его воротничке, — и осторожно начал:
— Возможно, одно или два страусовых пера смотрелись бы лучше, чем пять… И рубины… Ну, скажем, я не очень люблю рубины, но это, в конце концов, дело вкуса. — Он покосился на ноги Элли. — А зеленый цвет… Я, например, всегда любил зеленое.
— Да, я не сомневалась, что могу на вас положиться, — грустно усмехнулась Элли. Ее неприятно задело то, что лорд Барроу пусть и очень тактично, но согласился с мнением Равенворта.
— Элли! — гулко раздался в опустевшей комнате пронзительный крик леди Вудкотт. — Что произошло?!
Бедная леди Вудкотт! Угораздило же ее направиться в комнату для игры в карты именно в тот момент, когда оттуда двинулись зрители! Конечно же, в дверях она за что-то зацепилась, а когда попыталась освободиться — въехала своим огромным тюрбаном в висевший возле двери светильник. Тюрбан повис на светильнике, словно на вешалке, и леди Вудкотт почувствовала, что над головой ее что-то загорелось и затрещало.
— На помощь! — закричала она.
Элли бросилась к своей тетушке.
— Я горю, да? Горю? — растерянно спрашивала леди Вудкотт, безуспешно пытаясь освободить свой тюрбан из железной хватки подсвечника.
— Еще нет, мадам, еще нет, — спокойно ответил лорд Барроу. — Не волнуйтесь — до свечи еще далеко. Я сейчас помогу вам.
Он отцепил злосчастный, безнадежно испорченный тюрбан от подсвечника, и леди Вудкотт вздохнула с облегчением:
— Ох, слава богу!
Она схватилась рукой за свой парик, из-под которого вынырнули серые кудряшки. Сломанное перо поникло и прикрыло ей левый глаз, делая картину совершенно фантастической. Однако все эти мелочи не помешали леди Вудкотт учтиво поклониться лорду Барроу и заметить:
— Я только что поздравила вашу матушку: сегодняшний бал ей удался на славу. Я готова поклясться, что она самая очаровательная в Лондоне хозяйка вечеров. А уж умная какая! — Она попыталась выдернуть из парика свисающее перо. Элли пришла ей на помощь и сломала его пополам. — Спасибо, милая. Ей очень удался этот трюк с фонтанчиком, бьющим посередине стола. Потрясающий эффект! Я поражаюсь, как только она смогла до такого додуматься?
— Но вы же сами сказали, что моя мама очень умная женщина, — растерянно пробормотал лорд Барроу.
Он не мог оторвать глаз от съехавшего набок парика леди Вудкотт, обрамленного серыми кудряшками и украшенного сломанным пером. Затем, опасаясь, что такой интерес становится уж вовсе неприличным, он с усилием отвел глаза.
Но леди Вудкотт, похоже, ничего не заметила. Она любезно улыбнулась лорду Барроу и обратилась к племяннице:
— У вас была партия в пикет с милейшим лордом Равенвортом? Очень, очень любезно с его стороны.
Элли задумчиво погладила подбородок оторванной половинкой пера.
— Такая странная вещь случилась, тетушка Генриетта, вы и представить себе не можете!
Но вот это тетушка Генриетта как раз могла себе представить. Она-то прекрасно знала, чего можно ожидать от ее милой племянницы. Мгновенно забыв о присутствии лорда Барроу, леди Вудкотт закатила глаза и воскликнула:
— О нет, только не это! Неужели ты снова назвала лорда Равенворта каким-нибудь чудовищем, и теперь он знать нас больше ие желает?!
— Да нет же! — рассмеялась Элли, но тут же нахмурилась и заговорила серьезно: — Видите ли, дело в том, что он выиграл. И все из-за этого проклятого пикового короля! А играли мы на желание. То есть тот, кто выигрывает, вправе потребовать от проигравшего все, что ему захочется. Очень, очень волнующая ставка! Вот только… Только…
Договорить ей не удалось: глаза леди Вудкотт запылали, словно горящие плошки.
