Читать онлайн Маскарад повесы, автора - Кинг Валери, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад повесы - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад повесы - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Маскарад повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Попросив кухарку подать полдник в библиотеку и обязательно принести бутылку кларета, Кэт занялась упаковкой оставшихся от матери книг. Ей очень хотелось с головой уйти в работу, но два открытых чемодана на полу навевали грустные мысли. Ах, как великодушен мистер Клив! Он милостиво разрешил ей и сквайру остаться в родном доме, потребовав всего лишь отдать ключи его экономке…
При мысли о новоявленном родственнике Кэт в ярости стиснула пальцы, скомкав бледно-голубой муслин утреннего платья. Нет, этот наглец не дождется ее позора! Она сурово поджала губы и двинулась вдоль книжных шкафов, вынимая книги матери и бережно укладывая их в чемоданы. Большая часть книг в поместье теперь принадлежала новому владельцу, и лишь библиотека, собранная Марианной, — любовные и исторические романы, произведения Мильтона, Драйдена, Попа и тоненький томик поэмы Байрона «Паломничество Чайльд Гарольда» — переходила к Кэт в качестве приданого.
Подумать только, если не считать гардероба, все ее имущество — несколько старых книг в переплетах из телячьей кожи! При мысли об этом Кэт вздрогнула и выронила очередной том, который собиралась уложить в чемодан. Даже драгоценности матери пришлось продать в погоне за призрачным счастьем с Эшвеллом — и что же? Снова выбор: или Клив, или беспросветная нищета… Мысли Кэт обратились к дальнему родственнику, давшему о себе знать столь неожиданным образом. Конечно, мистер Клив законченный болван, но брак с ним все же лучше полной неопределенности, ожидавшей ее в случае отказа от его предложения.
Подняв оброненную книгу, Кэт заметила краешек листка, заложенного между страницами. Она вынула его; на маленьком квадратике бумаги изящным почерком покойной матери было написано всего три слова: «Уильям, любимый мой!»
У Кэт перехватило дыхание — на секунду перед ней словно распахнулось окно в прошлое. Она увидела, как по комнате, весело стуча каблучками, пробежала и скрылась в коридоре юная красавица Марианна, преследуемая молодым сэром Уильямом, а потом из-за двери послышался их счастливый смех…
В следующий миг старый дом вновь погрузился в тишину, которую нарушили только шаги кухарки. Добрая женщина распахнула дверь и внесла в библиотеку поднос с едой, бутылку и два стакана.


Завершив полдник вторым стаканом вина, которое притупило боль в ее душе, Кэт свернулась калачиком в темно-бордовом кожаном кресле и задремала. Время в полусне текло незаметно, девушка не знала, как долго проспала, но внезапно ей показалось, что мать зовет ее по имени. Стряхнув забытье, она открыла глаза. Багровое солнце уже садилось за холмы, комната погрузилась в полумрак сумерек. В кресле напротив, по другую сторону камина, шевельнулась какая-то фигура, и звучный баритон произнес:
— В багровом отблеске вечерней зари вы еще прелестней, милая Кэт!
Бакленд! Кэт уставилась на него сонными глазами. Вино, напиток забвения, сделало свое дело — на мгновение она совершенно забыла, как презирает этого человека, и радостно улыбнулась. Они снова вместе!
— Привет, Бакленд! — сказала она. — Как хорошо, что ты вернулся…
При виде ее счастливого лица лорд Эшвелл едва не растерял всю свою решимость. Ему захотелось броситься к Кэт, заключить ее в объятия и целовать, целовать… Но он понимал, что она еще во власти сна и, прикоснись он к ней сейчас, чары тотчас исчезнут, она будет драться с ним, как разозленная медведица. Нет, надо действовать по плану.
С трудом отведя глаза от прелестного лица Кэт, он стал рассматривать свой маникюр и, лишь немного успокоившись, осторожно перевел взгляд на ее волосы, чудесно золотившиеся в последних лучах солнца. Большего Эшвелл позволить себе не мог, боясь потерять самообладание и отступить от плана.
— Вы забыли? Бакленда больше нет, — произнес он с деланным спокойствием. — Меня зовут Эшвелл.
Глаза Кэт изумленно округлились, и улыбка на ее лице сменилась гневной гримасой.
— Опять вы, Эшвелл?! Как вы посмели сюда явиться? Какая наглость с вашей стороны! И давно вы здесь? Только не говорите, что просидели весь день, глядя, как я сплю!
