Читать онлайн Маскарад повесы, автора - Кинг Валери, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад повесы - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад повесы - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Маскарад повесы

Читать онлайн


Предыдущая страница

19

Стинчфилд встретил их яростными воплями толпы и громом пистолетных и ружейных выстрелов. Прижав руки к груди, Кэт начала вполголоса молиться, чтобы сегодня вечером никто не погиб, — безумие, в которое вовлек народ умалишенный граф, отняв у честных тружеников их жалкие крохи, могло стоить десятков жизней.
На Хай-стрит за каретой увязались возбужденные крестьяне. «Там Саппертон! Повесить его, как собаку!» — кричали они, и на карету обрушился град булыжников. Кэт хотела отодвинуть шторки и попытаться успокоить преследователей, но Эшвелл запретил: если бы в стекло угодил камень, их могло бы опасно ранить осколками.
Впереди уже показалась гостиница «Колокол», когда карета вдруг остановилась. Эшвелл приоткрыл дверцу и высунулся наружу — вокруг, яростно вопя, бурлила толпа; сразу несколько рук протянулись к груму и стащили его на землю.
— Оставьте мальчика в покое! — закричал Эшвелл. — Графа Саппертона здесь нет, и никто не знает, где он. Мы приехали за Рупертом Уэстборном. Я уверен, вы его хорошо знаете, он наследник Личвуда и честный человек. Он вам поможет, он остановит вывоз зерна!
Яростные вопли начали стихать, удивленные люди принялись вполголоса обсуждать слова Эшвелла, как вдруг кто-то закричал: «Он врет! Они с Саппертоном одного поля ягоды, спят и видят, чтобы нас всех перевешали!»
Толпа снова заволновалась и угрожающе придвинулась к карете. При виде сжатых кулаков и горевших ненавистью глаз Кэт поняла, что чувствовали французские аристократы двадцать лет назад. Казалось, из толпы вот-вот выйдет палач, который поведет ее и Эшвелла на гильотину. Внезапно толпа и впрямь расступилась, но вместо палача из нее вышел Руперт Уэстборн с изящной, отделанной слоновой костью тросточкой в руках.
— Мой кровопийца-дядюшка с вами? — спросил он. Кэт смотрела на него во все глаза. Тщедушный поэт вдруг показался ей великаном — столько в нем ощущалось уверенности и достоинства.
— Нет, граф исчез, и никто не может его найти.
— Тогда надо сейчас же прекратить его преступную затею! — возвысив голос, воскликнул Руперт, и толпа мгновенно затихла, все взгляды обратились к нему.
О, на разодетого в пух и прах щеголя действительно стоило посмотреть — к желтым атласным панталонам и сиреневому сюртуку он нацепил еще и вызывающий изумрудно-зеленый жилет. Кэт подавила смешок: Руперт в своем репертуаре! Она давно привыкла к его безвкусным костюмам, дурацким стихам и жеманным манерам. Но кто бы мог подумать, что под этой нелепой маской скрывается властный укротитель полубезумных от страха и выпивки деревенских мужиков?!
— Я предлагаю сейчас же поехать в Личвуд — нужно остановить вывоз зерна, — сказал Эшвелл.
Прислушиваясь к тому, что говорили эти двое, большинство бунтовщиков успокоились: многие помнили, как совсем недавно, после погрома на фабрике в Эджкоте, они спасли от виселицы луддитов. Многие, но не все.
— Эй, мы вам не какие-нибудь тупые деревенщины, нечего нас обманывать! — закричал какой-то пьяный детина и ринулся на Руперта, однако тот ловко увернулся, подставил ногу, и детина как куль рухнул на землю.
Жеманно стряхнув невидимую пыль со своего сиреневого сюртука, Руперт бросил монету в полкроны стоявшему рядом здоровяку кузнецу из Куининга.
— Отведи этого парня домой, — распорядился он. — Пусть ему дадут чаю покрепче, а то он совсем не стоит на ногах.
— Вы парень что надо, я понял это еще в Эджкоте! — осклабился кузнец и наклонился к лежащему на земле товарищу. — Эй, друг, хватит валять дурака! Вставай, дома проспишься.
Руперт сел в карету, мальчик-грум снова занял свое место на козлах, и экипаж, развернувшись, покатил обратно в Личвуд. Хотя племянник графа сохранял самый невозмутимый вид, Кэт заметила, что на лбу у него выступили капельки пота, а костяшки пальцев, сжимавших набалдашник трости, побелели.
— Вы отважный человек, мистер Уэстборн, — сказала она. — Не каждый сумел бы противостоять разъяренной толпе. Я бы на вашем месте просто умерла со страха!
