Читать онлайн Опасное пари, автора - Кинг Валери, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасное пари - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасное пари - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Опасное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Элли не покидала мысль о том, что Джордж прав. Да, Равенворт вполне может опозорить ее перед всеми. Она помнила, с каким разгневанным лицом он уходил в тот вечер, не забыв при этом низко поклониться. Не приведи господи! И, сказать по правде, винить его за это не приходится. Сама виновата…
Покачиваясь в городском экипаже леди Вудкотт, Элли прислонилась к стеклу, бездумно провожая взглядом проплывающие мимо газовые фонари. Они стояли на улицах Лондона редко, и, когда голубое пламя одного из фонарей уплывало назад, все вокруг окутывала тьма — такая же беспросветная и мрачная, как мысли Элли. Что случится с тетушкой, если виконт объявит перед всеми, что ее племянница — воровка? Свет отвернется от них, имя Вудкоттов будет навсегда покрыто позором…
— Элинор!
Услышав голос леди Вудкотт, Элли от неожиданности подскочила на сиденье, чем в свою очередь так напугала тетушку, что та уронила на пол свой любимый веер, собственноручно отороченный широкой шелковой зеленой лентой.
— Элинор Дирборн! — в гневе закричала она. — Скажи, что за бес в тебя вселился? То сидишь, как пень, возле окна, то вдруг начинаешь прыгать словно альпийская коза. Посмотри на мой веер! Он же теперь весь в грязи!
— О, простите меня, — пробормотала Элли, комкая в руке носовой платок. — Мне очень жаль…
«А не предупредить ли тетушку на всякий случай о том, что ее может ожидать при сегодняшней встрече с лордом Равенвортом?» — мелькнула в голове Элли шальная мысль.
— У тебя что, опять мигрень? — недовольно покосилась на племянницу леди Вудкотт.
Она наклонилась вперед, и нитки жемчуга, щедро украшавшие ее шею и грудь, с глухим стуком ударились об алмазные бусы — словно где-то далеко в горах сошла небольшая лавина. Элли глубоко вздохнула, задумчиво посмотрела в глаза леди Вудкотт и решила ответить уклончиво:
— Да, голова у меня болит, но не сильно. Так, чуть-чуть. Думаю, что, пока мы доедем, она совсем пройдет.
— Ну что же ты, Элинор! Сказала бы раньше, я дала бы тебе немного лауданума.
Карета накренилась, сворачивая на Кинг-стрит, где располагался гостеприимный дом Альмаков, и Элли невольно ухватилась рукой за дверцу. Она почувствовала неприятный холодок под ложечкой, с ужасом думая, что встреча с лордом Равенвортом неотвратимо приближается.
Ох, и зачем только она пыталась украсть эту проклятую табакерку!
Из всех окон дома Альмаков струился яркий свет, освещая вереницу экипажей, застывших в ожидании своих хозяев. Элли высунулась в открытое окно кареты, внимательно рассматривая стоящие возле крыльца экипажи — она смертельно боялась увидеть карету виконта. Ее обнаженные нервы были напряжены до предела. Она представляла себе, как взглянет в холодное, полное презрения лицо Равенворта. А затем виконт подойдет к ней, небрежно взмахнет своей аристократической рукой, звонко ударит ее по щеке и пройдет дальше, даже не повернув головы. И все будет кончено. С этой секунды Элли перестанет существовать. Никто уже не захочет жениться на ней — никто, никогда! А тетушка… Что ж, для начала она, разумеется, грохнется в обморок, а затем навсегда отправит Элли «в дебри Беркшира» — по ее собственному выражению. А «в дебри Беркшира» — это значит в Бат, к ужасной тетушке Августе…
Элли обессиленно откинулась на подушки и прикрыла глаза. Что же ей делать? Ехать в Бат? Но это просто невозможно! Ведь тетушка Августа такая ханжа, она не позволит ей ничего — буквально ничего: ни танцевать вальс, ни в карты играть…
Фанни легонько коснулась руки Элли и спросила — как всегда мягко и негромко:
— С тобой все в порядке? Ты такая бледная.
И снова Элли от неожиданности подпрыгнула на сиденье.
— Сама не понимаю, что со мной происходит: почему-то я сегодня ужасно нервничаю. А в остальном все в порядке.
