Читать онлайн Неуловимая невеста, автора - Кинг Валери, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неуловимая невеста - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неуловимая невеста - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неуловимая невеста - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Неуловимая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Лорд Карлтон видел, как тонкие пальцы его невесты перебирают вышитый золотом край ее темно-зеленой накидки. Он был уверен, что морщинка, появившаяся между бровей, – свидетельство того, что девушка чем-то очень озабочена. Какой вдруг хрупкой показалась она, пальцы, теребящие вышивку, взгляд, рассеянно скользящий с дощатого пола пивной то на черные носы его кожаных сапог, то на витые ножки лестничных перил, то на желто-белую кошку, свернувшуюся клубком на широком подоконнике низкого створчатого окна, то на заставленную деревянную стойку бара… Она слегка прикусила нижнюю губу.
Наконец девушка заговорила, и морщинка на лбу разгладилась.
– Не уделите ли вы мне несколько минут, сэр? Я хочу рассказать об очень важном деле, и поскольку вы, как я слышала, человек здравого ума, мне ценно ваше мнение. Не скрою, я нахожусь в отчаянном положении и очень нуждаюсь в совете.
– А вы уверены, что можете довериться мне? – спросил он с явным намеком на то, что ей не следовало бы этого делать.
– Не знаю, могу ли я вполне доверять вам. Вы производите впечатление человека открытого и доброжелательного, что всегда восхищало меня в людях, и что уже само по себе располагает к доверию, но только вы один можете знать наверное, могу ли я быть с вами откровенной, ничего не опасаясь. Сейчас, решив обратиться к вам, я полагаюсь исключительно на вашу порядочность. Не пройти ли нам в гостиную? Я не задержу вас надолго, обещаю.
Доверительным жестом она протянула ему руку. Накидка соскользнула, открыв красивый пышный рукав белого тюлевого платья и ослепительную, совершенной формы руку. Мог ли он противиться? Он взял ее под руку и последовал за ней.
Она улыбнулась так мило, что гневное негодование, вызванное ее нежданным появлением, улеглось. Какова бы ни была ее вина, он простит ее, и как только она объяснит, в чем именно состоит ее отчаянное положение, он, в свою очередь, откроет ей правду о том, кто он. А пока надо выслушать все, что его нареченная собиралась сообщить бесхитростному, безвредному, чувствительному господину Эдварду Фитцпейну.
– Я к вашим услугам, мисс Редмир. Он провел ее в чистую, выбеленную гостиную; медленным, плавным шагом она прошла через эту опрятно убранную комнату. Как красиво она двигалась, изящно и легко! Плотные синие шторы на окне были раздвинуты, позволяя неровному пасмурному свету размыть густую зелень ее накидки. Она на мгновение задержалась возле квадратного стола, стоявшего строго посередине комнаты; стол был из полированного дуба с массивными витыми ножками и выглядел весьма элегантно по сравнению со старым, но тщательно натертым полом «Эйнджел Инн». Подойдя к столу, она грустно, как показалось Карлтону, наблюдавшему за ней, и как бы невзначай дотронулась до высушенных стеблей розового вереска, букет которого стоял посреди стола в латунной вазе.
Вздохнув, она прошла дальше к камину, пламя которого надежно поддерживалось изрядным количеством угля. Около очага примостился небольшой диванчик, а на каминной полке – гравюра Джеймса Полларда. Протянув руки к огню, чтобы согреть их, она заговорила:
– Итак, вы знаете, кто я.
Руководствуясь своей практикой сердцееда, завоевавшего расположение многих молодых женщин в течение десятка лондонских сезонов, он ответил:
– Я был бы полным простаком, не узнав прекрасную мисс Редмир с первого взгляда. Он легко затворил за собой дверь осторожным движением ноги.
– О, пожалуйста, не пытайтесь флиртовать со мной, мистер Фитцпейн, – парировала Джулиан с поразительной прямотой. – Мое сердце не свободно, хотя, должна сознаться, вы кажетесь мне самым красивым мужчиной, какого я когда-либо встречала. И очень обходительным. Если вы поможете мне, я буду вам чрезвычайно признательна.
