Читать онлайн Маскарад повесы, автора - Кинг Валери, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.77 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маскарад повесы - Кинг Валери - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маскарад повесы - Кинг Валери - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Валери

Маскарад повесы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Добавив к букету в высокой керамической вазе еще одну желтую розу, Кэт отошла, чтобы полюбоваться своим творением, но осталась им недовольна. Со времени поединка в конюшне прошло уже три дня, и все три дня она не находила себе места от беспокойства. План обольщения Джеймса — предмет ее неустанных забот в последние несколько недель — успешно осуществлялся, поэт ежедневно заезжал справиться о ее здоровье и проводил с ней долгие часы, читая вслух Водсворта, но это не приносило Кэт желанного успокоения. Она боялась признаться даже себе самой, что ее томит тоска по Бакленду. О, как ей хотелось поговорить с ним, спросить, кто такая Амелия! Но вместо этого приходилось терпеть скучнейшую декламацию Джеймса, от которой Девушку клонило в сон.
Из открытого окна послышался стук копыт, и Кэт испуганно вздрогнула. Еще нескольких часов нудного чтения стихов она просто не выдержит! Но когда Вайолет распахнула дверь, из холла донесся сильный, звонкий голос Лидии:
— Где ты, Кэт? Я тебе расскажу такое… Ты не представляешь, что случилось!
Когда младшая мисс Чалфорд, сверкая белозубой улыбкой, не обращая внимания на растрепавшуюся прическу, вбежала в комнату, Кэт не удержалась от восклицания:
— Ты настоящий сорванец, Лидия!
— А сама-то ты с каких пор стала такой рьяной блюстительницей приличий? — весело откликнулась девушка и принялась стаскивать перчатки. — Дразнись, сколько хочешь; когда услышишь мою новость, у тебя голова кругом пойдет!
Улыбнувшись, Кэт снова повернулась к букету.
— Представляю, что это за новость. Может быть, Джулия тебя опередила и Джереми сделал предложение ей?
— Вот еще! Много ты знаешь о наших с Джереми отношениях! — стянув перчатки, девушка бросила их вместе с плеткой на столик под портретом Марианны и уселась на стул возле Кэт. — Можешь гадать хоть до второго пришествия, все равно не угадаешь! А между тем это новость о мистере Бакленде!
У Кэт екнуло сердце, она уколола палец шипом розы и сдавленно вскрикнула от боли. К счастью, Лидия, расправлявшая складки своей бархатной амазонки, ничего не заметила.
— Что же с ним произошло? — спросила Кэт, стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения. — Он заболел?
— С чего ты взяла? Нет, конечно! Но он спас Руперта и еще кучу народа от виселицы!
От изумления Кэт раскрыла рот и уставилась на Лидию во все глаза. Она ничего не понимала.
Наслаждаясь произведенным эффектом, мисс Чалфорд откинулась на спинку стула.
— Ну что, какова новость? Может быть, тебе неинтересно и мне лучше уехать?.. Ну ладно, ладно, вижу, ты сегодня не расположена к шуткам. Так вот, прошлой ночью луддиты напали на суконную фабрику в Эджкоте — ту самую, которой, по общему мнению, владеет лорд Саппертон. Ты никогда не угадаешь, кто у погромщиков был предводителем. Руперт Уэстборн.
— Что?! — В это невозможно было поверить. Тем не менее Кэт сразу вспомнила, как в день нападения на фабрику Багена Руперт опоздал на ее с Баклендом состязание. Он явился на ужин в гостиницу мокрый как мышь и в грязных брюках — небрежность, немыслимая для франта вроде него.
— Господи, неужели Руперт? — пробормотала она в растерянности.
— Именно он! — воскликнула Лидия. — К тому времени, как на Эджкотскую мануфактуру приехали молодые люди из окрестных деревень, местные арендаторы уже загнали луддитов внутрь разгромленного здания и не давали им выйти. Негодяи разбили все машины, как и в Тодбери! А потом, как рассказал Кит Барнсли, Бакленд взял дело в свои руки — вошел внутрь фабрики, к погромщикам, и за пятнадцать минут все уладил! Он разговаривал и с этим противным полицейским с Боу-стрит, который вскоре появился в Эджкоте.
— Неужели никого не арестовали? — изумилась Кэт.
— Представь себе, никого! И знаешь, почему? Бакленд заявил, что он владелец мануфактуры и специально нанял этих людей, чтобы они испортили машины!
— Какая нелепость! Никакой он не владелец!
— Тут-то ты и ошибаешься, — расплылась в торжествующей улыбке Лидия. — Именно Бакленд наследник чудаковатого мистера Дриффилда, а вовсе не Саппертон!
Кэт показалось, будто мир вокруг нее перевернулся вверх тормашками. Подумать только, безобиднейший Руперт на поверку оказался грозным предводителем луддитов, а бедняк Бакленд — богатым владельцем суконной мануфактуры! Нет, это просто не укладывается в голове.
— Думаю, мы все в долгу перед мистером Баклендом, — серьезно сказала Лидия. — Ведь среди погромщиков был даже твой друг мистер Коутс.
— Боже! Я и подумать не могла, что он тоже луддит! Что происходит с нашим городком, Лидия, если даже такие почтенные отцы семейства начинают бунтовать?!
— Не понимаю и даже не пытаюсь понять. Но ты можешь представить нашего рифмоплета с кувалдой? — рассмеялась девушка. — «Помилуй бог, какая тяжесть! — проговорила она, копируя манерную речь денди — Положительно, мои нежные ручки не могут ее одолеть! Давайте так, друзья: вы разбивайте машины, а я буду вдохновлять вас на этот подвиг своими стихами!»
