Читать онлайн Маскарад повесы, автора - Кинг Валери, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад повесы - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад повесы - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Маскарад повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Тем же вечером, стоя возле окна в зале гостиницы «Лебедь и гусь», Бакленд смотрел на звезды, мерцавшие над холмом Бердлип, и размышлял о Кэт, о судьбе, постигшей, фабрику мистера Багена, и о будущем своей собственной мануфактуры.
Из задумчивости его вывел голос Джеймса.
— Надеюсь, на завтрашнем музыкальном вечере скучать не придется, Джордж. Сейчас посмотрю, кто и где его устраивает… А, эта противная Мортон, у себя в Эмпстон-Холле.
— Как, ты назвал красотку Джулию Мортон противной? — с наигранным удивлением обернулся к другу Бакленд.
— Нет, что ты! — возмутился Джеймс. — Кого-кого, а мисс Мортон так не назовешь. Разумеется, я имел в виду ее мать, миссис Мортон, и по твоей мерзкой ухмылке я вижу, что ты меня прекрасно понял!
Бакленд проводил взглядом упавшую звезду, прочертившую в ночном небе яркую линию, и отвернулся от окна.
— А как ты находишь мисс Дрейкотт? — серьезно спросил он.
Джеймс, сосредоточенно чинивший перо возле растопленного камина, поднял голову.
— Забудь о ней, Джордж! У тебя с ней ничего не получится, потому что она явно отдает предпочтение мне, — уверенно заявил он. — Во время вашего состязания она так откровенно со мной кокетничала, что у меня не осталось никаких сомнений. Жаль, что ты этого не видел!
Бакленд вздохнул. Бедняка Джеймс, если бы он знал истинную причину ее внимания! Все ужасно запуталось… Впрочем, это не единственная проблема.
— Знаешь, Джулия сказала, что их музыкальный вечер собирается почтить своим присутствием граф Саппертон, — сообщил Бакленд. — Значит, нам угрожает разоблачение. Ты к нему готов?
Откинувшись на спинку стула, Джеймс вытянул ноги к огню, весело потрескивавшему в камине. Да, надо быть начеку — негодяй Саппертон способен на любую подлость!
— Эх, не надо было нам с тобой, Джордж, устраивать этот маскарад, — вздохнул он. — К чему обманывать здешних обитателей? Чем больше я их узнаю, тем больше они мне нравятся. Похоже, время замедлило здесь свой бег, сохранив в людях нравственную чистоту, которой давно и в помине нет в других местах. Подумать только, они знать не знают, что творится в Лондоне, что такое «ярмарка невест», рестораны и злачные места… Возьми, к примеру, Роджера Уайтсхилла — вспыхивает, едва на него взглянет какая-нибудь из дам, большинство из которых он знает с детских лет. А ведь по богатству и родовитости с ним мало кто может сравниться. В Лондоне он бы уже через неделю превратился в бессердечного циника, надоедающего всем бесконечными жалобами на хандру.
— Ты прав, — со вздохом согласился Бакленд. — А помнишь, мы проезжали по пути славную деревушку, которая называется Парадиз? Мне кажется, всю эту холмистую местность можно было бы так называть в честь небесной обители чистоты и простодушия. Тем не менее, даже здесь люди ссорятся и враждуют между собой из-за пустяков, не говоря уже о погроме на фабрике Багена. — Он на мгновение задумался, потом наполнил два стаканчика бренди и сел рядом с Джеймсом у камина. — Давай насладимся этим божественным напитком, потому что завтра вечером, может быть, нас из здешнего рая изгонят.


Готовая ехать к Мортонам, Кэт в ожидании кареты нервно мерила шагами гостиную — просторную, светлую комнату с белыми стенами, удобными, обитыми ярким ситцем креслами и диванами и множеством столиков, на каждом из которых стояла ваза с цветами, принесенными из сада. Благодаря заботливым рукам Вайолет гостиная всегда содержалась в образцовом порядке. Столешницы до блеска натерты воском, на ясеневом паркете ни пылинки, вышитые салфеточки под цветочными вазами тщательно накрахмалены. Обычно один вид этой уютной комнаты действовал на Кэт умиротворяюще, но не сегодня. Ведь у Мортонов ей предстояла встреча с Саппертоном! Кэт всегда считала графа дурным человеком, к тому же он мог расстроить ее планы относительно Эшвелла.