Руперт натянуто улыбнулся:
— Ерунда. А вот лорду Эшвеллу я обязан жизнью. Если бы не он, я бы, несомненно, уже болтался на фонаре. Я ваш вечный должник, виконт!
Он с чувством пожал Эшвеллу руку, а потом обернулся к Кэт:
— И все-таки где же мой дядя?
— Мы в самом деле не знаем, — переглянувшись с Эшвеллом, объяснила Кэт. — Я провела с графом в Личвуде несколько часов, но около часа назад он куда-то ушел и больше не появлялся.
— Вы решились к нему приехать?! — выпучил глаза Руперт. — Весьма неосторожно с вашей стороны, Кэтрин! В последнее время граф был сам не свой: вы стали его навязчивой идеей, он хотел завладеть вами, во что бы то ни стало! Гм… надеюсь… дядя не сделал вам ничего дурного?
— Нет, он не причинил мне вреда, хотя и продержал весь день в оранжерее, привязанной к стулу.
Кэт чуть было не добавила, какую пытку придумал для нее Саппертон, но вовремя прикусила язык.
— Видите ли, мы с графом дрались на шпагах, — пояснил Эшвелл. — Внезапно он стал задыхаться, схватился за сердце и выбежал вон. Его нет в доме, и никто не знает, где его искать.
— Похоже, он серьезно болен, — заметил Руперт и замолчал, глядя на проплывавшие мимо деревенские дома и на крестьян, которые небольшими группами шли в сторону реки Эйвенлоуд. Внезапно он воскликнул: — Господи, как я мог забыть?! Нам надо не во дворец Саппертонов, а на реку, к мельнице, куда идут эти люди! Ведь повозки с зерном там!
Эшвелл поспешно высунулся из окна и велел груму что есть мочи гнать на мельницу.
На ухабистой дороге, которую скаредный граф никогда не ремонтировал, экипаж подбрасывало так, что Кэт боялась набить синяки. Наконец впереди показалась мельница, вокруг которой собралась масса людей, и грум был вынужден остановить карету. Одна из пяти нагруженных зерном повозок пылала, распространяя удушливый дым. Руперт достал из тайника в передней стенке кареты пистолет, кожаный мешочек с пулями, пакет с порохом и без колебаний вручил все это Эшвеллу. Его собственный пистолет нелепо оттопыривал сиреневый сюртук.
— Умоляю, постарайтесь никого не ранить! — попросила Кэт, глядя в серьезные голубые глаза Эшвелла. — Я так боюсь, что…
— Обещаю, что никому не причиню вреда, — проговорил он, накрывая ее руку своей. — Я буду стрелять только в крайнем случае — да и то в воздух.
Кэт подумала о Томасе, его матери, обо всех бунтовщиках, многих из которых она знала с тех самых пор, как начала сама садиться на лошадь и объезжать окрестности. Как хрупко их существование, как они ранимы и беззащитны… Лорд Саппертон должен понести наказание за то, что сделал жизнь своих батраков невыносимой!
Окружавшая повозки толпа потрясала кулаками и яростно кричала — ее гнев был направлен на графских слуг, привязанных к мешкам на второй повозке. Двое несчастных умоляли о пощаде, а третий в прострации уставился прямо перед собой.
— Их хотят сжечь живьем вместе с повозкой! — прошептал ошеломленный Эшвелл.
Одним быстрым движением он распахнул дверцу кареты и спрыгнул на землю Потрясенная, Кэт разглядывала лица троих обреченных мужчин и вдруг вскрикнула от ужаса — среди них был Джек Коутс! Но почему его привязали к повозке? Ведь, по словам его жены, он был заодно с бунтовщиками…
— Джордж, там отец Томаса! — крикнула она и, не в силах долее бездействовать, выпрыгнула вслед за Эшвеллом.
— Эй, вы, дайте дорогу, пропустите нас к повозкам! — закричал виконт в толпу.
Никто не шелохнулся, и тогда несколько мужчин из тех, кто пришел вслед за графской каретой из Стинчфилда, двинулись вперед, прокладывая виконту дорогу. Эти простые труженики, такие же, как Джек Коутс, хотели только накормить свои семьи; кровопролитие и уничтожение чужой собственности было им не по нутру.
Чувствуя, что сердце готово выпрыгнуть из груди, Кэт, как во сне, шла и шла вперед, видя перед собой только широкую спину Эшвелла. В мозгу девушки билась одна мысль: лишь бы успеть, лишь бы спасти Джека Коутса!
Внезапно толпа снова возмущенно зашумела — люди узнали Руперта.
