Читать онлайн Неуловимая невеста, автора - Кинг Валери, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неуловимая невеста - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неуловимая невеста - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неуловимая невеста - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Неуловимая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Мистер Фитцпейн просматривал потрепанный номер «Джентльмен'з мэгэзин», журнала почти двухлетней давности. Он удивленно поднял брови.
– Ты собираешься бежать в Лондон со своей собственной невестой, притворившись, что ты – это я? – Скрестив ноги, он полулежал на кровати, его долговязое, худое тело занимало все ее длину.
Всего несколько минут назад он взглянул на свои карманные часы и отметил, что давно пора ехать в Мэриш-холл. Двумя минутами позже появился Карлтон с какими-то сумасшедшими глазами и начал рассказывать невероятные вещи, что его невеста, Джулиан Редмир, ждет его внизу и он намеревается бежать с ней.
Действительно, все это было просто поразительно.
– Да, она верит, что я – это ты, – ответил лорд Карлтон. – Это была простая ошибка, происшедшая в самом начале нашего разговора, которую я решил не раскрывать, когда узнал, насколько основательно сплетники очернили меня в ее глазах. – Он подошел к столику возле дверей и поспешно настрочил записку ожидавшей его Джулиан. Показав записку Фитцпейну, он сказал:
– Это записка Джулиан от тебя, то есть как будто от меня. Я написал здесь, что ты готов объяснить все ее матери и убедить леди Редмир, что ее дочь в безопасности и пожелала отправиться в Лондон. Ты бы очень выручил меня, если бы поехал к леди Редмир и сказал ей, что я отвез Джулиан в Гретна Грин…
– …и навел бы ее тем самым на ложный след, так?
– Именно так, – ответил Карлтон и широко улыбнулся: – Эдвард, я бы дорого заплатил, чтобы увидеть их лица, когда обнаружится правда.
– Подумать только, всего несколько часов назад ты так горько упрекал судьбу за необходимость жениться, а теперь собираешься бежать со своей собственной невестой! Исключительный случай! Но как, однако, тебе удалось уговорить ее?
– С помощью моего обаяния, разумеется, – сказал он шутливо. – Ты знаешь, Эдвард, она очень красива и, возможно, могла бы быть безупречной супругой. Но так будет намного лучше. Я уверен в этом.
При этих словах Эдвард сел на кровати.
– Я ничего не понимаю. Почему ты выглядишь, как кот, поймавший мышь? И что еще ты задумал? Понимать ли это так, что сегодня ты не женишься на ней?
– Если хочешь знать, я вообще не женюсь на ней. Я собираюсь увезти ее в Париж.
– В Париж? – изумленно воскликнул Эдвард. – И она согласна?
– Еще не знаю, но я надеюсь, что она влюбится в меня, пока мы доберемся, скажем, до «Павлина» в Айлингтоне.
Эдвард нахмурился, медленно закрыл лежавший на коленях журнал.
– Не нравится мне все это. По-твоему, такая хорошо воспитанная девушка, как мисс Редмир, согласится с этим безумным планом?
Лорд Карлтон снова улыбнулся, опустился на колени перед кроватью и вытащил из-под нее большой портплед.
– Какой же ты простофиля, мой дорогой Эдвард. Пять минут назад я поцеловал ее, и она согласилась ехать со мной в Лондон. Я подозреваю, что, если поцелую ее еще раз, она, возможно, пожелает сопровождать меня и в Париж.
Эдвард распрямил загнутый уголок журнала.
– Мне не хотелось бы напоминать тебе, Стивен, что мисс Редмир – не опереточная танцовщица. И тебе никогда не простят, если ты совратишь ее. Ты готов к тому, что все пэры ополчаться на тебя?
– А разве это уже не случилось? – отрезал Карлтон. – Не смотри на меня так удивленно. Джулиан рассказала мне, что не хочет выходить за меня, потому что я, как она полагает… погоди, она с такой непосредственностью это сказала… Дай вспомнить. Ах, да! Потому что я «повеса, распутник, неразборчивый в связях», и потому что я выставляю напоказ всему Лондону своих любовниц.