— Молчи! Молчи! Я сейчас упаду в обморок! Дай мне сначала сесть и тогда уже говори, иначе ты меня убьешь. Где моя нюхательная соль? Где Фанни?
Элли подхватила тетушку под локоть и усадила на банкетку.
— Не нужно падать в обморок. Ничего страшного не произошло. Уверяю вас, все это пустяки.
Леди Вудкотт глубоко вздохнула:
— Ну хорошо. Я постараюсь держать себя в руках и обещаю тебе помочь справиться с этими трудностями.
Элли натянуто улыбнулась:
— Похоже, что Равенворту не нравится то, как я одеваюсь. Представьте, он запретил мне носить страусовые перья и велел сменить драгоценности!
Леди Вудкотт была поражена. Она покраснела так сильно, что краска пробилась даже сквозь толстый слой пудры, покрывавший ее щеки. Глаза ее округлились еще больше, и в какой-то момент Элли подумала, что тетушка все-таки грохнется в обморок.
— Н-не понимаю, — пробормотала леди Вудкотт. — Почему это тебе нужно менять свой ансамбль? Ведь он… э-э-э… он же отвечает самой последней моде! И как же это ты, скажи на милость, можешь отказаться от этих великолепных перьев? Да без них ты будешь выглядеть просто замарашкой! И вообще, я не понимаю, что за дело лорду Равенворту до того, как ты одеваешься.
Элли покрутила в руке обломок пера, провела им по щеке — какое мягкое! — и пожала плечами.
— Но это еще не все.
— Не все? Да он просто сошел с ума! — Леди Вудкотт смешалась и растерянно взглянула на лорда Барроу, словно призывая его к тому, чтобы эти слова остались между ними: ведь всем известно, что эти два джентльмена старинные приятели. Затем осторожно поправилась: — Ну, может быть, «сошел с ума» — это слишком сильно сказано… — Она вновь повернулась к Элли. — Так что же еще он потребовал от тебя?
Элли приподняла подол своего розового атласного платья, открывая тускло-зеленые туфли с золочеными пряжками. Она посмотрела на них и вздохнула.
— Эти «гадкие», по его словам, туфли я должна выбросить на помойку.
— Гадкие?! Что, интересно знать, он имел в виду? Да это же отличные туфли! Они мне очень нравятся!
— Я знаю, — усмехнулась Элли.
Леди Вудкотт вскочила и приподняла свои пылающие багрянцем юбки, под которыми обнаружились точно такие же туфли — цвета спелого гороха, с сияющими застежками.
Это было уже слишком. Лорд Барроу не сдержался и разразился коротким смешком, который он, будучи человеком деликатным, поспешил замаскировать под приступ кашля. Не в силах дольше смотреть на двух дам, стоящих друг перед другом с поднятыми юбками, он целомудренно опустил глаза и принялся рассматривать собственные ноги.
Впрочем, дамам было сейчас не до него. Леди Вудкотт опустила подол и обратилась к Элли:
— Я всегда считала безупречными как манеры лорда Равенворта, так и его вкус. Но на сей раз он заблуждается. И глубоко заблуждается! Советую тебе проигнорировать его требования.
— Ах, тетушка, я не могу! Ведь это вопрос чести. Он же выиграл, как вы не понимаете?! — И Элли со вздохом опустила свои юбки.
— Вопрос чести! Пф-ф-ф! Это касается только джентльменов. А на нас, леди, это не распространяется. Никоим образом не распространяется, можешь мне поверить!
Элли плотно сжала губы. В глубине души она была не согласна с тетушкой, да и у лорда Равенворта, безусловно, были совсем другие представления о чести. Однако, хорошо зная характер леди Вудкотт, Элли даже не попыталась возражать. Сочтя за лучшее сменить тему разговора, она спросила:
— А Джордж еще не появился? Вы не видели его?