– Неужели я внушаю подобные подозрения? – спросил он, прижимая руку к груди и изображая удивление со всей возможной искренностью. – Хорош бы я был, занимаясь флиртом с невестой моего закадычного друга!
Она улыбнулась, в зеленых глазах заплясали веселые искорки.
– Отъявленного повесы! – ответила она прямо. – Мне сотню раз говорили об этом друзья и знакомые моей мамы.
Он был сражен.
Он не был готов к такому повороту. Все в ней обезоруживало: ее откровенность, ее красота, ее здравый смысл. И это его невеста! Ему вдруг захотелось все начать сначала: ради какого удовольствия он запутывает это восхитительное создание – и это вместо того, чтобы просто жениться на ней!
– Даже не знаю, сердиться ли мне на друзей вашей матушки или же благодарить тех, кто так сочувственно предупредил вас об опасностях, которые могут подстерегать молодую, беззащитную девушку.
Он ответил с легким сердцем, вдохновленный доверием, которое, казалось, излучали эти зеленые глаза. Но почему-то его слова вновь заставили ее нахмуриться, она резко отвернулась и опустилась на диван возле камина.
– Что случилось? – спросил он, пройдя через комнату, усаживаясь рядом с ней и принимая самый озабоченный вид.
– Я не задержу вас надолго. – Она развязала ленты накидки и скинула ее с плеч. Глубокое декольте сразу привлекло его взгляд к мягким линиям ее груди. Воздушная белая ткань была расшита жемчугом, украшая корсаж по всей его длине вплоть до пышных тюлевых рукавов. Он подавил вздох и ценой немалых усилий смог вновь поднять глаза и посмотреть ей в лицо.
Когда она заговорила, у нее явственно задрожали губы:
– Скажите мне только одно… Вы должны знать, поскольку ваша дружба с лордом Карлтоном, как я понимаю, длится не первый год… Эта женитьба была… была желанной для его светлости? Я знаю, это странно, что я задаю подобный вопрос в последние минуты перед свадьбой. Но за эти дни я слышала такие вещи, которые заставили меня усомниться… то есть я начала думать, может быть, он вовсе не хочет жениться.
Карлтон откинулся на лоснящуюся спинку дивана, разглядывая профиль собеседницы.
– Разумеется, он хочет этой свадьбы, – возразил он, пытаясь успокоить ее. – Зачем тогда ему было приезжать, если бы он не хотел?
Джулиан метнула на него острый взгляд.
– Вы слишком легко ответили, мистер Фитцпейн, – сказала она. – Боюсь, вы только убедили меня, что мои подозрения верны.
– Вы хотите сказать, что я обманываю вас?
– Нет, – ответила она медленно. – Но мне показалось, что вы сказали это чересчур уверенно.
Он улыбнулся.
– Возможно, вы правы. Но понимаете ли вы, в какое неловкое положение вы поставили меня как друга Карлтона?
– О да, – ответила она. – Да, конечно, понимаю. Как глупо с моей стороны! Я не стану более злоупотреблять вашей любезностью. Не будете ли вы добры пригласить его светлость ко мне? Теперь я понимаю, что должна обратиться с этим к нему самому. Чтобы у вас не сложилось дурного мнения обо мне, признаюсь вам: я опасалась, что он не захочет быть со мной откровенным. – Он заметил, что на ее ресницах блеснули слезы. – Я попросту боюсь, что вскоре вступлю в брак, который не принесет радости и утешения ни лорду Карлтону, ни мне.
Он ощутил огромное, почти непреодолимое желание обнять ее, поцеловать, успокоить. А она вдруг рассмеялась и, достав вышитый белый платок из кармана своей накидки, сказала:
– Ну вот, теперь вы будете думать, что я просто глупая гусыня.
Она приложила платок к уголкам глаз, а лорд Карлтон вдруг понял, что по какой-то причине его невеста на самом деле совсем не хочет разговаривать со своим женихом. А он в этот момент чувствовал, к своему удивлению, что не хочет причинить ей боль или смутить ее своим притворством. Просто находиться рядом с ней и слушать ее сокровенные мысли было сродни райскому блаженству. Какая-то часть его души, до сих пор ему неведомая, вдруг раскрылась в этот момент тихой близости, и он решил, что не совершит ничего, что могло бы омрачить эти блаженные минуты наедине с ней.