— Это наследник собаки Саппертона, сжечь его вместе с предателями! — раздались негодующие крики.
Слава богу, вот и повозки. Чьи-то грязные руки схватили Кэт и подняли вверх, на мешки. Она попыталась встать, но ноги скользнули по мешковине, и она чуть не съехала вниз.
Эшвелл, уже взобравшийся на самый верх, схватил ее за руку и подтянул к себе.
— Да это же мисс Дрейкотт! — крикнул кто-то. — Тише, вы, там! Дайте ей сказать!
Взобравшись наверх, Кэт выпрямилась во весь рост.
— Люди, послушайте меня! — закричала она. — Вы должны прекратить это безумие!
Но, похоже, слишком много эля было выпито бунтовщиками, чтобы до них дошел голос разума, — призыв Кэт утонул в истошных криках и требованиях поджечь повозки.
Грохнул пистолетный выстрел, и оторопевшая толпа мгновенно смолкла. Эшвелл опустил пистолет.
— Добрые граждане Куининга и Стинчфилда, успокойтесь! — крикнул он. — Ни единого зернышка из этих мешков не будет вывезено отсюда! Мистер Уэстборн дал честное слово джентльмена, что мельницу сейчас же откроют и она будет работать бесплатно, чтобы каждый из вас смог сделать запас муки на зиму!
— Эй, кто вы такой, чтобы раздавать обещания? — закричали из толпы. — Зерном владеет Саппертон, и никто, кроме него, не вправе здесь распоряжаться, а вы всего-навсего заезжий стихоплет!
В толпе послышался смех, издевательские крики.
— Мистер Эшвелл говорит от моего имени! — закричал Руперт — он тоже взобрался на повозку и с трудом удерживался на скользкой мешковине. — Граф Саппертон болен, и я, как его наследник, имею право отдавать здесь приказы! Я даю вам честное слово, что мельницу сейчас же откроют и любой из вас сможет бесплатно намолоть себе муки. Все это зерно, — он обвел рукой повозки, — остается здесь, пусть каждый возьмет себе столько, сколько нужно. Не надо больше ничего жечь! — Руперт посмотрел на повозку, к которой были привязаны трое несчастных. — И освободите этих людей, они ни в чем не виноваты!
— Они предатели! — закричал женский голос. — Двое из них работали на Саппертона!
— А кто из вас не стал бы работать на Саппертона, чтобы спасти от голодной смерти своих детей? — закричала Кэт. — Не наказывайте их за то, что на их месте сделали бы сами!
Снова поднялся глухой шум — люди заспорили между собой, а Эшвелл тем временем соскочил с повозки, выхватил у одного из бунтовщиков тесак и начал перерезать веревки, стягивавшие руки и ноги первого пленника. У Кэт замерло сердце, когда она заметила, что крестьяне вновь заволновались, а несколько бунтовщиков с угрожающим видом направились к Эшвеллу.
— Не вините в своих несчастьях никого, кроме графа Саппертона! — закричала Кэт, обращаясь к толпе. — Это его алчность и безумие довели вас до бунта! Но бог воздаст ему по заслугам за его ужасные преступления. Я знаю, у него больное сердце и он долго не протянет. Это ли не возмездие за его злодейство?
— Вы сейчас должны подумать о собственной судьбе! — поддержал ее Руперт. — Если вы сейчас отнимете жизни у этих несчастных, ни в чем не повинных людей, это преступление навсегда останется несмываемым пятном на вашей совести. И не заблуждайтесь насчет наказания — оно последует неотвратимо! Виновных либо повесят, либо навсегда вышлют из Англии!
Глухой ропот толпы совсем стих: казалось, люди глубоко задумались над словами Руперта. Повернув голову в сторону соседней повозки, Кэт с облегчением увидела, что все трое пленников, уже освобожденные от веревок, сгрудились вокруг своего спасителя.
Руперт наклонился к стоящему поблизости крестьянину и негромко приказал:
— Немедленно отправляйся к мельнику и от моего имени передай: если ему дорога его жизнь, пусть сейчас же явится сюда и начнет работать. Я за все ему хорошо заплачу. Живо!
— Ишь, какой шустрый господин! Неужто и впрямь откроет мельницу? — закричал из толпы пьяный голос. — А на вид — павлин павлином!
Грянул общий хохот. Обрадованный переменой в настроении толпы, Руперт для вящего ее удовольствия выпятил грудь и гордо поднял подбородок, став действительно немного похожим на экзотическую птицу.
— Что я слышу?! — воскликнул он. — Друг мой, вы мне не верите? Ну-ка, выйдите вперед, чтобы я мог на вас посмотреть!