Эдвард удивленно вскинул брови.
– У тебя есть любовницы? Я не знал. Ты, кажется, не из тех, кто волочится за каждой юбкой. Я и понятия не имел.
– Вот видишь! Даже ты не прочь поверить… Почему ты улыбаешься?… Нечего надо мной смеяться!
– Как ты можешь иметь любовниц, – вполне резонно заметил Эдвард, – когда почти все время, что ты не спишь, ты проводишь в моей компании? Да ни одна уважающая себя куртизанка не потерпела бы такого.
Лорд Карлтон бросил портплед на кровать, встал и мило улыбнулся своему замечательному другу.
– Мне будет не хватать тебя, Эдвард. Полагаю, что задуманная мной экспедиция, включая поездку в Париж, потребует не менее трех недель, чтобы сделать все, как я задумал, после чего, полагаю, мне придется отправиться в ссылку на континент на год-другой.
– Так ты не собираешься после этого вернуться в Лондон? А что будет с мисс Редмир?
– Я вернусь в Лондон, но ненадолго – ровно на столько, сколько необходимо, чтобы послать в «Морнинг пост» заметку о моих похождениях, чтобы проучить сплетников за их наглое вмешательство в мою личную жизнь, чтобы увидеться с миссис Гарстон и спросить ее, хочет ли она принять мое имя, в чем я, впрочем, абсолютно уверен. Я ведь не должен забывать и о своем наследстве. Что касается Джулиан, мне совершенно безразлично, что будет с ней. – Он достал из стоявшего возле дверей комода свою одежду, бритвенный прибор и бросил все это в чемодан. Закончив, он скомандовал своему другу:
– Будь хорошим мальчиком и достань мои сюртуки, жилеты, бриджи и панталоны. Я должен распорядиться по поводу лошадей. Да, и не забудь мои туфли и сапоги!
– Тебе следовало взять с собой камердинера, поскольку я не обучен оказанию услуг, требующих стольких усилий. – Эдвард оглядел портплед приятеля с насмешливым сомнением.
– Ты можешь просто побросать все сюда. Ничего страшного, если помнется, – сказал Стивен, торопливо направляясь к дверям. По дороге он прихватил визитные карточки своего друга и, незаметно опустив серебряную коробочку в карман своего сюртука, кинул Эдварду: «Adieu»
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
.
– Помни, – прибавил он, – ты скажешь леди Редмир, что мы поехали в Гретна. Ты сообщишь ей, что мне невыносима сама мысль о встрече со столькими доброжелателями. Впрочем, не думаю, что это будет убедительно. Черт побери! Скажи ей, что хочешь. – И он ушел.
Мистер Фитцпейн нахмурился и, вытаскивая из гардероба мятый синий сюртук, взглянул на дверь и повысил голос, словно обращался к своему другу:
– Тебе придется послать за чемоданом слугу! Я отказываюсь нести его вниз!
Дверь тут же отворилась, напугав Фитцпейна. В проеме показалась голова Карлтона.
– Я пришлю за вещами слугу. И, Эдвард, – спасибо!
Дверь захлопнулась.
– Пожалуйста, – ответил Фитцпейн в пустоту. – Но думаю… Господи, бежать в Париж с Джулиан, с самой невинностью!
Покончив с тем, что было ему поручено, он подошел к окну и оглядел занесенные снегом окрестности. Холмы и пустоши на севере простирались до самого горизонта. Ему бы хотелось остаться тут на несколько недель, как он и предполагал. Эти пустынные дали вот уже несколько месяцев звали его, и ведь уже совсем скоро они освободятся от снега и льда. Он мечтал найти утешение в красоте дикой природы, которая бы пробудила в его душе вдохновение.
Но вместо того, чтобы затеряться в этом северном краю, он должен теперь разыскивать леди Редмир и сообщать ей новости, которые – он знал это – приведут ее в ужас. Венчание дочери в какой-то кузнице, в этой Гретна Грин в Шотландии, было бы кошмаром для любой матери, в этом он был уверен. А правда была еще хуже.