Сообщив подруге все известные ей подробности, Лидия спохватилась, что обещала матери вернуться к полудню, торопливо попрощалась и выбежала из дома. Кэт подошла к окну и проводила взглядом всадницу, промчавшуюся по каштановой аллее. Новость, привезенная Лидией, не выходила у нее из головы. Ей вспомнилась бриллиантовая булавка в галстуке Бакленда, тонкое белье и превосходные новенькие сапоги. А какие он носил фраки и сюртуки! Ну почему она раньше не обращала на это внимания? Как можно быть такой слепой?!
Итак, он отнюдь не бедняк! Кэт вдруг пришла в голову одна дерзкая мысль, и девушка улыбнулась, почувствовав, как в ее сердце возрождается надежда.


Известие о скандальном участии Руперта в недавних беспорядках взбудоражило весь Стинчфилд и его окрестности. По иронии судьбы никого почему-то не взволновал тот факт, что в луддитских набегах активно участвовал дворянин и землевладелец, но все поразились выносливости и силе мистера Уэстборна. Ведь по укоренившемуся в обществе мнению, он был органически не способен больше получаса провести в седле, не говоря уже о том, чтобы взять в руки кувалду и обрушить ее на текстильные машины. Подумать только, этот неженка связался с луддитами! Короче, Руперт поразил всех до глубины души.
Но еще больше обитатели Стинчфилда изумились, узнав, кто настоящий владелец Эджкотской мануфактуры. На следующий день, гуляя с Кэт по своему саду, Мэри Чалфорд сказала:
— У меня в голове не укладывается, что фабрикой мистера Дриффилда владеет мистер Бакленд! Я всегда была убеждена, что она принадлежит лорду Саппертону.
— Знаешь, Мэри, — проговорила Кэт, беря подругу за руку, — я только вчера сообразила, что для бедняка Бакленд слишком хорошо одевается. И как я не замечала этого раньше? Мне казалось, что он беден как церковная мышь, но при случае обрати внимание на его сапоги — блестящие, совсем новенькие, из превосходной кожи!
Мэри с сожалением подумала о сапогах Джеймса — тщательно начищенных, но старых, сильно изношенных. Гуталин не мог скрыть ни глубоких царапин на коже, ни трещины на каблуке. Интересно, заметила ли Кэт, в каком состоянии одежда Джеймса? Если да, то что она об этом думает?
— Мне всегда казалось, что мистер Бакленд старается скрыть от нас свое истинное лицо. А как по-твоему?
Кэт пожала плечами.
— В некотором смысле ему это явно не удалось, — проговорила она неопределенно: ей не хотелось признаваться, что Бакленд ее целовал и что она сразу поняла, какой он отъявленный повеса и донжуан. — Но я понимаю, что ты имеешь в виду. Действительно, никому и в голову не могло прийти, что он унаследует фабрику Дриффилда! Как по-твоему, дом Дриффилда тоже достался Бакленду?
— Нет, — сказала Мэри. — Кажется, старый чудак завещал свой дом вдове Чедфорд!
— Интересно, знает ли об этом Бакленд? Должно быть, знает: ведь он наверняка получил копию завещания… Впрочем, может быть, и нет, мистер Дриффилд был такой странный человек! Но племянник совсем на него не похож, надо отдать ему должное!
Обе девушки рассмеялись, потому что покойный владелец Эджкотской мануфактуры был маленьким толстячком в очках и парике.
— Но как благородно Бакленд поступил по отношению к луддитам! — заметила Мэри. — Страшно представить, сколько будет стоить ремонт разбитого ими оборудования, а он не предъявил им ни одного иска.
— О, да! — воскликнула Кэт и просияла такой восторженной улыбкой, что Мэри с удивлением взглянула на нее.


На следующий день Кэт сидела в любимом красном кресле у себя в кабинете, нервно прислушиваясь, не зазвонит ли внизу колокольчик. Накануне она послала Бакленду записку и попросила его заглянуть к ней, чтобы поговорить об одном важном деле.
Она тщательно обдумала свою будущую речь. Ах, только бы не струсить в последний момент!
Зазвонил колокольчик. Вздрогнув всем телом, словно от рева иерихонской трубы, Кэт сделала глубокий вдох и откинулась на спинку кресла, стараясь успокоиться, но ей показалось, что вышитые на обивке розы усеяны настоящими шипами. Конечно, он может разозлиться, счесть ее предложение нелепым… Но вдруг удастся его убедить, что она прекрасная, экономная хозяйка, владеющая искусством жить на сущие гроши? Как бы то ни было, надо поскорее взять себя в руки!
У двери послышались шаги, Вайолет распахнула ее перед гостем, и Кэт почувствовала головокружение… Как же он все-таки хорош собой.
Бакленд поклонился хозяйке, и она вышла ему навстречу из-за письменного стола. Ей хотелось, чтобы гость увидел во всем великолепии ее новое темно-зеленое утреннее платье из тончайшего муслина, которое так красиво колыхалось при ходьбе.
Кэт протянула Бакленду руку; он улыбнулся и поднес ее к губам, хотя в его глазах читалось недоумение. «Он согласится! — внезапно решила Кэт. — В конце концов, мы явно симпатизируем друг другу, у нас много общего… Надо будет ему это сказать».
— Спасибо, что приняли мое приглашение, Бакленд. — Она тоже светски улыбнулась и предложила гостю сесть.
— Пожалуйста, называйте меня Джордж, я не могу позволить Джеймсу обойти меня хотя бы в такой малости.
Кэт пожала плечами:
— Что ж, если вы настаиваете, я буду называть вас по имени, но, согласитесь, это довольно странно! Ой, — вдруг спохватилась она, — надеюсь, вы не считаете, что я поступила чересчур смело, пригласив вас к себе?
Он усмехнулся. Интересно, чего она хочет и почему у нее такой взволнованный вид? Нет, решительно непонятно, зачем ей понадобилась эта встреча!
