Читать онлайн Опасное пари, автора - Кинг Валери, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное пари - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное пари - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Опасное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Элли крепко держалась рукой за борт ненадежного скрипучего фаэтона, запряженного парой приземистых гнедых лошадей. Рядом с ней сидел Джордж, правивший экипажем с видом бывалого кучера, а сбоку от него примостился его слуга — негритенок.
Фаэтон немилосердно трясло, а в Лондоне безумствовал весенний ветер. Элли пыталась спастись от его порывов за раскрытым зонтиком, но ветер сминал его, словно лист бумаги. Кроме того, непросто было удержать зонтик в свободной руке, потому что каждую секунду фаэтон подпрыгивал и раскачивался на плитах мостовой.
Ветер рвал с головы Элли шляпку, пытался развязать атласные ленты. Продолжая бороться с его порывами, Элли взглянула вперед и поняла, что через секунду они врежутся во встречную коляску, запряженную серым скакуном. Она откинулась на жестком сиденье и в ужасе закрыла глаза.
Свист, цокот копыт, крики…
На этот раз им удалось разминуться, но Элли сказала себе, что никогда больше не сядет в экипаж, если им будет править ее легкомысленный кузен.
— Какой прекрасный день! — громко закричала она, безуспешно пытясь изобразить на лице счастливую улыбку. — Или, во всяком случае, каким прекрасным он мог бы быть, если бы не этот ветер и не встречные ездоки…
Ей очень хотелось сказать все, что она думает по поводу искусства Джорджа управлять лошадьми, но рядом сидел негритенок, и Элли сдержала себя.
Джордж самодовольно ухмыльнулся в ответ.
— Обещал довезти тебя до Гайд-парка — и довезу, не сомневайся!
Элли повернула к нему голову:
— Но почему в четыре часа, а не в пять, как это принято?
Джордж не ответил, поскольку как раз в эту минуту собрался обогнать ехавшую перед ним пролетку. Он огрел вожжами своих гнедых, лошади рванули, фаэтон закачался, загрохотал и едва не задел бортом обгоняемый экипаж. В тот же миг на волосок от них пролетела встречная карета, чиркнув ободами колес по крыльям фаэтона. Снова свист, топот и крики — и снова Элли пришлось зажмурить глаза.
Слава богу, на этот раз тоже обошлось. Фаэтон дернулся и покатил дальше, а Элли открыла глаза и вновь торжественно поклялась самой себе, что никогда, никогда больше никуда не поедет с Джорджем. Если, конечно, для начала сумеет сегодня живой вернуться из этого опасного путешествия…
— Что ты сказала? — прокричал Джордж, пытаясь перекрыть голосом стук колес и порывы ветра, неистово трепавшего красный шелк зонтика в руках кузины. — А, да, насчет времени! — Он рассмеялся. — Ты же знаешь, я не придаю значения подобным вещам. Кроме того, мне хотелось поговорить с тобой в спокойной обстановке. — Он потуже натянул на голову свою бобровую шляпу, которую бешеный ветер едва не унес прочь.
Элли оглянулась по сторонам и удивленно воскликнула:
— Эй, Джордж, а почему мы едем к центру? Парк же совсем в другой стороне!
— Что? — переспросил он, прикладывая к уху ладонь.
— Я говорю, что Гайд-парк находится в другой стороне!
Джордж смущенно рассмеялся и откинулся назад.
— Это точно?
Элли утвердительно кивнула, и тут же ей пришлось охнуть: ее кузен лихо развернул лошадей посреди улицы, едва не сбив два экипажа — встречный и тот, что ехал сзади. И седоки, и кучера этих экипажей отозвались на мастерский маневр Джорджа свистом, сердитыми криками и размахиванием сжатых кулаков. Так или иначе, каким-то чудом все обошлось, и до парка они все-таки доехали. Он был почти пуст в этот ранний для прогулок час. Джордж приказал негритенку прогулять гнедых, прочитав ему при этом целую лекцию о том, как следует обращаться с лошадьми, и взял под руку свою кузину.
В первые минуты Элли была счастлива почувствовать под ногами не тряский пол фаэтона, а твердую землю. Это было чувство моряка, вернувшегося в родную гавань после долгого плавания. Но очень скоро радость ее улетучилась: родная земля оказалась не такой уж и твердой. Если говорить точно, это была вовсе не земля, а раскисшая от дождя глина — мокрая, скользкая, противная, прилипающая к ногам.
