Читать онлайн Маскарад повесы, автора - Кинг Валери, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад повесы - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад повесы - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Маскарад повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Вечером того же дня сам мистер Бакленд, столь занимавший мысли Кэт, читал написанные на листке бумаги стихи, уютно устроившись в кресле перед камином в отделанном деревянными панелями номере гостиницы «Лебедь и гусь». Листок со стихами он небрежно держал в левой руке, а в правой у него был наполненный золотистым бренди стакан, к которому он время от времени прикладывался. По лицу молодого человека бродила улыбка. Дочитав, он посмотрел через плечо на своего спутника и старого друга, сидевшего за небольшим письменным столом с пером в руке.
— Джеймс, голубчик, ты и в самом деле находишь красивым сравнение женских глаз с овечьими? — спросил он, устремив на друга насмешливый взгляд ярко-голубых глаз.
— Мне казалось, что это довольно изысканное сравнение, — бросился на защиту своего детища Джеймс.
— Баранина не может быть изысканной! — опять улыбнулся Бакленд и уселся поудобнее, вытянув обутые в высокие сапоги ноги к огню.
— Чушь! — выпалил Джеймс, ерзая на своем жестком стуле.
Возвращая раскритикованное произведение автору, Бакленд выдал колкий экспромт:
Чьи это ласковые очи — голубки в небе, лани в ночи
Или тельца во тьме пещеры, куда пришли волхвы-гонцы
В очах тех — воля, как у львицы, испуг и трепет, как у птицы,
Но нет в глазах у той девицы тупой покорности овцы!
— Да, теперь я вижу, что мне никогда не стать настоящим поэтом, — вздохнул посрамленный Джеймс. — Ну да ладно. Меня все равно вдохновляет наше маленькое приключение, этот прелестный маскарад. Ты уступил мне свое имя, и теперь мне хочется доказать, что причина преувеличенного внимания к тебе со стороны прекрасных дам отнюдь не в обаянии твоей личности, а в притягательной силе титула, высокого положения в обществе, богатстве, наконец!
— Но зачем это доказывать? Ты совершенно прав! — пожал плечами Бакленд и залпом допил остатки бренди.
Качнувшись на стуле назад, Джеймс почесал пером подбородок и посмотрел на Бакленда вдумчивыми карими глазами.
— А вот к чему этот маскарад тебе, Джордж? — спросил он. — Мы с тобой давно знаем друг друга, и я чувствую, что у тебя есть достаточно веские причины, о которых ты умолчал!
На каменную плиту перед камином выскочил раскаленный добела уголек, и Бакленд вернул его на место, пнув носком сапога.
— Ничего интересного ты от меня не услышишь, — ответил он. — Мне хочется узнать, каково истинное положение дел на суконной мануфактуре в Эджкоте, которую оставил мне дядя. Как видишь, причина самая банальная. Разве я получил бы правдивые ответы на свои вопросы, явившись сюда как лорд Эшвелл? Нет, конечно! Так уж лучше оставаться пока просто мистером Баклендом.
— Странный человек был твой дядюшка. Я бы даже сказал, эксцентричный! Это верно, что ты узнал о наследстве только две недели назад?
— Да. Но самое странное заключается в том, что все местные жители думают, будто моей мануфактурой владеет Саппертон! Со всем этим надо разобраться. Есть и еще одна причина, — добавил Бакленд, — но она даже прозаичней и скучней, чем первая. Дальние родственники, которые здесь живут, обратились ко мне за помощью.
— Кто же эти родственники?
— Так я тебе и сказал, старый сплетник! Да ты тут же выболтаешь мой секрет первому встречному! — Джеймс скомкал раскритикованное стихотворение и запустил им в обидчика, попав ему в щеку. Бакленд, смеясь, без труда поймал орудие мести и швырнул его в камин — толстая почтовая бумага съежилась и вспыхнула ярким пламенем.
— Кстати, если хочешь, чтобы наша затея удалась, тебе следует откликаться на обращение «Эшвелл», — посоветовал Бакленд другу, наблюдая за бесславным концом его творения. Нахмурившись, Джеймс наклонился вперед, и передние ножки его стула опустились на пол с громким стуком. В ту же секунду дверь открылась и в комнату влетела взволнованная горничная.
— Да, милорд! — воскликнула она. — Что прикажете?
Заметив на лице друга испуг, Бакленд прыснул.