И что это за план придумал Карлтон? Неужели он понял правильно, и его друг действительно намеревается лишить мисс Редмир невинности, а затем бросить ее, опозорить в глазах всего лондонского общества, ничуть не заботясь о ее репутации?
Он знал Карлтона и понимал, что если что-то или кто-то не вмешается в задуманную им авантюру, мисс Редмир попадет вскоре в дьявольскую переделку.
Царапанье в дверь возвестило о прибытии обещанного слуги. Проследив за удаляющимся портпледом, Эдвард вернулся к окну. Спустя несколько минут он увидел, как коляска лорда Карлтона выехала за ворота постоялого двора и направилась на север по дороге на Тирск. Эдвард следил за ней, пока коляска не скрылась за каменным зданием на Хай-стрит.
«Чем все это может кончиться?» – думал он. Встав перед зеркалом, которое немного криво висело над комодом, он аккуратно поправил складки своего шейного платка. Как он скажет леди Редмир, куда сбежала ее дочь: то ли в Гретна, то ли в Париж?
Леди Редмир…
Его мысли неожиданно обратились к ней. Интересно, по-прежнему ли она так прекрасна, как была когда-то?


* * *


– Но где же она может быть? – воскликнула леди Редмир, измученная тревогой. Она сидела в своей спальне в мягком кресле с высокой спинкой, обтянутом бархатом цвета абрикоса, и ждала известий о дочери. Этот вопрос она задала своему давнему другу. – Джеймс, она просто не могла уехать из замка, но ее служанка обыскала весь дом, все комнаты наверху и даже чердаки, нижние помещения и все жилые комнаты, маслобойню, судомойню, сады и даже занесенный снегом тисовый лабиринт. У бедной девочки зуб на зуб не попадал, когда она говорила мне, что не нашла Джилли.
Виконтесса сжимала в одной руке вышитый платок и, не переставая, теребила его другой. Ее собеседник, казалось, никак не отреагировал на эти слова.
– Вы слушаете меня, Джеймс? – спросила она. Ответа по-прежнему не было. Ее дорогой капитан словно прирос к зеркалу.
Капитан Бек был привлекательным джентльменом, высоким, прекрасно сложенным, все еще стройным, несмотря на небольшое брюшко, и настоящим дамским любимцем. У него были выразительные карие глаза, томный взгляд, который он отрабатывал в надежде достичь когда-нибудь эффекта байроновского чарующего полувзгляда. Любая лондонская хозяйка салона, даже с самой малой претензией на моду, пыталась при каждом удобном случае заполучить его в свою гостиную. Он считался настоящим знатоком моды и танцев, и леди Редмир полагала, что ей несказанно повезло, коль скоро она смогла заручиться его преданностью, тогда как многие куда более высокопоставленные дамы тщетно добивались его внимания. Но выбор капитана был не случаен. В возрасте сорока лет леди Редмир могла быть довольна своей внешностью больше, чем иная тридцатилетняя дама. Джилли была очень на нее похожа, и матери, конечно, было весьма лестно, когда в прошлом году в Хэрроугейте один джентльмен умолял старшую сестру Джулиан танцевать с ним. Леди Редмир тогда покраснела от удовольствия, этот искренний комплимент согрел ей сердце, и ей стало еще приятнее, когда, узнав, что в действительности она мать Джилли, ее кавалер проявил неподдельное изумление. Он тотчас извинился за свою неосведомленность, а она добродушно взяла его под руку, настаивая, чтобы они пошли танцевать, невзирая на его ошибку, а затем заставила его пообещать, что он и дальше будет продолжать в том же духе, поскольку он, несомненно, доставил ей огромное удовольствие.
Танец был прекрасен, а партнер – очень интересным мужчиной, к тому же и выгодной партией, и будь она вдовой, а не женщиной, ушедшей от мужа, она бы приложила все усилия и заставила этого джентльмена искать ее руки. Он, казалось, тоже очень ею заинтересовался и был страшно разочарован, узнав о существовании лорда Редмира. Тот факт, что этот новый знакомый вскоре после того исчез с Хэрроугейтских ассамблей, одновременно и расстроил ее, и успокоил. Однако она не переставала вспоминать о нем иногда, поскольку была очень одинока после разрыва с мужем.