Она с досадой намотала на палец конец жемчужного ожерелья, украшавшего ее шею. Саппертон… За всеми событиями последних дней она совершенно о нем забыла. Кэт уже несколько лет старалась поменьше встречаться с ним, и благодаря затворническому образу жизни это удавалось ей довольно легко. Но теперь она собиралась посещать все званые вечера и обеды, значит, встречи с Саппертоном станут неизбежными. Кэт не сомневалась, что он очень обрадуется происшедшей в ней перемене. Взглянув на низкий вырез своего нежно-зеленого вечернего платья, она представила, с каким выражением Саппертон будет рассматривать ее открытую грудь, и гадливо поежилась. Вечер обещал превратиться в настоящую пытку.
Задержавшись у столика с розовыми и желтыми розами, Кэт вдохнула их пьянящий аромат и подняла глаза на портрет матери, висевший над этим столиком уже десять лет. Выпустив жемчужную нить, девушка в задумчивости подперла щеку рукой. Да, сэр Уильям прав, она действительно очень похожа на мать, и Саппертон наверняка будет терзать ее разговорами на эту тему. Он уже несколько лет твердит, что если бы она оделась, как Джулия, и изменила прическу, то выглядела бы точь-в-точь как ее мать пятнадцать лет назад…
Наконец у крыльца с грохотом остановился древний экипаж Джаспера. Лошади, удивленные тем, что их теперь так часто заставляют возить это громоздкое сооружение, нетерпеливо всхрапывали и рыли землю копытами.
Услышав шум, Кэт улыбнулась портрету.
— Пожелай мне удачи, мама, — шепнула она, и ей показалось, что мать смотрит на нее с грустной улыбкой, словно жалеет, что не может сама вывозить в свет свою дочку.
Кэт повернулась и поспешила к выходу. Все ее мысли снова были обращены к Эшвеллу.


Миновав Эджкот, экипаж Джаспера въехал наконец в Эмпстон, небольшую деревушку на берегу речки Вик, которая весьма живописно струилась среди плакучих ив. Кэт невольно залюбовалась этим поистине райским уголком. Как жаль, что здесь обитает такое тщеславное, вздорное и бессовестное создание, как Джулия Мортон, с которой у Кэт с самого начала не сложились отношения.
Из-за аккуратно подстриженной живой изгороди показался Эмпстон-Корт — старинная усадьба в стиле тюдор. Окна парадных комнат ярко освещали посыпанную гравием подъездную аллею. «Должно быть, все друзья и родственники уже в сборе, — решила Кэт. — Ах, только бы не наткнуться на графа!»
Не успела она подумать об этом, как ее оглушил истошный рев дорожного рожка. Кучер Питер, вполголоса выругавшись, свернул к обочине, и мимо них промчалась щегольская карета с гербом Саппертона на дверце. «Как это похоже на графа!» — подумала Кэт, вынимая из нового, вышитого жемчугом ридикюля веер.
Графская карета остановилась у крыльца, с запяток спрыгнул лакей, распахнул перед хозяином дверцу и почтительно отступил назад, давая ему дорогу. Граф Саппертон не спеша вышел из кареты и остановился, поджидая Кэт, — он узнал в старой развалине, которую они обогнали, экипаж Дрейкоттов.
Выйдя из кареты, Кэт заметила у входа в дом высокую чахлую фигуру графа и чертыхнулась про себя. О, как она ненавидела этого человека! Граф так и буравил ее своими маленькими черными глазками. Несомненно, он отметил не только новое вечернее платье и элегантную, подбитую мехом накидку, но и украшенную веточками ландышей прическу, и белую атласную ленту, подчеркивавшую стройность высокой талии.
— Что я вижу! Уж не сама ли богиня любви Венера явилась мне во всей своей прелести?! — воскликнул граф, останавливая взгляд на глубоком декольте девушки.
— Мое почтение, милорд, — холодно произнесла она и сделала книксен, глядя на верхнюю пуговку белого графского жилета, чтобы не встретиться взглядом с его владельцем.
— Дорогая, вы наконец-то превращаетесь в настоящую женщину!
Кэт нахмурилась:
— Граф, если вы не хотите, чтобы сегодня вечером я устроила вам при всех ужасную сцену, выполните две мои просьбы. Во-первых, никогда не говорите со мной в этой отвратительной фамильярной манере, а во-вторых, объясните своему кучеру, что он не должен вести себя как разбойник с большой дороги!
Предложив Кэт свою руку, которую девушка была вынуждена принять, как того требовали правила хорошего тона, граф повел ее к массивной парадной двери, освещенной факелами.
— К сожалению, ваша вторая просьба, на первый взгляд такая простая, невыполнима, — заметил он. — Понимаете, я нанял кучера Уильяма именно потому, что он — самый настоящий разбойник с этой самой дороги! — Он захохотал своему каламбуру. — Но почему красавица даже не улыбнется?