— Нет, что вы, не весь день, а всего лишь около часа, — ответил он с самым беспечным видом и, поднявшись на ноги, подошел к столику, на котором стояла бутылка кларета.
— Целый час?! — вскричала девушка, не сводя с него глаз. — Господи, что подумают слуги! А Джаспер знает, что вы здесь? Неужели вы задались целью погубить мою репутацию, чтобы я приняла ваше предложение? Если так, то напрасно: я не поддаюсь шантажу!
— Можно мне стаканчик вашего дивного кларета? — не обращая внимания на ее гневные крики, спокойно спросил Эшвелл. — Я не посмел взять без разрешения, только понюхал. Какой букет! У меня просто слюнки потекли, я считал минуты до вашего пробуждения.
Он посмотрел на нее с обезоруживающей улыбкой, и на его щеках появились милые ямочки, которые так нравились Кэт. Она поспешно отвела глаза.
— Признаться, я действительно позволил себе некоторую вольность, прокравшись в ваш дом через сад, — продолжал он. — Кстати, я воспользовался покровительством Мэгги, которая считает, что вы должны выйти за меня замуж, и потому всячески мне помогает. Но пить чужое вино без разрешения — нет, увольте, этого я себе позволить не могу!
Кэт села, поставив ноги на низкую скамеечку перед креслом.
— Удивительная щепетильность, учитывая обстоятельства, — высокомерно произнесла она и нахмурилась. — Странно, что вы не позволили себе и других вольностей, оставшись со мной наедине!
— О, я пришел сюда совсем не для того, чтобы силой навязывать вам свою любовь, если вы это имеете в виду, — рассмеялся Эшвелл, спокойно наливая себе вина. — Кажется, вы разочарованы, дорогая?
— Что? Разочарована?! Какая наглость! — вне себя от злости вскричала девушка и показала пальцем на стакан. — Не смейте пить мое вино, я не давала вам разрешения!
— О, вы, оказывается, не только упрямица, но и жадина. — Эшвелл нахмурился, но тотчас выражение его лица смягчилось, он с самым любезным видом наполнил кларетом ее стакан и протянул ей. — Наверное, вам тоже захотелось выпить этого чудесного вина? Пожалуйста, пейте, Кэт, я пришел вовсе не за тем, чтобы вас мучить!
Кэт глубоко вздохнула, взяла стакан и сказала уже спокойнее:
— Вы невыносимы! Сначала довели меня до белого каления, а теперь распинаетесь передо мной, как на светском рауте. Что смотрите? Пейте свой кларет, если уж вам так хочется, и убирайтесь! — Она отпила из своего стакана и показала на раскрытые чемоданы: — Как видите, я занята, готовлюсь к отъезду!
Кэт откинулась на спинку кресла и залпом допила вино, чувствуя, как оно горячей волной разливается по телу, а веки тяжелеют.
— Видите ли, мы с папой… — начала она, борясь с навалившейся дремотой.
— Вот как, вы стали называть сквайра папой? — удивился Эшвелл. Подлив вина в ее опустевший стакан, он снова уселся в кресло напротив.
Кэт улыбнулась. Он же ничего не знает! Ей вдруг захотелось рассказать ему обо всем, что произошло в последние дни.
— Дело в том, что мой настоящий отец — сэр Уильям. — проговорила она.
Эшвелл замер, не донеся до рта стакан.
— Вот это да! — воскликнул он. — Вы можете мне не верить, но я не раз замечал ваше поразительное сходство с Лидией! Значит, она и Мэри — ваши единокровные сестры? Какие, однако, сюрпризы преподносит нам судьба! — Он окинул Кэт задумчивым взглядом. — Возьмем, к примеру, нашу с вами встречу — разве можно представить себе что-нибудь более неожиданное и романтическое? Я приехал сюда, чтобы посмотреть на это име… чтобы немного развлечься, — быстро поправился он.
Эшвелл от души надеялся, что подвыпившая девушка не заметит оговорки, которая могла разрушить его хитроумный план, выдав последнюю тайну, еще стоявшую между ними. Так и произошло — Кэт не обратила на оговорку внимания, и он, воодушевившись, продолжал:
— Утомленный суетным вниманием света, я хотел отдохнуть душой в тихой провинции, где бы меня никто не знал. И что же? Я встретил вас, и где — в лесу! — Он махнул рукой в сторону окна, за которым на фоне темнеющего неба высились красавцы буки, освещенные предзакатным солнцем. — Я искал развлечения, а встретил любовь…
Эшвелл наклонился к ней, и Кэт поразило серьезное выражение его глаз.
