Читать онлайн Заклятие ворона, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие ворона - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Заклятие ворона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

– Ну давай, Лазайр, давай, мой дорогой, – уговаривал Дункан, подталкивая своего вороного на середине ручья. – Холод тебе поможет. Стоп! Вот здесь и стой. Нет-нет, не нужно! – Он потянул коня за ногу, когда тот выдернул из ледяной воды раненое копыто. – Постарайся подержать его в воде хоть минутку, дружок! – со вздохом воскликнул Дункан. – Другого лекарства у меня просто нет. – Умное животное скосило на него черный глаз, обиженно фыркнуло, но повиновалось. Похлопывая коня по загривку, Дункан заставил его напиться из прозрачного горного потока.
Все утро у Дункана ушло на составление официально-вежливого, тщательно продуманного письма к вождю Макдональдов. Внимательно изучив каждую строчку письма, Роберт Гордон, скорчив недовольную мину, вынужден был все-таки поставить свою подпись. А после того, как Хью Фрейзер отправил к Макдональдам гонца с письмом, Дункан оседлал Лазайра и один умчался из замка.
Бешеный галоп по окрестным холмам поднял ему настроение, только вот его верный друг вороной наступил на острый камешек и поранил копыто. Дункан чувствовал боль Лазайра, как свою.
Теперь он знал: в Гленран придется возвращаться пешком.
– Ничего, дружок, все будет хорошо, – приговаривал он негромко. – Вода должна помочь. – Только сейчас Дункан сообразил, что обращается к Лазайру по-гэльски, перейдя на родной язык так легко и свободно, точно и не было долгих лет, проведенных в Эдинбурге. Точно вернулось детство, когда он говорил и думал на гэльском, не спотыкаясь на каждом слове. Видно, прав был Эласдар Фрейзер, утверждая, что горец жив в нем до сих пор.
А Эласдар сейчас в Далси… Дункан представил себе, как тот сидит за столом в главном зале, в окружении всей семьи. Его, Дункана, семьи. Там и Майри, сестра его и жена Эласдара, с детишками; и бабушка… и самая младшая сестренка Кирсти. Три года прошло с тех пор, как Дункан в последний раз видел Майри – она приезжала в Эдинбург вместе с Эласдаром. Когда он покидал отчий дом, Кирсти была совсем крошкой, очаровательно задиристой и непоседливой. Наверное, и она не помнит его вовсе…
Как и младшую сестренку, бабушку Дункан не видел с того дня, когда уехал – без ее благословения! – из Далси. Еще один тяжкий вздох сорвался с его губ. Ребенком он души не чаял в бабушке… Как же она, должно быть, постарела… Наверное, часто болеет… Простила ли она своего непокорного внука или обида и гнев по-прежнему гложут ее сердце?
Поглаживая шелковистую угольно-черную спину коня, Дункан еще пару минут подождал в надежде, что ледяная вода снимет боль у его верного друга, потом взял поводья, вышел на берег и медленно зашагал вверх по пологому склону холма. С вершины открывался вид на великое шотландское озеро. Лох-Несс мерцал на западе изогнуто-длинным таинственным зеркалом. Откинув со лба черную прядь, Дункан повернулся к Гленрану, едва видневшемуся на самом горизонте.
И в тот же миг с губ его сорвалось проклятие. Он застыл на месте, опустив руку на шею вороному. Долину между тремя холмами пересекала группа всадников. Дункан прижался к боку коня, прищурился, вглядываясь в незнакомцев. Чужаки? Макдональды?
Восемь всадников, все в национальных одеждах, вооруженные, неспешно двигались по топкой долине вдоль края березовой рощи. В полуденном солнце сверкали острия копий, прикрепленных к поясу каждого. Окантованные медью щиты матово поблескивали. В причудливой смеси узоров на накидках Дункан не смог распознать традиционные цвета какого-нибудь из кланов. «В любом случае, это не Фрейзеры», – решил он. Ни одного из этих всадников в Гленране не было. Как они смеют при свете дня и в полном вооружении пересекать земли Фрейзеров?!