Как назло, Джордж вел Элли по самым грязным тропинкам. Она из последних сил старалась спасти подол своего платья, не дать ему утонуть в желтоватой грязи, и поэтому слушала бормотание Джорджа рассеянно — до тех пор, пока не прозвучало имя Равенворта.
— Что-что? — переспросила она, поднимая на Джорджа загоревшиеся вниманием глаза.
— Я только пересказываю то, что говорят в клубах. — Он наклонился, чтобы освободить подол Элли, зацепившийся за какой-то сучок. — Прошлым вечером об этом судачили в «Уайтсе», а еще раньше — в «Бруксе». Я должен предупредить: ты можешь стать всеобщим посмешищем, если Равенворт — наш бравый отставной вояка — возьмет тебя штурмом.
— Ты хочешь сказать, что я могу разделить участь Цитадели? — нахмурилась Элли.
— Боюсь, что так. Сам я не придаю большого значения всем этим разговорам, но полагаю, что ты должна знать о них. Впрочем, и от меня не ускользнуло то, с каким вниманием виконт стал относиться к тебе. Это в самом деле похоже на штурм. — Он закончил победой битву с сучком, взял Элли под локоть и повел дал по скользкой тропинке. — Я не хочу, чтобы тебе была больно, Элли. А из-за этого красавчика не одна наивная девчонка голову потеряла.
— Я не наивная девчонка, Джордж, — негромко заметила Элли, не сводя глаз с хляби под ногами.
— Не думаю, не думаю, — несколько рассеянно откликнулся он и взял ладонь Элли в свою руку. — ты неопытная девушка и можешь из-за этого сильно пострадать. Да, кстати, в клубах болтают, что он решил за тобой поухаживать только потому, что ты к нему равнодушна. Злится и мстит.
Налетел ветер и заломил поля шляпки Элли, сразу сделав ее похожей на мученицу с нимбом вокруг головы. Он затрепал атласные ленты, желая схватить добычу и умчаться прочь, неся ее в своих невидимых руках. Но не удалось ему украсть шляпку красавицы! Джордж бросился на выручку и укротил взбесившуюся шляпку, но сделал это так неловко, что оторвал одну из лент.
— Проклятье! — закричал он, хмуря брови. — Она лопнула!
Элли буркнула себе под нос:
— Дурак безрукий! — И, зажав шляпку под мышкой, накинула на голову капюшон плаща.
По счастью, Джордж не расслышал ее слов и повел кузину дальше, вдоль чахлых кустов, с которых свисали тяжелые, холодные даже на вид капли воды.
— Но ты, надеюсь, не подала ему надежды? — спросил он. — Я имею в виду, не растаяла от всех этих букетов, комплиментов?..
— Нет! — коротко ответила Элли, а про себя подумала: «Растаяла! Да, это, пожалуй, самое точное слово. Я растаяла и продолжаю таять, словно восковая свечка, каждый раз, когда вижу его рядом с собой…»
— Рад, очень рад слышать это, — с натугой прокричал Джордж, сражаясь с очередным порывом ветра. — Ты же знаешь, как я хочу жениться на тебе, Элли!
— Да, но вы еще не выиграли пари, мистер Фентон. А я его еще не проиграла.
— Ну, этого недолго ждать. Хотел бы я посмотреть, как тебе удастся раздобыть табакерку Равенворта. По-моему, это легче проделать с принцем-регентом, чем с его светлостью! — И Джордж разразился хриплым смехом, похожим на кудахтанье.
Элли покосилась на кузена и пошла дальше. Мало-помалу ветер начал стихать, да и дорожки стали немного посуше и почище.
— Послушай, Джордж, я давно хотела тебя спросить, — сказала она, — а любишь ли ты меня? Я имею в виду, любишь ли ты меня так, как муж должен любить свою жену?
Он только ухмыльнулся, настолько глупой ему показалась эта мысль.
— Я никогда, в общем-то, не задумывался всерьез о женитьбе, но всегда знал, что если жениться, так на ком-нибудь вроде тебя. На девушке, которая умеет хорошо поразвлечься, которая будет понимать своего мужа и прощать ему маленькие слабости. Да, самое главное, что я в тебе люблю, — это широта натуры. Ты же никогда не станешь мелочиться из-за лишней пары фунтов, верно? Я думаю, мы с тобой отлично поладим.