Не отвечая, Кэт подняла голову и взглянула прямо в худое бледное лицо графа.
— Вы слышали, что сегодня здесь должен быть лорд Эшвелл?
Черные глазки Саппертона сверкнули.
— Это прискорбно, — заявил он, поднимая брови. — Наши дамы будут из кожи лезть, чтобы привлечь его внимание, а я получу отставку! — Он снова смерил Кэт взглядом и рассмеялся. — Теперь я понимаю причину столь разительной перемены — вы оставили свои мальчишеские замашки ради поэта. Очень глупо с вашей стороны!
Дворецкий распахнул перед ними дверь, но прежде, чем переступить порог, граф наклонился к Кэт и сказал вполголоса:
— У Эшвелла в Лондоне репутация отъявленного донжуана, дамы буквально бросают свои сердца ему под ноги! Не рассчитываете же вы, что он обратит свое благосклонное внимание на нищую провинциальную барышню, размахивающую пистолетами? Если да, то я просто умираю от смеха!
В вестибюле граф помог Кэт снять пелерину, отдал дворецкому шляпу и дорожную накидку с капюшоном и повел Кэт в парадную гостиную миссис Мортон.
Сияющая позолотой просторная комната с вычурными диванами в египетском стиле, обитыми дорогим атласом в широкую золотую и белую полоску, поражала кричащей роскошью. Граф и Кэт остановились на пороге, ожидая миссис Мортон. Кэт очень хотелось надерзить Саппертону, но хитрый граф умело сыграл на ее желании казаться благовоспитанной барышней.
Дворецкий объявил имена новых гостей, и к ним тотчас устремилась миссис Мортон. В пурпурном атласном тюрбане, из-под которого выглядывали мелкие светлые кудряшки парика, и светло-оранжевом платье с кружевной отделкой в тон тюрбану она выглядела просто комично.
— Милорд Саппертон! — проговорила она с придыханием, подобострастно заглядывая графу в глаза. — Я счастлива, что вы почтили своим присутствием мой скромный музыкальный вечер!
Кэт смотрела на ее ужимки, едва сдерживая смех, тогда как граф с самым любезным видом поклонился миссис Мортон.
— А у меня для вас приятный сюрприз, милорд! — воскликнула хозяйка дома, пламенея румянцем от сознания важности момента. — Ни за что не угадаете, какой. Нет, это не новая пьеса для арфы, которую разучила Джулия, хотя вы, конечно, услышите виртуозную игру моей дочери. — Она кокетливо похлопала своего важного гостя веером по руке. — Вижу, вы горите нетерпением узнать, что это за сюрприз. Хорошо, слушайте же! — миссис Мортон набрала в грудь побольше воздуха, так что оранжевое изделие мадам Бомари едва не лопнуло по швам, и выпалила: — Сегодня у нас в гостях наш дорогой лорд Эшвелл! Пойдемте, я вас ему представлю.
Насладившись произведенным эффектом, она коротко бросила Кэт:
— А вы, милочка, пока можете пойти и поболтать с Мэри Чалфорд.
С этими словами миссис Мортон взяла графа под руку и повела его знакомиться с Эшвеллом. Между тем вечер шел своим чередом. Разбившиеся на группки гости с увлечением предавались привычным занятиям: молодые охотники спорили, как скоро в Стинчфилд прибудут полицейские, чтобы наказать погромщиков, Лидия донимала Джереми Криклейда своими глупыми насмешками, Джулия строила глазки мистеру Бакленду, а миссис Криклейд обсуждала с леди Уайтсхилл предстоящие роды своей обожаемой дочери Луизы. Благодаря браку Луизы с сыном миссис Мортон — скучным, ничем не примечательным молодым человеком — Криклейды получили доступ в высшее общество Стинчфилда, поэтому миссис Криклейд чрезвычайно гордилась дочерью. Леди Уайтсхилл снисходительно слушала ее душераздирающие пророчества относительно родов и бесконечные стенания по поводу страданий ее бедной девочки, которая с подобающим случаю скорбным выражением лица полулежала подле матери на бело-золотой атласной кушетке.
Кэт направилась к Мэри, сидевшей на диване неподалеку от камина, возле которого довольно откровенно флиртовали Джулия и Бакленд. Там же стоял Эшвелл, и Кэт отметила, что он бледнее обычного. Интересно, как эти молодые люди, столь открыто выражавшие свою неприязнь к Саппертону, воспримут встречу с его светлостью?
Лопаясь от гордости, миссис Мортон громко, на всю гостиную представила друг другу графа и поэта — двух самых именитых своих гостей.