Но что толку сожалеть об этом?
Отогнав бесполезные воспоминания, она вновь обернулась к капитану, который все еще был полностью поглощен созерцанием собственного отражения в высоком зеркале, стоявшем в золоченой раме возле окна. Он взбивал белым куриным пером свои не в меру кудрявые черные волосы – весьма сомнительного цвета! – и прерывал это занятие лишь затем, чтобы развернуть зеркало ближе к окну, дабы поймать как можно больше полуденного мартовского света.
Он несколько раз тряхнул головой, явно недовольный своим видом, и воскликнул:
– Я не должен был позволять вашему парикмахеру стричь меня. Никакой тонкости, никакой художественности, необходимой в таком деле. Вы помните того парикмахера в Брайтоне прошлым летом? – Моп Dieu
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
, вот он был formidable
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
!
Он даже прищелкнул языком. – Если бы я только знал, я бы хорошо заплатил ему, чтобы он ехал с нами. Но вот я здесь, на свадьбе вашей дочери, а выгляжу так, словно мной подметали!
– Ох, да замолчите же, Джеймс! – возмутилась она. – Вы, должно быть, не понимаете, но у меня сейчас есть более серьезный повод для волнения, чем ваша прическа.
– Что бы это могло быть? – спросил он изумленно.
– Вы совсем не слушали меня, не правда ли?
– Боюсь, не слушал. Но теперь я глубоко расстроен, видя, как вы встревожены. А что стряслось? Нет, не говорите, позвольте мне догадаться. Не прибыли жемчужные пуговицы для вашего платья? А мы-то с такой тщательностью их выбирали!


* * *


Она подняла руку и слегка повернула ее, чтобы он мог видеть те самые пуговицы, о которых говорил: они были пришиты в длинный ряд по рукаву светло-голубого шелка.
– Нет, их, разумеется, доставили через два дня после того, как отправили из Йорка. В тот же вечер за ужином я вам об этом рассказала. Джеймс, клянусь, вы никогда не обращаете внимания на мои слова.
– Не говорите так, – проворковал он. – Вы же знаете, я живу лишь для того, чтобы утешать вас и облегчать ваши страдания. – Он опять взглянул на себя в зеркало, слегка виновато, словно это происходило помимо его воли. – Итак, скажите, что же беспокоит вас, любимая?
– Я еще раз говорю вам, Джулиан пропала! По крайней мере, ее горничная искала ее повсюду и не смогла найти.
– Ах, это! Ну да, я слышал, вы что-то говорили, но, право же, вы преувеличиваете, дорогая. Это непохоже на вас, Миллисент. Но позвольте заверить вас – ваши волнения совершенно необоснованны. Кроме того, не может же венчание состояться без невесты, не так ли?
Леди Редмир опустила локоть на подлокотник кресла и подперла рукой подбородок.
– Вы совершенно меня успокоили, – с сарказмом ответила она. Увидев, как капитан Бек снова принимается за свои кудри, она вздохнула с досадой: – И что мне с вами делать?
Его внимание, однако, было уже всецело поглощено другим. Он сказал:
– Действительно, новое масло просто невыносимо. Я никак не могу назвать это благоуханием. Как вы думаете, не добавляют ли производители амбру? Ее получают из китов, вы знаете, должно быть. Не странно ли, что субстанция, принадлежащая самому огромному из океанических существ, используется для ароматизации масла? Я нахожу это отвратительным. Цветы – да, но рыба? – С этими словами он повернулся, подошел к леди Редмир, и наклонил голову к ее носу. – Скажите, что вы думаете? Я не прав? Это не амбра?
Леди Редмир закатила глаза, но, снисходя к своему самовлюбленному поклоннику, подалась вперед и понюхала его волосы.
– Возможно, миндаль, но не амбра, – ответила она.
– Орех? – переспросил он, ошарашенный и еще более недовольный. – Выходит, я мажу волосы ореховым маслом?