В этот миг еще один всадник вынырнул из березовой рощи. Темно-зеленая с синим накидка не оставляла сомнений в том, что этот человек принадлежит к клану Фрейзеров. Тугая коса вспыхнула золотом в лучах солнца…
Затаив дыхание, Дункан смотрел, как вооруженные всадники подъехали к Элспет. Еще несколько секунд – и девушка скрылась в кольце клетчатых накидок.
Отшвырнув поводья, путаясь в хлопающих на ветру полах плаща, на ходу сжимая в пальцах рукоять кинжала, Дункан ринулся вниз по склону. Незамеченный чужаками, он скатился с холма и застыл, спрятавшись за ближайшим валуном.
Пара минут ушла на то, чтобы оценить ситуацию, определить расстояние до врагов и прикинуть наилучший способ нападения. Один из восьмерых вооруженных всадников обратился к Элспет. Та отвечала, напряженно вскинув голову, – Дункан видел лишь, как шевелятся губы девушки.
Теперь он точно знал, что среди незнакомцев нет Рори и рыжеволосых Макдональдов, которых он запомнил со встречи на ручье. Ни на одном из всадников не было берета, а без эмблемы клана невозможно определить, чьи это люди.
Элспет вскинула руку, показывая куда-то вдаль; затем покачала головой. Один из всадников подался к ней, точно собираясь пересадить ее к себе за спину. Она отпрянула, еще энергичнее качнув головой. Незнакомец успел схватить ее за руку.
Не помня себя от ярости, Дункан выпрыгнул из-за валуна. На открытой всем ветрам долине его появление все равно не осталось бы незамеченным. Рассчитывать на внезапность было бесполезно. Что ж, решил он, значит, остается надеяться на силу. Как бы там ни было, а малышку в руках врагов он не оставит.
Устремив вперед немигающий взгляд, Дункан решительно зашагал к чужакам. «Никогда не обнаруживай страха перед врагом» – так учил отец. Дункан накрепко запомнил эти слова; более того, он всегда следовал им.
Вызывающе держа ладонь на рукояти кинжала, Дункан ступил в круг всадников.
– Привет, – произнес он на гэльском.
Вся компания уставилась на него в изумлении. Элспет, похоже, была удивлена не меньше чужаков. Не отнимая руки от кинжала, Дункан качнул головой. Смысл жеста был ясен. Девушка шагнула к нему.
– Ты что здесь делаешь? – прошипела она. Не тратя времени на объяснения, он схватил ее за локоть и рванул на себя. Один из горцев спешился. Дункан попятился в сторону березовой рощи, заслоняя собой Элспет.
Незнакомец был высок и крайне худ; иссиня-черные волосы накрывали плечи, над верхней губой нависали такие же черные усы. Он нахмурился, вцепившись в кинжал, шагнул к Дункану и Элспет.
– Он тебя обидел, Элспет? Прикончить его?
Не понимая, что происходит, Дункан обернулся к девушке. Та скосила на него насмешливый взгляд. На щеке ее мелькнула и исчезла ямочка.
Она еще и улыбается!
– Оставь его, – заявила чужаку Элспет. – Это королевский законник.
– Ах вон что, – пробасил горец. – Так ты, значит, и есть Макрей.
– Я и есть, – осторожно подтвердил Дункан и, поколебавшись, все-таки пожал протянутую руку. Парень был молод, если не сказать, юн – от силы лет двадцати, с не по возрасту пытливым взглядом пронзительно-зеленых глаз.
– Диармид Фрейзер, – представился он. – Все мы – личная охрана Хью, едем из замка Ловат по просьбе вождя.
На шее Дункана дернулась жилка, краска залила лицо. Элспет вспыхнула улыбкой, явно наслаждаясь его неловкостью.