— Ничего, благодарю вас! — стараясь скрыть смущение, подчеркнуто вежливо ответил Джеймс. — Нам ничего не надо, вы можете идти!
Когда девушка неохотно закрыла за собой дверь, Джеймс повернулся к другу.
— Представляешь, — подавленно произнес он, — это уже четвертая молодая особа, которая заглядывает сюда, предлагая свою помощь!
— И это только начало, мой милый! Наш хозяин наверняка велел своим служанкам ждать в коридоре на случай, если знаменитому лорду Эшвеллу что-нибудь понадобится.
Джеймс рассмеялся:
— Послушай, это становится действительно забавно! Однако есть одна маленькая деталь, которая может все испортить. Если к фамилии Эшвелл я хоть и с большим трудом, но все же могу привыкнуть, то как быть с именем Джордж? Боюсь, я каждый раз буду откликаться на Джеймса, если позовут какого-нибудь моего тезку.
— Тогда оставайся Джеймсом! Мы расскажем всем, что Джорджем тебя нарекли при крещении, а Джеймс — твое второе имя, которым тебя предпочитала называть матушка.
Настоящий лорд Эшвелл налил себе еще бренди и поднял стакан:
— За веселье, которое сулит нам наш маскарад! — Он улыбался, но на сердце у него было неспокойно. Чем кончится их безобидная на первый взгляд затея? Здравый смысл подсказывал, что она может иметь самые неожиданные и скандальные последствия, поэтому, пока не поздно, ее надо прекратить. Но как же дела, которые и привели его в Стинчфилд? Нет, уж лучше продолжать притворяться и надеяться на лучшее. В конце концов, они с Джеймсом не желают никому ничего дурного, просто пытаются разогнать летнюю скуку. Лето закончится, а с ним и их приключение, и они заживут прежней жизнью, такие же беспечные и легкомысленные, как всегда.
Если только их не разоблачит Саппертон! Вспомнив о графе, Бакленд замер со стаканом в руке. Саппертон встречал их с Джеймсом в Лондоне, он может не только раскрыть их обман, но и использовать его к своей выгоде! Да, Саппертон опасен…
Отогнав неприятную мысль, молодой человек сделал глоток и, прищурившись, стал смотреть на языки пламени, плясавшие в камине. Воистину, сама судьба привела его в этот сонный уголок — слишком много странных происшествий, совпадений, слишком сильно ноют старые раны, чтобы он мог предать забвению прошлое. Может быть, удастся наконец заставить графа встретиться один на один?
Интересно, что и местные жители, судя по всему, недолюбливают Саппертона. Вот и эта девчонка в лесу, похоже, тоже имеет на него зуб… Каков, однако, темперамент, как она кусалась и лягалась, пытаясь освободиться! Она настоящая загадка — сначала переодевается мальчиком, потом начинает изображать из себя леди… С чего она так взъярилась, когда он ее поцеловал? О, он, лорд Эшвелл, большой мастер по этой части, поцелуй наверняка доставил незнакомке такое наслаждение, какого она еще никогда не испытывала…
Глядя на раскаленные добела угли, лорд улыбнулся. Утреннее приключение стоило испачканного галстука, хотя камердинер придерживался иного мнения. Ах, как прекрасно ее молодое упругое тело — его совершенную женственность не смогла скрыть даже грубая, мешковатая мужская одежда. Итак, впереди несколько свободных недель — вполне достаточно, чтобы отыскать очаровательную дриаду и сполна насладиться ее прелестями…
На пороге комнаты снова возникла одна из девушек — на сей раз старшая дочка хозяина — с небольшим оловянным подносом в руках, на котором лежало скрепленное печатью письмо. Она не сводила глаз с Джеймса, поэтому молодые люди поначалу решили, что письмо адресовано ему, но они ошиблись.
— Ой, я так замечталась, что забыла обо всем на свете! — воскликнула девушка, когда Джеймс протянул руку за письмом, и почтительно добавила: — Это для другого джентльмена, ваша светлость.
Она сделала книксен и подала поднос Бакленду, по-прежнему не спуская глаз с Джеймса. Потом, натыкаясь на стулья, она неуклюже попятилась к выходу, снова сделала книксен и выскочила в коридор.