Он ясно сознавал, что чем дольше он поддерживает ее в заблуждении, что перед ней Эдвард Фитцпейн, тем труднее ей будет поверить ему потом, когда она узнает, кто он в действительности. Однако он просто обязан был узнать, что же она намеревалась сказать Эдварду. Он хотел видеть выражение ее глаз, когда она будет говорить о своих сомнениях, о своих волнениях, о том, что же она слышала за эти дни.
Поэтому, ничего не ответив, он бережно взял из ее рук платок и начал медленно вытирать те несколько слезинок, которые, только что сорвавшись с ее ресниц, побежали по щекам.
– Вы говорили о том, что слышали разные нелестные слухи о его светлости. Я бы предположил в таком случае, что сплетники, видимо, очень старались, чтобы наилучшим образом осведомить вас обо всем, особенно когда было объявлено о помолвке. Я прав?
Она глубоко вздохнула, видимо, благодарная ему за то, что он все же решил не приглашать его светлость.
– Да, – решительно кивнула она. – Вы и представить себе не можете всего, что мне пришлось выслушать! Его похождения – как они были мне описаны – просто отвратительны. Но это еще не все: ходят даже слухи, что он все еще… что у него до сих пор… есть любовница.
Она опустила глаза, и румянец разлился по ее щекам. При всей зрелости, при всей ее разумности и прямоте в этот момент она показалась ему совсем юной.
Лорд Карлтон вновь ощутил приступ гнева.
– Любовница? – переспросил он, ошеломленный, что кто-то мог сказать такую гнусность его нареченной или в ее присутствии. Кто мог быть настолько жесток, чтобы сообщить Джулиан, что человек, за которого она собирается выйти замуж, столь отъявленный донжуан. «Пожалуй, добрый десяток человек», – с горечью отметил он про себя.
Это, разумеется, не имело ничего общего с действительностью. Хотя в это и трудно было поверить, но он никогда в жизни не имел любовницы. Многие из его друзей, не успев и глазом моргнуть, оказывались в плачевном положении по вине своих любовниц-содержанок, поскольку эти ненасытные женщины просто разоряли их, выуживая деньги и дорогие украшения. Ему стало невыносимо больно от мысли, что его оклеветали перед Джулиан. Он понял, наконец, что именно заставило ее страдать, приехать сюда и искать его в «Эйнджел Инн».
– Я слышала, он очень любит эту женщину, – прошептала она, не поднимая глаз.
Он глядел на рыжие локоны Джулиан, но совсем не видел их из-за неожиданно подступивших слез. У него перехватило горло. Интересно, думал он, скольких девушек, у которых он мог бы найти любовь, отвратили от него их слишком щепетильные матери, наслушавшиеся сплетен о нем и поверившие в них. Он знал, что таких набралось бы множество, и это лишь усиливало горечь.
Он больше не сердился на Джулиан. Из-за сплетен его могли лишить любви, настоящей любви. Он смотрел мимо нее на уголь, пылающий в камине, и чувствовал, как сжимаются кулаки. Он так сильно стиснул зубы, что заломило челюсть.
Сплетники! Как же он презирал их, всех и каждого!
– Скажите мне, мисс Редмир, – спросил он наконец, разглядывая искусственные белые розочки, увенчивающие ее локоны, – что же именно говорилось о моем добром друге, я имею в виду, кроме разговоров о его любовнице!
Она смутилась, рука с зажатым в ней платочком дрогнула. Ему подумалось, что она больше похожа на прилежную школьницу, чем на девушку, собирающуюся выйти замуж.
– Говорили, что он распутник, весьма неразборчивый в выборе своих пассий, повеса, не уважающий знакомых ему женщин, что он выставляет свою любовницу напоказ, делая при этом вид, что она ему не любовница, хотя все об этом знают.
Перебирая в памяти знакомых ему женщин своего круга и гадая, кого из них сплетники могли иметь в виду, лорд Карлтон подумал, что его имя могли как-то связать с Шарлоттой Гарстон, вдовой, с которой он не без удовольствия флиртовал. Но она не была его любовницей. Откуда могли взяться подобные слухи?
