Читать онлайн Опасное пари, автора - Кинг Валери, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное пари - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное пари - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Опасное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Элли сидела в гостиной над романом Веверлея. Яркое полуденное солнце заливало комнату золотистым светом, играло лучами на зеленом шелке, которым были обтянуты стены. Услышав голоса, Элли оторвалась от чтения и рассмеялась: очень уж удивленное лицо было у вошедшего в гостиную лорда Барроу.
Поклонившись трем сидевшим в гостиной дамам, барон воскликнул:
— Никогда в жизни не видел сразу столько фиалок и папоротника! Подумал поначалу, что зашел в цветочный магазин.
— Нравятся вам мои цветы, лорд Барроу? — с улыбкой поинтересовалась Элли.
Милейший барон ответил ей новым поклоном:
— Они восхитительны.
Леди Вудкотт, одетая в ярко-голубое платье, величественно и гордо колыхнула своей необъятной грудью, широко улыбнулась и коротко пояснила:
— Равенворт!
Элли слегка нахмурилась и покосилась на тетушку. Ей, честно говоря, не хотелось, чтобы леди Вудкотт принимала знаки внимания со стороны Равенворта так близко к сердцу.
К своему сердцу.
Лорд Барроу рассеянно прошел к дивану и уселся возле Фанни. Элли едва не рассмеялась, увидев виноватый взгляд кузины, обращенный к ней, и ту улыбку, которую Фанни адресовала барону.
— Равенворт? — переспросил лорд Барроу. — Вот уж не ожидал от него ничего подобного!
Это были совсем не те слова, которые хотелось услышать леди Вудкотт. Но прежде чем она показала свои клыки в ответ на оскорбительное замечание барона, Фанни поспешила разрядить обстановку:
— Не правда ли, фиалки очень идут к глазам Элли? — спросила она.
Лорд Барроу задумчиво посмотрел на Элли, поморгал и ответил:
— Что? А? Ну да, конечно. Очень идут.
И замолчал, явно довольный тем, что сумел отвесить такой тонкий комплимент.
Элли негромко заметила:
— Это неправда. Фанни просто поддразнивает меня, и вы совершенно напрасно с ней соглашаетесь. — Она обернулась к леди Вудкотт. — Тетушка тоже решила меня подразнить и собрала все фиалки в гостиной.
— Вовсе нет, Элинор, — возразила леди Вудкотт и взяла очередной бисквит со стоявшей возле нее большой тарелки. — Я приказала во все комнаты разнести по букету, да еще один поставить на кухне.
Она отправила в рот бисквит — сразу весь, целиком, и с улыбкой кивнула лорду Барроу.
Элли обвела глазами море цветов. Да, они действительно напоминали море. Равенворт окружил ее цветами, обложил со всех сторон… Как он тогда сказал? «Вы похожи на осажденный замок»? Так и есть. Она — замок, а он ведет планомерную осаду.
Элли перевела взгляд на лорда Барроу, заметила, что тот мрачно рассматривает свои сапоги, собралась спросить его о причинах такой озабоченности, но ее опередила Фанни:
— Что случилось, милорд?
Он как-то неестественно рассмеялся.
— Ах, простите. Ничего особенного. Задумался. О Равенворте…
Леди Вудкотт подозрительно покосилась на барона, дожевывая свой бисквит.
— Так не томите же нас, лорд Барроу. Это очень интересно всем нам. Так что Равенворт?
— Ах, ничего! Уверяю вас, ничего особенного. Просто… Просто в последний раз он посылал столько цветов, когда был увлечен одной дамой… Он называл ее Цитаделью. Милая женщина, хотя на мой взгляд, чересчур высокая. Но не чета вам, разумеется!
Элли затаив дыхание ждала окончания истории. Впрочем, не она одна: ее кузина и тетушка поджали губы и слегка наклонились вперед, сгорая от любопытства.
Но лорд Барроу замолчал и принялся рассеянно перебирать пальцами жилетные пуговки. Карие глаза барона смотрели равнодушно, спокойно: он явно не отдавал себе отчета в том, что до крайности заинтриговал своих собеседниц.
Леди Вудкотт, не в силах сдержать свое нетерпение, подалась вперед и зарычала:
— Святые угодники! Будете вы, наконец, продолжать или нет? Разве можно быть такой сонной тетерей?