Леди Вудкотт продолжала негодовать, а потому ответила коротко и резко:
— Не видела и не желаю его видеть. Наверное, он опять пропадает в каком-нибудь притоне… — Она снова смущенно взглянула на лорда Барроу, и тот поклонился в ответ, давая понять, что не принял ее слова всерьез. Но леди Вудкотт на всякий случай пояснила: — Я имею в виду один из его клубов, разумеется.
Элли коротко вздохнула. Джордж обещал ей сегодня тур вальса, и она весь вечер высматривала, не появился ли ее кузен. Нелишне заметить, что Элли рассчитывала здесь, в Лондоне, почаще видеть своего кузена.
Ho — увы! Выражаясь словами леди Вудкотт, он постоянно пропадал в своих «притонах». То в одном притоне, то в другом — благо, в Лондоне этого добра хоть отбавляй. Они с Джорджем выросли вместе в Хэмпстеде, в старинном родовом поместье, принадлежавшем еще родителям матери Элли и тетушки Генриетты. По условиям завещания, Джордж являлся наследником этого поместья, и никто не сомневался, что очень скоро он женится на Элли. Она от всего сердца надеялась, что сможет по-настоящему полюбить его. Какая-то часть ее души — очевидно, доставшаяся ей от покойной матери — шептала о том, как хорошо бы было уехать из Лондона и навсегда осесть в родном доме, в Хэмпстеде.
Да, но для этого нужно сначала стать хозяйкой этого дома.
Сможет ли она быть счастлива с Джорджем? С каждым днем Элли все сильнее убеждалась в том, что не сможет. Вот и сегодня он не приехал на бал к лорду Барроу и не станцевал с нею вальс. А ведь обещал…
Заметив озабоченный взгляд племянницы, леди Вудкотт понизила голос:
— Не нужно так сильно беспокоиться о своем кузене, Элли. Особенно когда есть лорд Барроу, который так любезно взялся опекать тебя во время твоего первого сезона в Лондоне.
Она широко улыбнулась его светлости и добавила с грацией наседки, озабоченной тем, как бы получше пристроить своего птенчика:
— Оставляю вас наедине. Ведь вам есть что сказать друг другу, верно?
Она нервно рассмеялась, бросила на Элли многозначительный взгляд и величественно пошла прочь. Обломки страусовых перьев украшали ее слегка сбившийся набок парик. Элли тряхнула головой и взмолилась в душе, чтобы вид тетушки не слишком оскорбил деликатного лорда Барроу.
— У нее доброе сердце, хотя она порой сама не отдает себе отчета в том, что говорит, — заметила Элли.
— Не знаю, что вы имеете в виду, мисс Дирборн, — откликнулся лорд Барроу. — Ваша тетушка — очаровательная леди.
Он вежливо предложил Элли свою руку и повел девушку в бальный зал.
«Зато Равенворт точно понял бы, что я имею в виду», — подумала Элли. Тем более что с того дня, как Барроу объявил о своем намерении завоевать ее сердце, тетушка не упускала ни единого случая оставить их наедине.
— А вот ваш друг считает нас злодейками, — сказала она.
— Что? Что такое? — Лорд Барроу удивленно поднял брови. — А, ну да, он же думает, что вы охотитесь за титулом… То есть, я хотел сказать… В общем, я не сомневаюсь в том, что он ошибается.
Элли дружески сжала его руку:
— Все в порядке. Меня вовсе не волнует, что он там думает.
Барон впал в глубокую задумчивость и долго молчал, ведя Элли вдоль длинной стены танцевального зала, а затем изрек:
— Как бы мне хотелось, чтобы Равенворт относился к вам без неприязни! Если бы вы знали, сколько неудобств доставляет мне эта неприязнь… Все же это видят! Никак не могу понять, что он имеет против вас?