Он говорил еще что-то о том, как сможет распоряжаться теми тысячами фунтов, которые составляют ее приданое, а Элли смотрела на него и понимала, что видит перед собой незнакомого и совершенно чужого ей человека. Как она заблуждалась, когда думала, что прекрасно знает Джорджа! Перед нею было неприятное лицо с покрасневшими глазами, под которыми темнели круги. Так вот каков на самом деле этот человек! Его истинный облик был для нее до сих пор спрятан за яркими воспоминаниями детства. Но они ведь больше не дети…
Элли нахмурилась и опустила голову, внимательно рассматривая носки высоких башмаков, которые выглядывали при каждом шаге из-под намокшей, тяжелой шерстяной зеленой юбки.
Да, в чем-то они, безусловно, похожи с Джорджем. Оба любят азартную игру. А что еще? Да все, пожалуй. Не такие уж они родственные души, как ему кажется. Во всяком случае, сама она никогда не выходит за рамки, не тратит больше денег, чем может себе позволить, и отнюдь не собирается прощать своему мужу «маленькие слабости» и позволять ему просаживать в карты ее состояние. Напрасно, напрасно Джордж надеется на то, что ему будет позволено все!
Неожиданно, как грабитель из-за угла, налетел новый сильный порыв ветра, и Джордж отчаянно схватился руками за поля готовой слететь с его головы бобровой шляпы. Он натянул ее поглубже и продолжил свои размышления вслух:
— И еще хочу тебе сказать: я очень горжусь родством с девушкой, которую повсюду зовут Азартным Игроком, и буду счастлив, когда она станет моей женой.
Они повернули назад, направляясь к поджидавшему их фаэтону. Элли нахмурилась: впервые за те месяцы, что она провела в Лондоне, ей стало стыдно за свое прозвище.
— Да, это правда, я проиграла за последние два месяца несколько сотен фунтов. Но, уверяю тебя, это послужило мне хорошим уроком. Во всяком случае, за последние две недели я не просадила ни гроша — просто не играла, и все тут.
— Так это же превосходно! — воскликнул Джордж. — У меня будет жена с холодной головой, а это именно то, что нужно для настоящего игрока! Ты мне будешь помогать. Например, подсказывать, когда пора смываться, чтобы нас не замела полиция.
Он снова рассмеялся, а Элли остановилась, обернулась и посмотрела Джорджу прямо в глаза.
— Я полагаю, что тебе необходимо кое о чем узнать, прежде чем мы двинемся дальше. Ты говоришь о нашей свадьбе как о решенном деле. Но даже если я проиграю наше пари… Ты должен знать, Джордж, что я не люблю тебя. Во всяком случае, по-настоящему.
Он только пожал плечами и потащил Элли дальше по дорожке.
— Какое это имеет значение?
Элли ошеломленно посмотрела на него. Воистину, она не знает этого человека! Совершенно не знает! Только что она сообщила, что не любит его, а он… Он, похоже, остался к этому совершенно равнодушен.
Элли собралась было продолжить разговор, но в эту минуту впереди показался мужской силуэт, и Джордж закричал во весь голос:
— Крессинг! Хэлло! Что вы тут делаете? Да еще в такой неурочный час… Ну, вы понимаете, что я хочу сказать.
Барон проводил загоревшимся взглядом пару ярко Разодетых кокоток, проехавших мимо ограды парка в открытом ландо, затем перевел глаза на Джорджа и пояснил, что часто приходит сюда в это время — чтобы побродить и поразмышлять в тишине. Только потом Крессинг удосужился заметить Элли, снял шляпу и поклонился, протянув при этом:
— Мисс Ди-ирборн! — Он вернул шляпу на голову, слегка придержал под порывом ветра и глубокомысленно заметил: — Сумасшедший ветер, не правда ли? А кстати, как поживает моя табакерка? Наверное, лежит где-нибудь под подушкой в вашей спальне?
Глазки Крессинга маслено блеснули, а слово «спальня» он произнес с явным сладострастием. Элли покоробил и его тон, и его взгляд. Она непроизвольно сделала шаг назад, словно желая спрятаться за спину Джорджа, и ответила:
— Нет. Я ношу ее в своей сумочке.
— Восхитительно! — все с той же масленой улыбочкой воскликнул барон. — Я чувствую себя так, словно сам неотлучно нахожусь с вами, куда бы вы ни направились.
Элли не удостоила его ответом и уставилась равнодушным взглядом куда-то поверх плеча Крессинга. В этот момент она от всей души пожалела о том, что не родилась мужчиной и не может вызвать этого омерзительного человека на дуэль, а предварительно доставить себе удовольствие, влепив ему хорошую пощечину.
Между тем Крессинг как ни в чем не бывало обратился к Джорджу:
— Ты будешь сегодня в «Уэйтерсе»?