Барон вздрогнул от неожиданности:
— Прошу прощения, мадам! Я вовсе не хотел обидеть вас…
И так как он после этого продолжал сидеть молча, в дело вступила Элли, всерьез опасавшаяся, что еще минута — и ее тетушку просто хватит удар.
— Так что же случилось с этой… Цитаделью? — спросила она.
— Ах, вот вы о чем! Никак не думал, что кого-нибудь может заинтересовать такая ерунда. Эта дама через год вышла замуж за одного богача из Сити — вот и все. Погоревала и вышла.
— Погоревала и вышла?! — вспыхнула Элли, пораженная как самой историей, так и небрежностью, с которой барон о ней поведал. Ей, конечно, хотелось бы услышать больше, но она не надеялась уже на такую Щедрость со стороны лорда Барроу и кратко заключила: — Несчастная глупенькая женщина…
Барон важно покачал головой и возразил:
— Не-ет, не глупенькая. Очень даже умненькая и живая. И прехорошенькая!
Элли почувствовала себя совсем плохо. Так вот чем, значит, заканчиваются романы хорошеньких умненьких женщин с Законодателем Мод! Что ж, будем знать…
Вот уже неделю продолжалась осада лордом Равенвортом ее собственной цитадели, и с каждым днем Элли все сильней притягивал этот мужчина, бросивший ей вызов.
Элли замерла, задумалась, поглаживая пальцем кожаный переплет книги. На время она забыла обо всех, сидевших в гостиной рядом с ней. Неужели суждено сбыться самым худшим предположениям? Неужели Ра-венворт преследует единственную цель — отомстить, уничтожить ее? Но как же быть с ощущением, что после короткого объятия, после истории с потерявшейся туфелькой все стало иначе? Тогда у нее возникла твердая уверенность, что прежнее забыто и виконт не хочет больше мести…
Элли глубоко вздохнула, провела затянутым в перчатку пальцем по корешку книги, ощущая углубления там, где были вытиснены золотые буквы названия. Неужели его глаза лгали, когда он держал ее на руках, когда надевал ей на ногу слетевшую туфельку? А ведь этот взгляд так глубоко запал в душу, ей так захотелось тогда, чтобы виконт снова поцеловал ее!
Да, этот человек умел быть очень разным. Непредсказуемым. Но не мог же он оказаться таким лжецом, таким искусным лицедеем! По крайней мере, Элли была уверена в его искренности. И вот, пожалуйста, эта история с Цитаделью! Интересно, он всем своим жертвам подбирает соответствующие клички?
До нее донесся голос леди Вудкотт:
— С тобой все в порядке? Элинор, я спрашиваю, что с тобой? Ты как-то странно выглядишь. Я подумала бы, что ты в обмороке, если бы у тебя не были такие красные щеки!
Элли вздрогнула, прижимая ладони к пылающим щекам, увидела перед собой три пары внимательных глаз и спросила:
— А кто такая эта Цитадель? Как ее зовут, я имею в виду?
— Точно не помню. Кажется, Летиция. А может быть, Лавиния… Не знаю, не уверен.
— Ужасно, — пробормотала Элли, но вспомнила, что находится под пристальным наблюдением, и улыбнулась барону. — Я счастлива, милорд, что вы никогда не смогли бы совершить ничего подобного с несчастной женщиной. Знаю точно, что мне не придется горевать из-за того, что вы меня оставили.
В глазах Элли зажегся хитрый огонек.
Поначалу барон казался польщенным, но потом смутился, покрутил головой и наконец изрек:
— Зачем вы так говорите, мисс Дирборн? Вы разыгрываете меня, да?
Но Элли только рассмеялась и попросила прощения за свою шутку.
Вскоре барон уехал, а Фанни и леди Вудкотт разошлись по своим комнатам готовиться к вечерним развлечениям. Элли осталась в гостиной одна, и ее мысли невольно вновь обратились к виконту. Она попыталась было продолжить чтение, но строчки расплывались перед глазами, и сквозь них явственно начинало проступать лицо лорда Равенворта. Нет, Элли положительно не могла сейчас думать ни о чем ином!
Она закрыла книгу, опустила веки и принялась в сотый раз вспоминать в мельчайших подробностях свои последние встречи и разговоры с виконтом. Ее саму Удивляло то постоянство, с каким она о нем думала.