– И вы верите всему, что вам сказали о вашем женихе?
Она немного помолчала, потом повернулась и взглянула на Карлтона.
– Хотя я никогда прежде не встречала его светлость, – ответила она твердо, – и поэтому не имела случая составить о нем собственное мнение, я, однако, склонна доверять словам тех, кто столь нелестно о нем отзывался. Это настоящие светские дамы. Они никогда не давали мне повода сомневаться ни в их добрых побуждениях, ни в достоверности их сведений. Кроме того, мама, разумеется, не пригласила бы их на мою свадьбу, если бы мы не относились к ним с глубоким почтением.
– Понимаю, – ответил он печально, сердце у него сжалось от разочарования. Неужели именно такова у Джулиан мера способности судить о происходящем вокруг нее, отличать правду от лжи? – Скажите, а эти светские дамы так вот, не стесняясь, и рассказали вам все это?
Джулиан тяжело вздохнула.
– В нашей голубой гостиной есть большой гобелен, он свисает с потолка и отделяет комнату от очень холодной передней. Мэриш-холл – довольно старинный дом, полный сквозняков. У нас много таких гобеленов не для украшения, а для того, чтобы холодный воздух не проникал в теплые комнаты.
– Значит, вы стояли за таким гобеленом и случайно подслушали эти пересуды? – Он начинал опасаться, что она такая же, как все.
– Я проходила мимо. И, естественно, когда я услышала имя Карлтона, я не могла не замедлить шаг.
– Естественно, – согласился он.
– Вам кажется, что это по-детски?
– Немного, – ответил Карлтон, изобразив жалкое подобие улыбки.
– Вы, я вижу, не одобряете этого, но мне необходимо было хоть что-нибудь узнать о лорде Карлтоне. Вы не можете себе представить, что значит быть обрученной с человеком, которого совершенно не знаешь.
– Очень даже хорошо представляю, – ответил он с мрачной иронией.
Джулиан слегка придвинулась к нему и взмолилась:
– Вы должны меня понять! Я не вынесу такого унижения. Говорят, у него дюжина любовниц и тому подобное. Я бы с ума сошла от ревности!
– Дюжина любовниц? – Он не смог сдержать улыбку. – Дюжина одновременно? Без сомнения, даже для его светлости это было бы непростительно. И сколько неудобств от такой неразборчивости!
Она рассмеялась в ответ, в зеленых глазах вспыхнули искорки.
– Что ж, возможно, и не дюжина. Но, прошу вас, скажите мне, мистер Фитцпейн, поскольку вы лучше знаете лорда Карлтона, хочет ли он этой свадьбы? Из всего слышанного я поняла, что он более склонен избежать этого. Возможно, он предпочел бы жениться на женщине, о которой я столько слышала, своей любовнице. Скажите мне, что он об этом думает, и тогда я буду знать, что мне делать.
– Но будут ли для вас достаточно убедительны мои слова, если вы уже уверены, что он плохой человек?
– Я не знаю, – ответила она голосом, полным муки. – Я не знаю, что думать и что делать.
– Что вы предпримете, если я скажу вам, что он не хочет жениться на вас?
– Я разорву нашу помолвку.
– И откажетесь от шанса принять пэрство?
– Мама имеет титул пэра, а счастья ей это не принесло. Я никогда особо не рассчитывала на преимущества, данные титулом, – живо отвечала она.
– И все же я знаю, что ваша матушка настаивала на этой помолвке.
– Думаю, это моя бабушка уговорила ее, что мне следует выйти за лорда Карлтона. Понимаете, наши бабушки, моя и лорда Карлтона, – подруги. Что касается мамы, то у нее есть свои причины желать мне брака по расчету.
– Понимаю, – сказал он, гадая, каковы могли быть эти причины. Он попытался зайти с другой стороны.
– Вам известно, что Карлтон должен жениться до конца апреля, чтобы сохранить свой титул и состояние? Если вы разорвете помолвку, вы тем самым поставите его в крайне затруднительное положение из-за завещания его отца. Вы задумывались об этом?