Джордж энергично кивнул:
— Разумеется. Я собираюсь отыграться и вернуть хоть часть того, что вы вчера у меня выиграли.
— Прелестно.
Это сообщение, похоже, весьма обрадовало лорда Крессинга. Он повеселел и принялся рассказывать о том, как купил себе лошадь на ярмарке в Ньюмаркете несколько недель тому назад. А затем неожиданно спросил Джорджа, не знает ли он кого-нибудь, кто хотел бы купить рысаков у Ньютона.
— Продает, понимаешь ли. Завяз в долгах по уши, — добавил барон, усмехнувшись.
Элли заметила, как напряглось лицо Джорджа. Тут внимание барона привлекли донесшиеся издалека смех и голоса, и он наспех распрощался, дружески хлопнув напоследок Джорджа по плечу. После ухода Крессинга Джордж совсем осунулся и побледнел. В глазах у него Элли заметила панику и поняла, что здесь явно что-то не так.
Джордж машинально сделал пару шагов, сошел с тропинки в грязь и убито произнес:
— Ньютон продает лошадей… Не могу поверить! Это неправда! Ну почему, почему именно сейчас?!
Он удивленно и обиженно взглянул на Элли — словно ребенок, у которого отобрали любимую игрушку. Элли сразу забеспокоилась, подошла к кузену, взяла его за руку и помогла вернуться на тропинку.
— Ты плохо выглядишь, Джордж, — сказала она, встревоженно глядя на него своими синими, полными сочувствия глазами. — Послушай, может быть, тебе не стоит ходить сегодня в «Уэйтерс»? Тем более что игра там идет по-крупному — так, во всяком случае, мне говорили.
Смятение на лице Джорджа сменилось гневом: слова Элли попали в самую точку. Он обернулся к ней и злобно крикнул:
— Ох, уж эти мне женщины! Дай им палец — так они всю руку норовят откусить! Да, Элли, мы с тобой выросли вместе, но, черт побери, это еще не дает тебе права вмешиваться в мою жизнь! И не нужно учить меня, как я должен поступать. Со своими проблемами я, между прочим, и сам могу справиться.


Домой из парка Элли вернулась совершенно разбитая — у нее из головы не шел разговор с Джорджем. Неужели для Джорджа и в самом деле не важна она сама — но лишь ее приданое, ее деньги?.. Господи, до чего же не хочется, чтобы это оказалось правдой! Неужели Джордж мог докатиться до такого?
Поднявшись в свою спальню, Элли первым делом переоделась: скинула накидку и прогулочное платье и надела домашнее — шерстяное, теплое, мягкое. До чего же неудачно складывается ситуация! И все одно к одному — Джордж с его долгами, это злополучное пари, Равенворт…
Элли опустилась на тонкий абиссинский ковер возле камина. От раскаленных углей веяло жаром, но в спину дуло от окна, и она подвинулась поближе к очагу. Грустные мысли одолевали ее. Ведь вполне возможно, что эти слухи, которые распространяются по закрытым мужским клубам Лондона, — правда и Равенворт просто охотится за нею, чтобы отомстить, навеки разбив ее сердце.
Она взяла кочергу и сердито ткнула ею в чрево камина. В ответ вспорхнула стайка алых искр. Неужели она настолько не разбирается в мужчинах? Ведь в последнее дни Равенворт смотрел на нее с такой нежностью, что, будь на его месте кто-нибудь другой — кто угодно! — Элли не задумываясь сказала бы, что этот мужчина в нее влюблен. По уши влюблен. Но Равенворт…
Любит он ее или только играет?
Элли встала на колени, дотянулась до кочерги и снова ткнула ею в угли. Как же этим мужчинам нравится гоняться за женщинами! Ну, ладно! Он еще увидит, что Элинор Дирборн не из тех, на ком можно отшлифовывать свое искусство флирта!
Она снова опустилась на ковер и уткнулась лицом в колени. Каминное пламя заиграло на ее волнистых каштановых волосах. До чего же хотелось Элли верить в то, что поведение Равенворта продиктовано не флиртом, а гораздо более глубоким чувством! К тому же ведь он не дал ей ни единого повода думать иначе…
Элли глубоко вздохнула, подняла голову, протянула руку и вернула кочергу на ее законное место — возле камина. Мысли ее окончательно запутались, абсолютно ясно было только одно: она непременно должна выиграть пари. Должна, потому что не любит Джорджа и не хочет выходить за него замуж, — какими бы при этом ни были намерения Равенворта относительно ее самой.