«Господи, да я и впрямь начинаю становиться похожей на мисс Саттон!» — ужаснулась она и широко раскрыла глаза.
А что, если ее ждет участь этой Лавинии или Летиции?
Элли отложила книгу, подошла к окну и с удивлением вспомнила, что сегодня ей не принесли свежий букет фиалок. До этого их приносили каждый день — ровно в четыре, а сейчас уже половина пятого. Вот досада! Она сердито покосилась на каминные часы — их тиканье показалось ей невыносимо громким в тишине гостиной, — снова повернулась к окну и окинула взглядом пустую улицу. Ах, как же ей надоели эти мужчины!
Элли вернулась на полосатый диван, взяла в руки вышивание — на пяльцах были растянуты все те же идиотские, ни на что не похожие тюльпаны, — повертела в руках иголку, но затем отложила пяльцы в сторону, так и не сделав ни одного стежка.
Что же с ней происходит?
Элли поднялась с дивана и направилась к двери, собираясь уйти в свою спальню, но в этот момент дверь отворилась, и на пороге появился Джордж собственной персоной.
Острое разочарование кольнуло сердце Элли, и она равнодушно сказала:
— А, это ты, Джордж. Привет!
Он слегка обиделся:
— Я думал, что ты хоть немного обрадуешься, увидев меня.
Элли натянуто улыбнулась, искренне стараясь скинуть с души оцепенение, но безуспешно.
— Извини. Просто… Просто я думала, что это… Впрочем, неважно.
— Думала, что это Равенворт? — Джордж испытующе взглянул на нее.
— Нет! Разумеется, нет! Что это тебе в голову взбрело?
— Ничего. Так, слышал кое-что вчера вечером у Уотерсов…
Он быстро обежал глазами комнату — море фиалок, просто цветочный магазин — и жестко посмотрел на склонившуюся над вышиванием Элли.
— Это все Равенворт?
Элли указала ему на кресло, мысленно обругав себя за то, что начинает краснеть, словно институтка.
— Не отрицаю, он посылал мне каждый день цветы и водил меня гулять в Гайд-парк, но… но боюсь, им движет только досада за тот случай с табакеркой.
Джордж хмуро кивнул, затем лоб его разгладился, и он спросил уже другим, более оживленным тоном:
— Кстати, милая кузина, раздобыла ли ты наконец его табакерку? Время идет. Еще пара недель — и мы можем объявлять о нашей помолвке!
Элли покосилась на Джорджа и смущенно переспросила:
— Его табакерку?..
Господи, надо же было настолько закрутиться, чтобы забыть о самом главном? Об этой прелестной серебряной коробочке, черт бы ее побрал…
— Только не говори, что у тебя из головы вылетело наше восхитительное пари! — предупредил Джордж.
Элли задумчиво потянула к себе иголку.
— Каюсь, что это на самом деле так, — вздохнула она.
Затем опустила голову и принялась вышивать, но движения ее были резкими, и стежки ложились неровно. Выглядела Элли бледной и расстроенной.
Джордж некоторое время сидел молча, присматриваясь к кузине, и наконец сделал для себя вывод: в слухах о том, что Равенворт пытается покорить сердце Азартного Игрока, пожалуй, есть доля истины. Вопрос лишь в том — насколько велика эта доля…
Наконец Элли с досадой отложила иголку, тряхнула головой и принялась пересказывать последние сплетни, ходившие по Лондону. Джордж слушал невнимательно. В какой-то момент он поймал взгляд Элли — выражение ее глаз так не вязалось с пустой светской болтовней! — и почувствовал, что его кузина и впрямь неравнодушна к этому красавчику виконту. Сердце его упало. Похоже, на горизонте появились непредвиденные трудности…


Сидя на банкетке у стены в переполненном зале Альмаков, Элли невольно то и дело косилась в тот угол, где находился Равенворт. Он был не один: справа от его светлости сидела мисс Саттон, а слева мисс Хэтфилд. Стоило виконту заговорить, как обе девушки наклонялись вперед, чтобы, не дай бог, не пропустить ни единого слова, и внимательно слушали, не забывая негромко ахать и смеяться в нужных местах. Равенворт опекал этих пташек уже два сезона, и весь Лондон знал: во всем, что касается моды или хороших манер, эти молодые леди безукоризненны, ибо за их спиной стоит не кто иной, как сам Законодатель Мод.