— Такая щепетильность кажется мне излишней, — заметил он, — особенно после того, как вы меня подстрелили, а я продырявил вас рапирой.
Кэт вдруг весело рассмеялась, словно на мгновение вернулась в беззаботное детство — в тот день, когда ей удалось уговорить Кита похитить черничный пирог с подоконника миссис Килкотт.
— Простите, наверное, я сказала глупость! Пожалуй, будет лучше перейти прямо к делу. — Встретившись с собеседником глазами, Кэт почувствовала, как по щекам разливается предательский румянец, и закрыла лицо руками. — О, пожалуйста, не улыбайтесь так!
— Как, моя милая Кэт?
— Вы очень хорошо понимаете, что я имею в виду!
Обхватив себя руками за плечи, она нервно заходила по комнате — от двери к окну и обратно.
— Я и подумать не могла, что разговор будет таким трудным, — пробормотала девушка. — Бакленд, то есть Джордж… Я все как следует обдумала… У меня к вам есть предложение… — Она смущенно замялась, потом резко повернулась к гостю, всплеснула руками и воскликнула: — Была не была, скажу прямо, без экивоков! Вы не хотите на мне жениться?
Бакленд вздрогнул от неожиданности, а потом криво усмехнулся. Все ясно! Должно быть, Кэт узнала, кто он такой на самом деле.
— По выражению вашего лица вижу, что моя идея не пришлась вам по вкусу, — быстро проговорила она. — Но пообещайте, по крайней мере, что выслушаете меня до конца!
— Конечно-конечно, говорите, — улыбнулся он, видя, что его реакция задела ее за живое. — Я заинтригован, если не сказать больше.
Кэт постаралась скрыть разочарование. Разумеется, она надеялась услышать совсем другое, но хорошо уже то, что он не отказался сразу и готов выслушать ее аргументы. Набрав в грудь побольше воздуху, она продолжала:
— Эта замечательная идея не выходит у меня из головы с того дня, когда при весьма драматических обстоятельствах вы объявили о своих правах на Эджкотскую мануфактуру. Как вы знаете, у меня нет приданого, но, увы, этим мои финансовые затруднения не исчерпываются. Дело в том, что Джаспер много играет в карты, пьет, и с некоторых пор его долги стали превышать и нашу ренту, и будущие доходы от продажи зерна. После смерти мамы пять лет назад Джаспера словно подменили, мне пришлось взять все хозяйство на себя. Зато я приобрела огромный опыт в управлении имением, так что наш брак может оказаться просто идеальным!
Бакленд нахмурился.
— Мне не вполне понятен ход ваших мыслей, — проговорил он. — Объясните, почему вы решили, что ваш богатый хозяйственный опыт — залог идеального брака?
У Кэт упало сердце — по его хмурому лицу было видно, что надеяться ей не на что. Она смущенно потупилась, потом, оторвав взгляд от вытертого ковра, взглянула прямо в голубые глаза Бакленда, ставшие вдруг странно непроницаемыми.
— Все дело в вашей мануфактуре, — призналась она. — Я знаю, как работают такие предприятия и что нужно сделать, чтобы они приносили прибыль. Если мы оба возьмемся за дело, фабрика очень скоро начнет приносить доход. Подумайте, скольким крестьянам мы могли бы помочь!
Воображение уже рисовало перед ней эту великолепную картину, и Кэт, вся во власти мечты, совершенно забыла о своем твердом намерении вести себя с Баклендом, как подобает воспитанной барышне. Она плюхнулась в кожаное кресло напротив, скинула туфли и поджала под себя ноги.
— Знаете, мне как-то довелось прочитать про мистера Коука из Норфолка. Вы тоже наверняка о нем слышали. Он постоянно экспериментирует у себя в имении, совершенствуя методы ведения хозяйства. У него здорово получается! Мы могли бы последовать его примеру. Подумайте над моим предложением, Джордж! Объединившись, мы могли бы оказать огромную помощь здешним фермерам. Вы даже не представляете, как им трудно! Ведь три года здесь был неурожай — то из-за нехватки влаги, то из-за ее избытка… — Помедлив несколько мгновений, она смущенно улыбнулась и спросила: — Ну, каков будет ваш ответ? Вы женитесь на мне?
Пока Кэт описывала преимущества их совместной жизни, Бакленд невольно представлял себе золотые пшеничные нивы, волнуемые бесконечными котсуолдскими ветрами. Но разве ему есть дело до этих полей — и до этой женщины, которая, словно школьница, забралась с ногами в кресло напротив? Возбужденно блестя карими глазами, она говорит о мельницах, суконных мануфактурах и прибыли, как ее ровесницы — о романтическом вальсе с милым сердцу поклонником!
Что и говорить, Кэт не похожа на других женщин, но все же она одна из них. Амелия желала заполучить титул, Кэт — суконную мануфактуру, но ни той, ни другой не был нужен он сам…
Бакленд посмотрел на носок своего сапога, который поцарапал утром, садясь на лошадь, и спросил:
— А что же Эшвелл? Вы уже отказались от намерения завладеть его состоянием?
Поглощенная только практической стороной дела, Кэт выпалила:
— Если вы откажетесь от моего предложения, тогда мне, конечно, придется выйти за Эшвелла!
Кровь бросилась Бакленду в лицо. Он тряхнул головой, и идиллическая картина совместной жизни двух тружеников-филантропов, с таким энтузиазмом нарисованная Кэт, мгновенно исчезла.
— Так, значит, теперь вы решили оставить в покое моего друга и обратить свою благосклонность на меня? — еле сдерживая гнев, проговорил Бакленд. Как же он ненавидел и презирал этих расчетливых искательниц выгодной партии, вступавших в брак ради титула, богатого приданого или состояния! — Только не говорите, что причина кроется в моем безмерном обаянии!