Бакленд ждал этого момента с каким-то охотничьим азартом. Он терпеть не мог Саппертона, считая его бессердечным скрягой, вдобавок нечистым на руку в картах, и совершенно не боялся, что граф разоблачит его инкогнито. Пожалуй, в глубине души Бакленд даже хотел разоблачения — он уже давно пытался спровоцировать графа на открытое столкновение, но тот всегда умудрялся уходить от опасности. В свое время даже нанесенное Баклендом оскорбление не заставило его светлость взяться за дуэльный пистолет. Бакленд надеялся, что, может быть, на этот раз ему повезет.
Когда миссис Мортон закончила торжественную церемонию представления, мертвенно-бледный от волнения Джеймс, который с самого отъезда из гостиницы только и говорил, что о встрече с графом и возможном разоблачении, выступил вперед и приветствовал Саппертона легким поклоном. К удивлению Бакленда, Саппертон при виде новоявленного «лорда Эшвелла» сохранил полную невозмутимость. Он только слегка приподнял брови, посмотрел сначала на Джеймса, потом на Бакленда, и на его худой щеке еле заметно забилась нервная жилка.
— Мы ведь с вами уже встречались? — спросил он Бакленда, криво улыбаясь. — Лорда Эшвелла мне доводилось видеть в Лондоне, и ваше лицо тоже кажется мне знакомым, но я не могу вспомнить, где я вас видел. У Брука? Нет, скорее у Уайта! — Граф снова повернулся к Джеймсу и, блестя черными глазками, продолжил светскую беседу: — Все пишете, милорд, полагаю, вы скоро осчастливите нас еще одной пространной песнью или томиком сонетов?
Джеймс чувствовал несказанное облегчение оттого, что Саппертон не выдал их с Баклендом тайны, но его раздражал холодный насмешливый тон графа.
— Возможно, — ответил он высокомерно. — Мне всегда нравилось писать сонеты, но, с другой стороны, публика просит поскорее опубликовать третью песнь поэмы… Пожалуй, я еще не решил, чем заняться в первую очередь.
Заметив, что на него с улыбкой смотрит Кэт, он изящно поклонился Саппертону и подошел к дивану, на котором она сидела рядом с Мэри Чалфорд.
— Граф явно не жалует поэзию, — сказала ему вполголоса Мэри, — иначе он не говорил бы с вами так холодно.
Джеймс только недоуменно пожал плечами.
— О, не обращайте на него внимания, — поспешила успокоить его Кэт, подражая доброжелательному тону подруги. И бросила мрачный взгляд на Саппертона. — Он этого недостоин!
Между тем вниманием графа успела завладеть миссис Мортон. Она попросила его оказать ей честь, заняв почетное место в первом ряду слушателей, и объявила музыкальный вечер открытым.
Слушая исполнительниц, поочередно подходивших к инструментам, Кэт горько жалела о том, что согласилась приехать на этот скучнейший вечер. Из всех композиторов она могла выносить только Вивальди, но в Стинчфилде его музыка популярностью не пользовалась, потому что ее считали «слишком итальянской». Кэт понравилась только игра Мэри, исполнившей на фортепьяно свои любимые прелюдии Баха.
Когда пришел черед арфы, Кэт почувствовала, что ее тело невыносимо затекло от долгого сидения в одной позе. Поистине, многочасовая скачка на лошади ничто по сравнению с этой пыткой! Молодые охотники тоже нетерпеливо заерзали на своих стульях, и Кэт с сочувствием посмотрела на своих товарищей по несчастью. Желая продемонстрировать свое мастерство, Джулия явно уделяла больше внимания технике, чем чувству, поэтому слушатели остались совершенно равнодушными к ее игре. Однако вскоре их заставила встрепенуться Лидия, удивительно тонко и проникновенно исполнившая сонату Моцарта. Кэт улыбнулась: громче всех младшей мисс Чалфорд аплодировал Джереми.
Но какая все-таки скука эти музыкальные вечера! Кэт разглядывала белые панели на стенах и аляповатую лепнину на потолке, отчаянно борясь с зевотой, но в конце концов сдалась, прикрыла рот веером и зевнула. Сморгнув набежавшую слезу, она подняла глаза и наткнулась на внимательный взгляд Бакленда. Улыбнувшись, он с заговорщицким видом подмигнул ей, и Кэт улыбнулась в ответ. Кто-кто, а Бакленд должен понять ее состояние…
Наконец объявили получасовой перерыв, и гости направились к столу, где их ждало охлажденное шампанское, лимонад и поражавшие разнообразием сладкие блюда — пудинги, пирожные, шоколадный и ореховый крем, всевозможные желе и печенья. Кэт, не любившая сладкого, ограничилась бокалом шампанского. Заметив возле арфы, в стороне от толчеи, черный фрак и русую шевелюру поэта, она поспешила к нему, рассчитывая, что ей удастся хоть немного продвинуться в исполнении своего плана — иначе вечер можно было считать потраченным впустую.