Элли в очередной раз посмотрела на то, как лебезят перед своим кумиром эти пигалицы, и развернула перед лицом веер.
«И что только он в них нашел», — с досадой подумала она и исподволь, но внимательно рассмотрела бальные платья девушек, отметила их мягкие пастельные тона. Платье мисс Саттон было шелковым, молочно-белым, а платье мисс Хэтфилд — атласным, нежно-розовым, неярко переливающимся в колеблющемся свете свечей. Элли поняла: если оставить в стороне эмоции и посмотреть непредвзято, не стоит удивляться тому, что Равенворт с таким презрением относится к ее собственному гардеробу. Конечно, она намного проигрывает в элегантности нарядам этих юных леди…
Элли опустила глаза на свое платье. Оно было сшито из темно-зеленого, как лесная листва, шелка, а поверх красовалась накидка — тоже шелковая, но бледно-зеленая, расшитая палевыми и алыми розами. В отношении драгоценностей Элли твердо держала свое слово и сегодня надела только рубины. Все, кажется, безукоризненно, а того эффекта, на который рассчитывала Элли, нет и в помине… Так в чем же загвоздка? Может быть, ей просто нужно одеваться поскромней? Она высунула из-под платья кончики туфель и удовлетворенно вздохнула. Что-что, а туфли у нее, слава богу, хороши. Она любила эту пару больше всех остальных. Еще бы! Ведь она вышивала эти шелковые туфли своими собственными руками. Сколько времени, сколько сил было потрачено! Но не зря, не зря! Ведь тот памятный разговор на балу у Томпсонов начался именно с замечания Равенворта по поводу этих туфель. А то, что он при этом отпускал колкости насчет них, так это ничего не значит: виконт всегда любил подразнить ее.
Веер леди Вудкотт осторожно постучал по ее локтю, и Элли повернула к тетушке улыбающееся лицо, на котором сияли огромные, слегка удивленные синие глаза. Леди Вудкотт натянуто улыбнулась и зашептала, чуть заметно шевеля губами:
— Что это значит, Элинор? Ты выставила наружу туфли, бормочешь что-то себе под нос и улыбаешься. На тебя уже все смотрят! Прости, дорогая, но ты ведешь себя как деревенская дурочка. Можешь мне поверить: нет лучшего способа вызвать у мужчины отвращение к себе, чем тот, что ты выбрала.
Элли растерянно посмотрела в ту сторону, где сидел виконт, и по выражению лица его светлости поняла, что тетушка на этот раз оказалась права. Но когда он поймал взгляд Элли, лицо его неожиданно смягчилось, он улыбнулся и поклонился ей со своего невидимого пьедестала. У Элли благодарно дрогнуло сердце. Правда, собеседницы Равенворта перешептывались и хихикали, уставившись на ее ноги, но Элли решила не обращать внимания на их ужимки. Гордо подняв подбородок, она потихоньку убрала туфли под платье и принялась рассматривать потолок.
— Только посмотрите на ее платье! — произнесла мисс Хэтфилд своим мелодичным, хорошо поставленным голосом. — Клянусь, даже вы, Равенворт, не смогли бы ничего придумать, чтобы сделать его хоть мало-мальски приемлемым.
Однако виконт смотрел не на платье, а на прекрасное лицо мисс Дирборн. Уж ей-то и в голову не пришло бы столько времени тратить на обсуждение нарядов. Тем более — чужих.
В разговор включилась мисс Саттон:
— Видишь, Джорджиана, Равенворт даже потерял дар речи, так он поражен туфлями Азартного Игрока!
Обе леди рассыпали трели холодного, отрепетированного смеха, а виконт по-прежнему молчал, думая о мисс Дирборн и ее ужасных, нелепых, расшитых бабочками туфлях. Внезапно улыбка скользнула по его лицу. «А ведь она так гордится ими! — подумал он. — Еще бы, вышивала их своими руками!»
Какой-то молодой человек подошел к Элли, пригласил ее на вальс, и Равенворт проводил глазами идущую к центру зала пару с неожиданным чувством зависти. Больше всего на свете ему хотелось бы быть сейчас на месте этого юного джентльмена и самому кружить в танце мисс Дирборн, легко обхватив рукой ее гибкую талию.
— Взгляните, как она подпрыгивает! — фыркнула мисс Саттон. — Это уже не вальс, а какая-то чехарда!