Это что ж выходит – он пытался вырвать Элспет Фрейзер из рук ее собственных братьев! Черт бы побрал всех этих Фрейзеров. Уж больно их много. Нет, определенно, без королевского указа эту воинственную компанию в рамках не удержать. Более чем когда-либо Дункан горел желанием получить подписи под письмом Тайного совета – и убраться из Гленрана.
– Познакомься, законник, с моими двоюродными братьями, – сказала Элспет. – Диармида ты уже знаешь. Еще Дэвид, Эндрю, Томас, Домнелл, Айан, Джеймс и Джонни. Дункан кивнул каждому.
– Личная гвардия вождя?
– Верно, – отозвался Диармид. – Правда, обитаем в Ловате, но приезжаем по первому его требованию. Пару дней назад он прислал гонца. Нужны люди, чтобы выставить дозоры по границе наших земель.
– Защититься от Макдональдов, – добавила Элспет.
– Эта волчья стая может напасть в любой момент, – негодующе процедил Диармид.
– Да, но летом ночи короткие, – возразил Дункан. – Вылазки слишком опасны. Осень и начало зимы – лучшее время для нападения. Я бы сказал, Макдональды рискуют головой. – Он поймал удивленный взгляд Элспет – девушка никак не ожидала от «длиннополого», как она выражалась, таких знаний о ночных вылазках горцев.
– Это уж точно, рискуют, – согласился Диармид. – Рори и его братцев господь забыл наделить мозгами. Поехали вместе в Гленран, – обратился он к сестре и протянул руку.
Элспет мотнула головой:
– Нет, Диармид, спасибо. Я же сказала… Дункан понял, что они вернулись к разговору, прерванному его неожиданным и, как выяснилось, ненужным вмешательством.
– Нельзя тебе оставаться одной, это опасно. А вдруг шакалы Макдональдов рыщут по округе?
– Ха! Средь бела дня они не посмеют и шагу ступить на земли Фрейзеров, – презрительно отмахнулась Элспет. – Мне нужно кое-кого навестить, я обещала. Все будет хорошо, Диармид, не волнуйся.
– Ну, что ж… – Ее брат со вздохом смирился. – Надеюсь, с королевским законником ты будешь в безопасности. – Он вопросительно повел бровью. Дункан молча кивнул.
Распрощавшись с обоими, Диармид оседлал коня, и через несколько секунд глухой топот копыт растаял за ближайшим холмом.
Без единого слова Элспет развернулась и прошагала мимо Дункана туда, где он оставил своего Лазайра. Точно так же, с неприязненно-холодным видом, она ушла от него и вчера вечером. В два прыжка Дункан догнал девушку.
– Верхом не получится… – начал было он.
– Я чаще хожу пешком, – бросила в ответ Элспет. – Для горожанина непривычно, ясное дело.
– Верхом не получится, – повторил Дункан, остановившись подле коня, – потому что Лазайр захромал. С таким копытом он далеко не дойдет. Лучше отвести его сначала в Гленран, а уж потом я бы проводил и тебя. Ты куда собралась?
Девушка обернулась, озабоченно нахмурившись.
– Где больное копыто? – спросила она, с любовью поглаживая черную шелковистую спину жеребца. Дункан показал, и она тут же присела на корточки, осторожно приподняла переднюю левую ногу Лазайра. – Лошади низин в горах не годятся.
– А это не английская лошадь, – парировал Дункан. Ледяной тон Элспет, ее самоуверенность были невыносимы. Мало того, что ему пришлось сегодня выносить ее напыщенного братца, так еще вчерашний случай… Элспет буквально хлопнула дверью у него перед носом, точно вознамерилась испытать его терпение на прочность. А перед тем не возражала против поцелуя… больше того, ответила на него, таяла в объятиях. Нет уж, хватит! Сегодня у Дункана не было ни малейшего желания потакать ее капризам и изменчивому нраву.