Джеймс склонился над арфой, пытаясь натянуть новую струну взамен лопнувшей, и за его усилиями с большим вниманием наблюдала Джулия. Когда в течение нескольких минут она три раза воскликнула: «Ах, как я вам благодарна, лорд Эшвелл!» — Кэт не выдержала и ретировалась на террасу.
С просторной, выложенной квадратными каменными плитами террасы открывался прекрасный вид на большой сад в английском стиле — предмет великой и вполне заслуженной гордости миссис Мортон. Это было настоящее произведение искусства, которое никого не могло бы оставить равнодушным.
— Здешний сад ставит меня в тупик, — послышался рядом голос Бакленда: подойдя к ней, он облокотился на низкий каменный парапет.
— Почему? — Кэт обернулась и невольно залюбовалась собеседником. Бакленд был одним из самых красивых мужчин, которых она когда-либо встречала.
Он скривил рот, словно удивляясь ее непонятливости, и пояснил:
— Для любительницы рядиться в нелепые парики миссис Мортон проявила недюжинный вкус. Мне казалось, что она не в состоянии составить приличного букета цветов, не то что украсить целый сад. Я восхищаюсь ее скрытыми талантами!
— Как вы можете, Бакленд? — с упреком воскликнула Кэт. — Она же наша хозяйка!
— А хоть бы и хозяйка. — Он пожал плечами. — Кто же виноват, что она одевается, как стареющая куртизанка!
Кэт прыснула от смеха и тотчас прикрыла рот рукой в перчатке.
— Неужели вы не знаете, что в высшей степени неприлично заводить с незамужними барышнями разговор о куртизанках?!
— Разве? — произнес Бакленд с наигранным простодушием. — А вы, оказывается, ханжа! Вы ведь читали стихи Эшвелла? Не отпирайтесь, сами несколько раз сгоряча мне проговаривались!
— Ну и что, сэр? — Кэт гордо подняла подбородок.
— Как это — что?! — Он всплеснул руками в притворном негодовании. — Я тоже читал, и мне отлично известно, что уже на третьей странице своего восхитительного сборника он упоминает о куртизанках. Так почему же я не могу сделать то же самое, если считаю нужным?
Кэт могла бы привести сотню причин, но он был так близко от нее, что язык вдруг перестал ей повиноваться. Она как зачарованная смотрела в его глаза, казавшиеся в сумерках черными. Ах, если бы она могла остаться наедине с Баклендом и снова ощутить упоительную сладость его поцелуев… Господи, что за ужасные, непристойные мысли! Этот человек и впрямь опасный соблазнитель, от него следует держаться подальше! Кэт повернулась, чтобы пойти в гостиную, но Бакленд удержал ее за руку.
— Не уходите! Вы так прекрасны в этом бледно-зеленом платье, — шепнул он, легонько касаясь пальцами ее пышного рукава. — В Лондоне вы произвели бы настоящий фурор, я здесь без вас просто погибну от тоски. Обещаю вести себя как следует, только не уходите!
Словно в подтверждение своих слов, он выпустил ее руку, и Кэт тяжело вздохнула.
— Я должна вам признаться, Бакленд, — так же тихо ответила она, — что ваши объятия и поцелуи не оставили меня равнодушной. Но мы оба знаем, что это ни к чему не приведет. Прошу вас, не тревожьте понапрасну ни меня, ни себя!
В ее глазах была мольба, и Бакленд понял, что должен разобраться в своих чувствах. Действительно ли он хочет соблазнить эту юную красавицу? Он почти не сомневался, что мог бы легко добиться своего: в ней, как ни в какой другой женщине, ощущался скрытый огонь… Впрочем, ее по-настоящему и сравнить было не с кем, потому что такой, как она, он еще никогда не встречал. Господи, как все запуталось!
Бакленд вздохнул, поклонился Кэт и, сказав, что постарается выполнить ее просьбу, вернулся в гостиную.
Оставшись одна, Кэт снова окинула взглядом сад, но он почему-то уже не казался ей таким красивым, как раньше. Она собралась было уйти в дом, как вдруг за ее спиной раздался голос, который ей хотелось услышать менее всего на свете.
— Так-так… — проговорил Саппертон. — Свидание влюбленных на террасе? Как сильно, однако, испортились нравы в нашем уединенном краю всего за три недели моего пребывания в Брайтоне!