Равенворт окинул взглядом мисс Саттон. Точеный профиль, матовая, безжизненная кожа, неестественно ровные, уложенные с продуманной тщательностью локоны. С этой девушкой он много раз танцевал вальс за прошедшие годы и всегда считал, что она идеальная партнерша: искусная, грациозная. Когда мисс Саттон танцевала, казалось, что она летит, не касаясь пола. Но сейчас Равенворт вдруг понял, что свободная манера мисс Дирборн в тысячу раз привлекательнее автоматического, холодного мастерства мисс Саттон.
Он еще раз с завистью посмотрел на Элли и ее партнера, которые самозабвенно кружились по залу, болтали, смеялись. Сколько жизненной силы в этой девушке, сколько огня в ее сияющих бездонных синих глазах!
Мисс Хэтфилд презрительно наморщила носик и манерно протянула:
— Я бы скорее сквозь землю провалилась, чем осмелилась так танцевать. Или так одеться. Но почему вы все молчите, Равенворт? О чем вы думаете весь вечер? Ну скажите же что-нибудь! Вы согласны, что эта мисс Дирборн нелепо одета и совершенно не умеет танцевать?
И тут — пожалуй, впервые за два года — виконт посмотрел на себя со стороны. Вот он сидит с важным видом, а возле него хлопочут две манерные дурочки, наперебой хватая его за рукав своими тонкими птичьими лапками… Чувствуя отвращение к себе самому, Равенворт наклонился к мисс Хэтфилд и ответил:
— Возможно. Но нельзя не признать: все, что она делает, исполнено природной грации.
Затем встал, отвесил поклон и удалился, оставив юных леди в состоянии тихого ужаса. Еще бы! Ведь только что их на глазах у всех покинул царь моды и бог хороших манер!
Они уставились в спину виконта, обмахивая веерами щеки, впервые за долгое время порозовевшие, и в этот момент даже стали похожи на живых девушек.
— Что ты обо всем этом думаешь, Сьюзен? — воскликнула мисс Хэтфилд.
— Если бы ты могла прочесть мои мысли, то наверняка решила бы, что я сошла с ума. Но, как бы то ни было, мы обе с тобой сейчас в глубокой луже — и все по милости Азартного Игрока!
— А может быть, она просто ведьма? И эти яркие тряпки носит для того, чтобы околдовать его?
— Кто знает. Я тебе скажу только одно: мне кажется, что она всерьез вознамерилась заполучить виконта. Но я ей этого не позволю!
И обе леди обменялись многозначительными, понимающими взглядами.


Было утро четверга, лорд Равенворт шел по Сент-Джеймс-стрит, и мысли его, как обычно в последнее время, крутились вокруг Элли. Внезапно он остановился, чему-то улыбнулся, покачал головой и пошел дальше. А улыбнулся и удивился он тому, что как-то неожиданно для себя самого вместо сухого и официального «мисс Дирборн» называет эту девушку просто по имени — Элли. Ему нравилось это имя — какое-то упругое, округлое. Оно очень подходило своей хозяйке, и виконт решил, что отныне в мыслях будет называть ее только по имени — и никак иначе.
Элли.
Он окинул взглядом оживленную улицу. Мимо него катила пестрая вереница экипажей — кареты, пролетки, фаэтоны, наемные кебы. Кричали возницы, звонко цокали по брусчатке копыта, а по тротуару медленно плыла другая, еще более пестрая вереница — дамы, господа, дети, слуги, собаки…
Вид экипажей заставил Равенворта вспомнить о событиях двухнедельной давности, о том случае на Нью-Бонд-стрит. И тут же почему-то его мысли переключились на поцелуй в гостиной леди Вудкотт. Воспоминание о том поцелуе оказалось таким живым, острым, что виконту мучительно захотелось снова пережить его — наяву, разумеется. Господи, как недавно все это было — и как давно! Где он, тот день, когда Элли замерла в его руках, и ее губы…
Он немедленно вспомнил ее полураскрытые, словно лепестки нежного цветка, губы и ее легкое дыхание. Как ему хотелось снова поцеловать ее в тот день, когда она потеряла на улице свою туфельку!
Случайно или не случайно она тогда ее потеряла?
Равнодушна она к нему или нет?