— Если бы можно было начать все заново, милая Кэт, я бы рассказал вам о себе всю правду, чтобы вы постарались завоевать меня, а не Джеймса! Уверен, вы бы добились своего. Впрочем, вы добились этого и так, даже не зная о нашем с Джеймсом маскараде. Кэт, я у ваших ног! — не сдержался он, хотя и понимал, что упрашивать ее бесполезно. — Пожалуйста, станьте моей женой! Вы уже стали моей жизнью, радостью, счастьем. Любовь к вам дает мне силы жить дальше, без вас — тоска и безысходность.
Ноздри Кэт гневно раздулись, она вскочила и мрачно уставилась на него.
— Мне смешно и стыдно вас слушать, милорд! Вы имели наглость сказать, что при вашем огромном состоянии, великолепных связях и положении в обществе вас ждет тоска и безысходность? Да знаете ли вы, милорд, что это такое? Я вам расскажу! Тоску и безысходность ощущает отец семейства, на глазах которого всю пшеницу, собранную его руками, вывозят неизвестно куда, когда его дети засыпают голодными на гнилой соломе! Тоска и безысходность гложут мать, когда в ее чреве бьется еще не рожденное дитя и она думает, хватит ли у нее еды, чтобы дожить до рождения ребенка! Тоска и безысходность, к вашему сведению, милорд, — она вперила в него колючий взгляд, — это чувства, которые возникают у меня, когда я думаю о том, как жестоко вы посмеялись над моими земляками, гостеприимно распахнувшими перед вами двери своих домов!
Эшвелл откинул голову и вздохнул даже с некоторым облегчением. Кэт есть Кэт! Какой же он глупец — ждал, что стоит ему признаться в любви, как она упадет в его объятия… Похоже, он действительно зазнался, когда к нему пришли слава и богатство, тут Джеймс прав. Но какова Кэт! Отчитала его за слова, которые любую другую на ее месте привели бы в восторг!
— Согласен с вами, — с улыбкой произнес он, — я негодяй и развратник, настоящий сосуд греха. Но для того-то мне и нужно ваше руководство, чтобы выйти на стезю истины и добродетели!
Кэт, не удержавшись, рассмеялась и махнула рукой. Она отвернулась к окну и стала смотреть на буковый лес, а Эшвелл поспешно поставил на столик свой стакан и подошел к ней.
— Пусть так, но не оставляйте меня, Кэт! Дайте мне еще один шанс, и я докажу, что тоже не чужд добру и благородству. Пожалуйста, дорогая…
У Кэт сжалось сердце. Ах, если бы не его чудный голос, который, казалось, проникал ей в самую душу!
— Простите, я была чересчур резка, — ответила она тихо. — Конечно же, вы вовсе не безнадежны, у вас масса достоинств, только… Как вы могли так чудовищно поступить со мной?!
Эшвелл напрягся: настал момент привести в действие его план.
— Я понимаю ваше огорчение, мой поступок действительно не имеет оправдания. — Он вернулся к своему креслу и взял со столика стакан вина. — Я эгоист до мозга костей! Вот и сейчас я только и делаю, что говорю о себе и своих чувствах. А между тем из Челтенхема я привез одно очень важное для вас известие, которое может изменить вашу жизнь в лучшую сторону. Ах, ну почему я все время думаю только о себе! Я бессовестный себялюбец, настоящее животное! — Он отвернулся от Кэт, изображая муки совести. — Вот мистер Клив — совсем другое дело, он джентльмен, каких поискать. Он не стал наводить о вас подробные справки, спросил только, получится ли, по моему мнению, из вас хорошая жена, и, когда я ответил утвердительно, тут же попросил меня похлопотать за него в этом деликатном деле.
Кэт подняла на него удивленный взгляд.
— Неужели мистер Клив посвятил вас в свои планы относительно меня? — спросила она.