Кэт испуганно обернулась. Иногда она и сама не могла понять, почему так боится этого человека.
— Никакого свидания не было, вы ошибаетесь, милорд! — пробормотала она.
— Правда?
Граф подошел ближе, маленькие острые глазки-бусинки, поблескивавшие в лунном свете, делали его похожим на барсука.
Кэт с трудом перевела дыхание и отвернулась — любоваться чудом садовой архитектуры было намного приятней, чем созерцать мерзкую физиономию Саппертона.
— Я всегда считала сад миссис Мортон лучшим у нас в Стинчфилде, — преодолевая нервную дрожь, произнесла она светским тоном.
Однако перевести разговор на другую тему ей не удалось. Послышался отвратительный шаркающий звук — Саппертон подошел к Кэт вплотную, и она с содроганием почувствовала, как он коснулся холодными пальцами ее обнаженной руки.
— Я скучал без вас, Кэтрин! — зашептал он, наклонившись к ее уху. — Прекратите наконец свои глупые игры скажите, что согласны стать моей женой!
Кэт захотелось изо всех сил ударить локтем в его чахлую грудь. Каков наглец, ведь она вдвое моложе, не говоря уже о том, что терпеть его не может! Но надо было оставаться в рамках приличий: граф слишком опасный человек и может жестоко отомстить за оскорбление.
— Мне бы хотелось побыть одной, — пробормотала Кэт. — Пожалуйста, оставьте меня, милорд! Я неважно себя чувствую…
— Вот как? Тогда я провожу вас домой! — Он сжал ее руки и отвратительно хихикнул. — Мой экипаж и верный слуга Одноглазый Билли к вашим услугам. Не успеет луна подняться еще хотя бы на один градус, как мы уже домчим вас… куда пожелаете.
Он вдруг больно схватил девушку за подбородок своей тощей рукой, больше похожей на когтистую птичью лапу, заставляя поднять голову. Луна высоко стояла в небе, и никогда еще ночное светило не казалось Кэт таким злым и враждебным, как в эту минуту.
Вывернувшись из цепких объятий графа, она с вызовом посмотрела в ненавистное лицо.
— Но сохраню ли я свою честь, милорд? Сдается мне, что нет! Неужели вы решили заставить меня выйти за вас замуж таким вульгарным способом?!
Дрожа от ярости, Кэт шагнула к двери в гостиную, но граф не собирался отступать — слишком страстно он желал эту девушку, слишком долго старался ее заполучить. Преградив ей дорогу, он грубо сгреб ее в объятия.
— Вам не уйти от меня, Кэтрин, даже не думайте об этом! — с угрозой зашептал он, обдавая её запахом вина и лука. — Рано или поздно вы сами придете ко мне, и ваша судьба окажется в моих руках. Ваш отец в долгах как в шелках, его земли заложены-перезаложены! Или вы думали, что я ничего не знаю? Нет, спасибо мистеру Русу, я в курсе всех ваших дел!
Не в силах больше выносить этой мерзкой сцены, Кэт лягнула графа в голень. Не столько от боли, сколько от удивления он немного разжал руки, и девушка сумела вырваться. Отскочив, она ответила хриплым, яростным шепотом:
— Я презираю вас всей душой, Саппертон! Знайте, что я скорее умру, чем стану вашей женой!
Его бледное лицо, казавшееся в тусклом свете луны темно-серым, под стать камням террасы, снова приобрело бесстрастное выражение. Кэт развернулась, чтобы уйти, и опешила: в дверном проеме стоял Бакленд. Даже в полутьме было заметно, что он вне себя от гнева, и в первое мгновение Кэт испугалась; но Бакленд смотрел не на нее, а на графа, и тот отвечал ему не менее враждебным взглядом. От обоих веяло такой ненавистью, что Кэт поежилась.
Бакленд заговорил первым.
— Вы целы и невредимы, Кэт? Слава богу! — произнес он, не сводя глаз с Саппертона. — Но, должен заметить, я удивлен: ведь графу ничего не стоит обидеть даже беззащитного ребенка.
Кэт стало не по себе. Она знала, что Саппертон — известный дуэлянт, прекрасный фехтовальщик, и ему ничего не стоит послать Бакленду вызов. Не дай бог! Кэт не хотела, чтобы его смерть была на ее совести.
— Не проводите ли вы меня в гостиную, мистер Бакленд? — спросила она, коснувшись его руки. — Черити Криклейд собиралась сыграть очень красивый вальс, мне бы хотелось послушать.