Равенворт двинулся дальше, отмечая каждый свой шаг звонким ударом сложенного зонта по плитам мостовой. Он думал о том, как бесследно испарилось его желание отомстить — совершенно иные чувства владели теперь его сердцем. И на первом месте среди них был… страх. Да, страх того, что она никогда не сможет полюбить его. Виконт знал, что Элли относится к нему дружески, открыто, с симпатией. Но любовь — материя иная, гораздо более тонкая, и невозможно угадать, отчего она пробуждается в сердце. Или не пробуждается… Итак, сможет ли она полюбить его?
Вот ведь ирония судьбы! Он всегда так старательно бежал от влюбленных в него женщин, так всегда противился даже мысли о браке. Но вот полюбил — и надо же! — именно ту, единственную девушку, которая вряд ли сможет ответить на его любовь взаимностью!
Нет, дальше так продолжаться не может. Нужно что-то делать, что-то решать. Ведь каждый новый день, каждая новая встреча лишь сильней распаляют его чувства. Он безумно влюблен в Элли и ничего уже не может поделать с этой любовью.
Как они подходят друг другу — это просто удивительно! Сколько раз Элли смеялась над теми вещами, которые и самому Равенворту казались глупыми. Как тонко они всегда чувствовали и понимали друг друга. Почему-то это понимание стало глубже, а сами разговоры — содержательнее и длиннее после того случая с табакеркой. Может быть, для полного взаимопонимания им необходимо было сначала поссориться, а потом извиниться? Ему — за свой обман с майором Стоунсфилдом, ей — за неудавшуюся кражу…
И было еще одно обстоятельство, которое безмерно притягивало виконта к этой девушке. Ведь под изящным сюртуком он всегда чувствовал на себе солдатский мундир, и его приятно поразило то внимание, с которым Элли относилась к событиям минувшей войны. Она была одной из немногих, кто вообще помнил о той войне. Равенворт мог до бесконечности слушать ее рассказы о том, как они с отцом следили за ходом военных действий по газетным отчетам, как потом разыгрывали с Джорджем эти сражения в старом саду. Как они вместе с соседями всерьез готовились к тому, что Наполеон в случае удачи пересечет пролив и первым английским графством, куда вторгнутся его войска, станет их родной Кент.
Когда начинались эти рассказы, виконт заслушивался ими и забывал обо всем вокруг — о хозяйке, в чьей гостиной они сидели, о ее дочерях и о своих приятелях, которые беззлобно подшучивали над его рассеянностью.
Мысли Равенворта были настолько переполнены Элли, что он почти и не удивился, увидев ее неподалеку от магазина «Берри Бразерс» — во плоти и наяву. Она стояла в окружении уличных мальчишек спиной к нему, слегка подавшись вперед, так что ветерок трепал концы ее красной пелеринки прямо над их головами. Вся компания внимательно присматривалась к чему-то на земле, возбужденно кричала и размахивала руками. Рядом валялись метлы, и Равенворт догадался, что это не просто уличные мальчишки, а подметальщики. Правда, сейчас их орудия труда были забыты во имя чего-то несравненно более важного.
«Почему она одна?» — мелькнуло первым делом в голове виконта. Он пошарил глазами и вскоре обнаружил долговязую рыжую служанку Элли. Та стояла неподалеку, рядом с городской каретой леди Вудкотт, и отчаянно кокетничала с кучером.
«Интересно знать, чем это они так увлечены? — подумал Равенворт. — Похоже, играют во что-то. И, наверное, не просто на интерес. Нет, здесь нечто посерьезнее. Неужели очередное пари?»
Виконт подошел поближе и, поднявшись на цыпочки, заглянул через головы возбужденных, ничего не замечающих вокруг себя игроков.
На пыльной мостовой была начерчена дорожка, по сторонам которой, прямо на земле, лежали двое мальчишек. В руках у них были щепочки, которыми они подгоняли, не давая свернуть в сторону, пару жуков. Жуки — темно-рыжий и черный — медленно ползли к финишу, но находились пока только в начале пути. Элли заметила Равенворта и посмотрела на него ошеломленно и немного испуганно. Явно смущенная тем, что ее застали играющей с мальчишками посреди людной улицы, она произнесла:
— Вот… Как вам это нравится? По-моему, захватывающее зрелище. Если я проиграю — покупаю всем по мороженому, а если мой жук придет первым, они метут передо мною улицу до самого дома.