Элли тем временем наблюдала за своей тетушкой. Вот она поравнялась с одним из лондонских законодателей мод и неуклюже, подобострастно поклонилась ему. Элли захотелось сказать своему рыцарю, что по крайней мере одну из причин неприязни Равенворта к себе и своей тетушке она знает наверняка. Но, вспомнив о необъяснимой привязанности барона к Равенворту, предпочла промолчать.
Лорд Барроу пожал плечами.
— Вообще-то, он славный парень, этот Равенворт. Если бы только не его предубеждение по поводу женщин. Он же полагает, что все они хищницы и постоянно охотятся за чем-то!
Лорд Барроу рассмеялся и скосил глаза на Элли. Стройная и невысокая, она прекрасно смотрелась рядом с ним, выгодно подчеркивая природную стать барона. «Как хорошо, что она предпочитает мое общество компании всех прочих надоедал, — с неожиданным смущением подумал он. — Но, возможно, это происходит в силу ее природной робости? Впрочем, нет. Робкой Элли не назовешь. Очевидно, она смогла оценить мои достоинства, а это значит, что надежда не потеряна».
Лорд Барроу вспомнил о первом появлении Элли в Лондоне. Как же недавно это было, а кажется — так давно! Эти чудесные синие глаза на нежном лице, обрамленном каштановыми локонами… Сколько мужских сердец тогда дрогнуло и растаяло! Да что говорить, он и сам тоже не устоял.
Когда Барроу впервые увидел Элли — она стояла возле колонны на балу у Альмаков, — ему вдруг захотелось опуститься на колени перед этой нежной красотой. И хотя вскоре ему во всей своей полноте открылся характер Элли — безудержный, непредсказуемый, азартный, — сердце лорда Барроу осталось верным тому первому порыву. Вот и теперь, с обожанием глядя на Элли, он надеялся, что время смягчит ее темперамент, оставив в неприкосновенности божественную красоту.
Они продолжали идти вдоль длинного зала, глядя на танцующие кадриль пары, и Элли спросила своего спутника:
— Так, значит, вы не думаете, что я охотница за титулом?
— К сожалению, я знаю, что это не так, — вздохнул лорд Барроу. — Я же столько раз предлагал вам свою руку. И до сих пор надеюсь услышать ваше «да».
Он выжидательно посмотрел на Элли, но она лишь слегка улыбнулась в ответ и покачала головой.
— Интересно… А Равенворт знает о том, что вы предлагали мне руку?
— Господи боже мой, в том-то и штука! Конечно, знает. И при этом продолжает твердить, что вы охотитесь за титулом!


— Перья, драгоценности, туфли!
Элли ворвалась в свою спальню с деликатностью кавалерийского полка, вступающего в побежденный город. Гнев на этого заносчивого негодяя Равенворта бушевал в ее груди. Была поздняя ночь. А точнее сказать — раннее утро.
Она сбросила туфли — те самые, гороховые, с золотыми пряжками, — и запустила ими в стену. Жалобно зазвенело разбитое стекло на гравюре с видом Кента.
— Надутый индюк! — воскликнула Элли.
Из своей каморки выглянула горничная Элли, известная в доме под именем Долговязая Мэг, хотя на самом деле ее звали Сара. Она широко зевнула и потерла кулаками не желающие открываться глаза. Ее голову венчал ночной чепчик, из-под которого неудержимо рвались на свободу пряди непослушных огненно-рыжих волос. Видно было, каких трудов стоит ей не зевнуть еще разок-другой. Однако она мужественно сдержалась, взяла у Элли принесенную снизу горящую свечу и пошла с нею по комнате, зажигая все светильники подряд.
Стало светло. От язычков пламени на потолке заплясали причудливые тени. Лица деревянных херувимов, украшавших углы массивной кровати, на которой спала Элли, ожили и принялись строить гримасы. Хорошо стали видны обои — аляповатые, с рисунком из зеленоватых, красных и желтых роз, — они постоянно напоминали Элли о цветнике в ее родном Хэмпстеде. Бедная мама, она так любила цветы!