— Разумеется! — Эшвелл повернулся к ней, для убедительности широко раскрывая яркие голубые глаза. — Я встретил его у мистера Руса, и мы разговорились — ведь мы с Кливом знакомы с детства. Признаюсь, мне не удалось скрыть своего интереса к вам… — Опустив глаза, Эшвелл изобразил на лице грусть. — Думаю, он понял, насколько вы мне небезразличны, потому что, когда я закончил свой рассказ, этот добрый малый похлопал меня по плечу и сказал: «Ну полно, полно, не расстраивайтесь, все образуется!» Славный парень и очень симпатичный. Кстати, у него десять тысяч годового дохода, хотя у меня намного больше… — Он замолчал, со значением посмотрев на Кэт, и она ответила ему ледяным взглядом. — Правда, и на солнце есть пятна — мистер Клив несколько высокомерен и склонен к выспренним выражениям…
Фыркнув, Кэт хотела сказать, что мистер Клив, по крайней мере, не обманывал ее, как некоторые бессовестные волокиты, но в этот момент в дверь кто-то поскребся, и она прикусила язык. Вошла Мэгги, неся два канделябра.
— Скоро совсем стемнеет, — сказала она, поставила канделябры на столик возле двери и поспешно вышла, бросив ободряющий взгляд на молодого человека.
Эшвелл подошел к столику, зажег свечи и отнес один канделябр на каминную доску. По комнате разлился уютный, теплый свет. Наблюдавшая за Эшвеллом Кэт прикончила еще один стаканчик и прижала ладони к горевшим щекам.
— Но я не стану убеждать вас принять предложение мистера Клива, — произнес виконт. — И не потому, что вы отказали мне. Просто я отлично знаю ваш характер: вы слишком своенравны, чтобы сделать счастливым такого нежного душой человека, как мистер Клив.
Его слова ранили Кэт в самое сердце.
— Кажется, вы говорили, что мистер Клив просил вас похлопотать за него? — воскликнула она сердито. — Так-то вы выполняете его поручение! С чего вы взяли, что я своенравна? Вовсе нет! — Она вдруг глуповато хихикнула, наблюдая, как он подливает ей кларету. — Вы сегодня сама любезность, но не вам меня учить, что мне делать, а что нет. Если я решу выйти замуж за своего дальнего родственника Клива, это вас не касается!
— Совершенно справедливо, — ответил Эшвелл с поклоном. — И все же я не советую вам принимать его предложение. Выходите лучше за меня, ведь я вам нравлюсь, а Клив совсем на меня не похож! Боюсь, что вы никогда не сможете его полюбить. Видите ли, бедняга несколько… слабоволен, и вы уже через неделю после свадьбы заставите его плясать под свою дудку. Разве такой муж вам нужен?
— А с чего, собственно, вы решили, что мне нужен такой муж, как вы?! — возмутилась оскорбленная до глубины души Кэт и совершенно машинально осушила очередной стакан.
Эшвелл довольно улыбнулся. Хорошая штука этот кларет! Бедняжка Кэт, которая даже за обеденным столом никогда не выпивала больше двух стаканов, совсем опьянела с непривычки. Пожалуй, она созрела для самого главного!
— Моя дорогая Кэт, вы все-таки страшно упрямы. Хоть раз взгляните в глаза правде: вы никогда не будете достойной женой мистеру Кливу!
Кэт почувствовала, что голова от выпитого вина отяжелела, мысли разбегались, и ей никак не удавалось их собрать.
— Вы не правы! Я могу составить прекрасную партию любому мужчине, — заявила она, с трудом подбирая слова, и добавила с торжествующей улыбкой: — Я умею быть доброй! Если, конечно, джентльмен этого заслуживает, как мистер Клив, например. Знаете, он прислал мне сегодня премилое письмо!
Она хотела опереться на подлокотник кресла, но тот непостижимым образом отъехал в сторону, и удивленная Кэт едва не упала.
— У вас не хватит духу выйти за мистера Клива! — продолжал подначивать ее Эшвелл. — Вы только говорите, но никогда ничего не делаете!
— Духу у меня достаточно, — заплетающимся языком пробормотала Кэт и в подтверждение своих слов изо всех сил дунула на Эшвелла. В ее одурманенном алкоголем мозгу билась только одна мысль: этот наглец бросает ей вызов. Что ж, пусть узнает, какая она на самом деле, Кэт Дрейкотт! — Вы меня совершенно не знаете, лорд Бакленд… то есть Эшвелл. Я выйду за мистера Клива! Я уже давно собиралась это сделать, потому что хочу остаться здесь, в Фосинг-Чипфорте… то есть Чопинг-Фисворте… Ладно, вы понимаете, что я имею в виду.