Она широко улыбнулась Фанни, затем — еще шире — леди Вудкотт, закусила губу и снова отвернулась к окну, рассматривая ярко освещенный подъезд.
Первыми, кого они встретили, войдя внутрь, были лорд Барроу и офицер, в котором Элли узнала майора Уитни. Она вступила в разговор, изо всех сил стараясь не оглядываться по сторонам в поисках лорда Равенворта, но ничего не могла с собой поделать. Вновь и вновь она представляла себе все ту же картину: он замечает ее, подходит и… А может быть, набраться храбрости, подойти к нему первой и попросить прощения, положив тем самым конец ужасному ожиданию?
Наконец она увидела Равенворта и с тех пор уже не могла отвести от него глаз. Но он постоянно находился вдали от нее — танцевал, разговаривал с дамами, флиртовал. Однажды он посмотрел на Элли, но до него было так далеко, что она не смогла разглядеть выражения его лица — то ли разгневанным было оно, то ли равнодушным… Ах, если бы равнодушным, какое это было бы счастье!
К Элли подлетели двое юных джентльменов, наперебой приглашая танцевать. Она с благодарностью приняла этот дар судьбы — ведь ей просто необходимо было немного успокоиться, отвлечься. Элли выбрала того, что повыше, и подала ему руку. Джентльмен представился как мистер Мортон; они кружились в вальсе, Элли отвечала ему улыбкой на улыбку и с удовольствием принимала комплименты, чувствуя его твердую, но осторожную руку на своей талии. Вот если бы еще так не дрожали ее колени!
Элли опустила глаза, окинула взглядом свое платье — оранжевое, атласное, с широкими желтыми оборками на подоле — и вздохнула. «Почему я сегодня не надела что-нибудь попроще?» — неожиданно подумала она.
Когда Элли снова подняла глаза, прямо перед собой она увидела лорда Равенворта. Он шел навстречу! Сердце сильно, тревожно забилось у нее в груди, голова начала кружиться. Чувствуя, что мучительно краснеет, Элли подняла веер, стремясь убежать от пристального взгляда серых глаз Равенворта. Она пыталась сильными, короткими движениями остудить свои пылающие щеки. Все тело превратилось в тугой, напряженный комок нервов.
Виконт был уже совсем рядом. Звуки музыки и голос мистера Мортона слились в ее ушах в нестройный шум, гудевший, словно морской прибой. Вот и настал этот ужасный миг! Равенворт уже поднимает руку. Сейчас он ударит ее, и для Элли все будет кончено — навсегда.
Но постойте, постойте… Что это у него в руке?
Лорнет! Виконт поднял его к глазам, посмотрел, улыбнулся и… прошел мимо!
Элли была ошеломлена. Не только оттого, что Равенворт, по всей видимости, не собирался давать ей пощечину, но еще больше — оттого, что он смотрел на нее с интересом и явным одобрением.
Кровь мгновенно отхлынула от лица Элли, оно стало бледным, как полотно. Итак, виконт не станет позорить ее перед всеми. Но почему?
— Я спрашиваю, с вами все в порядке, мисс Дирборн? — пробился наконец к ее сознанию голос мистера Мортона. — Ах, женщины, женщины! Один взгляд такого человека, как лорд Равенворт, для вас значит больше, чем тысяча вальсов с ничтожеством вроде меня.
Элли с улыбкой взглянула на своего спутника и впервые за весь вечер облегченно вздохнула.
— Не говорите глупостей, мистер Мортон, перестаньте! Я сама не представляю ни малейшего интереса для лорда Равенворта. Мало ли почему он уставился на меня!
Впрочем, перед собой Элли могла не лицемерить. Она прекрасно знала, что у виконта достаточно оснований не только смотреть на нее, но, пожалуй, и наградить пощечиной — и за то, как она оскорбила его после поцелуя, и за то, что пыталась украсть табакерку…
Элли оглянулась, заметила, с каким обожанием смотрит на лорда Равенворта леди Вудкотт, и почувствовала раскаяние — ведь она подставила тетушку под такой удар!