Заметив перемену в его настроении, Кэт огорченно откинулась на спинку кресла. Он все-таки разозлился! И почему она решила, что он согласится? Глядя в его рассерженное лицо, Кэт почувствовала, что тоже начинает закипать.
— Разумеется, ваше обаяние здесь ни при чем, — сделав, над собой усилие, сказала она ровным бесстрастным голосом. Бакленд прищурился.
— Помните, я сказал, что не дам вам заманить в свои сети Джеймса? Неужели вы думаете, что после этого я соглашусь на вас жениться в расчете на какие-то мифические финансовые выгоды? И потом, ваши планы насчет сельского хозяйства… — Он безнадежно махнул рукой и усмехнулся. — Дорогая моя, я не фермер, и у меня нет никакого желания им стать!
— А кем вы хотите стать, мистер Бакленд? Разве уже открыли школу для никчемных повес и прожигателей жизни, где вы могли бы отточить свое мастерство? Чем вы собираетесь жить? Эшвелл, по крайней мере, пишет стихи, хотя у него есть и титул и деньги!
Бакленд злорадно ухмыльнулся — рассказать бы ей, кто на самом деле ее «Эшвелл»! Как она могла подумать, что он женится на особе, которая выбирает себе мужа, как лошадник чистокровного скакуна?
Кэт вскочила на ноги, споткнувшись о брошенные перед креслом туфли.
— Вам нечего мне ответить, не так ли? — проговорила она сердито. — Вы только и можете, что высокомерно ухмыляться. Боже, сколько презрения в вашем взгляде! Но я не боюсь вашего презрения, мистер Бакленд. Думайте обо мне что угодно, для меня ваше мнение значит не больше, чем дуновение ветерка!
Он тоже вскочил и грубо схватил ее за плечи.
— Какое право вы имеете так обо мне говорить?! Что вы обо мне знаете? — гневно вскричал он. — Ничего! Так не смейте судить о том, о чем не имеете ни малейшего понятия!
— А у вас есть право судить меня? — воскликнула Кэт с обидой, и у нее на глазах закипели слезы. — Не потрудившись разобраться в моих чувствах, вы сразу же меня осудили! Но за что? Я всегда старалась быть с вами честной, никогда ни в чем не обманывала. Согласитесь, я могла бы просто вскружить вам голову и заставить на мне жениться, не афишируя своих намерений. Ведь вы гораздо более уязвимы для женских чар, чем вам кажется! Мне достаточно было бы только некоторое время подержать вас на расстоянии да пару раз у вас на глазах упасть в обморок, и вы бы не устояли!
Бакленд побагровел и тряхнул девушку за плечи.
— Будьте вы прокляты! Как вы смеете со мной так говорить?! Я никогда, слышите, никогда не попадусь в ваши сети! О, судьба не раз сталкивала меня с охотницами за чужими деньгами. Такие, как вы, готовы выйти за кого угодно, лишь бы у него были деньги!
— Но разве я виновата, что так ведется испокон века? Вы знаете, каково это — зависеть от отца-картежника? Он спустил мое приданое, спустил все наше состояние! — Кэт говорила торопливо, словно боялась не успеть высказать всю боль, что накопилась у нее на сердце за долгие годы. — Думаете, мне приятно смотреть на мужчину, прикидывая, достаточно ли он богат, чтобы стать моим женихом? О нет, Бакленд, мне противно! Но у меня нет другого выхода, вы можете это понять?
Голос Кэт вдруг сорвался, и она зарыдала. Бакленд обнял ее, и она обессиленно опустила голову ему на грудь.
— Простите меня, Кэт, — пробормотал он виновато. — Я был с вами жесток!
— Я сама виновата, мне не стоило заводить этот глупый разговор, но я подумала… — Она горестно всхлипнула. — Впрочем, неважно. Давайте забудем и о моем предложении, и о нашем разговоре.
Бакленд бережно отстранил ее от себя, заглянул ей в глаза и отер мокрые щеки.
— И почему мы не встретились десять лет назад?.. — спросил он со вздохом.
— Не знаю, — улыбнулась она сквозь слезы. — Наверное, потому, что мне было всего одиннадцать!
Оба рассмеялись.
— Я не могу на вас жениться, Кэт, — посерьезнев, сказал он. — Вы мне нравитесь, у нас много общего, но все-таки я вынужден отвергнуть ваше предложение. Брак по расчету не для меня.


Возвращаясь в Чипинг-Фосворт, Бакленд не стал погонять лошадь. Под мерный стук копыт по гравию он погрузился в глубокую задумчивость. Он снова видел нежное, тонкое, но неживое лицо Амелии под белой погребальной кисеей. Как ее мать зарыдала, забилась в истерике у гроба! Сам Бакленд тогда не пролил ни слезинки, он как будто умер вместе с возлюбленной.
Ах, каким юным, безмятежным было лицо Амелии в гробу! Неразумное дитя, она любила играть сердцами влюбленных в нее мужчин и как-то незаметно для Бакленда похитила и его собственное. И забрала с собой в могилу! Бакленд с горечью усмехнулся. Сколько уже лет он живет на этом свете без сердца…
Ему было двадцать лет, когда они встретились с Амелией. Гордая, своенравная красавица казалась юнцу волшебницей Цирцеей, перед чарами которой не мог устоять ни один мужчина. И она действительно была хороша! Ее губы напоминали ему благоуханные лепестки только что раскрывшейся розы, а их прикосновение — первый весенний дождь, пробуждающий землю от зимнего сна… Но что мог тогда дать Бакленд светской красавице, дочери богатого виконта? Да, он верил в свою звезду и был полон надежд на будущее, но в настоящем вел весьма скромную жизнь. Кроме ничтожной собственности в Кенте, у него не было ничего, что он мог бы положить к ногам возлюбленной, привыкшей ни в чем себе не отказывать. Однажды он видел, как она со смехом швырнула в озеро безумно дорогую шляпку, имевшую несчастье ей надоесть.