— Разумеется, понимаю, но думаю, у вас ничего не выйдет. Вы только хвастаетесь, чтобы мне насолить.
— Конечно! Нет, что я говорю… Вы слишком плохо обо мне думаете!
Подойдя к каминной полке, Кэт, несмотря на туман в голове, ухитрилась поставить стакан возле канделябра, ничего не задев и не уронив. Чрезвычайно довольная своей ловкостью, она схватилась за спинку высокого кресла и, обойдя его, благополучно опустилась на сиденье.
— Ни на минуту не поверю, что вы решитесь! — заявил Эшвелл.
— Можете не верить сколько угодно, — самодовольно ответила она. — Раз я сказала, что выйду за Клива, значит, выйду! Я всегда держу слово!
— Утром вы будете утверждать, что ничего подобного не говорили. Женщинам нельзя верить на слово.
— Как я сказала, так и будет!
Внезапно перед глазами у Кэт все поплыло, Эшвелл куда-то исчез, все вокруг застлал туман. Она прижала ладонь к пылающему лбу и утомленно смежила веки. Через минуту, когда она вновь открыла глаза, из тумана выплыло лицо Бакленда.
— Привет, Джордж! — обрадовалась Кэт. — Какой ты красивый! Как я рада, что ты вернулся…
Девушка тряхнула головой, стараясь разогнать противный туман, но, когда он наконец рассеялся, она досадливо охнула — перед ней вновь стоял Эшвелл.
— Вы должны сейчас же написать мистеру Кливу, что принимаете его предложение, иначе я вам ни за что не поверю, — заявил он, протягивая ей листок бумаги.
Сердясь на себя за минутную слабость, Кэт взяла бумагу. На коленях у нее тотчас неизвестно откуда появился поднос, она положила на него листок, повертела его, разглаживая и приноравливаясь, потом подняла глаза на молодого человека.
— Что я должна сделать?
— Напишите Кливу, что принимаете его предложение, и я утром доставлю ваше письмо адресату, — улыбнулся Эшвелл.
Девушка высокомерно подняла брови. Что ж, она докажет ему, как он в ней ошибался! Осторожно макая перо в латунную чернильницу, которую услужливо держал перед ней виконт, Кэт с мстительной радостью написала короткую записку требуемого содержания и подала ее своему мучителю.
Эшвелл посмотрел на кривые неряшливые строчки, обильно испещренные кляксами, посыпал листок песком, запечатал облаткой и спрятал в карман сюртука.
— Ну, теперь вы наконец признаете свою ошибку? — самодовольно ухмыльнулась она.
Не отвечая, Эшвелл убрал поднос, взял Кэт за руку, рывком поднял на ноги и обнял так крепко, что она не могла бы не то что оказать сопротивление, но и пошевелиться. Впрочем, ей и в голову не приходило сопротивляться — просто потому, что она всегда теряла голову, оказавшись в его объятиях!
Прижавшись к нему всем телом, Кэт обняла его за шею и начала страстно целовать, словно после многолетней разлуки. Какой-то голос в глубине ее существа твердил, что она не должна целовать Эшвелла, но ей никак не удавалось вспомнить, почему…
Страсть Кэт пробудила в Эшвелле неистовое желание. Она пьяна, она в его власти, он может сделать с ней все, что хочет! Боже, как ему не хотелось уходить! Он начал покрывать поцелуями каждую черточку любимого лица, словно в забытьи шепча ее имя, и с каждой секундой его решимость уйти таяла, таяла, пока ищущие, горящие, словно в лихорадке, губы Кэт не коснулись заветного местечка возле его уха. Эшвелл разжал руки и резко отстранился. Надо взять себя в руки, иначе он натворит бог знает что! «Ждать осталось всего несколько дней», — сказал он себе, с трудом отводя взгляд от ее глаз, а вслух заметил:
— Я не должен был этого делать, Кэт. Больше мы с вами никогда не будем целоваться.
— Почему ты так говоришь? — горестно воскликнула она, бросаясь к нему на грудь. Эшвелл рассмеялся, взял ее за руки и легонько оттолкнул.
— Потому, глупышка, что ты теперь невеста мистера Клива!
Кэт отпрянула, словно он плеснул ей в лицо ледяной водой.
— Господи, я и забыла!
Эшвелл учтиво поклонился и направился к двери. Кэт потрясенно посмотрела ему вслед и без сил упала на зеленовато-коричневый диван. В ее отуманенной вином голове царил полный сумбур, и все же она не удержалась от вопроса:
— Джордж, скажите хотя бы в двух словах, как он выглядит?