Не сдержав благодушного смешка, Бакленд проводил взглядом неловкое создание и взял с подноса письмо. Прежде чем сломать печать, он поднес сложенный листок к носу и удивленно поднял брови — письмо не благоухало духами. Очень странно!
— Ради всего святого, читай скорее! — воскликнул Джеймс. — Я просто сгораю от любопытства! Подумать только, тебе уже шлют любовные письма, а на мою долю выпало только назойливое внимание нескольких деревенских дурочек!
Бакленд сломал печать и быстро пробежал письмо глазами. Это было приглашение от лесной нимфы, впрочем, оставленное ею без подписи.
— Неужели свидание? — нетерпеливо воскликнул Джеймс. — Так скоро? Не верю!
— Моей прекрасной незнакомке не терпится увидеть меня вновь! — расплылся в самодовольной улыбке Бакленд.


Туман стелился по земле белой невесомой кисеей, обтекая холмы и заполняя ложбины. Накинув длинный черный плащ для защиты от утренней свежести, Кэт выскользнула из дома и поспешила по тропинке к заброшенной мельнице. Полы плаща волочились по земле, задевали широкие листья папоротников, отчего те принимались кивать вслед Кэт, словно одобряя ее затею. Дойдя до мельницы, девушка опасливо огляделась — не дай бог кто-нибудь из жителей деревни заметит ее в этот неурочный час, да еще в таком неподходящем месте! Но вокруг не было ни души, и, успокоившись, Кэт продолжила путь. Она обогнула мельницу и пошла по тропинке, которая вела к старой конюшне с голубятней на самой границе отцовского поместья.
Хотя дома, готовясь к этой встрече, Кэт сто раз повторила про себя то, что собиралась сказать Бакленду, тем не менее даже здесь, в лесу, она продолжала беззвучно шевелить губами в безнадежной попытке найти более убедительные слова и аргументы. Под действием сырого утреннего воздуха ее волосы еще больше закурчавились, упав на лоб и щеки лавиной тугих рыжих завитков, что всегда ей очень шло. А вдруг Бакленду вздумается поцеловать ее еще раз? От этой пугающе-сладостной мысли у нее заныло в груди, и она еще крепче сжала пистолет, спрятанный в кармане плаща. Но вот наконец показалась сложенная из дикого камня конюшня, заросшая побегами ежевики, на которых уже начали краснеть ягоды.
Светало, Кэт решительно подошла к дверному проему и, заглянув внутрь, остановилась, чтобы дать глазам привыкнуть к полумраку. На нее повеяло холодным, сырым воздухом и запахом сена. Внутри длинное узкое помещение было разделено на стойла деревянными перегородками, упиравшимися в массивные столбы.
— Мистер Бакленд? — неуверенно позвала Кэт, потому что конюшня показалась ей пустой.
Внезапно от одного из столбов отделилась тень. Кэт узнала высокую статную фигуру Бакленда. Сердце девушки неожиданно для нее самой радостно забилось, и она затаила дыхание, чтобы не выдать своего чувства. Никогда прежде она не испытывала ничего подобного по отношению к совершенно незнакомому человеку. Испугавшись самой себя, она еще крепче сжала пистолет. Впрочем, мистер Бакленд так игриво улыбался, а на лице его было написано такое самодовольство, что ее радость тут же сменилась раздражением. Нет, она не попадется на уловки этого донжуана!
Кэт молчала, ожидая, что он произнесет слова, которых требовали правила хорошего тона. Делано спохватившись, Бакленд вышел вперед и театрально, с развязным видом поклонился.
— Ваш покорный слуга, мадам! — пророкотал он глубоким звучным голосом, наполнившим гулом пустую каменную коробку.
Кэт вошла в конюшню. Каблучки ее поношенных сапожек глухо простучали по засыпанному сеном и соломой полу.
— Благодарю вас за то, что вы любезно приняли мое приглашение, мистер Бакленд! — сказала она.
Он был явно удивлен ее изысканной речью, однако развязного тона не оставил.
— О да, я сама любезность и нежность, когда юные прелестницы вроде вас приглашают меня в какой-нибудь укромный уголок!
Кэт нахмурилась. Все это ей очень не нравилось, но отступать было поздно.
— Мне жаль, что наша первая встреча произошла при столь неблагоприятных обстоятельствах, — холодно сказала она, — я здесь, чтобы исправить эту досадную ошибку. Давайте начнем наше знакомство сначала!
