Читать онлайн Неуловимая невеста, автора - Кинг Валери, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неуловимая невеста - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.5 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неуловимая невеста - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неуловимая невеста - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Неуловимая невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

На следующее утро лорд Карлтон стоял в пивной «Гончарного Круга», постукивая тростью по шероховатым доскам деревянного пола, и ждал. Он был изрядно раздражен. В восемь утра, когда он совершал свой туалет, ему сообщили, что у его супруги приступ сильной мигрени, и ей необходимо принять дозу настойки опия прежде, чем она сможет продолжать путь.
Но ему никак не верилось, что понадобилось целых четыре часа, чтобы послать за опиумной настойкой в аптеку, а затем дожидаться эффекта его действия.
И это еще не все. Когда стрелки часов уже приближались к полуденной отметке, ему сказали, что Джулиан намного лучше, Молочница Молли упаковала свою потрепанную шляпную картонку, и они обе вскоре спустятся вниз, если он распорядится подавать карету.
Но прошло уже пятнадцать минут после того, как он попросил Биббеля приготовить обе кареты, и раздражение его нарастало. Стук его трости уже отдавался у него в ушах, и он поглядывал то налево на лестницу, то на входную дверь гостиницы, через прямоугольные стекла которой пробивался свет. По правде говоря, он не знал, досадовать на Джулиан или благодарить ее за то, что целое утро он был лишен ее общества. Когда она была рядом, его намерение соблазнить ее как-то странно изменялось. Он уже дважды мог поцеловать ее и не сделал этого. Да, в первый раз служанка испортила подходящий момент, но во второй раз он сам сдержался, когда была такая прекрасная возможность просто чуть сильнее прижаться губами к ее губам.
И она так хотела этого!
Он поступил, как последний болван!
Ничем, никак он не мог объяснить собственное поведение.
Тучи, затягивавшие небо накануне, слегка поредели, вздымающиеся горы облаков относило ветром, и в просветах уже было видно ослепительное голубое небо. Когда выглядывало солнце, снег сверкал между каменными зданиями Йорка как искристые алмазы, вкрапленные в камень. Затем вновь набегали облака и погружали город в сумрак, тоже раздражавший Карлтона, который был не в состоянии понять, что с ним происходит.
Лорду Карлтону трудно было разобраться в своих чувствах. Почему он так раздражен? Разве только потому, что все утро думал о Джулиан. Он сам был поражен тем, чего он достиг, соблазняя свою невинную невесту. Прошлым вечером она ждала его поцелуя, она помнила их первое объятие, которое явно вскружило ей голову при первой встрече. В конце концов, он был просто мужчиной и находил ее речь очаровательной, ее красоту завораживающей, ее манеры самыми изысканными. Когда он держал в руках ее густые волосы, извлекая жемчуг, шпильки и цветы из золотых прядей, он с трудом удерживался, чтобы не зарыться лицом в их душистую массу. Приятный запах лаванды совершенно взбудоражил его.
И как ему все же удалось сдержаться и не поцеловать ее, он не понимал. Полуоткрытые губы Джулиан, весь ее нежный облик, когда она в ожидании закрыла глаза, – казалось, утерпеть было просто невозможно, но он позволил себе лишь слегка скользнуть губами по ее губам и разрушил очарование, которое уже закружило их обоих.
Он тихо засмеялся над собственной глупостью, постукивая по носку своего блестящего сапога концом прогулочной трости. Он чуть не проговорился, когда сказал ей: «Почему никто не говорил мне о вашей великолепной короне? Все могло бы быть совсем по-другому…»
Он и не заметил, как чуть было не вышел из роли Эдварда. Слава Богу, Джулиан сидела отвернувшись, иначе она увидела бы минутное замешательство в его глазах. Тогда бы все пропало, он потерял бы возможность довести задуманное до конца. Но пока у нее не возникло подозрений, и она верит ему, он не сомневался, что завоюет ее.