Горничная одернула свою длинную ночную рубашку и запоздало пробормотала:
— Доброе утро, мисс.
Элли ничего не ответила и принялась яростно выдергивать из своего тюрбана страусовые перья. Они на мгновение взмывали в воздух и печально падали на пол. Полюбовавшись немного, Элли раздавила их на паркете ногой, обтянутой шелковым розовым чулочком, и воскликнула:
— Ты даже представить себе не можешь, Сара, что мне довелось сегодня выдержать! В жизни не встречала такого мерзкого мужчины!
— Лорд Равенворт, мисс?
Элли молча кивнула. Она знала, что правила хорошего тона не Позволяют обсуждать свои дела с прислугой, но Сара Браун стала за последние два месяца не просто ее горничной, но и конфиденткой. Очевидно, немалую роль здесь сыграло то обстоятельство, что они были ровесницами — обеим недавно исполнилось по двадцать четыре.
Так или иначе, Элли искренне привязалась к этой нескладной девчонке, которая однажды была вышвырнута на лондонскую улицу без всяких рекомендаций. Большой дом, где она прослужила почти восемь лет, перешел к новому хозяину, который быстренько выставил оттуда Сару «за недостойное поведение», и она оказалась одна, без работы, в огромном и чужом ей Лондоне.
Элли случайно присутствовала при разговоре Сары с экономкой леди Вудкотт: девушка пришла наниматься на работу, и экономка требовала у нее рекомендации, которых не было и в помине. Разобравшись, что к чему, Элли немедленно взяла приглянувшуюся ей девушку в свои личные горничные, утерев тем самым нос заносчивой экономке.
В первый же вечер Сара, понурив голову, принялась было рассказывать, как ее выставили из прежнего дома из-за того, что она не согласилась разделить постель с дворецким, положившим на нее глаз. Однако Элли оборвала ее, заметив, что личная жизнь — это личное дело каждого. После этих слов привязанность Сары к новой хозяйке стала безграничной.
— Хочу напомнить тебе, Сара, — заметила Элли, в то время как горничная ловко расстегивала две дюжины крючков, на которых держалось платье ее госпожи, — что я запретила произносить в моем присутствии имя Равенворта.
Платье упало к ногам Элли. Она накинула на плечи тонкую шерстяную шаль и уселась к туалетному столику, а Сара, отнеся платье в гардероб, вернулась и встала У нее за спиной.
— Так что же все-таки произошло сегодня ночью, мисс Элли? Расскажите, а иначе я просто лопну от любопытства!
Элли взглянула в зеркало, где отразилось лицо Сары — ожидающее, заинтригованное. Рот девушки приоткрылся, обнажив два ряда неровных зубов, и Элли не могла не рассмеяться. Она коротко поведала о событиях минувшей ночи. Сара выслушала ее рассказ с широко раскрытыми глазами, ни разу не шелохнувшись и даже, казалось, не вздохнув. Узнав о приговоре Равенворта, она ошеломленно покачала головой.
— Ну и свинью подложил вам его светлость!
Элли вздохнула, взглянула на свое отражение в зеркале и принялась снимать с себя драгоценности. «Почему же Равенворту так не нравится, когда на женщине одновременно и рубины и аметисты?» — недоуменно размышляла она.
Аккуратно уложив свои драгоценности в лакированную шкатулку, Элли оперлась подбородком на скрещенные ладони. Ловкие пальцы Сары пробежали по ее голове, и тут же освобожденные от плена атласной золотой ленты каштановые локоны легко и свободно упали на обнаженные плечи Элли.
Покосившись на худое лицо своей горничной, Элли спросила:
— Ты тоже считаешь, что пять перьев — это слишком много? — Но, заметив мелькнувший в глазах Сары испуг, поспешно воскликнула: — Постой! Не говори! Не надо! Я все вижу по твоему лицу и не желаю ничего слышать.