— Всецело одобряю ваше решение, милая! — воскликнул он и с самым фривольным видом двинулся к ней.
Кэт нырнула в ближайшее стойло, Бакленд — в соседнее, и молодые люди оказались лицом к лицу, разделенные лишь дощатой перегородкой.
— На фоне утренней дымки ты еще прелестней, моя лесная нимфа! — пылко проговорил он.
— Ради бога, не надо пустых комплиментов, мистер Бакленд! Я их не выношу, — сурово одернула его Кэт и стянула с головы капюшон.
— Я никогда не говорю пустых комплиментов, милая, — заметил он, удивленный ее отповедью.
На какое-то мгновение Бакленд вдруг стал серьезным, и его удивительно яркие синие глаза показались Кэт бездонными. Заглянув в них, она почувствовала, как затрепетало ее сердце. Нет, нельзя поддаваться обаянию этого человека, который, не задумываясь, разрушит жизнь любой беззащитной перед его чарами женщины!
Тряхнув головой, чтобы освободиться от наваждения, Кэт набрала в легкие побольше воздуха.
— Я глубоко сожалею о том, что сделала вчера в роще! — выпалила она. — Примите мои извинения.
— О, не надо извиняться, — улыбнулся он, глядя на нее поверх дощатой перегородки, — ведь эта встреча открыла перед нами поистине упоительные перспективы, не правда ли?
— Ничего подобного! — горячо воскликнула Кэт, шокированная его нескромным намеком. — А вы, сэр, просто бессовестный ловелас!
Бакленд рассмеялся, вогнав ее в краску.
— Меня вы отрекомендовали совершенно правильно, а вот свое желание продолжить знакомство отрицаете напрасно. Вчера у меня было явственное ощущение, что вам понравилось со мной целоваться!
— Господи, неужели у вас только и забот, что вспоминать о мимоходом сорванном поцелуе? Не стану лукавить, он доставил мне некоторое удовольствие, но такое начало знакомства мне не по душе.
— Вы просто кокетничаете! — воскликнул Бакленд. — Поцелуи никогда не лгут, по ним можно сказать о женщине, которую целуешь. И потом, я нахожу совершенно неуместным слово «мимоходом». К поцелуям я отношусь исключительно серьезно!
«Господи, какой позер!» — подумала Кэт и заметила с иронией:
— В чем, в чем, а в этом я не сомневаюсь!
— Ах, вы надо мной смеетесь?! Похоже, вы специально стараетесь раззадорить меня, чтобы я на деде доказал вам свою правоту! О, я сделаю это с превеликой охотой!
Недолго думая, Бакленд завернул за столб, явно намереваясь подойти к ней.
— Стойте, где стоите, сэр! — закричала Кэт. Она сказала бы и больше, чтобы убедить его не доводить дело до крайности, но Бакленд действовал столь решительно, что на уговоры просто не осталось времени. Она быстро вытащила пистолет и навела его на молодого человека.
— Прошу вас, остановитесь, иначе я выстрелю!
Но Бакленд нисколько не испугался, поскольку был убежден что женщине по самой ее природе не дано быть искусным стрелком. Он лишь улыбнулся новой выходке прелестной кокетки и шагнул вперед.
Тщательно прицелившись в самый край рукава его сюртука на уровне предплечья, Кэт бестрепетной рукой нажала на курок. Каменные стены содрогнулись от грохота. Бакленд отпрянул и схватился за руку, с ужасом глядя на Кэт.
— Я вас предупреждала! — воскликнула она. Сорвав с себя темно-синий сюртук, он отогнул лоскут разорванной выстрелом сорочки и обнаружил чуть выше локтя легкую царапину.
— Мимо! — с издевкой сказал он. — Я так и знал! Вы переоценили свои способности!
— Ошибаетесь. Именно этого я и добивалась. Жаль, что вы не поверили в мою решимость, мистер Бакленд!
Опустившись на охапку сена, молодой человек принялся закатывать рукав, чтобы осмотреть ранку получше.
— У вас, похоже, просто мания портить мне одежду, — проворчал он, горестно скривив рот. — Кстати, мой камердинер так и не сумел свести пятна томатного сока с шейного платка.
К удивлению пострадавшего, Кэт опустилась перед ним на колени, достала из кармана плаща ножницы, несколько полосок белого муслина и пластырь.
— Дорогая, вы всегда так заботитесь о своих жертвах? — усмехнулся он.