Облака набежали на яркое небо, и в холодной передней гостиницы стало темно. Карлтон поежился, глубже запахивая свое теплое пальто. Вновь в нем зашевелилось раздражение оттого, что его спутница заставляет его тут прохлаждаться, хотя только что обещала спуститься к нему. Достав часы из кармана своего сюртука и убедившись, что ждет уже лишних двадцать минут, он совсем разозлился. Настроение становилось мрачным так же быстро, как серые тучи закрывали сияющее солнце. Он скажет Джулиан при первом удобном случае, что нельзя держать лошадей на ветру, под дождем или снегом, и что она могла бы проявить к нему больше внимания и быть готовой тогда, когда обещала быть готовой, особенно после четырехчасовой задержки!
Когда пробило час, его нетерпение достигло предела, и он бросился к лестнице, готовый перескочить через две ступеньки и, если надо, колотить в дверь мисс Редмир.
Где эта скверная девчонка?
Но как только его рука коснулась перил, сверху послышался ее прекрасный тихий голос:
– Вы должны простить меня, Эдвард, но в самый последний момент у меня на платье оторвалась пуговица, и Молли потребовалось десять минут, чтобы найти нитку с иголкой. Я прошу меня извинить. Надеюсь, лошади не очень застоялись?
Все упреки, заготовленные лордом Карлтоном и уже готовые сорваться с его языка, испарились, когда он услышал ее извинения, а гнев его бесследно растаял при виде той, что стояла перед ним.
Это Джилли?
Она была одета в изысканный дорожный костюм, капор, отделанный белым мехом, шубку из превосходного тонкорунного каракуля и держала в руках большую пушистую муфту. В этот момент, как по заказу, облака разбежались, солнце засияло, заставляя снежные бриллианты опять ярко сверкать, и лучи света, проникнув через застекленную дверь, коснулись лица Джулиан, спускавшейся по лестнице.
Как это она так неожиданно преобразилась, он ведь совершенно точно знал, что она покинула деревню Редмир, не имея с собой ничего, кроме зеленой бархатной накидки на плечах, испачканных белых атласных туфелек и подвенечного платья с заляпанным подолом?
– Джулиан! Что это? – глупо воскликнул он, указывая на ее муфту и глядя, как теплый зимний свет омывает ее лицо.
– Муфта! – ответила она, счастливо улыбаясь и протягивая к нему муфточку, чтобы он мог разглядеть ее получше. Она была сшита из кроличьего меха и отделана хвостами горностаев. – Вам нравится?
– Да, конечно, нравится. Необыкновенно изысканно. Я хотел спросить, откуда все это взялось… весь ваш наряд?
Джулиан ответила:
– Я должна сознаться вам, что у меня сегодня утром вовсе не болела голова.
– Не болела? – переспросил он, снимая руку с перил и наблюдая, как она спускается по ступенькам.
– Нет, – сказала она, покачав головой и медленно переступая ногами в прелестных полусапожках из телячьей кожи со ступеньки на ступеньку.
Она сошла на дощатый пол гостиницы и закружилась со счастливой улыбкой. Ее синяя шубка разлетелась, открыв на мгновение шелковое дорожное платье, широкий синий подол которого был украшен яркими летними цветами из маленьких кусочков набивного ситца. Поверх ее кудрей – несколько рыжих прядей падали на лоб – был надет восхитительный просторный капор, вышитый рюшами синего шелка, отделанный по краю мягкой белой полосой кроличьего меха. Синяя шелковая лента капора была завязана немного набок изящным бантом. Она была такой невинной, юной и восхитительной, что, к изумлению Карлтона, от его раздражения не осталось и следа.
– Вчера я договорилась с миссис Роуз, чтобы ее сын проводил Молли к моему портному в Развал и помог принести некоторые вещи, заказанные к свадьбе. Я могла бы еще вчера вечером сказать вам об этом, но мне хотелось увидеть выражение вашего лица сегодня – мне хотелось сделать вам сюрприз. Полагаю, Карлтон не пожелал бы отвлекаться и задерживаться из-за такого пустяка, но вы человек такого мягкого и уравновешенного характера, и я подумала, что вы не очень рассердитесь, если мы ненадолго задержимся по такому поводу. Ну, а теперь скажите откровенно: я не злоупотребила вашим терпением? Или вы бы предпочли, чтобы я продолжала путь в подвенечном платье?
– Разумеется, нет, – ответил он, спустившись, наконец, с нижней ступеньки и погладив мягкий белый мех ее муфты. – Я был бы глуп, как пескарь, если бы испытывал что-то кроме благодарности за вашу предусмотрительность. После того как мы оставили Редмир, я неоднократно думал, что отсутствие багажа и ваш странный наряд вызовут излишнее любопытство и домыслы. Поэтому я благодарю вас.
Она слегка пожурила его:
– Но вы казались не очень-то довольным, когда я появилась на лестнице. Нет, даже не пытайтесь возражать мне, ведь у вас все было написано на лице, а уж ваши глаза просто метали молнии. Так я прощена?
– Я просто беспокоился, что мы слишком долго держим лошадей.
– И правильно беспокоились. Еще раз простите меня.
Он слушал ее извинения и не мог двинуться с места: все глядел в прекрасное лицо Джулиан, упиваясь светом ее изумрудных глаз и испытывая нестерпимое желание поцеловать ее словно для этого и созданные губы. Если бы не присутствие Молочницы Молли, он бы отбросил всякую предосторожность, схватил меховые края капора мисс Редмир и приник бы к ее губам в поцелуе.
Наконец Молочница Молли затараторила, что Биббель, по ее мнению, не будет расстроен их отъездом, и лорд Карлтон вернулся с небес на землю. Через несколько минут последний портплед Джулиан был уложен в багажный ящик, и они покатили по улице.
Снег начал таять на мостовых, улицы потемнели от луж, вода брызгами разлеталась из-под колес отъезжавших от гостиницы карет. Первые несколько минут путешествия, пока кареты ехали через Йорк, лорд Карлтон избегал смотреть на Джулиан и разговаривать с ней. Ему нужно было разобраться, какие же все-таки чувства он испытывает к ней. Его первоначальное намерение уговорить ее поехать с ним в Лондон, а затем в Париж, чтобы устроить страшный скандал, уже не был таким решительным. Молва ведь приписывает ему большой опыт в таких делах, не так ли? Не ему ли присвоили пальму первенства как мастеру подобных историй, особенно с участием юных леди? Тогда почему желание обнять Джулиан становилось сильнее его возмущения, опрокидывало так тщательно продуманный, замечательно простой план и занимало теперь все его мысли?
Он взглянул на нее – она перехватила его взгляд, улыбнулась и вновь отвернулась к окну. В ней не было никаких уловок, не было даже застенчивых попыток вызвать его интерес или одобрение; это была просто Джилли. Когда ему хотелось помолчать, она не старалась втянуть его в разговор и, казалось, разделяла его желание. А когда она отвечала на его вопросы, то делала это охотно, вежливо, в приятной манере, так же, как старался говорить с ней он сам. Он высоко оценил отсутствие в ней притворства. В ее обществе было так легко, чего он не мог сказать ни об одной из знакомых ему женщин.
Ему не терпелось узнать, чувствует ли она то же самое, и когда карета выехала из Йорка на дорогу, ведущую в Тэдкастер, он не без лукавства предположил, что должен казаться ей ужасно скучным.
– Что? – удивленно переспросила она. – О, вы имеете в виду, что не раз отворачиваясь к окну, вы давали мне понять, что вам нужно побыть какое-то время в тишине, наедине со своими мыслями, как это было только что? Нам предстоит проехать почти двести миль, Эдвард, и я, разумеется, не жду, что на протяжении всего этого пути вы будете развлекать меня остроумными анекдотами или замечательными высказываниями о состоянии погоды. Но, конечно, вы можете быть уверены, я тоже не буду считать себя обязанной веселить вас все это время.
Она улыбнулась прелестной улыбкой, и он быстро отвернулся к окну по привычке, которую уже заметил за собой, когда боялся поддаться ее очарованию.
Она засмеялась и сказала:
– «Вот, именно так!» – Она совсем не была обижена или расстроена.
Черт возьми! До чего же она ему нравится!
До Тэдкастера, что в девяти милях от Йорка, они добрались без происшествий, сменили лошадей, служанка в гостинице «Ангел» подала Джулиан чашку чая, и кареты покатили дальше.
За Тэдкастером дорога изменилась, стала холмистой. Но вопрос Карлтона:
– Вам плохо? – Джулиан воскликнула:
– Ничуть! И совершенно не страшно. Мне кажется, будто я на папиной яхте.
– Так, значит, вы ходили под парусом? – спросил он.
– Один раз, с родителями, когда я была маленькой и приехала на летние каникулы в Брайтон. Это было великолепно, и папа был так горд моими способностями. Бедная мама осталась в каюте и пластом лежала на своей постели, ее горничная все время за ней ухаживала. Она не могла продолжать плавание, и как я ни умоляла ее, меня вскоре отправили с няней обратно в Йорк.
– Да, не повезло вам, – мягко заметил он. Она снова засмеялась:
– Да, уж. Папа поступил чудовищно, отправив меня домой на север, к моим друзьям, вместе с моей няней, да еще именно тогда, когда на пустошах самое великолепное время года, вереск цветет на много миль вокруг, а в оврагах бегут ручьи. Мы с няней часами там бродили. Если бы только нам разрешили, думаю, мы бы ушли на несколько дней. Я не прочь спать под открытым небом, если хорошо укрыться, конечно.
– О, конечно, огласился он и вдруг захотел узнать: – Вы никогда не были на западе, в Кумберленде?
– В районе озер? Где в каждой деревне, возле каждого озера и даже в старых заброшенных каменоломнях живут поэты? Вы-то уж, конечно, там были.
– Это почему?
– Вы же поэт, Эдвард! – ответила она.
Лорд Карлтон засмеялся, надеясь, что его смех прозвучит легко и чистосердечно. Он опять забыл, что он поэт. Он быстро сказал:
– Но вы не ответили на мой вопрос. Вы были в Кумбрии?
– Вы будете разочарованы, но я почти никуда не выезжала за исключением поездок в Брайтон, Хэрроугейт – это самая удаленная точка моих путешествий, – и дважды в Лондон – один раз, когда мне было одиннадцать лет, и второй раз – в четырнадцать.
– Не может быть! – удивился он. – Как вы с этим мирились, ведь совершенно очевидно, что вы созданы для приключений?
Улыбка погасла на ее лице, она погрустнела.
– Что такое? – встревожился он.
– Я просто глупая школьница, я надеялась, что когда выйду за Карлтона, он будет брать меня с собой во все путешествия, о которых он мечтал в своем письме.
– Он просто хотел развлечь вас таким вздором, как Китай и все такое прочее, я даже припоминаю кое-что: например, Форт Росс в Америке, основанный русскими. Я уверен, он думал, что доставит вам удовольствие разговорами о дальних странах. Да, я просто убежден в этом.
Джулиан повернулась к нему, ее брови удивленно взлетели.
– Откуда вы знаете про Форт Росс? – спросила она. – Эдвард, Карлтон показывал вам свое письмо ко мне, прежде чем послать его? Если он показывал вам письмо, я могу только сказать, что это мне очень неприятно и больно. Как он должен был презирать меня, если был совершенно безразличен к тайне нашей переписки.
На этот раз Карлтон взял ее за руку и сказал:
– Я делаю ему плохую услугу, не дав ему возможности быть представленным вам. Каковы бы ни были его чувства после подписания брачных документов, они, несомненно, изменились бы после встречи с вами. Что касается письма, он не показывал его мне… Оно было плохо запечатано. Он попросил меня отправить его, и я не смог удержаться и прочел. Так что вы можете теперь презирать меня, а не его.
– О, Господи, – ответила она. – Вы ставите меня в такое неловкое положение. Я осуждала Карлтона за его поступки, теперь решительно должна упрекнуть вас за то, о чем вы рассказали. Но я чувствую, что не могу. Я слишком хорошо к вам расположена.
Надеясь, что в его словах не прозвучит того облегчения, которое он испытал, Карлтон ответил:
– У вас щедрое сердце, и вы правы, вы должны упрекнуть меня. Мое поведение было совершенно недостойным джентльмена.
Она улыбнулась и уже собиралась ответить ему, но тут внимание ее отвлекла дорога. Он тоже отвернулся и посмотрел в окно. Он только что допустил грубую ошибку. Но почему он чувствовал необходимость спасать репутацию Карлтона! Не в его интересах возбуждать в ней доброжелательность к ее бывшему жениху. Ему необходимо, чтобы она полностью доверяла ему как Эдварду Фитцпейну, и разве не лучшее решение этого вопроса – выставить Карлтона как негодяя? В следующий раз, пообещал он себе, он сделает именно так!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неуловимая невеста - Кинг Валери



Скучный. Только в конце какое то хоть оживление!!!
Неуловимая невеста - Кинг Валеричитатель
12.04.2011, 23.17





Затянуто и нудно: 4/10.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериЯзвочка
18.07.2012, 0.13





Не согласна. Роман не хуже других. Можно почитать на досуге. Главная героиня нудновата и туповата. Но в последнюю минуту ее мозги встали на место.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериВ.З.,64г.
28.09.2012, 22.15





Бред
Неуловимая невеста - Кинг ВалериНатали
1.02.2013, 17.31





Кошмар какой то.
Неуловимая невеста - Кинг Валерилена
5.07.2014, 7.18





Согласна с тем, что всё затянуто. Прочитала с интересом первых 8 глав, а потом стало скучно,прочитала ещё 8 глав, а потом - последнюю. Сама идея увлекательна, а вот реализация -глупая.
Неуловимая невеста - Кинг ВалериItis
29.07.2014, 15.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100