— Да, ступайте с ней, ведь волочиться за дамскими юбками для вас дело привычное, мистер Бакленд! — неожиданно подал голос граф, со значением напирая на последние два слова.
Бакленд отлично понял намек.
— Я к вашим услугам, Саппертон, — спокойно сказал он — В любой момент, когда пожелаете, только назовите своих секундантов. Оружие — шпаги или пистолеты, как вам будет угодно.
В гостиной снова заиграли на фортепьяно, на сей раз отчаянно фальшивя, — по-видимому, это Черити Криклейд принялась терзать слух гостей своим вальсом.
— Я не дерусь на дуэли с людьми ниже себя по положению! — язвительно ухмыльнулся граф и направился к двери в гостиную.
Кэт не удержалась от тяжкого вздоха. Знатный дворянин и правда имел право драться только с ровней, но ей еще никогда не доводилось слышать, чтобы из-за этого правила кто-то отказался от дуэли. Что теперь будет делать Бакленд? Ведь этот спесивый мерзавец по-настоящему оскорбил его!
— Умоляю, не ходите за ним! — воскликнула она и крепко схватила Бакленда за руку. — Этот гнусный тип не стоит даже коровьей лепешки!
Бакленд уже собирался последовать за Саппертоном, чтобы пощечиной стереть с физиономии недруга мерзкую ухмылку, а потом бросить к его ногам перчатку. Но, услышав последние слова Кэт, он неожиданно для самого себя расхохотался. Бушевавшая в его груди ярость начала стихать.
— Грубо, но образно. Ну и язычок у вас, моя милая Кэт!
Поняв, что худшее позади, Кэт отпустила его руку.
— Поймите, Бакленд, Саппертон очень опасный человек! Он хочет заполучить меня и ни перед чем не остановится, чтобы этого добиться. Ему ничего не стоит вас убить, и тогда ваша смерть будет на моей совести!
Бакленд смотрел на нее во все глаза. Женственная прелесть Кэт и ночной ветерок, холодивший его пылающие щеки, помогли ему успокоиться окончательно.
— Я не боюсь драться с Саппертоном, — улыбнулся он. — Напротив, я уже давно ищу случая встретиться с ним лицом к лицу!
Когда красная от смущения Черити, ко всеобщему облегчению, закончила играть и отошла от инструмента, Джулия взялась за новое произведение для арфы, а Мэри стала аккомпанировать ей на фортепьяно. Вернувшись с террасы, Кэт осторожно пробралась к свободному месту возле леди Чалфорд. Миссис Мортон с огромным ярким веером из страусовых перьев в руке сияла от счастья, глядя на дочь. Кэт мысленно возблагодарила небо за то, что когда-то Джаспер, сильно напившись, продал ее фортепьяно цыганам. Наконец музыкальный вечер закончился, и Кэт с облегчением вздохнула. Впрочем, к облегчению примешивалось разочарование. Сколько времени потрачено впустую! Она ни на шаг не приблизилась к заветной цели — ведь за весь вечер они с Эшвеллом перекинулись лишь несколькими фразами. Зато неприятных ощущений хоть отбавляй — сцена с Саппертоном так и стояла у нее перед глазами. Кэт знала, что ей не скоро удастся забыть его хищную физиономию и бешеные от желания черные барсучьи глазки…


Дома она сразу улеглась в постель и заснула. В окно заглядывала полная луна, и, может быть, поэтому сон Кэт был неспокоен. Перед ней, как в калейдоскопе, мелькали знакомые лица: Бакленд донимал ее непристойными намеками, язвительно усмехалась Джулия, оскорбительно смеялся Кит, и, что самое ужасное, Стивен ехал по полю в полном боевом облачении, угрожающе размахивая огромным мечом.
Проснулась Кэт на рассвете с головной болью. Поклявшись себе никогда не пить так много шампанского, она села, свесила ноги с высокой кровати и оглядела комнату. Ее взгляд наткнулся на зеленое вечернее платье, висевшее на спинке старого вытертого кресла, и причина мерзкого самочувствия сразу стала ясна. Господи, до чего же утомительно быть настоящей женщиной, носить эти красивые, но тесные и неудобные наряды, часами слушать дилетантское бренчанье на арфе и фортепьяно, вести изысканные беседы, корчить из себя принцессу на горошине! Какая это мука — постоянно следить за собой, бояться сказать или сделать что-то не так, как противно притворяться! Пожалуй, только шутки и подтрунивание Бакленда помогают ей не сойти с ума. Если бы он об этом узнал, то был бы, наверное, страшно удивлен. А может быть, и нет, кто знает!..