Мальчишки завизжали: рыжий жук немного опередил своего соперника. Внимание Злли немедленно перекинулось на импровизированный ипподром.
Виконт несколько мгновений любовался лицом Элли, ее азартно горящими глазами, а потом вдруг спросил — неожиданно для самого себя:
— А я могу присоединиться к игре?
Элли обернулась, окинула Равенворта ошеломленным взглядом. Тот усмехнулся:
— Это шокирует вас, мисс Дирборн?
— Вы?! Но вы же…
— По-вашему, я туповат для такой игры?
Элли покраснела:
— Нет, конечно. Я не это имела в виду. Просто правила приличия…
Раздался новый крик: черный жук прибавил и вырвался вперед на целых полдюйма.
— Не отвлекайте меня, милорд! — воскликнула Элли и снова с головой ушла в игру.
— Боже избави! — Равенворт прижал руку к груди, затем острым взглядом окинул жуков и объявил: — Ставлю свою табакерку на черного жука, Эл… э-э-э… мисс Дирборн.
Если имя «Элли», почти произнесенное им, заставило дрогнуть сердце девушки, то стоит ли говорить о том, как поразила ее ставка, которую предложил виконт. Табакерка! Господи! Вот уже два дня, как она и думать забыла о своем пари с Джорджем, — и вот, пожалуйста! Он не только напомнил ей о нем, но и готов поставить ту самую вещь, которая необходима ей сейчас больше всего на свете!
Элли едва удержалась, чтобы не захлопать в ладоши, и лишь коротко кивнула:
— Принято!
Равенворт рассмеялся в ответ:
— Вот как? Но вы даже не удосужились спросить, что я хочу получить в случае победы.
Элли по-детски заморгала. Ей захотелось сказать, что за табакерку готова отдать что угодно, но она сумела сохранить серьезный вид и степенно спросила:
— А что вы хотите получить, милорд?
Виконт ответил не сразу, делая вид, что мучительно размышляет. Элли молча ждала, переминаясь с ноги на ногу, и тяжело дышала.
Наконец Равенворт объявил:
— Ваши вышитые туфли! Те, в которых вы были вчера вечером.
Смысл сказанного — истинный смысл — дошел до Элли не сразу. Она грустно улыбнулась и спросила:
— Вы так сильно ненавидите мои туфли?
— О нет! — поспешно опроверг ее Равенворт. — Просто… — И запнулся. О том, как объяснить Элли, зачем ему нужны ее туфли, он не подумал.
Элли стало грустно. Да, она и прежде знала, что лорд Равенворт невысокого мнения о ее гардеробе, но не до такой же степени…
Внезапно сильная рука коснулась ее локтя, и Элли невольно подняла глаза. Взгляд виконта был открытым и честным.
— Вы неправильно меня поняли, мадемуазель. В который уже раз. Я прошу ваши туфли потому, что они дороги и памятны вам так же, как мне дорога и памятна моя табакерка. Вот и все, ничего больше, поверьте.
Так они и стояли — посреди оживленной Сент-Джеймс-стрит, на виду у всех — и смотрели друг другу в глаза. Элли внимательно изучала лицо виконта и не находила в нем и тени насмешки. Поверить? Не поверить? Неожиданно ей стало весело и легко, сейчас она была готова проиграть этому человеку любое пари с любой ставкой.
Сзади раздался дружный вопль, вернувший их обоих на землю. Элли улыбнулась, тряхнула головой и снова коротко повторила:
— Принято.
Они склонились над землей и принялись наблюдать за гонкой. Элли казалось, что она просто умрет, если победит черный жук — тот, на которого поставил Равенворт. Больше всего на свете ей хотелось выиграть это пари.
Но рыжий жук вдруг начал как-то слишком вяло перебирать лапками, черный обошел его и первым пересек прочерченную в пыли финишную черту. Улица огласилась торжествующими криками победивших мальчишек. Элли покраснела от досады и вздохнула.
— Ну что же, милорд, если вы проводите меня до Гросвенор-сквер, я немедленно отдам вам свой долг.
Мальчишки топтались вокруг них, возбужденно обсуждая, какое мороженое им потребовать — клубничное или ванильное. Элли взяла под руку лорда Равен-ворта и не спеша отправилась вместе с ним к городскому дому леди Вудкотт. Следом за ними двинулась карета с забравшейся внутрь Сарой.