Подвыпивший скептик пробрался вперед и встал перед графским племянником. Тот повернулся к освобожденным от веревок слугам и приказал:
— Выдайте ему зерно!
К ногам крестьянина с глухим стуком упал тяжелый мешок, скинутый с повозки. Толпа ахнула.
— Бери, он твой! — воскликнул Руперт и обвел взглядом собравшихся людей. — Каждый из вас тоже получит по мешку, чтобы его дети не остались голодными!
Поднялся невообразимый шум: люди кричали от радости, обнимались. Несколько мужчин вскарабкались на мешки и принялись сбрасывать их прямо в руки ждавших внизу крестьян. В течение получаса удалось не только раздать все зерно, но и привезти мельника, который не мешкая начал работать. Под напором воды массивное деревянное колесо пришло в движение и закрутилось с ровным гудением. Недавние бунтовщики с восторженными криками подняли на руки Руперта и, несмотря на протесты денди, носили его вокруг мельницы до тех пор, пока он не пригрозил, что упадет в обморок, если его немедленно не поставят на землю.


На следующее утро Кэт никак не могла заставить себя встать с постели. Она лежала на сбившихся в кучу подушках и с ужасом вспоминала события предыдущего дня. Несколько томительных часов в оранжерее, ужасный поединок графа и Эшвелла, встреча у мельницы с восставшими крестьянами… Кэт болезненно поморщилась — все ее тело болело так, словно по нему проскакал табун в сотню лошадей.
В комнату вошла Мэгги, осторожно неся большой серебряный поднос с кофейником и свежеиспеченными пирожками. Кэт села, горничная поставила поднос ей на колени и подложила под спину подушки. Все это она проделала молча, что было совершенно на нее не похоже.
— Что случилось, милая? — встревоженно спросила Кэт. — Томас жив и здоров, но ты, похоже, не рада?
— Дело не в Томасе, мисс Кэт. С ним-то все в порядке, а вот с графом… Ах, это я виновата: я пожелала ему смерти, вот он и умер!
У Кэт тяжело забилось сердце.
— Не может быть! — воскликнула она. — Граф умер? Он так и не вернулся в Личвуд?
— Нет, не вернулся, его нашли сегодня рано утром в старой конюшне, на самом краю имения вашего батюшки.
— Что?! — переспросила потрясенная девушка. — На нашей земле?
— Да, — кивнула Мэгги. — И нашел его не кто иной, как Томас! Оказалось, что та конюшня доверху набита мешками с зерном, граф использовал ее как амбар. Там его светлость и скончался — среди своего богатства, как скупой рыцарь, с улыбкой на устах. Когда Томас набрел на него, он уже был совсем холодный.
Мэгги всхлипнула и закрыла фартуком лицо.
Кэт с сожалением покачала головой и нахмурилась, удивляясь, почему сообщение Мэгги так ее потрясло. Все говорило за то, что Саппертон не жилец на этом свете, и все-таки смерть всегда ужасна…
Стараясь не думать о графе, Кэт откинулась на подушки, взяла с подноса дымящуюся чашку с черным кофе и сделала несколько глотков.
— Отдерни, пожалуйста, занавески, Мэгги, и открой все окна, — попросила она. — Может быть, сегодня последний теплый солнечный день. Давай будем им наслаждаться, пока осень еще не вступила в свои права!
— Так вы думаете, я не виновата в смерти графа? — напряженным голосом спросила Мэгги. Кэт грустно улыбнулась:
— Милая моя, если ты и виновата, то не одна. У графа были сотни недоброжелателей!
Улыбка сошла с лица Кэт при мысли, что она тоже одна из них. Как это ужасно — еще вчера он был жив, если, конечно, его кошмарное существование можно назвать жизнью, а сегодня лежит мертвый. Как скоротечна жизнь! Может быть, сэр Уильям имел в виду именно это, когда призывал ее отказаться от опрометчивого решения о замужестве? Ах, зачем она приняла предложение мистера Клива, которого никогда не видела и не любит?!
Кэт вдруг вздрогнула и в ужасе уставилась на Мэгги. Она совсем забыла, что сегодня приедет ее жених!


В новом платье из тончайшего муслина, отороченном по подолу полупрозрачными оборками, Кэт шагала взад и вперед по гостиной, специально толкая ногой подол, чтобы посмотреть, как очаровательно оборки вздрагивают и колышутся.
— Хватит, Кэт! Сколько можно метаться по комнате и печально вздыхать? — не выдержал наконец Джаспер. — Сядь и успокойся, иначе я привяжу тебя к дивану! В конце концов, откажи этому парню, если он тебе до такой степени не по душе, и дело с концом!