Вечером леди Вудкотт устраивала прием, а днем отправилась вместе с дочерью и племянницей в магазин «Берри Бразерс».
— Неужели сам Бруммель и принц бывали здесь? — восхищенно всплеснула руками Элли, оглядываясь в колониальном зале, расположенном на первом этаже магазина. — Ах, Фанни, я просто не могу поверить!
Сегодня на Элли было строгое зеленое платье с белой муфточкой, натянутой сейчас на один из рукавов. Над красиво уложенными локонами — маленькая шляпка с одним небольшим пером. На ногах — высокие кожаные ботинки. На лице — сияющие глаза и легкая улыбка.
Она обвела взглядом прилавки, стойки с яркими банками, коробками, пачками, низкие скамейки, весы для мешков с кофе…
Говорили, что на этих самых весах любили взвешиваться и великий Бруммель, и даже принц. А что, если повторить их подвиг?
Элли решительно подошла к весам и уже собралась влезть на них, но в этот миг Фанни ухватила ее за рукав и испуганно зашептала:
— Нет, Элли, нет! — И добавила, уже совсем панически: — Это совершенно невозможно!
Элли оглядела пустой зал и ответила — тоже шепотом:
— Но почему? Здесь же никого нет! И потом, кому какое дело до этого? — Она повернулась к продавцу и протянула ему руку. — Будьте любезны, помогите мне, сэр!
Высокий худой продавец вежливо улыбнулся, поклонился и помог Элли взобраться на весы, заметив доверительно:
— Мистер Бруммель обычно взвешивался дважды — в ботинках и без ботинок.
Элли взглянула на стальную стрелку, отклонившуюся на круглом диске с делениями, и хотела было спросить про свой вес, но Фанни вновь ухватила ее за рукав и раздраженно воскликнула:
— Перестань чудить, Элли!
— Это ты перестань чудить, Фанни, — так же раздраженно откликнулась Элли.
Тогда Фанни произнесла трагическим, срывающимся шепотом:
— Мы уже не одни здесь. Взгляни!
Элли повернула голову к входной двери и поняла, что Фанни не солгала. На пороге стояли миссис Уорнхолл и леди Барроу, а с ними лорд Барроу и… Равенворт.
Миссис Уорнхолл презрительно поджала губы, а тучная леди Барроу побагровела, застав Элли за таким непристойным занятием. Они не сказали ни слова, но Элли все стало ясно без слов. Ее первым порывом было бежать без оглядки, но затем она пришла в ярость от этих чопорных лиц, обернулась к продавцу и воскликнула, решительно тряхнув головой так, что затрепетало перо на шляпке:
— А теперь без ботинок, будьте любезны!
Обе леди ахнули, а лорд Барроу хрипло рассмеялся, но тут же спохватился, поднес к губам перчатку и сделал вид, что закашлялся.
Леди Вудкотт только теперь оторвалась от прилавка с чаем, оценила открывшуюся ее глазам картину и закричала:
— Меня сейчас удар хватит! Элли, что ты вытворяешь?!
Но Элли лишь гордо задрала подбородок, заметив при этом, с каким обожанием смотрит на нее Равенворт. Она уселась на край весов и принялась энергично расшнуровывать ботинок, но ее отвлек голос виконта:
— Нет-нет, мисс Дирборн, не торопитесь! Дайте и нам попытать счастье!
Он подал Элли руку и помог ей сойти с весов. Она благодарно взглянула на него, но виконт еще не закончил. Собственно говоря, он только начал. Посмотрев в испуганные лица почтенных леди, он широко взмахнул руками и воскликнул:
— Ну что, покажем молодежи, как нужно взвешиваться на весах в «Берри Бразерс»?
Виконт пристально, в упор посмотрел на миссис Уорнхолл, и она заколебалась. Дело в том, что миссис Уорнхолл, будучи внешне человеком совершенно независимым, побаивалась тем не менее Равенворта — этого признанного лидера в лондонском свете — и дорожила его мнением. Она нервно усмехнулась и обратилась за поддержкой к леди Барроу, но ее заплывшее жиром лицо не выражало ровным счетом ничего, лишь маленькие глазки подозрительно поблескивали из-под жиденьких бровей.
Сочтя, что молчание леди Барроу означает неодобрительное отношение к затее виконта, миссис Уорнхолл поджала губы и решительно заявила:
— И не подумаю. Это глупо, Равенворт!
Он пожал плечами и спокойно сказал:
— А я полагал, что вам будет приятно стать основательницей новой моды.