Уже взявшись за ручку двери, Эшвелл обернулся. Его неудержимо тянуло остаться с Кэт, но он изо всех сил гнал от себя эти грешные мысли.
— Как выглядит ваш жених? — переспросил он с улыбкой. — Вполне прилично! Он, правда, невысок ростом и толстоват, но зато у него очень правильные черты лица.
— Маленький и толстый? — переспросила Кэт, не веря своим ушам.
Эшвелл кивнул.
— И совершенно лысый! — добавил он.
Когда за ним закрылась дверь, девушка услышала его раскатистый хохот. Она забралась на диван с ногами и устало опустила голову на спинку. Да, жизнь действительно щедра на сюрпризы, и какие! Она могла стать женой знаменитого поэта, пэра Англии, богача, красавца и умницы, а вместо этого выходит замуж за маленького, толстого, лысого, самодовольного болвана…


Отпив кофе, Кэт машинально в третий раз намазала маслом ломтик хлеба, поднесла ко рту, но, не в силах съесть ни кусочка, положила бутерброд на тарелку. От беспокойства и ужаса у нее совершенно пропал аппетит. Господи, что она натворила, как могла ответить согласием этому ничтожеству, мистеру Кливу?!
— Милая, зачем тебе столько масла? — спросил Джаспер, озабоченно глядя на дочь поверх утренней газеты.
— Что? — удивленно переспросила Кэт, но, взглянув на свой бутерброд, все поняла. — Ах, это! Да, ты прав, я погорячилась.
От выпитого накануне вина у нее не сильно, но противно ныла голова и пересохло во рту.
— У меня есть для тебя новость, папа, — продолжала девушка, опасливо покосившись на нетронутый бутерброд, словно он мог броситься на нее и укусить. — Кажется, я выхожу замуж за мистера Клива.
— Как за Клива?! — вскричал Джаспер, выронив газету. — Я думал, ты любишь того поэтишку!
Поморщившись — разве нельзя говорить потише? — Кэт снова нехотя взяла с тарелки бутерброд.
— Выходить замуж надо не по любви, папа, — назидательно сказала она, — а по разумному расчету или по совету родителей. Ты со мной согласен?
Джаспер, внимательно наблюдавший за дочерью, заметил и темные круги у нее под глазами, и то, как она вздрагивает при звуках его голоса. Знакомые симптомы!
— Проклятие, похоже, ты вчера здорово перебрала! — резюмировал он. — Послушай доброго совета, девочка, — вырезюмировал он. — Выпей кружку домашнего пивка. Похмелье снимет как рукой. Я сейчас распоряжусь! — Он встал и направился к сонетке.
— Не надо, папа! — остановила его Кэт. — Для тебя это дело привычное, а меня мутит при одной мысли о пиве!
Джаспер вернулся к столу.
— Как хочешь, милая, — миролюбиво сказал он. — Значит, ты решила выйти за мистера Клива? Что, он так же хорош собой, как Эшвелл? Тебе ведь так нравился этот молодой человек!
Кэт потупилась и принялась разглаживать свободной рукой складки своего сиреневого платья.
— К сожалению, нет, — вздохнув, ответила она. — По словам Эшвелла, наш дальний родственник Клив — лысый толстый коротышка.
— Ну и ну!
— Да, папа. И еще он надутый, самовлюбленный дурак, обожающий цветистые словечки.
Джаспер накрыл огромной ладонью руку дочери.
— Давай забудем о нем, девочка моя! Ты не сможешь его полюбить, да и мне не нужен такой зять. Семейство Клив, как ты знаешь, никогда не пользовалось моей симпатией, так что я ничего не потеряю.
— Поздно, папа, — снова вздохнула девушка. — Мы помолвлены: я уже написала, что принимаю его предложение.
Сквайр в удивлении уставился на нее и некоторое время сосредоточенно размышлял.
— Ты сделала это вчера, в подпитии! — наконец догадался он. Кэт удрученно кивнула.
— Напиши ему еще раз, дочка, расторгни помолвку! — посоветовал Джаспер. — Если у мистера Клива есть хоть капля мозгов, он примет твой отказ, как положено порядочному человеку.
Кэт покачала головой.
— Нет, я обещала Эшвеллу и не могу обмануть его ожидания.