Кэт упрямо вздернула подбородок. Вот-вот, все только и ждут, что она откажет бедняге Кливу! Согласно общественной морали мужчина не вправе отказаться от помолвки после того, как предложение принято, а женщина — пожалуйста! Но это ужасно несправедливо. Нет, она не бросит своего незадачливого жениха, как бы ей этого ни хотелось!
Кэт подошла к дивану, с размаху уселась на него, отчего кружева на подоле красиво всколыхнулись, и замерла, задумчиво глядя в потолок. Ей вспомнились глаза цвета июльского неба, и сердце снова заныло от тоски. Будь он проклят, этот Эшвелл! С каким коварством он действовал, чтобы заставить ее написать Кливу письмо, о котором она пожалела уже тысячу раз! Если бы не он, Кэт и не подумала бы соглашаться на эту дурацкую помолвку! А впрочем, разве не ее собственная глупость помогла ему осуществить его коварный план?.. Господи, что же теперь делать?!
Пальцы Кэт, затянутые в тончайшее кружево перчаток, теребили жемчужное ожерелье, а глаза с безнадежным отчаянием оглядывали комнату. Вдруг они остановились на любимом томике стихов, лежавшем на столике рядом. Как он оказался здесь, в гостиной? Ведь она нарочно убрала подальше все книги Эшвелла, а то вдруг мистер Клив решит, что она неравнодушна к поэту!
— Папа, кто принес сюда эту книгу?
— Что еще за книга? — как обычно, нарочито громко переспросил Джаспер, но Кэт показалось, что на его щеках выступил румянец. — Не понимаю, о чем ты, дочка. Когда это я интересовался книгами?
Он вновь углубился в свежий номер охотничьего журнала, а Кэт недоуменно пожала плечами.
Послышался шум экипажа, и душа у Кэт ушла в пятки. Бросившись к окну, она увидела огромную карету, подъезжающую к дому по каштановой аллее. Ноги у Кэт словно приросли к полу, она не могла двинуться с места и с обреченностью жертвы наблюдала, как карета, дернувшись, застыла у подъезда. Сейчас из нее выйдет мистер Клив, суженый, будущий муж! От напряжения голова у Кэт закружилась, она почувствовала, что силы вот-вот оставят ее… Томас распахнул дверцу, и в голове Кэт тотчас прояснилось. Милостивый боже, ее суженый и впрямь оказался толстым лысым коротышкой!
— Папа, что я наделала! — воскликнула Кэт. Увидев, что дочь побледнела и пошатнулась, Джаспер обхватил ее за талию. Он тоже подошел к окну.
— Господи, Кэт, этот человек похож на торговца! — воскликнул Джаспер. — Не могу поверить, что это сынок красотки Арабеллы. Да он и одет, как купец… Ничего не понимаю!
В следующее мгновение Кэт испытала настоящий шок, увидев, как из кареты вслед за толстячком вылез статный черноволосый красавец в отличном фраке — не кто иной, как лорд Эшвелл собственной персоной!
— Какого черта ему здесь понадобилось? — в отчаянии воскликнула Кэт. — Нет, я не могу принять их обоих одновременно, не могу! О, как это похоже на Эшвелла — приехать вместе с Кливом, чтобы вдоволь посмеяться над моим выбором… Хорошо же, ваша светлость, мы еще посмотрим, кто будет смеяться последним!
К тому моменту, когда Вайолет провела обоих посетителей в гостиную, Кэт уже справилась с собой и встретила своего жениха любезной улыбкой, а Эшвелла едва удостоила взглядом. Джаспер вышел вперед, поклонился мистеру Кливу и заявил с присущей ему бесцеремонностью:
— Должен признаться, вы совершенно не похожи ни на Арабеллу, ни на Джека. Я бы никогда не поверил, что вы их сын, если бы не знал наверняка! Арабелла, конечно, выбрала в мужья не лучшего парня, но все же она была славная девочка и к тому же настоящая красотка. Вот вы, виконт, пожалуй, больше походите на сына моих дальних родственников — Внезапно его лицо просветлело, он выпучил глаза и залился смехом, хлопнув Эшвелла по плечу: — Ох, я все понял! Ну и выдумщик же вы!
Кэт недовольно посмотрела на некстати развеселившегося отца и двинулась к мистеру Кливу, протягивая ему руку. Коротышка, удивленно оглянувшись на виконта, взял ее руку и пробормотал с нервным смешком:
— Боюсь, тут какая-то ошибка…
Видя его смущение, Кэт ободряюще улыбнулась:
— Правда, мистер Клив? И в чем же она?