– Ох, оставьте ваши волосы хоть на минуту. Скажите, что мне делать, Джеймс? Если Джулиан не появится вскоре, как я объясню ее отсутствие полусотне гостей, собравшихся на свадьбу, а тем более Карлтону, когда тот приедет? – Она взглянула на свои любимые часы, закрепленные на портьере рядом с креслом, и проговорила, задыхаясь: – Силы небесные! Он должен быть с минуты на минуту, если уже не приехал! Что мне делать?
Ее мучительный вопрос не вызвал ни малейшей реакции у Бека: он изучал в зеркале свой толстеющий живот, раздраженно раздувая ноздри и поворачивая голову влево, чтобы лучше видеть свой профиль. У него был раздвоенный подбородок, и, как говорила мать Бека много раз с того дня, когда ее возлюбленный сын осчастливил Миллисент своим вниманием, эта глубокая ямка означала, что его целовали ангелы.
Леди Редмир вздохнула. Она бы скорее сказала, что славного капитана поцеловал Нарцисс.
Джеймс Бек был своеобразной смесью нелепостей. Он был наделен привлекательным лицом и фигурой, которые могли бы очаровать десяток богатых наследниц, но зато уж и тщеславие его было безгранично. Капитан Бек целый месяц служил в Королевской Армии Его Величества, пока его не уволили. Ему было около сорока. Когда год назад леди Редмир отошла от своей прежней жизни в высших кругах Йоркского общества, оскорбленная тем, что лорд Редмир развлекался со своей любовницей буквально у нее на глазах, Бек решил заняться ею.
Многие полагали, что их отношения имели под собой сердечную подоплеку, но ее близкие друзья знали, что это не совсем так: он был для нее чем-то вроде бальзама, который она таскала с собой повсюду для успокоения своих бедных расшатанных нервов. Он никогда не шел дальше поцелуев, приберегая наиболее интимные из них, которые он запечатлевал на тыльной стороне ее запястья, для случаев, когда они бывали на людях. Правда, он присутствовал при ее утреннем туалете, но поскольку все это время он был поглощен изучением перед зеркалом каждой морщинки или нежелательного пятнышка на своем лице, она никогда не чувствовала, чтобы ее скромность и ее женственность подвергались хоть малейшей опасности стать объектом восхищения.
Она вновь разочарованно вздохнула, подалась вперед в своем кресле, словно заглядывая в прошлое, лоб ее страдальчески сморщился.
Редмир всегда восхищал ее.
Она тяжело вздохнула, тоска теснила ей грудь. Тело ее затрепетало при мысли, каким восхитительно сильным он был. По щекам разлилось тепло, руки и ноги онемели. Ей не хватало его, не хватало каждый день прошедшего года; она скучала по его прикосновениям, по звукам его раскатистого голоса, по твердости его рук, когда он быстро заключал ее в объятия и прижимался поцелуем к ее губам.
А год назад его имя стало неумолимо упоминаться в связи с Шарлоттой Гарстон.
– О, Боже, – прошептала она в тишину своей спальни.
Капитан Бек накручивал волосы на свое белое перо, когда встретил ее взгляд в зеркале. Он снова прищелкнул языком:
– Ну, ну, моя дорогая Миллисент, – Бек оторвался от самосозерцания, но перо все еще торчало из его черных кудрей; он прошел через комнату, чтобы вновь опуститься на колени перед подлокотником ее кресла. – Я знаю, что вам это кажется безнадежным, но уверяю вас, это поправимо. Когда мы вернемся в Лондон, я куплю макассаровое масло, каким пользовался прежде, и мои кудри будут опять так же хороши. Вы не будете расстраиваться, глядя на них. Почему вы смеетесь?
– Вы так нелепы, Джеймс, но я обожаю вас. В самом деле обожаю.
– Конечно, обожаете, но к чему слезы? О! Вы все еще переживаете отсутствие Джилли? Я уверен, есть вполне разумное объяснение тому, что ее не могут найти.
Леди Редмир смотрела на него.
– Тогда дайте мне это объяснение, – потребовала она с полуулыбкой, гадая, какое же умное и прозорливое решение он ей предложит.