– Шотландцам не позволено держать английских лошадей, – хмуро процедил он. – Впрочем, для горцев, полагаю, законы не писаны. Лазайр – крепкий конь, в здешних местах он отлично справлялся.
– До сих пор – справлялся, – возразила девушка. – Тебе бы шотландского коня. В горах они чувствуют себя как дома, да и копыта у них покрепче.
– Тайный совет, представь себе, не обеспечивает своих посланцев шотландскими лошадьми! – рявкнул Дункан. Не хватало еще ему выслушивать нотации от девчонки, которая едва знакома с седлом! – Ваш чертов договор – вот и все, что я получил! Лазайр – мой собственный конь. Я не собирался тащиться сюда из Эдинбурга пешком.
Элспет даже головы не подняла.
– Копытом нужно заняться. – Она поднялась, потрепала лошадь по загривку. – Как, ты сказал, его зовут?
– Лазайр.
– Молниеносный?
– На равнине ему мало найдется равных, – неохотно объяснил Дункан. – Мчится стрелой.
– Красавец. – Элспет еще раз провела ладонью по блестящему боку вороного и обернулась. – Ладно. – Она сдвинула тонкие брови, словно размышляя о чем-то. – Пойдем. Нам туда, – бросила через плечо Элспет. – Есть один человек, который поможет твоему Лазайру.
– Кто? Далеко отсюда живет?
– Знахарка, – раздался короткий ответ. – Недалеко.
Еще несколько секунд Дункан смотрел вслед удаляющейся фигурке. Ее разве остановишь? Если он сейчас повернет к Гленрану, она и бровью не поведет. Продолжит путь одна, несмотря ни на какую опасность. А Диармид Фрейзер был прав: Макдональдам доверять нельзя. Мало ли на что они могут решиться после отказа Фрейзеров отдать сестру за Рори. А вдруг рискнут силой взять то, что не удалось получить по доброй воле?
Тяжело вздохнув, Дункан подхватил поводья и зашагал за девушкой.


* * *


Там, где это было возможно, они старались выбирать пологие склоны, избегая крутизны, чтобы пощадить лошадь. Солнце то и дело пробивалось сквозь облака; полоснув по земле ярким клинком луча, исчезало вновь. Большую часть пути оба молчали; если Элспет и открывала рот, то обращалась лишь к Лазайру.
Девушка двигалась легко и уверенно. Клетчатая накидка взметалась, открывая стройные ноги, и Дункан, шагая сзади, против воли любовался изящным покачиванием бедер. Небрежно заплетенная коса подрагивала в такт быстрым шагам… Глядя на эту роскошь цвета золота и меди, он боролся с мучительным желанием выпустить на свободу шелковистые локоны, зарыться в них ладонями, еще и еще раз насладиться их прохладной мягкостью. И даже этого было бы мало… Ему хотелось обнимать Элспет, научить ее тело иному ритму, созвучному его собственному. Неожиданная мысль отдалась жаром в паху, стиснула горло спазмом вожделения.
В который раз с момента приезда в Гленран Дункан изумлялся непреодолимому, почти безумному влечению к своевольной любимице Фрейзеров. Даже упрямство ее и острый язык, так противоречившие взгляду и голосу небесной чистоты, не смогли заглушить влечение. Она выводила его из себя – а желание оставалось. Тот миг, когда их руки соприкоснулись там, на ручье, казалось, соединил навеки и их жизни. Всякий раз, оказавшись рядом, он умирал от желания вновь дотронуться до нее, услышать голос, проникнуть в мысли…
Невероятно.
Ничего похожего он до сих пор не испытывал. Будь это всего лишь физическое желание, хорошо знакомая и легко объяснимая тяга здорового сильного мужчины к красивой женщине – все было бы понятно. Дункан не сумел бы выразить словами то, что он чувствовал к Элспет, но одно знал точно: страсть – лишь малая толика его головокружительного, фантастического влечения.