Он опять нервно хохотнул:
— Прошу прощения, мисс Дрейкотт, но вы явно принимаете меня за другого. Я только поверенный мистера Клива, меня зовут мистер Слэд. А мистер Клив — вот он! — И коротышка с поклоном указал на поэта. — Вы, очевидно, знаете его под тем именем, которое досталось ему вместе с титулом виконта, — лорд Эшвелл.
Кэт показалось, что она перестала понимать родной язык. Ошеломленно моргнув, она переспросила:
— Что вы сказали?
На губах Эшвелла заиграла озорная улыбка, и Джаспер снова хлопнул его по плечу.
— Вы улыбаетесь совсем как негодница Арабелла! — воскликнул он. — И почему я раньше не замечал вашего поразительного сходства? Черт возьми, вы сыграли с нами отличную шутку! — Сквайр повернулся к дочери. — Беру свои слова насчет мистера Клива обратно, дочка. Ты обязательно должна выйти за него замуж, потому что тебе нужен именно такой человек, как он!
Сияя довольной улыбкой, Джаспер подошел к столику под портретом покойной жены, взял графинчик с хересом и наполнил четыре стакана.
— Тост за мной! — воскликнул он, вручая обоим молодым людям и Кэт по стакану.
Машинально приняв из рук отца стакан, девушка уставилась на него так, словно не могла понять, что это. Потом она недоуменно потрясла головой, подняла глаза на лорда Эшвелла, и в них сверкнули молнии.
— Вы!!! — закричала она. — Лживый подлец, мерзкий обманщик, недостойный называться человеком! Как вы посмели мне так бессовестно врать, заставляя писать то дурацкое письмо?! — Она судорожно стиснула в руке стакан с вином. — Неужели вы никогда не перестанете меня мучить, грязный развратник?!
Потрясенный силой ее негодования и резкостью выражений, слетавших с таких прелестных губ, поверенный поперхнулся и забрызгал хересом лацкан своего простого черного сюртука. Когда он увидел мисс Дрейкотт, она показалась ему идеалом женской красоты и благовоспитанности, поэтому он никак не ожидал услышать от нее такое… То-то посмеются коллеги, когда он расскажет им эту забавную историю! Мистер Слэд вытащил платок и промокнул брызги вина на сюртуке.
— А теперь, дорогая… — начал Джаспер.
— Нет, не надо, папа! — воскликнула Кэт и топнула ногой. — Никаких «а теперь…»! Я расторгаю помолвку!
— Наше венчание назначено на три часа, — проговорил Эшвелл, расплываясь в счастливой улыбке. — Нам надо спешить. Я, конечно, виноват, мне следовало было бы приехать за вами пораньше. Но вы должны меня простить: я совершенно забыл о времени, когда в «Лебеде и гусе» все начали меня поздравлять. А хозяин гостиницы, мистер Биверстоун, даже выставил по случаю нашего бракосочетания свое лучшее бренди и всех угощал. — Эшвелл вздохнул и добавил: — Кстати, Биверстоун предупреждал меня о вашем вздорном характере и советовал в качестве воспитательного средства почаще прибегать к кнуту.
Услышав такое, Кэт от ярости потеряла дар речи. Она, как рыба, несколько раз открыла рот, но оттуда донеслось только какое-то клокотание. Наконец, откашлявшись, она прошипела:
— Вы, ваша светлость, самый отъявленный нахал, высокомерный выскочка и бессовестный наглец из всех, кого носит земля! Если вы хоть на секунду допускаете, что после ваших слов я выйду за вас, то вы просто сошли с ума! Все, с меня довольно, я ухожу! — Она развернулась, со стуком поставила на столик свой стакан и направилась к застекленной двери в сад, радуясь тому, с каким самообладанием сумела дать отпор этому чудовищу.
Но едва Кэт дотронулась до ручки двери, как к ней подскочил Эшвелл, бесцеремонно сгреб девушку в охапку и перекинул через плечо, как мешок.
— Отпустите меня сейчас же, мерзавец! — завопила она, колотя его кулачками по широкой спине. — Я требую…
— Дорогая, ты должна стать его женой, — снова вмешался Джаспер. — Лучшего мужа тебе не найти, и я сомневаюсь, что он будет просить твоей руки дважды. Да и какой бы мужчина унизился до этого?
— Он не просил меня об этом вообще ни разу! — воскликнула Кэт, тщетно пытаясь вырваться.
— Как?! — притворно возмутился Эшвелл. — А мое письмо? Ведь именно на него вы написали ответ, в котором согласились отдать мне свою руку и сердце! Кстати, он написан очень мило и вежливо, хотя местами несколько неразборчиво. Неужели вы о нем забыли, Кэт? Если вы сейчас расторгнете нашу помолвку, я этого не перенесу и зачахну с тоски!