– Да, – ответила она, быстро кивнув головой. – Я знаю об этом. Но если он намерен и после женитьбы жить так, словно он не женат… Я думаю, найдется много женщин, которые согласятся на этот брак. Им нужно куда меньше, чем мне, они не ищут супружеского счастья.
– Вы еще очень молоды, – сказал он, улыбаясь. Джулиан слегка наклонила голову.
– Вы думаете, желать быть счастливой в браке и руководствоваться этим при выборе супруга – значит, требовать слишком многого?
Он был слегка сбит с толку ее вопросом.
– Долгое время, – отвечал он осторожно, – я думал, что нет ничего важнее этого. Но в моих своеобразных обстоятельствах…
Она перебила его:
– Вы имеете в виду отсутствие состояния?
– Да. Именно это. Как ни грустно это сознавать, но когда судьбой предопределена бедность, то любовь, брак, семейное счастье – все это ускользает от меня. Дожив до тридцати, я больше не…
Она вновь прервала его:
– Вам только тридцать? Но я слышала, вы на несколько лет старше Карлтона…
Карлтон безнадежно махнул рукой.
– Я говорил вообще. В действительности мне уже тридцать три, хотя мне кажется, что после совершеннолетия возраст начинает играть все меньшую роль, нежели в юности.
– О, я совершенно согласна, – с улыбкой ответила она. – Моей компаньонке Лиззи уже почти двадцать семь, но она самая близкая и любимая моя подруга. Между нами как будто и нет разницы в возрасте. Но мы говорим не об этом. Прошу вас, продолжайте.
– Насколько я помню, – сказал он, – вы спрашивали, возможно ли быть счастливым в браке. Я думаю, что подобные случаи крайне редки. И, видимо, я не очень ошибусь, если возьму на себя смелость сказать, что ваше мнение не слишком отличается от моего: вы ведь не хотели соглашаться на брак с Карлтоном, ничего о нем не зная.
– Мама убеждала меня, что мои шансы на счастье тем больше, чем меньше я знаю своего будущего мужа.
Он был несказанно удивлен.
– В самом деле?
– Наверное, вы не знаете, что мой отец не живет с мамой.
– О, понимаю. Голос опыта. Полагаю, это многое объясняет.
– Именно так.
Задумчиво поглаживая пальцами бровь, он сказал:
– Пожалуй, я расскажу вам теперь о том, о чем вы хотели узнать: о Карлтоне и его отношении к женитьбе на вас.
– Да, пожалуйста, и не скрывайте от меня ничего, прошу вас, – ответила она с волнением.
– Как вам будет угодно, – тихо отозвался он. – Мне грустно говорить, что по дороге из Хайгейта в Йорк его светлость беспрестанно сетовал на необходимость жениться на вас. Но не думайте, что он отвергает вас: как бы он мог сделать это, ни разу даже не встретившись с вами? Просто его тоже не привлекает брак, лишенный, как он предполагает, любви. – Он с минуту смотрел на нее задумчиво, и неожиданно решил поддразнить ее. – К тому же вы еще так молоды. И Карлтон горевал, что вы не побывали ни на одном лондонском сезоне.
Карлтон ожидал, что подобная реплика заденет ее, но он ошибся. Она совсем сникла, и ему захотелось узнать, почему.
– Что с вами? Я думал, вы будете рады, если ваши подозрения подтвердятся. Вы разочарованы?
– Совсем немного, по причинам, раскрывать которые я не хочу. Но, уверяю вас, вы помогли мне привести мои мысли в порядок, и я очень благодарна вам за это.
В который раз за их недолгое знакомство он снова был поражен ее прямотой и чистосердечием. Он прекрасно понимал ее нежелание выходить замуж при тех обстоятельствах, какими она их видела. Но он по-прежнему не мог ей простить, что она так легко поверила жалким россказням, которые сплетники сочиняли о нем. И она еще уважала их! А раз так, возможно, он вполне удачно остался в стороне от всего этого.
Он уже готов был наконец сказать ей, кто он на самом деле, когда его осенило. Перед ним вдруг ясно открылся путь к мести, путь настолько простой и такой сладкий, что не колеблясь ни минуты, Карлтон решил ступить на эту тропу. Осторожно завладев ее рукой, он прижался губами к ее пальцам, все еще державшим платок.