Ни Элли, ни Равенворт не заметили вышедшего из «Берри Бразерс» Джорджа. Тот застыл на месте при виде своей кузины, шествующей по улице под руку с виконтом. Шедший позади Джорджа лорд Крессинг не успел затормозить и врезался ему в спину.
Джордж негромко ругнулся сквозь зубы. Да, оправдывались его самые худшие предположения: Элли и Равенворт выглядели как пара влюбленных голубков.
Лорд Крессинг рассерженно воскликнул:
— Черт тебя побери, Фентон! Что с тобой стряслось?
Джордж не шелохнулся. Некоторое время он стоял словно громом пораженный, а затем молча поднял трость и указал барону на влюбленную парочку.
— А это уж твои проблемы, — прошипел Крессинг. — Ты обещал, что получишь деньги пятого…
Джордж резко обернулся и воскликнул, бешено сверкая глазами:
— Я сказал, что получу, значит, получу! И отдам тебе твои проклятые деньги!
Крессинг нахмурился и, ничего не ответив, двинулся прочь. Джордж быстро опомнился и побежал следом, бормоча извинения, но лорд Крессинг, казалось, не слышал его. Он не сводил глаз с удаляющейся мисс Дирборн.
Затем его шаги замедлились, и наконец он остановился. Барону было над чем подумать. Хорошенько подумать!
Наконец он обернулся к Джорджу и с улыбкой потрепал его по плечу.
— Ладно, забудем, все это ерунда, Фентон. А что касается того дела, то я знаю: твое слово свято. И если ты говоришь, что все в порядке, значит, все в порядке. — Он пожевал губами и закончил еле слышно, пробурчав себе под нос: — Ну а так это или не так, я сам проверю…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Опасное пари - Кинг Валери



Начало романа мне очень понравилось, было предчуствие милого противостояния, сарказма, юмора, но пожалуй потом автор изменил первоначальную задумку и вплоть до последней страницы было ощущение, что где-то когда-то я это уже читала, но в ином изложении. Кузен Элли сначала - подлец, потом - герой; лорд Равенворт сначала романа герой, франт, образец вкуса и шарма, любимец и мечта каждой женщины, а позже "последний пылко влюблённый". Но Элли - это не девушка, а кошмар, поскольку если читать роман ёё кроме игры, пари и азарта больше ничего не интересует.
Опасное пари - Кинг ВалериItis
23.07.2012, 12.50





jal potrachennogo vremeni, gg.inya prosto koshmar vrode umnaya,a po postupkam dura. nachalo romana nichego,no vtoraya polovina ujasno natyanuta, idiotskie postupki GGini vyzyvayut razdrajenie.
Опасное пари - Кинг Валериdil
24.07.2012, 17.52





СОГЛАСНА С ПРЕДЫДУЩИМИ КОММЕНТАРИЯМИ!НАЧАЛО ОБЕЩАЛО СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ,НО В ИТОГЕ ТАКОЙ БРЕД. ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ!!!
Опасное пари - Кинг ВалериИННА
14.11.2012, 23.07





Эта Эли - редкостная клиническая дура. Дура от макушки до кончика ногтей.Но, как правило, подобные дуры прекрасно устраиваются в жизни и получают таких мужей, какие умным и не снились. Наблюдала эту закономерность по жизни многократно и прочла об этом и в данном романе.
Опасное пари - Кинг ВалериВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.45





Не смотря на отрицательные комментарии все же решилась прочитать...Нормальный роман. Характеризуя героиню как дуру, мне кажется предыдущие комментарии немного переборщили. Думаю героиня скорее порывистая. Да, она не анализирует,и не просчитывает возможные последствия прежде, чем совершить какое-то действие, но не все же обладают холодным и расчетливым умом математика. Но она может признавать свои ошибки, в отличие от некоторых героинь других романов, которые не смотря на то, что виноваты ни за что не признают свою вину, во всем обвинят Гг или других и тупо и упрямо гнут свою линию. Она романтична, наивна, очень мила. Любит и терпит своих близких не смотря на их недостатки. Ее порывистость и романтизм с лихвой окупает прагматизм главного героя. Они дополняют друг друга.Так что,думаю,вместе они просто замечательны.
Опасное пари - Кинг ВалериН
8.07.2015, 7.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100