Кэт сняла чепец и обеими руками взъерошила волосы. Кругом тишина, все спят, и только тщательно начищенные после состязания пистолеты и ружье ждут, когда же хозяйка вспомнит о них… Поддавшись внезапному порыву, Кэт выпрыгнула из постели и, пробежав босиком по полу, принялась натягивать свою старенькую поношенную амазонку. Будь что будет, она едет охотиться, даже если ее увидит Эшвелл и весь Стинчфилд в придачу! Надо хотя бы на один день забыть о долгах Джаспера, об угрозе голода в деревне и о несчастных луддитах!
Через двадцать минут Кэт в сопровождении собак уже скакала верхом на Диане мимо приусадебной фермы, с наслаждением ощущая на коже бодрящий холодок сыроватого предрассветного воздуха. Она пересекла вброд речку Черинг, сильно обмелевшую из-за редких дождей, миновала ферму Брока и, углубившись в небольшую узкую долину, оказалась в старинной роще Фосс. Кэт с детства любила бродить здесь среди могучих раскидистых дубов и вязов, многие из которых сохранились еще со времен королевы Елизаветы. Прислушиваясь к несмолкаемому шелесту их листвы, она думала, что старые деревья ее понимают. Сейчас, в предрассветные часы, рощу наполнял птичий гомон: только что проснувшиеся пернатые ликующими криками встречали новый день.
Свистнув собак, Кэт углубилась в рощу. С каждым шагом на душе ее становилось все легче и легче, словно встречный ветер сдувал с нее заботы одну за другой, даруя долгожданное ощущение покоя и свободы. Наконец собаки взяли след, и Кэт помчалась за ними, не обращая внимания на комки грязи, летевшие из-под копыт Дианы. Перескочив небольшой, с невысокими, но крутыми берегами ручеек, девушка оказалась у самой опушки. За ней расстилался луг, покрытый невысокой сочной травой с яркими вкраплениями полевых цветов и чертополоха, а за лугом начинался буковый лес. Краем глаза Кэт заметила в траве движение. Наверное, кролик! Поспешно соскочив на землю, она вынула из чехла ружье, быстро зарядила его и взглянула на собак. Один из ее псов, Геркулес, вскинул голову, понюхал воздух, потом, подняв переднюю лапу и вытянув хвост, замер в охотничьей стойке, показывая хозяйке, где добыча. Кэт подумала, что хорошо натаскала своих собак, когда они были еще совсем маленькими щенками.
Внезапно кролик, почуяв опасность, выскочил из своего укрытия и метнулся в лес. Кэт прицелилась и метким выстрелом свалила зверька. Вот и ужин для семейства Коутс!
Она с удовлетворением вздохнула. Один из псов принес добычу, и Кэт немедленно перезарядила ружье, не забыв как следует примять шомполом дробь.
Теперь собаки были настороже. Опустив морды, они принялись осторожно прочесывать траву и вскоре подняли второго кролика. Вскоре с луки седла свисало уже с полдюжины трофеев, и Кэт пожалела, что ее сейчас не видит Кит.
Поднявшееся над холмами солнце уже палило вовсю, нагретый воздух стал тяжелым и неподвижным, и по лицу Кэт побежали струйки пота. Добравшись до ручейка, она отпустила лошадь и собак на водопой, а сама поднялась немного выше по течению. Солнце еще не успело до конца высушить липкую грязь, покрывавшую берег после непродолжительного ночного дождя, но Кэт это совершенно не волновало. Бог с ним, с платьем! Присев на корточки, она расстегнула верхнюю пуговку амазонки, намочила в воде платок и обтерла им лицо и шею. Ослепленная блеском воды, она вспомнила, как в детстве они с Китом частенько прибегали сюда играть, строили на ручье запруды, а потом разбивали их, швыряя в воду камни. Давно это было… Но здесь все так же хорошо, как и тогда!
Утолившая жажду Диана вдруг всхрапнула и прянула в сторону, уронив поводья на землю, собаки залаяли, и Кэт вздрогнула от неожиданности. Позади нее затрещали ветки, и знакомый голос произнес с сарказмом:
— Такой красотке, как вы, идет даже грязь!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Маскарад повесы - Кинг Валери



нудноооооооо
Маскарад повесы - Кинг Валерильвица
11.04.2012, 19.36





Согласна, очень нудно...
Маскарад повесы - Кинг ВалериМаруша
24.06.2012, 19.37





Не интересно, пресно...
Маскарад повесы - Кинг Валерилена
16.06.2013, 8.19





А мне понравилось.
Маскарад повесы - Кинг ВалериНадежда
27.01.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100