Он ведь распутник, не правда ли?
Значит, он и будет распутником, таким, каким сплетники ославили его; но на этот раз он совратит невинную девушку, которую он сразу распознал в ней.
И после того, как он совратит ее, прокатившись с ней в Париж – да, Париж прекрасно подойдет для этого, – он оставит ее и женится на любой из многочисленных женщин, упомянутых Джулиан, каждая из которых зубами вцепится в свой шанс стать леди Карлтон, невзирая на его репутацию.
Образ прекрасной Шарлотты Гарстон ясно возник в его сознании. Да, пожалуй, миссис Гарстон именно то, что нужно. У нее легкий характер, она давно отбросила в отношениях с ним все приличествующие уловки, и он не сомневался, что его ухаживания она воспримет благосклонно. Она будет ему безупречной женой и не станет напоминать о скандале, который он намеревался теперь учинить. Разве не сказала она ему две недели назад, игриво обнимая его рукой, державшей веер, что уже многие годы влюблена в него!
Но сможет ли он убедить Джулиан бежать с ним?
Он осторожно взял ее за подбородок, заставив обратить лицо к нему.
– Скажите, почему вы так грустны, мисс Редмир? Может быть, вы надеялись в своих девичьих мечтах найти любовь с лордом Карлтоном?
Казалось, она совсем не смутилась от его прикосновения, но долго изучающе смотрела ему в глаза. Наконец, она отвела взгляд и вздохнула.
– Вы подумаете, что я очень глупа, если отвечу «да»?
– Возможно, совсем чуть-чуть, – ответил он тихо, наклоняя голову и медленно придвигаясь к ней. Он понимал, что даже будучи такой невинной, она не может не догадаться о его намерениях.
– О, Господи, – пробормотала она, не сводя глаз с его медленно приближающегося к ней лица.
– Я начинаю думать, что Карлтон глупец, – прошептал он еле слышно.
Теперь она была так близко, что он ощущал легкий аромат лаванды, исходивший от ее волос. Он смотрел на ее губы. Позволит ли она поцеловать себя? До сих пор она ничем не обнаружила, что он ей неприятен.
Вдруг он почувствовал на своей груди ее руку.
– Вы что, собираетесь поцеловать меня, мистер Фитцпейн? – спросила она, затаив дыхание.
– Да, я собираюсь поцеловать вас, – сказал он совершенно спокойно. – И еще как.
И прежде чем она успела запротестовать, он прижался губами к этому прекрасному рту, заключив ее в объятия. Крепко прижимая ее к себе, он только в первый момент ощутил сопротивление, потом же, к его великому изумлению, она стала отвечать на поцелуи.
О да, думал он с упоением, юную, невинную мисс Редмир не составит труда совратить. Овладев ею в Париже, он холодно посоветует ей вернуться к маме, как и подобает хорошей маленькой девочке, даст ей достаточную сумму, чтобы она смогла вернуться в Англию, и пусть прокляты будут все сплетники. Одна из них погибнет безвозвратно. Маленькая заметка в «Морнинг пост» лишь усилит эффект, и весь Лондон захлестнет потоком сплетен.
А потом он обвенчается с миссис Гарстон, примет свое законное наследство и зашагает в будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неуловимая невеста - Кинг Валери



Скучный. Только в конце какое то хоть оживление!!!
Неуловимая невеста - Кинг Валеричитатель
12.04.2011, 23.17





Затянуто и нудно: 4/10.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериЯзвочка
18.07.2012, 0.13





Не согласна. Роман не хуже других. Можно почитать на досуге. Главная героиня нудновата и туповата. Но в последнюю минуту ее мозги встали на место.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.15





Бред
Неуловимая невеста - Кинг ВалериНатали
1.02.2013, 17.31





Кошмар какой то.
Неуловимая невеста - Кинг Валерилена
5.07.2014, 7.18





Согласна с тем, что всё затянуто. Прочитала с интересом первых 8 глав, а потом стало скучно,прочитала ещё 8 глав, а потом - последнюю. Сама идея увлекательна, а вот реализация -глупая.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериItis
29.07.2014, 15.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100