Мир леди Вудкотт вращался среди немногих светил — лорда Равенворта, Альмаков, леди Джерси, миссис Уорнхолл и леди Барроу. Одно движение, одно слово виконта — и весь мир рухнет, превратится в прах. Боже, как это несправедливо! И какая подлость с ее стороны — так неосторожно играть судьбой другого человека. Бедная леди Вудкотт! Неужели ей придется лишиться всего из-за глупости собственной племянницы? Навсегда покинуть этот теплый, обжитой мирок?
Заиграл оркестр, и Элли вновь принялась танцевать с мистером Мортоном — сначала медленный гавот, затем кадриль и снова вальс, — лишь бы не смотреть на Равенворта, не встречаться с ним взглядом. И все-таки, даже танцуя с другим, она смотрела на него!
Интересно, что же все это значит? Скажет ли ей равенворт вообще хотя бы слово за сегодняшний вечер? Или он выбрал для мести именно такую тактику — сохранять между собой и Элли дистанцию, подчеркнуто не разговаривать с нею? Это, несомненно, даст повод для размышлений всем, кто знает их обоих, — и начнется… Поползут слухи, домыслы, предположения, и в результате репутация Элли будет погублена еще вернее, чем от публичного скандала. Ведь людская молва беспощадна.
Несколько раз Элли ловила на себе взгляд виконта. Однажды он улыбнулся, и она поспешила ответить улыбкой, но, как оказалось, напрасно. Виконт улыбался вовсе не ей, а мисс Саттон, которую собирался пригласить на танец! Улыбка на лице Элли погасла, а сама она никогда еще, пожалуй, не чувствовала к мисс Саттон такой ненависти, как в эту минуту.
Затем Равенворт пригласил танцевать мисс Хэтфилд, и Элли показалось, что разговор у них идет о чем-то интимном: они улыбались друг другу, не замечая ничего вокруг.
«И что он нашел в этой мисс Хэтфилд?» — неприязненно подумала Элли. А та продолжала смеяться и смотрела в рот лорду Равенворту, жадно ловя каждое его слово и радостно кивая головой, словно китайский болванчик.
У Элли защемило сердце. Она подумала, что виконт никогда больше не заговорит с нею, навеки отгородившись ледяной стеной молчаливого презрения, и погрузилась в печаль, в которой пребывала почти до конца вечера.
И тут Равенворт подошел к ней — открыто, через весь зал. Он пробирался сквозь толпу, и серые глаза его горели. Люди расступались перед ним, образуя дорожку, которая немедленно смыкалась у него за спиной. Головы — одна за другой — поворачивались вслед виконту. Постепенно в зале нарастал шум, который достиг своего пика в тот момент, когда лорд Равенворт остановился перед Элли.
Нет, если бы Элли точно знала, сколько самых разнообразных переживаний готовит ей сегодняшний вечер, ни за что бы она сюда не поехала! Но раз уж приехала — терпи до конца. И Элли терпела.
Виконт поднес к губам ее затянутую в желтую перчатку руку. Его поцелуй обжег Элли сквозь тонкий шелк, заставил живо вспомнить другой поцелуй — тот, недавний, вчерашний… Сердце ее застучало неровно, с перебоями, а в голове промелькнула неожиданная мысль: «Как прекрасно, наверное, быть любимой таким мужчиной!»
И тут же Элли пронзила боль: она напомнила себе, что этот мужчина ее не полюбит никогда…
Элли заглянула в глубину его глаз и с печалью увидела в них подтверждение — они ничуть не были похожи на глаза влюбленного человека. Да, они ярко блестели, но в них светился вызов, а не любовь…
— А вам никогда не приходило в голову, что мы очень подходим друг другу, мисс Дирборн? — неожиданно спросил Равенворт.
Элли ошарашенно посмотрела на него.
— Простите, я не понимаю… Что вы имеете в виду, сэр?
— Три года я искал такую женщину, как вы, — живую, остроумную, азартную в игре и при этом абсолютно непосредственную. Одним словом, я считаю вас неотразимой!
Элли слушала его как-то отстраненно. Она знала, что эти слова — не слова любви, но Равенворт смотрел на нее так искренне, что на мгновение в ее душе шевельнулась надежда. Однако Элли повнимательнее пригляделась к выражению его глаз и заметила в их глубине озорной огонек. Этого оказалось достаточно, чтобы она тут же вновь замкнулась, закрылась, словно раковина. Призрак надежды испарился, оставив легкую боль потери.