Он крякнул, поднимаясь:
– Ну, я ведь не сказал, что сразу назову причину, я только сказал, что такое объяснение, как я полагаю, существует. – Но долго говорить о других он не мог – Мне следует поскорее вернуться в Лондон и нанести визит к Джексону. – Он поднял кулак и нанес три быстрых удара по воздуху. – Раунд-другой с настоящим джентльменом – и отпадет всякая нужда в этом расшатанном корсете от Кумберленда. Вы слышите этот треск? Не выношу этого звука. Клянусь, из-за него я чувствую, будто мне все шестьдесят, а не слегка за тридцать.
– Слегка за тридцать?! – воскликнула леди Редмир.
– Я чувствую себя на тридцать, ни на день старше, а это, я полагаю, самое главное, и не смотрите на меня так, точно я выжил из ума. Возраст подкрадывается только к тому, кто встречает его со смирением, но я не таков! И кроме того…
Стук в дверь прервал его болтовню.
– Откройте, пожалуйста, Джеймс. Возможно, это Бертон, может быть, есть какие-то новости от слуг, обыскивающих пристройки.
– Не выношу вашего дворецкого, Милли. Он не имеет ни малейшего понятия о том, как себя следует вести.
– Что ж, в чужом глазу и соринку заметить немудрено, особенно, когда самому и сучок не мешает, – ядовито заметила леди Редмир.
Но капитан уже не слышал, он шел к двери.
Появился Бертон и начал было свой доклад: «Миледи…» Но тут он увидел перо, торчащее из волос капитана, и застыл с разинутым ртом.
– Что уставился, мужлан? – закричал капитан, обиженно багровея.
Леди Редмир пояснила миролюбиво:
– Ваше перо, Джеймс.
– О, и это все? – Он выдернул перо из волос и отвернулся, бормоча: – Провинциальный болван. Вечно одно и то же с этой деревенщиной. Полная невоспитанность. И никак не желают понимать, где их место.
Виконтесса жестом приказала дворецкому не обращать внимания на дурное настроение капитана и спросила:
– Нашли ее?
– Нет, миледи, – ответил Бертон. – Слуги, обыскивающие поместье, еще не вернулись, но я беспокою вас по другому делу. Похоже, что мистер Эдвард Фитцпейн, который только что приехал, желает лично с вами поговорить.
– Значит, Карлтон здесь? – спросила она, быстро поднимаясь.
– Нет, миледи. Мистер Фитцпейн прибыл один.
Впервые с того момента, как она заметила, что дочь ее, судя по всему, исчезла, леди Редмир ощутила настоящее беспокойство. У Джилли была причина укрыться где-нибудь в развалинах старого каменного особняка – вполне понятная и простительная предсвадебная истерика. Но почему Карлтон не явился, чтобы обвенчаться со своей невестой? Не на шутку встревоженная, леди Редмир сказала:
– Пожалуйста, проводите его в кабинет. Я скоро выйду к нему.
Когда дворецкий поклонился и повернулся, чтобы уйти, она добавила:
– И, Бертон, немедленно сообщайте мне все новости о Джулиан, с какими бы ни вернулись слуги.
– Конечно, миледи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неуловимая невеста - Кинг Валери



Скучный. Только в конце какое то хоть оживление!!!
Неуловимая невеста - Кинг Валеричитатель
12.04.2011, 23.17





Затянуто и нудно: 4/10.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериЯзвочка
18.07.2012, 0.13





Не согласна. Роман не хуже других. Можно почитать на досуге. Главная героиня нудновата и туповата. Но в последнюю минуту ее мозги встали на место.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.15





Бред
Неуловимая невеста - Кинг ВалериНатали
1.02.2013, 17.31





Кошмар какой то.
Неуловимая невеста - Кинг Валерилена
5.07.2014, 7.18





Согласна с тем, что всё затянуто. Прочитала с интересом первых 8 глав, а потом стало скучно,прочитала ещё 8 глав, а потом - последнюю. Сама идея увлекательна, а вот реализация -глупая.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериItis
29.07.2014, 15.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100