Однако устоять перед ее чарующей прелестью было невозможно. Он стал неотступным спутником Амелии, ее верным пажом, игрушкой в ее цепких руках. Сколько раз она его целовала — в темных коридорах, на террасах, в потаенных уголках обсаженных кустами аллей…
И в это же самое время она флиртовала с Саппертоном.


Когда за Баклендом закрылась входная дверь, Кэт побежала в гостиную, встала одним коленом на обитый светлым ситцем диван и, схватившись за его спинку, выглянула в окно. Бакленд вскочил на лошадь, выехал на дорогу и вскоре скрылся из виду. У Кэт тоскливо защемило сердце. Неужели он потерян для нее навсегда?..
Отвернувшись от окна, она опустилась на диван и задумалась, машинально разглаживая оборки платья. Она так гордилась этим платьем, а Бакленд на него даже не взглянул… Еще бы, ведь она сразу кинулась рассказывать о своем дурацком предложении.
Кэт приложила к горевшему лбу ладонь, и она показалась ей очень холодной. Господи, как можно было думать, что Бакленд согласится? Нет, они совершеннее понимают друг друга, Бакленд решительно не желает войти в ее отчаянное положение…
Внезапно до Кэт донесся звук разбитого стекла. Встревоженная, она бросилась в библиотеку, распахнула двери и ахнула. На полу среди осколков графина и бокала лежал навзничь Джаспер, уютная комната со старинными книжными шкафами вдоль стен благоухала бренди. Кэт оцепенело уставилась на отца — он спал как младенец. Прибежавшие из прихожей Вайолет и Мэгги, потеснив хозяйку, заглянули внутрь.
— Это сквайр! — воскликнула Мэгги.
Тряхнув головой, Кэт решительно направилась к Джасперу и принялась собирать валявшиеся вокруг него осколки хрусталя. Служанки последовали ее примеру, и втроем они довольно быстро справились со своей задачей.
— Вайолет, пожалуйста, пришли ко мне кучера Питера, — распорядилась Кэт. — Надо перенести его на диван.
Мэгги побежала за метлой, а Кэт осмотрела голову Джаспера — к счастью, порезов не было. Глядя на обрюзглое лицо отца, Кэт почувствовала, как в ней закипает злость. Так больше жить нельзя! Бакленд, конечно, прав, считая, что вступать в брак надо по любви, но как мало общего с реальной жизнью имеет его принцип!
Как все девушки ее возраста и круга, Кэт, конечно, мечтала о страстной любви и счастливом замужестве. Сколько раз ей грезился прекрасный возлюбленный, когда она читала стихи Эшвелла! В какой-то момент ей даже показалось, что она могла бы полюбить Бакленда, но Кэт не позволила этому чувству развиться: наученная горьким опытом последних пяти лет, она слишком боялась нищеты. А теперь, когда выяснилось, что Бакленд довольно состоятелен, он не хочет на ней жениться! Что ж, придется скрепя сердце выходить за Эшвелла…
Погладив отца по дряблой щеке, Кэт выпрямилась и отошла к окну, продолжая размышлять о Джеймсе. Он оказался совсем не таким, каким рисовался в своих стихах. Пожалуй, он более чувствительная, ранимая, но менее страстная натура, чем можно было бы предположить. Ах, если бы у него был темперамент Бакленда! Но может ли страстная любовь гарантировать счастье в браке? Кэт очень сомневалась. Ей довелось увидеть немало влюбленных пар, чье счастье меркло очень скоро после заключения брачного союза. Взять хотя бы молодых Мортонов, Луизу и Джона. Год назад казалось, что счастливее их нет никого на свете, а поглядите на них сейчас! Когда Джон думает, что за ним никто не наблюдает, его глаза становятся такими пустыми и безжизненными, а лицо приобретает такое отсутствующее выражение, что кажется, будто душа его уже давно умерла, осталась одна телесная оболочка.
Послышался заливистый храп, и Кэт снова посмотрела на отца. Как он отвратителен, когда напивается до бесчувствия! Пусть о нем позаботятся слуги, а с нее довольно! Она торопливо вышла через высокую застекленную дверь в свой маленький ухоженный сад и принялась расхаживать по аккуратным, посыпанным песком дорожкам.
Ах, если бы у нее была уверенность, что брак с Джеймсом даст ей хоть капельку счастья! И сможет ли она сама дать счастье поэту, если он все-таки сделает ей предложение? Она чувствовала себя виноватой перед Джеймсом — ведь она разыгрывала перед ним утонченную барышню, когда на самом деле ей больше всего на свете хотелось бы барахтаться в ручье в крепких объятиях Бакленда… Нет, это не невинная шалость, а гораздо хуже!
Девушка прижала ладони к горевшим щекам. Пора покончить с мечтой о Бакленде, довольно мучить себя! Надо думать об Эшвелле, о том, как научиться быть с ним счастливой и сделать счастливым его.