«Спокойно! — сказала самой себе Элли. — Этот человек жаждет мести, только его светлость не так прост, чтобы пойти на публичный скандал. Он все обставит очень хитро: пококетничает со мной на глазах у целого света, заставит потерять голову, а затем обманет, бросит и сделает посмешищем всего Лондона! Несомненно, именно так он и собирается отомстить».
Элли была абсолютно уверена в этом — как если бы Равенворт сам поделился с нею своими тайными планами.
— Хорошо подходим друг другу? — повторила Элли, надменно подняв брови. — Но как же быть с тем обстоятельством, что ни один из нас не согласится на то, чтобы его слово не оказалось последним?
Она открыто и прямо посмотрела ему в глаза.
Если последняя фраза и задела Равенворта, заметить это было невозможно. Он лукаво улыбнулся, и Элли почему-то пришло в голову, что виконт смотрит на нее, как на игрушку. Да, именно так — он видит в ней всего лишь забавную вещь!
Но хотя намерения Равенворта были вполне понятны Элли, сердце подвело ее — и вот это было уже совершенно непонятно. Она вдруг поймала себя на том, что, забыв обо всем на свете, любуется этим высоким стройным мужчиной…
Словно прочитав ее мысли, виконт обхватил талию Элли, низко склонил голову, коснувшись губами каштановых локонов, и чуть слышно прошептал в самое ухо:
— Как бы мне хотелось снова поцеловать вас, Азартный Игрок!
Элли почувствовала, что у нее слабеют колени, голова пошла кругом, и она испугалась, что сейчас упадет. Но виконт поддержал девушку и не спеша повел по залу к дверям, где ее поджидали леди Вудкотт и Фанни. Элли покосилась на Равенворта и была поражена выражением его лица — оно излучало какую-то странную гордость.


Следующие два дня промелькнули то ли как дивный сон, то ли как кошмар — чего было больше, Элли затруднилась бы определить. Ровно в четыре ей приносили букет фиалок с приложенной к нему короткой запиской. Текст был романтическим, но в него искусно вплетались тонкие намеки на табакерки и осмеянные поцелуи.
А после обеда появлялся сам автор записок и уводил Элли на прогулку. Он развлекал ее анекдотами — забавными, хотя порой и несколько рискованными, пожимал, улучив момент, ручку и шептал на ушко комплименты в те редкие минуты, когда за ними никто не наблюдал. Ах, если бы при этом его горячее дыхание не обжигало шею Элли! Тогда, быть может, она смогла бы противостоять его обаянию…
Но Равенворт был неудержим. Он находился в постоянном движении — сильный, быстрый, совсем как та гладкая черная пантера, которую Элли видела однажды в Тауэре. Он пугал и притягивал. Он завораживал Элли, превращая ее устоявшийся мир в первозданный хаос.
Она подозрительно относилась ко всему, что он делает, считала его поступки всего лишь хитроумной местью — и при этом наслаждалась общением с виконтом, чувствуя себя путником, добравшимся после долгих блужданий по пустыне до оазиса с холодной чистой водой.
Нет, не могла она сопротивляться ему — так же, как не могла не дышать! И шла за ним, куда бы он ее ни вел…
На третий вечер, после ужина у леди Джерси, Элли с виконтом так увлеклись беседой об архитекторе Джоне Нэше, руководившем застройкой Риджент-стрит, что остались совсем одни в большой столовой, среди опустевших кресел. Из соседней комнаты — большой, предназначенной для танцев, — доносились негромкие звуки оркестра.
Сердце Элли замерло. Она знала, что в эту минуту лорд Равенворт не играет в свою игру — ему просто не перед кем было сейчас играть. В его широко распахнутых серых глазах читалось все, что угодно, только не желание отомстить. В них было уважение, восхищение, даже, пожалуй, робость.
Элли решила, что настал самый подходящий момент. Ей давно хотелось поставить точку в этой истории — извиниться и получить его прощение. Но едва она собралась с духом и приготовилась начать, виконт отвел глаза, нахмурился и принялся рассматривать развешанную на стенах коллекцию старинного оружия. Затем он молча прикоснулся к локтю Элли и повел ее в бальный зал, к леди Вудкотт. Подвел, низко изящно поклонился, и тетушка расплылась в широкой ответной улыбке.