Сара пожала плечами, поправила съехавший на уши чепец и принялась расчесывать локоны Элли большой серебряной гребенкой. Элли еще раз взглянула на себя в зеркало и состроила гримаску.
— Этого Равенворта придушить мало!
Сара провела гребенкой по волосам Элли, усмехнулась и заметила:
— А ведь это звучит как признание в любви, мисс. Вон как вас разобрало!
Элли так и подскочила на стуле, гребенка сильно впилась ей в голову.
— Если ты еще хоть раз позволишь себе говорить подобные вещи, — гневно начала она, сверля горничную взглядом, — я… Я выкину тебя прочь! И без всяких рекомендаций!
В ответ Сара только рассмеялась и, закончив причесывать свою рассерженную хозяйку, спрятала ее локоны под мягким ночным чепцом. Затем она сняла с плеч Элли шаль и помогла ей надеть ночную рубашку из тонкой шерсти.
Продолжая пылать гневом, проклиная в душе Равенворта, Элли улеглась под голубое одеяло. Вскоре пришла Сара, положила в постель бутылки с горячей водой и принялась гасить свечи.
Понемногу в спальне воцарилась тишина и темнота. Элли послушала, как возится в соседней каморке Сара, укладываясь на свою узкую постель, и крикнула во мрак:
— Да я скорее влюблюсь в последнего урода, чем в это богатое надутое чучело — Равенворта!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Опасное пари - Кинг Валери



Начало романа мне очень понравилось, было предчуствие милого противостояния, сарказма, юмора, но пожалуй потом автор изменил первоначальную задумку и вплоть до последней страницы было ощущение, что где-то когда-то я это уже читала, но в ином изложении. Кузен Элли сначала - подлец, потом - герой; лорд Равенворт сначала романа герой, франт, образец вкуса и шарма, любимец и мечта каждой женщины, а позже "последний пылко влюблённый". Но Элли - это не девушка, а кошмар, поскольку если читать роман ёё кроме игры, пари и азарта больше ничего не интересует.
Опасное пари - Кинг ВалериItis
23.07.2012, 12.50





jal potrachennogo vremeni, gg.inya prosto koshmar vrode umnaya,a po postupkam dura. nachalo romana nichego,no vtoraya polovina ujasno natyanuta, idiotskie postupki GGini vyzyvayut razdrajenie.
Опасное пари - Кинг Валериdil
24.07.2012, 17.52





СОГЛАСНА С ПРЕДЫДУЩИМИ КОММЕНТАРИЯМИ!НАЧАЛО ОБЕЩАЛО СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ,НО В ИТОГЕ ТАКОЙ БРЕД. ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ!!!
Опасное пари - Кинг ВалериИННА
14.11.2012, 23.07





Эта Эли - редкостная клиническая дура. Дура от макушки до кончика ногтей.Но, как правило, подобные дуры прекрасно устраиваются в жизни и получают таких мужей, какие умным и не снились. Наблюдала эту закономерность по жизни многократно и прочла об этом и в данном романе.
Опасное пари - Кинг ВалериВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.45





Не смотря на отрицательные комментарии все же решилась прочитать...Нормальный роман. Характеризуя героиню как дуру, мне кажется предыдущие комментарии немного переборщили. Думаю героиня скорее порывистая. Да, она не анализирует,и не просчитывает возможные последствия прежде, чем совершить какое-то действие, но не все же обладают холодным и расчетливым умом математика. Но она может признавать свои ошибки, в отличие от некоторых героинь других романов, которые не смотря на то, что виноваты ни за что не признают свою вину, во всем обвинят Гг или других и тупо и упрямо гнут свою линию. Она романтична, наивна, очень мила. Любит и терпит своих близких не смотря на их недостатки. Ее порывистость и романтизм с лихвой окупает прагматизм главного героя. Они дополняют друг друга.Так что,думаю,вместе они просто замечательны.
Опасное пари - Кинг ВалериН
8.07.2015, 7.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100