— Видите ли, я подозревала, что вы снова попытаетесь меня поцеловать, мистер Бакленд, а это не входило в мои планы, — пояснила она, промокнув ранку кусочком муслина. — У меня совсем другие заботы, и… мне очень нужна ваша помощь!
— Вот как, мадам? — удивился Бакленд. — Вы меня подстрелили и еще рассчитываете на мою помощь?
Наложив на рану пластырь и старательно его расправив, девушка подняла глаза.
— Хотя я не вполне ясно представляю себе, чем руководствуются в жизни повесы вроде вас, тем не менее я рассчитываю на ваше чувство справедливости. Вы сами нарывались на выстрел, разве не так?
— Боюсь, вы правы, — вздохнул он. — Так чего же вы от меня хотите?
— Я прошу вас не рассказывать лорду Эшвеллу, что я — именно та женщина, которую вы встретили в буковой роще. Уверена, вы уже успели живописать ему все подробности этой встречи, но, пожалуйста, сохраните мою маленькую тайну, когда мы увидимся на людях. Кстати, давайте наконец познакомимся! Я Кэтрин Дрейкотт, дочь здешнего сквайра.
— Дрейкотт? — переспросил Бакленд, окидывая ее удивленным взглядом. — Вот так коварная судьба переплетает нити наших жизней… — пробормотал он и нахмурился. — Значит, вы леди Кэтрин Дрейкотт! Недаром вас тоже зовут Кэт — строптивости вам не занимать.
— Вы не правы, я вовсе не строптива! — воскликнула Кэт, до глубины души оскорбленная намеком на ее сходство с героиней комедии Шекспира «Укрощение строптивой». — Уверяю вас, я вовсе не заслуживаю такого сравнения!
— Разве? — широко улыбнулся Бакленд, отчего на его щеках появились очаровательные ямочки.
Кэт едва не потеряла дар речи от удивления. Бессердечный повеса не может улыбаться так по-детски простодушно!
Она закончила перевязку и опустила рукав его рубашки. Бакленд осторожно, чтобы не задеть ранку, поднялся и надел сюртук.
— Признайтесь, к чему такая таинственность? — испытующе глядя на собеседницу, спросил он. — Почему вы хотите скрыть от Эшвелла, что мы с вами встретились в лесу? Уверяю вас, он человек самых широких взглядов! Кстати, он очень красив и наверняка вам понравится. Он высокий… — намереваясь отдать должное многочисленным достоинствам мнимого лорда Эшвелла, Бакленд неожиданно почувствовал неловкость, но, сделав над собой усилие, продолжал: — … мужественный, с прекрасной репутацией в обществе… гм… если и не во всем обществе, то, по крайней мере, в определенных его кругах. И, наконец, лорд Эшвелл — признанный любимец женщин!
— Вот как? — с досадой прервала его Кэт. — Да он само совершенство! Я начинаю его бояться!
— Вы не ответили, зачем вам понадобилось скрывать наше знакомство, — напомнил Бакленд.
— Все очень просто, — глядя ему прямо в глаза, сказала она, — я хочу выйти за него замуж!
От удивления у Бакленда отвисла челюсть.
— Что-что? — переспросил он.
Когда Бакленд планировал поездку в Чипинг-Фосворт под вымышленным именем, ему очень хотелось отдохнуть от алчных красоток, пытавшихся женить его на себе, чтобы прибрать к рукам его состояние и титул. Неужели нигде нет спасения?! Ну что ж, теперь, по крайней мере, за него будет отдуваться Джеймс.
— Пожалуйста, не надо делать вид, что вы потрясены моим цинизмом! — сказала Кэт и, подняв с пола еще теплый на ощупь пистолет, положила его в карман. — Вы прекрасно знаете, что нам, женщинам, приходится думать о выгодном замужестве, чтобы обеспечить себе достойное будущее, иначе придется пойти в гувернантки или всю жизнь суетиться с лавандовой водой вокруг какой-нибудь ворчливой старухи. К сожалению, богатого приданого у меня нет.
— Вы весьма откровенны!
— А какой смысл мне что-то скрывать от вас?
— О, представляю себе, как вы высматриваете среди знакомых мужчин богатых женихов! — с отвращением заметил Бакленд.
Кэт расправила складки плаща и принялась счищать прилипшую к подолу грязь и соломинки.