Всю следующую неделю Кэт отчаянно флиртовала с Джеймсом. Он явно симпатизировал ей, и она старалась завоевать его окончательно. Бакленд внимательно наблюдал за ее ухищрениями, но молчал, и только иногда, когда Кэт особенно откровенно льстила самолюбию Джеймса, в глазах Бакленда мелькал упрек. В общем же, он вел себя так, словно решил больше не мешать Кэт в осуществлении ее плана. Она не могла понять, в чем дело, но чем больше Бакленд отстранялся от нее, тем сильнее ее к нему тянуло. Кэт наслаждалась каждой фразой, которой удавалось с ним перекинуться, как измученный жаждой путник наслаждается каждым глотком воды у долгожданного источника…
Что касается Джеймса, то он выражал свою симпатию к ней все более явно, и Кэт очень надеялась, что скоро он предложит ей руку и сердце. Впрочем, она не испытывала при этом никакой радости. Стараясь воодушевить себя, она рисовала в воображении великолепные картины будущей жизни в качестве леди Эшвелл, но все затмевало воспоминание о чудесной улыбке Бакленда, о его поцелуях и объятиях… Кэт чувствовала себя попавшим в силок кроликом. «С Баклендом у меня нет будущего!» — твердила она себе. Да, он подарил ей несколько упоительных поцелуев, но они в прошлом, пора наконец забыть о них и впредь постараться никогда не оставаться с ним наедине.


Наступил день отъезда на экскурсию в старинный городок Тьюксбери. Кэт в широкополой шляпе, украшенной лентой в горошек, которая завязывалась под подбородком, с зонтиком и ридикюлем в левой руке подошла к одному из ожидавших экипажей, с удовольствием отметив про себя, что народу собралось довольно много. В толпе она чувствовала себя в безопасности: ведь не решится же Бакленд поцеловать ее при всех! Путешествие обещало стать очень интересным, кроме всего прочего, еще и потому, что она надеялась воспользоваться случаем и поощрить Эшвелла к более настойчивым ухаживаниям.
К экипажу подошла Мэри, подруги поцеловались, чуть отклонившись в разные стороны, чтобы не зацепиться полями шляпок, и прыснули со смеху, потому что, несмотря на свои старания, все же задели друг друга.
— Ой, какая ты сегодня красивая, Кэт! — воскликнула Мэри. — Оборки на платье из того же материала, что и лента на шляпе. Очень оригинально!
— Мы с тобой сегодня обе в зеленом с белым, как близнецы, — улыбнулась Кэт, бросив искоса взгляд на Бакленда. Его высокая широкоплечая фигура на фоне лазурного неба выглядела особенно эффектно.
— Что ты такое говоришь! — расхохоталась Мэри. — Разве я могу с тобой сравниться?
К девушкам с самым радостным видом приблизился Джеймс и принялся подробно объяснять им, как будет проходить поездка, поскольку накануне помогал сэру Уильяму составить план путешествия.
Наконец, рассевшись по экипажам, компания тронулась в путь. Кэт с облегчением отметила про себя, что Бакленду отвели место в пятом по счету экипаже вместе с леди Чалфорд и викарием. Когда проехали Стинчфилд, на сердце у Кэт заметно полегчало, и с каждой милей, отделявшей ее от имения и Джаспера с его долгами, становилось все легче и легче. День в Тьюксбери она намеревалась провести без забот!
Ее соседи по открытой четырехместной коляске, Мэри и Джеймс, с увлечением болтали. Поначалу Кэт прислушивалась, потом перестала и лишь время от времени улыбалась Эшвеллу, надеясь, что в дороге этого вполне достаточно для осуществления ее плана. На ослепительно синем небе сверкало солнце, от свежего утреннего воздуха шла кругом голова. Она еще успеет наслушаться разглагольствований Джеймса за долгую совместную жизнь!
К концу второго часа путешественники поменялись местами — Мэри и Джеймс отправились к леди Чалфорд, а к Кэт подсели Бакленд, Лидия и молоденькая девушка по имени Фанни.
Чтобы не смотреть на Бакленда, Кэт уставилась на пробегающие мимо поля, а Бакленд принялся рассказывать дамам анекдоты из жизни лондонского света. Неожиданно взгляд ее упал на обнимавшуюся под кустом парочку, и она вспыхнула до корней волос.
— Вы со мной согласны, Кэт? — донесся до нее голос Бакленда.
— Что? — Она вздрогнула от неожиданности. — Извините, я не слышала, о чем шла речь.
— Ах, вы ранили меня в самое сердце! — воскликнул Бакленд, прижимая руку к груди. — Я посрамлен в глазах своих прекрасных попутчиц — теперь они будут считать, что вам совершенно неинтересны мои анекдоты. За мной закрепится репутация скучнейшего собеседника! Позор, позор на мою голову!
Он помотал головой, весело поглядывая на Лидию и Фанни. Кэт улыбнулась, чувствуя, как напряжение оставляет ее.
— Прошу прощения, сэр. Я не хотела быть невежливой, просто немного отвлеклась.
— Наверное, вы увидели что-то очень для себя интересное, раз мои старания вас развлечь пропали втуне.
Он произнес это так многозначительно, что Кэт покраснела еще сильнее. Похоже, этот негодяй тоже видел парочку под кустом!
Внезапно Лидия, посмотрев на Кэт, а потом на Бакленда, выпалила:
— А по-моему, Кэт всегда только вас и слушает. Вообще, вы очень подходите друг другу. Вам непременно надо пожениться!
Кэт стала пунцовой, а Фанни, хорошенькая девушка с круглым выразительным личиком и большими, с поволокой глазами, поскорее ткнула свою подружку в бок.
— Ой, — воскликнула Лидия, — что я такое болтаю?! Простите мой глупый язык, мистер Бакленд, и ты, Кэт. Мэри говорит, что он у меня без костей. Но все же вы прекрасно смотритесь вместе!
Бакленд скорчил горестную гримасу:
— Увы, увы, мисс Лидия! Мисс Дрейкотт меня терпеть не может, хоть и старается не подавать виду.
Кэт искоса взглянула на него и так же насмешливо ответила:
— Но ведь неприязнь к супругу — дело обычное в большинстве семей, мистер Бакленд! Так что мои чувства не помешают нам сыграть свадьбу. А ты как думаешь, Фанни?
Фанни и Лидия захихикали, а Бакленд, напустив на себя строгий вид, посоветовал им забыть столь циничное замечание и принялся рассказывать новый анекдот.