— Интересно, что бы это значило, Элли? — спросила леди Вудкотт, когда он отошел. — В последние дни виконт просто не отходит от тебя. А ведь еще совсем недавно весь Лондон только и говорил что о вашей взаимной вражде. Я не понимаю его. Впрочем, разве можно понять поступки таких незаурядных людей. Одному богу известно, почему они так ведут себя!
Четвертый день снова начался с букета, за которым последовал ставший уже обычным утренний визит виконта, а вечером… Вечером лорд Равенворт появился в опере в ложе леди Вудкотт и, воинственно сверкая по сторонам глазами, оставался в ней не меньше десяти минут — на глазах у всего лондонского света! Элли осторожно покосилась на соседние ложи и поняла, что в эти минуты является центром всеобщего внимания. Казалось, весь зал не сводит с нее глаз. Удивленный шелест пролетел по рядам; даже мисс Саттон — сама невозмутимая мисс Саттон — загрустила, а потом наклонилась к своей спутнице и что-то горячо зашептала ей. Верный признак того, что поведение виконта не осталось незамеченным и, более того, признано выходящим за все рамки приличий.
А на пятый день Элли хорошенько обдумала происходящее и решила, что пора заканчивать эту игру. Да, она хотела — очень хотела! — извиниться за то, что пыталась украсть его табакерку. Но извиниться все никак не выходило, а вместе с тем Элли чувствовала, что с каждым днем она глубже и глубже запутывается в паутине их флирта. Если не положить этому конец, бог знает, куда это может завести!


Глаза леди Вудкотт округлились от изумления, когда Элли попросила у нее разрешения поговорить с лордом Равенвортом наедине — недолго, всего несколько минут.
Что бы это могло значить? Невероятно! Зная отношение Элли к виконту, леди Вудкотт могла предполагать все, кроме одного: в том, что ее племянница не намерена открывать охоту на этого мужчину, она могла поклясться.
Леди Вудкотт покосилась на Элли и неожиданно подумала, что, пожалуй, не стоит клясться в этом. Здесь явно что-то не так! Хотя, с другой стороны, Элли и Равенворт…
Леди Вудкотт молча наблюдала за своей племянницей, а та нервно ходила взад-вперед по абиссинскому ковру, покрывавшему пол гостиной, и беззвучно шевелила губами.
Взад и вперед… Взад и вперед…
Элли и Равенворт? В голове не укладывается! Но, с другой стороны, это же чертовски заманчиво! Элли и Равенворт!
В голове леди Вудкотт стремительной стаей понеслись соблазнительные мысли. Рождество в загородном замке Равенворта… Потрясающие балы, которые Элинор будет устраивать — с помощью своей тетушки, разумеется… Поездки по Лондону в роскошной карете виконта… Да, Салли Джерси тогда непременно лопнет от зависти!
Она взглянула на часы, стоявшие возле камина, и в ту же секунду услышала стук колес подъезжающего экипажа. Леди Вудкотт сорвалась с дивана и поспешила к двери. Ее мощная фигура, обтянутая алым шелком, напоминала в эту минуту спешащую к месту назначения почтовую карету. Возле самой двери леди Вудкотт обернулась и сказала:
— Пять минут, Элли, и ни минутой больше!
Окинув племянницу взглядом, в котором сквозь озабоченность явно просвечивала затаенная надежда, она исчезла.
Элли застыла, не сводя глаз с двери. Сейчас эта закрытая дверь казалась ей злейшим врагом. Почему она так долго не открывается, чтобы пропустить ее гостя?!
Гость… Как он, интересно, поведет себя — внимательно выслушает Элли или просто рассмеется? А что, если он снова вздумает поцеловать ее?.. Впрочем, нет. Об этом не следует даже думать.
Элли еще раз прошлась по комнате и нервно сжала руки, снова и снова репетируя свою покаянную речь. Но слова — еще совсем недавно такие убедительные — вдруг стали казаться ей совершенно нелепыми, и вскоре в голове девушки наступил полный сумбур.