— Мне странно слышать упрек в алчности от вас. Ведь вам недаром приходится быть компаньоном богатого лорда Эшвелла. Разве вы сами не охотитесь за богатым приданым?
— Нет! — лицо Бакленда окаменело. — Кстати, откуда вы знаете, что я беден? Ведь мы с Эшвеллом приехали только вчера!
Кэт безнадежно махнула рукой.
— В нашем захолустье слухи распространяются быстро. Тем более что нас не часто посещают такие достойные джентльмены, как вы с мистером Эшвеллом. Кстати, чем вы живете? — спросила она в надежде почерпнуть что-нибудь полезное, что помогло бы ей решить собственные финансовые проблемы. — Только не говорите, что вы приживала Эшвелла, потому что я не поверю. Вы не похожи на приживалу.
— Очевидно, мне следует поблагодарить вас за комплимент, — заметил он с обидой.
— Может быть, вы часто выигрываете в карты? — не понимая, почему он обиделся, продолжала Кэт. — Нет, наверняка нет! Уж я-то знаю, как не везет в карты, когда деньги особенно нужны.
Ей вспомнился Джаспер со своей неуемной страстью к картам. Вот кто никогда не выигрывал!
Бакленд между тем разглядывал ее очаровательное, обрамленное рыжими локонами личико с большими карими глазами и высокими, безупречной формы скулами, не нуждавшимися в румянах. Маленькие ровные зубы с досадой закусили пунцовые, как спелая вишня, соблазнительные губы. Неужели это восхитительное юное создание не пользуется мужским вниманием? Ему припомнился ее вчерашний костюм. Похоже, она не обычная барышня, а настоящая сорвиголова, любительница поохотиться и пострелять, упрямая и своенравная. Но ее намерение выйти за «лорда Эшвелла» ничего, кроме презрения, не вызывало.
Что ж, у нее свои планы, а у него — свои, и он ими жертвовать не собирается. О, одержать верх над гордой, строптивой и одновременно простодушной лесной красавицей Кэтрин Дрейкотт — возможно, это будет самое захватывающее приключение за последние несколько лет!
— Давайте оставим эту тему, — Бакленд старался говорить как можно ласковее. — Моя жизнь и источники моих доходов никого, кроме меня, не касаются. Вы просите меня забыть о нашей первой встрече — я согласен. Но что я получу в награду за мою забывчивость?
Обрадованная переменой в его настроении, Кэт твердо взглянула ему в глаза:
— Сознание того, что вы поступаете благородно, как подобает джентльмену!
Бакленд чуть не расхохотался.
— Вы меня удивляете! Неужели вы и правда думаете, что девица благородного происхождения, которая, вырядившись в мужскую одежду, бродит с охотничьим ружьем по лесам и «бессовестный повеса», с легкостью соглашающийся на свидание с юной особой в самый неурочный час при самых предосудительных обстоятельствах, смогут вести себя, как положено леди и джентльмену?
— О, мистер Бакленд! — воскликнула Кэт, в безотчетном порыве кладя руку на лацкан его сюртука. — Я очень прошу вас выполнить мою просьбу! Понимаю, у меня нет права рассчитывать на вашу доброту, но, пожалуйста, помогите мне — и, может быть, когда-нибудь я смогу отплатить вам за эту услугу.
Ее глаза смотрели на него так умоляюще, голос звучал так проникновенно… Бакленд почувствовал, что не в силах больше сопротивляться ее очарованию. Схватив нежную руку девушки, он прижал ее к своей груди. Господи, почему ему так хочется обнять эту бесстыдницу, только что объявившую о своем намерении выйти замуж из-за денег?
— Итак, вы хотите стать женой Эшвелла, — тихо проговорил он. — Как жаль, что я беден!
Бакленд произнес эти слова так искренно, безыскусно, что не поверить ему было просто невозможно. О, Лидия права, он отъявленный волокита, развратник, который преследует свои жертвы, притупляя их бдительность притворством, завораживая своими бездонными синими очами!
Кэт попыталась вырвать руку, но Бакленд держал ее крепко.
— Обещаю вам, моя лесная нимфа, ничего не говорить его светлости ни о нашем знакомстве, ни о нашем свидании, — негромко произнес он. — Но предупреждаю, я всеми возможными способами постараюсь помешать вам завоевать Эшвелла лживыми любовными клятвами!