Миссис Уорнхолл снова заколебалась. Еще бы! Не каждый день вам представляется возможность стать основателем новой моды в лондонском свете!
Элли наблюдала за происходящим уже без всякого гнева и страха — просто с любопытством. Вот миссис Уорнхолл глубоко вздохнула, отвернулась от леди Барроу, которая возмущенно засопела, — и двинулась к весам. Равенворт любезно помог ей взобраться на них. Еще минута — и она уже радостно улыбалась в ответ на подзадоривания Равенворта: он просил миссис Уорнхолл поделиться секретом — что нужно делать, чтобы сохранить такую фигуру, как у нее. Ведь миссис Уорнхолл оказалась такой легкой, что стрелка весов даже не дрогнула!
Вскоре миссис Уорнхолл — раскрасневшаяся, довольная — сошла на пол. Теперь Равенворт любезно поклонился леди Барроу, приглашая к весам, но она только нахмурилась и промолчала. Однако виконт был не из тех, от кого можно так просто отделаться. В несколько минут он сумел расшевелить, очаровать и даже отчасти развеселить леди Барроу, и все закончилось тем, что она пару раз тяжело вздохнула и наконец промолвила:
— Ну хорошо, хорошо! Уж если Софрония согласилась на ваше дурацкое предложение, теперь могу и я.
Леди Барроу с помощью Равенворта и продавца грузно взгромоздилась на весы, а Элли с тревогой покосилась на циферблат: хватит ли на нем делений?
Делений хватило. Равенворт — естественно, не объявляя веса, — рассыпался в комплиментах — восхваляя красоту леди Барроу и нежный цвет ее лица, так что губы у нее дрогнули, сложились в некоторое подобие улыбки, и она робко возразила:
— Господь с вами, о какой красоте может идти речь? У меня же взрослый сын, сами знаете!
Равенворт возразил, что он знать ничего не хочет и что вообще красота неподвластна возрасту, после чего леди Барроу довольно благосклонно взглянула на Элли, когда спускалась с весов.
Между тем леди Вудкотт не переставала причитать, вот уже несколько минут оповещая всех о том, что падает в обморок. Равенворт переключился на нее и принялся уверять, что женщина, которая так прекрасно выглядит, просто не может упасть в обморок.
— Правда? — засмущалась леди Вудкотт, польщенная и гордая. — Ах, вы, наверное, правы: я просто немного устала. Эти походы по магазинам, знаете ли…
— Тогда вам нужно отдохнуть несколько минут.
Он взял под руку леди Вудкотт, отвел к дубовой скамье, усадил и даже предложил подержать некоторое время ее сумочку. Таким образом леди Вудкотт провела несколько приятнейших минут, млея от близости великого Законодателя Мод.
«Какой он все время разный!» — подумала Элли и невольно покраснела, встретив его теплый, понимающий взгляд. Она отвела глаза и увидела трех пожилых леди, которые сидели за одним столом и весело улыбались, переживая недавнее приключение. Поразительно! Улыбки вместо нахмуренных бровей и поджатых губ — и все благодаря такту и обаянию виконта!
Однако вскоре оказалось, что не все леди улыбались искренне: едва компания миссис Уорнхолл покинула магазин, леди Вудкотт немедленно обрушилась на Элли.
— Как ты могла? — закричала она. — Мы погибли! Теперь об этом узнает весь Лондон! Мы окажемся посмешищем, и все из-за тебя, негодная девчонка!
Даже после того, как покупки были сделаны и они вышли на улицу, она не унималась:
— Вот увидишь, все кончится тем, что леди Джерси осмеет нас, а леди Уорнхолл не приедет к нам на вечер. Твое безумное поведение будут обсуждать во всех гостиных! Мы погибли, погибли! Господи, когда же ты выйдешь замуж и успокоишься наконец?
Элли дождалась, когда леди Вудкотт выпустила весь пар, и только тогда заметила:
— Вы всерьез думаете, тетушка, что миссис Уорнхолл станет рассказывать на каждом углу о том, как она сама взвешивалась на весах в «Берри Бразерс»? Если да, то поверьте мне: сегодняшний вечер будет весьма забавным!


Сара хлопотала над прической Элли, сидевшей за туалетным столиком с отсутствующим видом. Мысли Элли были далеко. Она думала о том, как смело и благородно поступил сегодня Равенворт, как ловко предотвратил казавшийся неизбежным скандал. Но боже, до чего же податливым к чарам виконта оказалось в очередной раз ее сердце!