Кэт опять отвернулась и уставилась невидящим взглядом на проплывающие мимо лесистые холмы. Ах, как было бы здорово, если бы они с Баклендом действительно поженились! Они носились бы с ружьями по полям и лесам и целовались, целовались… Она тряхнула головой, прогоняя эти напрасные надежды.


Когда после полудня вереница экипажей начала спускаться в Глостерскую долину, повеяло прохладой. Кэт поглядела на небо — с западной стороны, над Валлийскими горами, начали собираться облака.
Вскоре путешественники подъехали к массивным железным воротам древнего аббатства Тьюксбери и, выйдя из экипажей, задрали головы, разглядывая его высоченную башню. Она величественно возвышалась над городом на фоне синего неба; Кэт, никогда до того не бывавшая в Тьюксбери, смотрела на нее с благоговейным страхом.
Постукивая тростью по выложенному камнем-плитняком крыльцу, сэр Уильям первым прошел в ворота.
— Не хотел бы я сверзиться с такой высоты! — резюмировал он на ходу свои впечатления.
Путешественники, немного подавленные мрачной красотой серой громады, заулыбались и двинулись вслед за баронетом.
Внутри они осмотрели несколько приделов, лучами расходившихся от клироса, полюбовались высоким сводчатым потолком и скульптурными надгробиями. Кэт особенно понравились памятники на семейных захоронениях, и она задержалась возле них, приотстав от остальных. Внезапно кто-то тронул ее за локоть, она обернулась и увидела улыбавшегося Бакленда.
— Давайте поднимемся на башню, — шепнул он. — Мне говорили, что с нее открывается чудесный вид.
Кэт не колебалась ни секунды — ей очень хотелось побыть немного с Баклендом. «Какая у него энергичная, летящая походка! — с восхищением подумала она. — Вот Джеймс почему-то всегда ходит медленно и как-то нерешительно».
Сэр Уильям, украдкой наблюдавший за Баклендом и Кэт, довольно улыбнулся. Заметив, что Мэри и Джеймс тоже собираются подняться наверх, он окликнул их и предложил осмотреть западный придел, уверяя, что там немало интересного.
С башни действительно открывалась необыкновенно живописная панорама окрестностей Тьюксбери, расположенного на стыке долин двух рек — Эйвона и Северна. Глядя, как Эйвон прихотливо извивается среди лугов и рощиц между холмами, Кэт восхищенно ахнула.
Бакленд посмотрел на нее снисходительно.
— Теперь вы видите, как велик мир, простирающийся за пределами Стинчфилда и Челтенхема?
— О да, он гораздо больше и прекрасней, чем я себе представляла! — воскликнула Кэт, откинув со щеки выбившуюся из прически прядку волос. — Подумать только, эта река катит свои воды в огромный океан, за которым лежат жаркие страны. Там дикие индейцы убивают колонистов, там с кораблей, источающих запах ужаса и смерти, выгружают несчастных рабов… — Почувствовав на себе пристальный взгляд Бакленда, девушка вспыхнула. — Простите, я, кажется, чрезмерно увлеклась. Глупо смотреть на эту красоту и думать об ужасах работорговли.
— Напротив, сострадание весьма похвальное чувство, — ответил он серьезно, вспоминая светских жеманных дам, с которыми танцевал на балах. Как же Кэт была не похожа на них! — В моем присутствии вы можете говорить все, что взбредет в голову; ведь я не Джеймс, со мной вам не надо притворяться.
Увлекшись беседой, они не замечали, что уже не одни на башне, пока к ним не приблизился совершенно незнакомый молодой человек с круглым мальчишеским лицом в веснушках.
— Простите, вы, кажется, лорд Эшвелл? — неуверенно спросил он, обращаясь к Бакленду. — Очень рад вас видеть! Вы меня не узнаете? Ну как же, мы встречались с вами в Лондоне, на прескучном вечере у леди Саймон!
Бакленд поправил галстук, вдруг показавшийся ему слишком тесным, и посмотрел на Кэт. Боже, неужели сейчас его тайна раскроется, и Кэт узнает, что ее надежды на брак с лордом Эшвеллом тщетны? Краем глаза он заметил приближавшихся Мэри и Джеймса. Делать нечего, придется все-таки сказать юнцу правду!
Бакленд уже открыл рот, чтобы произнести роковые слова, но его опередила Кэт.
— Вы ошиблись, сэр, — с мягкой улыбкой сказала она и показала на Джеймса: — Вот лорд Эшвелл!
Юноша посмотрел сначала на Бакленда, потом на его друга.
— В самом деле? Но мне казалось… — робко проговорил он. — Да, конечно, я ошибся. И немудрено, ведь в сезон в Лондоне встречаешь столько людей… Прошу прощения! — Он поклонился Бакленду и направился к Джеймсу.
Оглянувшись на Кэт, Бакленд с изумлением обнаружил, что она заливается смехом.
— Ой, извините меня, — проговорила девушка, вытирая платком выступившие слезы. — Я не хотела вас обидеть, но, согласитесь, нет ничего смешнее, чем принять вас за известного поэта лорда Эшвелла!
Бакленд нахмурился — слова Кэт неприятно задели его.
— Не вижу ничего смешного, мисс Дрейкотт. Почему вы считаете, что я не могу быть поэтом? А вдруг мы с Джеймсом вас разыграли, и на самом деле Эшвелл не он, а я?
Кэт взглянула в его сердитое лицо. Как он странно шутит! Разве можно усомниться в том, что Джеймс — настоящий Эшвелл? Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на его бледное, одухотворенное лицо и тонкую изящную фигуру. А Бакленд… ну какой же он поэт?! Гибкий, спортивный, с широкими плечами и грудью, с повадками опытного светского волокиты. Кэт представила себе, как он пишет возвышенные стихи, вздыхая и томно закатывая глаза, и снова расхохоталась. Лишь когда на башне появилась леди Чалфорд в сопровождении викария, она ценой неимоверных усилий сдержала смех, хотя и продолжала время от времени сдавленно хихикать.