— Вот и прекрасно! — взвизгнула Кэт и тут же испуганно замолчала, поскольку Эшвелл решительно направился к двери в прихожую. — Вы что, и вправду с ума сошли? Куда вы меня тащите?
Но ее голос утонул в бархатистом смехе Эшвелла, от которого у нее всегда шла кругом голова. Виконт распахнул дверь и вышел в прихожую. Кэт успела заметить улыбающуюся сквозь слезы умиления Мэгги и кухарку, которая с довольным видом похлопывала по ладони деревянным черпаком.
Сквайр и мистер Слэд побежали вслед за молодыми. Оказавшись под густой сенью каштановой аллеи, Кэт стала умолять Эшвелла поставить ее на землю — она не сомневалась, что ей удастся обмануть его бдительность и удрать. Виконт не заставил себя долго упрашивать, но едва ноги Кэт коснулись земли, он крепко взял ее под руку. О побеге нечего было и думать. Слезы подступили к глазам Кэт, однако она сдержалась, чтобы не доставлять негодяю такого удовольствия.
— Я ни за что не выйду за вас, ни за что! — остановившись как вкопанная, закричала она.
— Джеймс и Мэри уже ждут нас в церкви, — примирительно заметил Эшвелл. — Один епископ, друг моей семьи, который по счастливому стечению обстоятельств сейчас гостит в Челтенхеме, выдал мне специальное разрешение на брак без оглашения. Ваш отец не против — чего еще желать, Кэт? У нас есть все шансы стать счастливой парой, если вы, конечно, научитесь держать за зубами свой не в меру длинный язычок, моя дорогая строптивица! — Его чудесные глаза весело блеснули, едва не разрушив решимость Кэт, но она прогнала минутную слабость, напомнив себе, как нагло обманул ее этот мерзавец. В конце концов, он не может заставить ее произнести клятву у алтаря!
Эта мысль принесла Кэт некоторое успокоение, и девушка немного расслабилась, но Эшвелл, словно читая у нее в душе, добавил:
— Надеюсь, вы понимаете, что, если потребуется, я произнесу за вас все клятвы и обеты во время церемонии, моя милая Кэт? Я просто не могу вам позволить сорвать ее и сделать нас обоих несчастными!
Смирившись с неизбежным, Кэт удрученно опустила голову, и маленькая процессия двинулась к Чипинг-Фосворту. Когда весть о прибытии молодых разнеслась по деревне, все ее обитатели высыпали на улицу, так что по обеим сторонам дороги, которая вела в церковь, Кэт и Эшвелла приветствовали десятки людей. Под ноги молодым бросали цветы, а Кэт чувствовала, что ее щеки пылают от смущения и досады. Ведь она не собиралась венчаться с этим человеком! Ей хотелось убежать куда-нибудь подальше, чтобы ее никто не видел…
Когда они проходили мимо гостиницы, ее хозяин, мистер Биверстоун, закричал:
— Правильно, милорд! Таких строптивиц, как мисс Кэт, надо просто тащить к алтарю — и все! Но сомневаюсь, что семейная жизнь покажется вам раем!
Толпа вокруг разразилась хохотом, а Эшвелл прикоснулся к шляпе в знак приветствия и ответил:
— Ошибаетесь, мой друг! Эта женщина для меня желаннее любого рая!
Толпа ответила ему радостными криками.
Кэт была готова провалиться сквозь землю от стыда. О, если бы она могла сейчас вскочить на любимую Диану и умчаться куда-нибудь в холмы. Нет, не может быть, чтобы судьба оказалась к ней так несправедлива!..
Впереди показалась церковная колокольня, и Кэт охватила паника. Зачем вообще выходить замуж, тем более за этого наглеца, который так бесцеремонно тащит ее за собой в церковь! Кэт вдруг пришло в голову, что она его совсем не знает. Он назывался разными именами — Бакленд, Эшвелл теперь вот Клив… Неужели это один и тот же человек, который так по-хозяйски вошел в ее жизнь? Как он тогда сказал? «Судьба переплетает жизней нити…» А ведь именно так у них с Эшвеллом и получилось! Кэт пришлось в отчаянии признаться себе, что она не может представить свою жизнь без него…
Кэт искоса взглянула на своего суженого, и ее поразило самодовольное выражение его лица. Выйти замуж за такого человека? Да ни за что! Решимость Кэт к сопротивлению окрепла. Ничего, еще не все потеряно! Она пожалуется викарию, что мерзкий развратник бессовестно принуждает ее к браку!