Когда с прической было покончено, Элли поднялась и стала вынимать из гардероба платья, прикладывая их одно за другим к своей груди. Наконец выбрала желтое, с вышитыми на груди голубыми незабудками, но тут Сара вынула еще одно, из нежно-розового атласа, и сказала, подняв свои рыженькие бровки:
— Может быть, джентльмену больше понравилось бы вот это, совсем простенькое?
Элли недоуменно посмотрела на служанку и поджала губы, чувствуя, как внутри у нее закипает гнев. Сара попала в яблочко: последние полчаса Элли думала только об одном — понравится ли ее платье Равенворту.
Сердито и обиженно она воскликнула:
— Я не хочу походить на мисс Саттон и мисс Хэтфилд! Это им хочется во что бы то ни стало получить его одобрение, а мне это не нужно. И кроме того, мне уже двадцать четыре, и я не собираюсь надевать эту розовую дрянь!
Она снова принялась перебирать платья и неожиданно наткнулась на совсем новое — шелковое, синее, с пышными рукавами, отделанными белоснежным кружевом, расшитым мелкими жемчужинами. Это платье только вчера привезли от портнихи, и оно было сшито по последней моде — с низким декольте, смело открывающим грудь и плечи. И как она сразу не подумала об этом платье? Яркое, броское, оно, без сомнения, обратит на себя внимание и даст ему понять, что Элли вовсе не нуждается в его комплиментах.
Быстро подобрали подходящую ленту из синего атласа, и Сара вплела ее в волосы Элли так, что завитые локоны спадали на плечи двумя широкими свободными волнами, а два локона опускались на лоб. Затем Сара украсила прическу несколькими маленькими голубыми цветочками. Помня об уговоре с Равенвортом, Элли ограничилась одной лишь ниткой мелких сапфиров да маленькими, сапфировыми же, сережками.
— Ах, мисс! — восторженно воскликнула Сара, прижав руки к груди. — Вы еще никогда не были такой красавицей! И как удачно это платье оттеняет ваши глаза!
Элли долго крутилась возле каминного зеркала, разглядывая свое отражение. Теперь она не сомневалась — виконт будет очарован ее нарядом. Ей припомнились платья, которые она носила всего пару недель назад — боже ты мой! Перья, вышивки, куча драгоценностей, и все такое блестящее, яркое, пестрое!.. До чего же безвкусными казались сейчас Элли ее прежние наряды!
Она еще раз с удовольствием повернулась перед зеркалом, чувствуя, что уже сгорает от нетерпения. Когда же дворецкий возвестит о прибытии лорда Ра-венворта, и тот войдет, с восхищением окинет взглядом ее платье, ее каштановые локоны, ее сияющие глаза?..
Раздался стук в дверь, и на пороге спальни, не дожидаясь ответа, возникла леди Вудкотт. Осмотрев платье Элли, она недовольно поморщилась:
— А ты не думаешь, что то платье, с незабудками, больше пришлось бы по вкусу лорду Равенворту?
Но Элли только рассмеялась в ответ.
Вскоре начали съезжаться гости. К великой радости леди Вудкотт, к ней в дом собрался сегодня почти весь лондонский свет. Вечер шел чинно и степенно до той поры, пока не приехала миссис Уорнхолл и не начала громко рассказывать всем желающим о сегодняшнем приключении в «Берри Бразерс». Публика слушала, ахала, восторгалась, и Элли лишний раз убедилась в том, насколько велика власть Равенворта над этими людьми.
Наконец появился и сам виконт. Элли сразу заметила на пороге его стройную фигуру, но навстречу новому гостю бросилась такая густая толпа, что она сочла за лучшее подождать и посмотреть на него со стороны.
Прижав к губам сложенный веер, Элли спокойно, но очень внимательно осмотрела виконта с головы до пят. Ни одна мелочь не укрылась от ее взгляда. Волосы — густые, темные, зачесанные на римский манер; белоснежный галстук, искусно завязанный узлом, известным под названием «Трон Амура», и украшенный всего одним, но очень крупным, чистой воды, бриллиантом. Простой на вид, но прекрасно сшитый черный сюртук со строгими серебряными пуговицами, из-под которого выглядывает белый жилет — с одним кармашком для часов, из которого свисает тонкая золотая цепочка с крохотным брелком. На ногах черные узкие брюки, изящно облегающие сильные, стройные ноги. Поднявшись на цыпочки и заглянув поверх голов, Элли сумела рассмотреть даже туфли виконта. Они у Законодателя Мод тоже были простыми — из мягкой, начищенной до ослепительного блеска черной кожи.