Кэт вырвала наконец свою руку и отступила, потирая запястье. Что ж, пусть будет так, как он говорит. Она очень хорошо понимала его желание защитить друга от махинаций алчной соблазнительницы. Но что он сможет сделать, если поэт влюбится в нее? Ровным счетом ничего! Кэт не собиралась отступать. Напротив, ей начинало казаться, что именно такого мужчину, как лорд Эшвелл, — тонкого, одухотворенного — она смогла бы полюбить…
— Делайте что хотите, мистер Бакленд! — проговорила Кэт, бледнея от волнения, отчего ее темно-рыжие локоны стали еще ярче, напоминая языки пламени.
Она уже собралась попрощаться и отправиться в обратный путь, когда послышался отдаленный стук копыт. С каждым мгновением он делался все громче и громче, приближаясь к конюшне. Кэт охватила паника: ее ни в коем случае не должны здесь застать. Наконец в оконце мелькнула тощая фигура всадника, и Кэт испуганно ахнула. Саппертон! Господи, этот человек словно нарочно ее преследует! Что привело его в такую рань в этот забытый богом уголок?
По лицу Кэт разлилась смертельная бледность. Поняв, что девушка всерьез напугана появлением незнакомцев, Бакленд схватил ее за талию, потянул в глубь стойла и буквально впихнул в копну сена, загородив собой.
— Это Саппертон! — сдавленно прошептала она, задыхаясь. — О, если он застанет меня здесь с вами…
Послышались голоса, говорящих было двое, и Кэт узнала второй голос — он принадлежал управляющему лорда Саппертона.
— Эта старая конюшня прекрасно подойдет для наших целей, Эбботс, — проговорил граф. — Во-первых, она на отшибе, а во-вторых, тут достаточно места для сотни и даже более мешков!
— А Дрейкотт продаст зерно? — В голосе Эбботса слышалась тревога.
Ответ графа прозвучал невнятно, но он наверняка был положительным, потому что управляющий воскликнул: «Отлично!» Кэт представила себе худое лицо Саппертона с торжествующей ухмылкой на тонких бледных губах. Он всегда омерзительно ухмылялся, когда был уверен в успехе, при этом одна его щека подергивалась в нервном тике. Голоса стали удаляться и постепенно затихли.
— Как вы думаете, они уехали? — испуганно спросила Кэт.
— Да. Но стоит ли так бояться графа? Неужели он и впрямь такой опасный человек?
Кэт встала на ноги и принялась отряхивать от соломы плащ и платье.
— Саппертон — гнусный, тупой, самовлюбленный негодяй — сказала она, не отрываясь от своего занятия. — Он думает только о том, как бы нажиться за счет крестьян. И представьте себе, — она повернула к Бакленду лицо, искаженное гримасой отвращения, — этот мерзавец хочет на мне жениться!
Бакленд был поражен и озадачен. Как сверкнули ее глаза, как зарделись от гнева нежные щеки! Значит, Кэт могла бы без хлопот получить титул вкупе с огромным состоянием, но не хочет этого? Он усмехнулся и вынул из волос Кэт несколько соломинок.
— Мой друг Джеймс, то есть лорд Эшвелл, который мирно спит сейчас в «Лебеде и гусе», посчитал бы ваши выразительные определения чересчур смелыми для леди и, без сомнения, осудил бы вас, — сказал он, беря девушку за подбородок. — Но я нахожу вашу манеру браниться очаровательной!
— В его присутствии я постараюсь избегать таких выражений, мистер Бакленд. Большое спасибо за предупреждение! — Кэт отбросила его руку и пошла к выходу.
Молодой человек проводил ее глазами — полы довольно поношенного длинного черного плаща с прилипшими кое-где соломинками мерно раскачивались в такт ее грациозной походке. Несмотря на более чем скромный наряд, она, без сомнения, была божественна хороша!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Маскарад повесы - Кинг Валери



нудноооооооо
Маскарад повесы - Кинг Валерильвица
11.04.2012, 19.36





Согласна, очень нудно...
Маскарад повесы - Кинг ВалериМаруша
24.06.2012, 19.37





Не интересно, пресно...
Маскарад повесы - Кинг Валерилена
16.06.2013, 8.19





А мне понравилось.
Маскарад повесы - Кинг ВалериНадежда
27.01.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100