А тут и дверь наконец отворилась, и лорд Равенворт вошел в комнату. Сегодня он выглядел на редкость красивым, подтянутым, стройным. Ему очень шел синий сюртук — простой, но удивительно скроенный, — из-под которого виднелись белоснежная рубашка и такой же шейный платок. У виконта были широкие брюки, заправленные в сияющие черные сапоги. В руке он держал — разумеется! — букетик фиалок.
Элли не могла удержать восхищенный вздох — букет и в самом деле был чудесен: плотно прижатые друг к другу головки фиалок, из которых проглядывало несколько лилий, и все это в, аккуратном обрамлении сплетенных веточек папоротника, словно в прелестной темно-зеленой корзиночке.
Элли уютно устроила букет на согнутой в локте руке — и тут же стала похожа на мать, баюкающую своего младенца. Наклонив голову, она глубоко, с наслаждением вдохнула цветочный аромат, от которого каждая клеточка ее тела наполнилась свежестью.
Равенворт молча наблюдал за нею. Никто из знакомых ему дам не стал бы зарываться так лицом в цветы — только мисс Дирборн, только она одна. В этом движении отразилась вся ее натура — чистая, непосредственная, полная жизни. Как много может сказать о человеке одно-единственное движение!
Взять, к примеру, мисс Саттон. Как бы она повела себя в эту минуту? Очевидно, осторожно взяла бы принесенный букет своими тоненькими пальчиками, бледно улыбнулась, пытаясь изобразить радость и восхищение. Вот, пожалуй, и все. Но зарыться лицом в цветы — боже упаси! Как можно?!
— Я счастлив, что вам понравился мой подарок. С радостью кидаю эти цветы к вашим ногам. — Равенворт низко и элегантно поклонился. — Думаю, они скажут лучше всяких слов о том, как я обожаю вас.
— Пустое, лорд Равенворт! Вы наверняка обожаете меня не больше, чем я — вас. Сильно подозреваю, что вы преследуете единственную цель — наказать меня за мое неприличное поведение, за те дурные поступки, которые я совершила по отношению к вам. — Элли подошла к столику из вишневого дерева и поставила в вазу цветы. — Не могу понять одного: как вы столько времени терпите меня.
Она обернулась, заглянула в бездонные серые глаза. Ей очень не хотелось говорить то, что она собиралась сказать, но выхода не было.
— Я… Я ужасно вела себя с вами. Мне очень стыдно, и я прошу прощения за то, что… за то, что пыталась украсть у вас табакерку. И за то, что так жестоко говорила тогда с вами… Я была не права. Ужасно не права. — Она опустила голову и добавила совсем тихо: — Пожалуйста, простите меня. Обещаю, что впредь постараюсь вести себя как… как мисс Саттон.
До чего же трудно оказалось сказать все это! Но Элли знала, что еще труднее ей будет выполнить свое обещание относительно мисс Саттон: она терпеть не могла кому-то подражать.
Лорд Равенворт какое-то мгновение пытался сохранить серьезный вид, но не выдержал и расхохотался. Ведь он только что думал как раз о том, как хорошо, что Элли ни в чем не похожа на мисс Саттон!
— Боюсь, что это невыполнимая задача, — с трудом выдавил он сквозь душивший его смех.
«Нет, не приведи бог ей стать похожей на Сьюзен Саттон, — подумал он. — На это хрупкое, безжизненное создание с рыбьей кровью, которое и смеяться-то не умеет!»
Как бы то ни было, неожиданные слова Элли нанесли ощутимый удар по решимости виконта наказать ее. А ведь он изо всех сил пытался быть твердым и беспощадным. Собственно говоря, только этим он и занимался последние три дня — пытался справиться со своим сердцем. Смешной, глупый человек! Кого он пытался обмануть? Самого себя? Во всяком случае, Элли ему обмануть не удалось: как выяснилось, она разгадала все его фокусы…
На самом же деле виконту вовсе не хотелось сводить с этой девушкой счеты. Ему хотелось совсем другого — обнимать ее, чувствовать на своих губах вкус ее поцелуя, наслаждаться каждой минутой, проведенной вместе с этой удивительной и прелестной мисс Дирборн. Он не уставал поражаться непредсказуемости ее необычного характера, с упоением предаваясь бесконечной озорной игре, в которой она постоянно и бесстрашно бросала ему вызов.