На первый взгляд — ничего особенного, но с каким вкусом подобрана каждая вещь, каждая мелочь! Красавец, статный, элегантный, стоял на пороге и смотрел на Элли.
Но вот Равенворт стал осторожно пробираться сквозь толпу, приближаясь к ней, и она затаила дыхание, не в силах отвести от виконта глаз. Элли настойчиво твердила про себя, что этот мужчина — искусный мастер флирта, что не следует принимать его всерьез. И все-таки губы ее под прижатым к ним веером неожиданно пересохли. Как во сне, она протянула ему руку, он поцеловал ее пальцы, и Элли неожиданно почувствовала, что сердце ее разрывается от невыносимой, непонятной боли. С большим трудом она заставила себя улыбнуться и прошептать ему:
— Добрый вечер.
А затем улыбнулся Равенворт. Господи боже мой, как же он улыбнулся!
Если бы не эта улыбка, Элли, возможно, удалось бы сохранить остатки спокойствия. Но в колоде этого человека было слишком много козырей, и улыбка оказалась решающим. Она проникла в сердце Элли, заставила его биться, словно птицу, пойманную в силки. Он что-то говорил, но Элли не слышала слов — только низкий тембр его голоса, от которого кружилась голова.
Виконт говорил что-то о ее прическе и платье. Она чувствовала, что он восхищен ею, но до сознания Элли долетали только отдельные слова. Комната тихо плыла у нее перед глазами. Колеблющийся свет свечей, нестройный, похожий на морской прибой гул голосов, чей-то смех…
Весь мир вокруг нее откатился куда-то далеко-далеко, и единственное, что осталось, было лицо Равенворта. Она утонула в глубине его серых глаз, все мысли окончательно смешались. Элли знала только одно: она любит этого человека, который столько раз ставил ее в нелепое положение, называл испорченной девчонкой, кокеткой и, помнится, даже ведьмой.
Она любит его!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Опасное пари - Кинг Валери



Начало романа мне очень понравилось, было предчуствие милого противостояния, сарказма, юмора, но пожалуй потом автор изменил первоначальную задумку и вплоть до последней страницы было ощущение, что где-то когда-то я это уже читала, но в ином изложении. Кузен Элли сначала - подлец, потом - герой; лорд Равенворт сначала романа герой, франт, образец вкуса и шарма, любимец и мечта каждой женщины, а позже "последний пылко влюблённый". Но Элли - это не девушка, а кошмар, поскольку если читать роман ёё кроме игры, пари и азарта больше ничего не интересует.
Опасное пари - Кинг ВалериItis
23.07.2012, 12.50





jal potrachennogo vremeni, gg.inya prosto koshmar vrode umnaya,a po postupkam dura. nachalo romana nichego,no vtoraya polovina ujasno natyanuta, idiotskie postupki GGini vyzyvayut razdrajenie.
Опасное пари - Кинг Валериdil
24.07.2012, 17.52





СОГЛАСНА С ПРЕДЫДУЩИМИ КОММЕНТАРИЯМИ!НАЧАЛО ОБЕЩАЛО СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ,НО В ИТОГЕ ТАКОЙ БРЕД. ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ!!!
Опасное пари - Кинг ВалериИННА
14.11.2012, 23.07





Эта Эли - редкостная клиническая дура. Дура от макушки до кончика ногтей.Но, как правило, подобные дуры прекрасно устраиваются в жизни и получают таких мужей, какие умным и не снились. Наблюдала эту закономерность по жизни многократно и прочла об этом и в данном романе.
Опасное пари - Кинг ВалериВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.45





Не смотря на отрицательные комментарии все же решилась прочитать...Нормальный роман. Характеризуя героиню как дуру, мне кажется предыдущие комментарии немного переборщили. Думаю героиня скорее порывистая. Да, она не анализирует,и не просчитывает возможные последствия прежде, чем совершить какое-то действие, но не все же обладают холодным и расчетливым умом математика. Но она может признавать свои ошибки, в отличие от некоторых героинь других романов, которые не смотря на то, что виноваты ни за что не признают свою вину, во всем обвинят Гг или других и тупо и упрямо гнут свою линию. Она романтична, наивна, очень мила. Любит и терпит своих близких не смотря на их недостатки. Ее порывистость и романтизм с лихвой окупает прагматизм главного героя. Они дополняют друг друга.Так что,думаю,вместе они просто замечательны.
Опасное пари - Кинг ВалериН
8.07.2015, 7.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100