Заметив, что она немного успокоилась, Бакленд обиженно сказал;
— Рад, что позабавил вас, Кэт.
— О, пожалуйста, Джордж, не смотрите на меня с такой обидой, иначе я просто лопну со смеху!
Бакленд пожал плечами:
— Скажите мне только одну вещь: почему вы считаете, что я не могу оказаться знаменитым поэтом?
Кэт окинула его взглядом, и смех замер у нее на губах. На фоне предгрозового неба могучая фигура Бакленда выглядела особенно выразительно. Девушка подумала, что таким людям, как он, суждено становиться не творцами поэм, а их героями.
— Вы похожи на античного бога, сошедшего с небес на землю! — проговорила она почти кокетливо. — Впрочем, наверное, вам говорили это уже сто раз. Женщины ведь часто льстят светским львам?
Бакленд не верил своим ушам — еще никогда ни от кого он не слышал такого восхитительного комплимента. Он хотел ответить ей, но в этот момент к ним подошли Мэри и Джеймс.
— Знаешь, хоть этот юноша и утверждает, что мы с ним встречались на вечере у леди Саймон или где-то еще, но я не могу вспомнить его, хоть убей! — сказал Джеймс, многозначительно глядя на друга.
— Господи, да мало ли кого можно встретить во время сезона в Лондоне! — широко улыбнулся Бакленд. — Тем более что ты знаменитость и у тебя тысячи поклонников.
— Твоя правда, друг мой! — рассмеялся Джеймс. Заметив, как они обменялись заговорщицкими взглядами, Кэт подумала, что молодые люди чего-то не договаривают. Однако поразмыслить об этом она не успела, потому что ее позвала Мэри.
— Не хочу пугать тебя, Кэт, но мне нехорошо. Ужасно кружится голова! — еле слышно проговорила она, прижимая руку к побелевшему лбу, и покачнулась.
Только сейчас Кэт заметила, как бледна ее подруга. Если бы Джеймс не подхватил ее, она рухнула бы на каменный пол.
— А еще уверяла меня, что прекрасно себя чувствует, — пробормотал расстроенный поэт, поднимая Мэри на руки. — Я ведь уговаривал ее не подниматься на башню, но она и слышать ничего не хотела.
Лорд и леди Чалфорд, стоявшие поодаль, бросились к дочери.
— Моя милая девочка! Ее так мучают эти ужасные приступы мигрени! — воскликнула почтенная матрона.
— Надо поскорее отнести мисс Чалфорд вниз, — сказал Бакленд, беря под руку Джеймса.
Вся группа путешественников потянулась вниз вслед за Джеймсом, который нес Мэри на руках.
— Мне очень жаль, — озабоченно сказал сэр Уильям, подойдя к Кэт и Бакленду, — но придется просить вас обоих об одолжении. Не могли бы вы доставить домой Фанни и Лидию? Понимаете, — сэр Уильям доверительно наклонился к Бакленду, — Мэри нужен покой, а если Лидия поедет с нами, она наверняка будет ей докучать. Ах, наверное, не стоило нам сюда приезжать! Лорд Эшвелл любезно согласился составить компанию нашему славному викарию, мистеру Бримскомбу, а мы с леди Чалфорд будем сопровождать нашу бедную дочь. Ну как, вы согласны?
Он ждал ответа, и Кэт вдруг показалось, что в его глазах мелькнуло какое-то странное выражение. Как будто он был чему-то очень рад, но не хотел этого показать. Что он задумал?..
— Конечно, сэр Уильям! — с готовностью ответила она. — Можете на нас рассчитывать. Надеюсь, Мэри уже лучше?
— Разумеется. К счастью, все не так страшно. Леди Чалфорд страдает мигренью уже лет двадцать. — Баронет с улыбкой повернулся к Бакленду. — Боюсь, сэр, девушки так утомят вас своей болтовней, что по возвращении в Стинчфилд вы вызовете меня на дуэль!
— Что вы! — усмехнулся Бакленд и, заметив приближавшихся Лидию и Фанни, громко добавил: — Пусть только эти болтушки посмеют открыть рот, я им задам такую трепку, что они всю дорогу будут молчать как миленькие!
Обе девушки захихикали, и вся компания двинулась к экипажам. Кэт еще раз внимательно посмотрела сэру Уильяму в глаза. Ах, он определенно хитрит! Что же у него на уме? Обратный путь не близок, до Эджкота вряд ли удастся добраться засветло, значит, от имения сэра Уильяма до дома отца она будет ехать вдвоем с Баклендом — ночью, в закрытом экипаже!
Покраснев, Кэт остановилась и прижала ладонь к щеке. Милостивый боже, она не должна, она не может снова остаться наедине с этим повесой! Ему ни в коем случае нельзя доверять!
Она взглянула на Бакленда, который о чем-то болтал с — Лидией, и ей вдруг открылась истина, в которой она до сих пор не хотела признаться. Самой себе, а не Бакленду она не могла доверять, оставаясь с ним наедине!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маскарад повесы - Кинг Валери

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Маскарад повесы - Кинг Валери



нудноооооооо
Маскарад повесы - Кинг Валерильвица
11.04.2012, 19.36





Согласна, очень нудно...
Маскарад повесы - Кинг ВалериМаруша
24.06.2012, 19.37





Не интересно, пресно...
Маскарад повесы - Кинг Валерилена
16.06.2013, 8.19





А мне понравилось.
Маскарад повесы - Кинг ВалериНадежда
27.01.2016, 22.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100