Он хотел покорить ее и знал, что мог бы этого добиться. Ведь недаром ее тело так чутко отзывалось на каждое его прикосновение — даже когда они танцевали… Да, ему хотелось покорить ее. Но мстить? В эту минуту, глядя на ее полное жизни лицо, он не мог думать о мести. Слишком хороша была она — такая невинная, открытая, переполненная радостью бытия. Как можно разбивать такое сердце? Как можно заставлять страдать такое нежное создание?
Виконт сделал непроизвольный шаг навстречу Элли, еще не зная сам, что будет делать и говорить в следующую секунду, но тут открылась дверь, и в гостиную вошел дворецкий. Момент был упущен, и оставалось только ждать, что сейчас могло произойти.
Равенворт посмотрел, как нежно перебирает Элли лепестки фиалок. «Интересно, что бы я сказал ей, если бы нас не прервали?» — спросил он самого себя. И не нашел ответа.
Дворецкий принес Элли шубку, передал ее виконту и с поклоном удалился. Помогая девушке одеться, Равенворт неожиданно остро ощутил ее близость. На короткий миг его руки задержались на ее плечах; он наклонился, вдохнул аромат духов Элли, коснулся щекой ее щеки… Ему безумно хотелось поцеловать Элли, ощутить губами эту неземную красоту. Увы, он не мог позволить себе этого. Не мог! Равенворт заставил себя отступить, чувствуя почти физическую боль.
А у Элли в эту минуту перехватило дыхание. Она знала, что не сможет сопротивляться, если он решится поцеловать ее. И тогда она погибла…
Прошла еще одна секунда, показавшаяся Элли бесконечной. Но вот руки, державшие ее за плечи, ослабли, она выскользнула из объятий виконта и поспешно — чересчур поспешно! — подошла к столику, на котором стояло зеркало и лежала ее шляпка. Посмотрев в зеркальную глубь затуманенными, невидящими синими глазами, Элли надела шляпку, попыталась завязать под ухом ленты, но пальцы ее дрожали, и попытка оказалась неудачной. Она распустила ленты, принялась завязывать их снова, но пальцы решительно не слушались ее. Проклятье! Этого еще не хватало! Не справиться с такой детской задачкой — да к тому же на глазах у человека, который все делает с таким мастерством! Вот положение!
Только с третьей попытки Элли смогла кое-как справиться с лентами. Завязаны они были небрежно и слишком свободно, отчего шляпка сидела на голове неуверенно, но Элли не стала больше искушать судьбу. И так она провела возле зеркала целую вечность.
Элли обернулась, улыбнулась и сообщила, что она готова. Равенворт посмотрел на нее, поклонился, затем — рассмеялся.
— Нет, так не пойдет, мисс Дирборн! Пожалейте хоть немного меня, бедного.
Он двинулся к Элли упругим кошачьим шагом. Она испуганно отпрянула, но поняла, что загнана в угол и ей совершенно некуда деться. Только не смотреть ему в глаза, только не смотреть! Если она сделает это, то непременно грохнется в обморок — прямо к его сияющим сапогам!
Элли крепко зажмурилась… и вдруг почувствовала, что его проворные пальцы завязывают непослушные ленты. Сквозь опущенные ресницы она увидела, что он отступил назад, облегченно вздохнула и подумала: «Опасный мужчина. Очень, очень опасный!»
Спускаясь по ступеням, Элли дважды останавливалась: ее шелковые чулки оказались слишком скользкими, и туфелька постоянно норовила свалиться с ноги. Но лестницу ей удалось преодолеть благополучно, туфелька соскользнула позже, когда Равенворт вел Элли к своему экипажу. Элли не смогла устоять на одной ноге, начала падать, и виконт подхватил ее на руки — так легко и непринужденно, словно проделывал это упражнение сотню раз на дню. Она посмотрела на его смеющееся лицо и тоже от души расхохоталась. Сейчас между ними не было ни тени обиды, гнева, напряженности, и в голове Элли молнией промелькнула шальная мысль: «Как я хочу, чтобы он поцеловал меня!»
Мимо них прогрохотал чей-то кабриолет, разбрызгивая грязь, и топот копыт вернул Элли к реальности.
— Ах, как глупо! — воскликнула она и добавила: — Вам не попадалась моя туфля?