Сквайр хотел было возразить, но передумал.
— Ну, раз за Клива хлопочет сам Эшвелл, да и ты, как я вижу, настроена решительно, то и обсуждать больше нечего, — с усмешкой заметил он, снова берясь за газету.
— Но ты можешь не дать согласия на этот брак! — в отчаянии воскликнула девушка.
— Нет уж! — отрезал сквайр, закрываясь от дочери газетой. — Ты заварила эту кашу, тебе ее и расхлебывать.


Кэт оглядела гостиную — повсюду валялись приготовленные к отъезду коробки и чемоданы, надобность в которых теперь отпала. Ей бы радоваться, но на душе было тяжело, как никогда. Даже любимый буковый лес в окне казался мрачным и враждебным, навевая тоскливые мысли о тюремной камере, скрежете железного ключа в ржавом замке и железных решетках. Ведь именно из-за тяги к родным местам она оказалась в этой ловушке.
Кэт тяжело вздохнула. Нет, она не хочет выходить замуж ни за мистера Клива, ни за кого-либо другого, ей нужна свобода! Что же делать? Она своей рукой отдала письмо Эшвеллу, который, чтобы побольнее уязвить ее, уже наверняка доставил злополучный клочок бумаги адресату…
Кэт прижала ладонь ко лбу. Помолвка с болваном Кливом — самая неудачная из всех ее легкомысленных затей, включая план обольщения Эшвелла. Господи, неужели и впрямь ее мужем будет маленький лысый толстяк с куриными мозгами?! Впрочем, нет худа без добра — став женой Клива, она забудет о кредиторах, сможет позволить себе любые наряды, купит дом в Стинчфилде… Но все эти блага ей предлагал и Саппертон — правда, в отличие от его светлости у мистера Клива нет титула.
Внезапно мрачное лицо Кэт осветилось улыбкой: а ведь отсутствие титула — прекрасный предлог для расторжения помолвки! Девушка захохотала как безумная. И почему она не подумала об этом раньше?!
Воображая себе сцену расторжения помолвки, Кэт простерла руку к буковому лесу и театрально воскликнула:
— Ни в коем случае, сэр, выкиньте это из головы! Я не могу выйти за вас замуж!
— И слава богу, — послышался за ее спиной знакомый голос, — потому что я уже давно женат.
— Сэр Уильям! — Кэт обернулась, удивленная неожиданным появлением баронета, и тут же вспыхнула до самых корней волос, вспомнив, кем он ей приходится на самом деле. — Пожалуйста, присаживайтесь! Я сейчас позову отца.
Кэт поспешила было к двери, но баронет поймал ее за локоть, и она будто приросла к полу.
— Я пришел поговорить с вами, Кэтрин, а не с Джаспером, — негромко произнес он. — Вы не уделите мне несколько минут? — На его добром лице было написано такое волнение, что девушке стало его жаль.
— Конечно, сэр, сколько угодно! — пролепетала она, едва дыша.
Баронет отпустил локоть девушки и стал смущенно крутить в руках свою шляпу. Было странно видеть, как этот пожилой респектабельный джентльмен собирается с духом, чтобы начать разговор. Кэт предложила ему присесть и сама села на высокий венский стул.
— Извините, что ворвался к вам без приглашения… — Сэр Уильям пристально посмотрел на нее и вдруг нахмурился. — Но, кажется, вы уже знаете, что я хочу вам рассказать, иначе вы не были бы так испуганы!
Кэт закрыла глаза и потерла виски. Слава богу, ей стало лучше — тошнота прошла, хотя голова еще побаливала.
— Вы правы. Папа… то есть Джаспер уже рассказал мне все два дня назад, — призналась она.
— Что ж, это даже к лучшему, — сказал баронет, твердо глядя ей в глаза. — Думаю, что мои слова приобретут дополнительный вес. Дело в том, милая Кэт, что я хочу убедить вас выйти замуж за лорда Эшвелла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Маскарад повесы - Кинг Валери



нудноооооооо
Маскарад повесы - Кинг Валерильвица
11.04.2012, 19.36





Согласна, очень нудно...
Маскарад повесы - Кинг ВалериМаруша
24.06.2012, 19.37





Не интересно, пресно...
Маскарад повесы - Кинг Валерилена
16.06.2013, 8.19





А мне понравилось.
Маскарад повесы - Кинг ВалериНадежда
27.01.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100