Из распахнутых настежь дверей церкви лились дивные звуки арфы. Взойдя на крыльцо, Кэт застыла на месте, поклявшись себе, что больше не сделает ни шагу, и Эшвеллу пришлось буквально перетащить ее через порог. Они оказались в облаке божественного аромата роз и жасмина — все помещение маленькой уютной деревенской церкви было полно цветов. У алтаря стояла Мэри в бледно-голубом шелковом платье с огромным букетом в руках, украшенным сиреневыми, розовыми и голубыми лентами. Рядом с ней стоял Джеймс и с радостной улыбкой смотрел на молодых.
— Вы ужасный человек, Эшвелл! — вскричала Кэт. — Но вы глубоко ошиблись, если думали, что я сдамся, увидев здесь свою самую дорогую и любимую подругу!
Глаза Кэт наполнились слезами, и ей стоило большого труда не заплакать, но Эшвелл, не обращая на ее слова внимания, потащил ее по проходу между рядами скамей к алтарю. Там их уже ждал, неловко переминаясь с ноги на ногу, высокий сухощавый викарий, мистер Дайрэм, в полном церковном облачении. Он знал и любил Кэт Дрейкотт с самого рождения, и его насторожила поспешность, с которой лорд Эшвелл устроил церемонию. Однако, увидев прекрасное лицо невесты, на котором застыло выражение прямо-таки ослиного упрямства, викарий смягчился. «В конце концов, такую строптивицу иначе и не заставишь пойти к алтарю», — подумал он.
На середине пути Джордж неожиданно остановился и, повернувшись к невесте, прошептал:
— Я мог бы ухаживать за вами еще хоть год, чтобы зажили раны, которые я нанес вашему самолюбию. Но, черт возьми, Кэт, у меня нет сил ждать! Наверное, я совершил ошибку, но вы должны меня простить!
— Я не могу вас простить, вы обошлись со мной слишком жестоко… — сквозь слезы ответила она.
Тогда Эшвелл сделал то, чего она ждала от него меньше всего на свете, — упал перед ней на колени и с нежностью поцеловал ее затянутую в кружевную перчатку руку.
— Я люблю вас, Кэт, и умоляю — простите меня! — воскликнул он.
— Что вы делаете?! На нас же смотрят! — в панике пробормотала она. — Скорее поднимайтесь!
Однако Эшвелла это, похоже, ничуть не волновало.
— Окажите мне честь, станьте моей женой! — продолжая стоять на коленях, громко, торжественно произнес он и снова приник к ее руке.
Кэт молчала, и тогда он, в который раз за время их знакомства, процитировал Шекспира: «Согласна, да? Уж лучше поздно, Кэт, чем никогда!»
Она затравленно огляделась — вокруг стояли и ждали ее решения Мэри, Джеймс, старый добрый викарий, сквайр и мистер Слэд. Кажется, Джаспер предупреждал, что Эшвелл не станет повторять предложения?.. Внезапно она увидела сэра Уильяма — серьезный, торжественный, он со шляпой в руке вошел в церковь, но не подошел к ним, а остановился поодаль. Поймав ее взгляд, он грустно, без улыбки кивнул, и девушка вздрогнула. Она вдруг со всей ясностью вспомнила рассказанную им печальную историю. Упрямство — их фамильная черта, нельзя допустить, чтобы оно разрушило и ее жизнь!
Кэт посмотрела на Эшвелла, который покорно, на коленях ждал ее ответа.
— Ах, Джордж, я едва не сделала ужасную глупость! — воскликнула она. — Вы действительно хотите на мне жениться?
Он медленно поднялся на ноги, к общему смущению, обнял ее и довершил это вопиющее нарушение свадебной церемонии горячим поцелуем в губы. Викарию пришлось кашлянуть целых три раза, прежде чем виконт, с большой неохотой выпустив невесту из объятий, взял ее под руку и повел к алтарю. По его лицу разлилась блаженная улыбка, и он тихо-тихо прошептал: «Зовут вас просто Кэт, то милой Кэт, а то строптивой Кэт, но Кэт, прелестнейшей на свете…»


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Маскарад повесы - Кинг Валери



нудноооооооо
Маскарад повесы - Кинг Валерильвица
11.04.2012, 19.36





Согласна, очень нудно...
Маскарад повесы - Кинг ВалериМаруша
24.06.2012, 19.37





Не интересно, пресно...
Маскарад повесы - Кинг Валерилена
16.06.2013, 8.19





А мне понравилось.
Маскарад повесы - Кинг ВалериНадежда
27.01.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100