Равенворт опустил Элли на землю и, устремив на нее какой-то отсутствующий взгляд, начал поднимать руку к ее лицу. Элли ощутила холодок страха.
— Милорд, — прошептала она, — о чем вы думаете?
Виконт нежно притронулся кончиками пальцев к ее щеке.
— Элинор, — негромко сказал он, — вы похожи на осажденный замок.
Что он имел в виду, осталось для Элли тайной. Раздался громкий топот и пронзительный свист с облучка пролетевшей мимо кареты, и эти звуки вернули Равенворта на грешную землю.
Элли растерянно смотрела, как ищет Равенворт ее туфельку, как надевает ей на ногу. Последний жест она расценила как конец военных действий со стороны виконта, и жизнь сразу же показалась ей легкой и приятной.
А вот прогулка по Гайд-парку сегодня показалась Элли до обидного короткой. К тому же на тропинках им попадалось слишком много знакомых, с которыми нужно было постоянно раскланиваться. Ох, уж эти знакомые! Сейчас Элли смотрела на них как на докучливых насекомых.
В душе ее бушевала настоящая буря. Элли не могла бы дать определения этим странным чувствам, знала только, что все они необычные, новые для нее ощущения, и в них причудливо смешались боль и наслаждение.
Неужели она влюбилась?! Но если так, то откуда эта боль? Впрочем, ясно: если она действительно влюбилась, Равенворту не составит теперь труда довести до конца свой план и уничтожить ее…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасное пари - Кинг Валери

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Опасное пари - Кинг Валери



Начало романа мне очень понравилось, было предчуствие милого противостояния, сарказма, юмора, но пожалуй потом автор изменил первоначальную задумку и вплоть до последней страницы было ощущение, что где-то когда-то я это уже читала, но в ином изложении. Кузен Элли сначала - подлец, потом - герой; лорд Равенворт сначала романа герой, франт, образец вкуса и шарма, любимец и мечта каждой женщины, а позже "последний пылко влюблённый". Но Элли - это не девушка, а кошмар, поскольку если читать роман ёё кроме игры, пари и азарта больше ничего не интересует.
Опасное пари - Кинг ВалериItis
23.07.2012, 12.50





jal potrachennogo vremeni, gg.inya prosto koshmar vrode umnaya,a po postupkam dura. nachalo romana nichego,no vtoraya polovina ujasno natyanuta, idiotskie postupki GGini vyzyvayut razdrajenie.
Опасное пари - Кинг Валериdil
24.07.2012, 17.52





СОГЛАСНА С ПРЕДЫДУЩИМИ КОММЕНТАРИЯМИ!НАЧАЛО ОБЕЩАЛО СТОЛЬКО ЭМОЦИЙ,НО В ИТОГЕ ТАКОЙ БРЕД. ЖАЛКО ПОТРАЧЕННОГО ВРЕМЕНИ!!!
Опасное пари - Кинг ВалериИННА
14.11.2012, 23.07





Эта Эли - редкостная клиническая дура. Дура от макушки до кончика ногтей.Но, как правило, подобные дуры прекрасно устраиваются в жизни и получают таких мужей, какие умным и не снились. Наблюдала эту закономерность по жизни многократно и прочла об этом и в данном романе.
Опасное пари - Кинг ВалериВ.З.,65л.
12.03.2013, 12.45





Не смотря на отрицательные комментарии все же решилась прочитать...Нормальный роман. Характеризуя героиню как дуру, мне кажется предыдущие комментарии немного переборщили. Думаю героиня скорее порывистая. Да, она не анализирует,и не просчитывает возможные последствия прежде, чем совершить какое-то действие, но не все же обладают холодным и расчетливым умом математика. Но она может признавать свои ошибки, в отличие от некоторых героинь других романов, которые не смотря на то, что виноваты ни за что не признают свою вину, во всем обвинят Гг или других и тупо и упрямо гнут свою линию. Она романтична, наивна, очень мила. Любит и терпит своих близких не смотря на их недостатки. Ее порывистость и романтизм с лихвой окупает прагматизм главного героя. Они дополняют друг друга.Так что,думаю,вместе они просто замечательны.
Опасное пари - Кинг ВалериН
8.07.2015, 7.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100