Элспет его завораживает… вот, пожалуй, самое подходящее слово. Их связывают невидимые, но прочные нити, он кожей ощущает ее присутствие; музыка нежного голоса проникает ему в душу. Уверенность девушки, что она способна предугадывать будущее – его будущее – если и не тревожит, то будит любопытство. Наблюдая за Элспет все эти дни, он понял, что она смела и вместе с тем трогательно-беззащитна, наделена от бога тонким умом, но и невообразимым упрямством. Он успел познакомиться и с восхитительным чувством юмора этой девушки, и с ее неистовым нравом… А еще он узнал сладостный вкус ее губ.
Что и говорить… Знакомство с Элспет Фрейзер стало самой непредвиденной и самой интригующей частью поездки в Гленран.
Соединившие их незримые нити с каждой минутой все крепнут. Будь Элспет природным магнитом, он сравнил бы самого себя с отколовшейся половинкой того же камня… Точно божественная рука, вначале разделив целое, теперь вновь складывала две половинки. Повернет одной стороной – и ему хочется бежать из Гленрана, от Элспет. Повернет другой – и вот уже, кажется, никакой силой не оторвать его от этой девушки.
Каскад золотистых волос, сердитая морщинка меж тонких бровей, смешливая ямочка на одной щеке – все в ней очаровывало и манило Дункана. Верность Элспет своему клану, ее отвага и открытость вызывали уважение. Он пытался понять, что же это происходит между ними, но всякий раз терпел крах. Одного ее взгляда было довольно, чтобы магнит вновь пришел в действие…
Влечение к Элспет никак не вписывалось в планы Дункана; он покинул горы Шотландии, создал для себя размеренную жизнь, к которой уже привык. Много лет назад, хватив неприятностей, решил, что на его долю достаточно, – и отступил. Его жизнь была безопасна, упорядоченна, защищена от неожиданностей… хотя и пресна для человека, выросшего в гуще борьбы и опасности.
Пальцы Дункана добела сошлись на поводьях, прорезавшая лоб морщина казалась отражением замкнутости Элспет.
Чувства к этой девушке возникли нежданно… и решительно, решительно ни к чему не приведут. А значит, выход один.
Получить на документе нужные подписи и уехать из Гленрана. Все. Никаких лишних привязанностей. Вообще ничего лишнего.
Элспет вдруг оглянулась, стрельнула из-под насупленных бровей недовольным взглядом и почти полетела вперед. До сих пор двигавшийся не спеша – из опасения за раненое копыто Лазайра – Дункан тоже ускорил шаг.
Лет десять или даже больше тому назад, такой же юный, как сейчас Фрейзеры, проводя время в набегах со своими кузенами Керрами, Дункан не чуждался и мимолетных, но страстных связей с красивыми женщинами. Одна темноглазая девушка тронула его настолько, что он готов был жениться. И женился бы – пусть не из любви, так из благодарности… Она умела доставлять наслаждение его телу, а душу радовала добротой и непритязательным нравом. Но горячка унесла ее жизнь, и с тех пор Дункану не встречалась женщина, с которой хотелось бы провести больше одной – двух ночей.
И даже с той милой темноглазой девушкой его никогда не захлестывала волна пульсирующего жара, где страсть, нежность и разум сливались воедино.
Лазайр вдруг споткнулся, захромал сильнее, почти остановился.
– Ну-ну, мой хороший, потерпи еще немного, – пробормотал Дункан, нагибаясь к поврежденному копыту лошади. – Элспет! – окликнул он несколько секунд спустя. Элспет… Это имя звучало музыкой, сладостными звуками рвалось с губ. Ему хотелось повторять его снова и снова.
– В чем дело? – недовольно отозвалась девушка.
– Лазайр устал. Давай передохнем.
Увидев у журчащего неподалеку ручья раскидистое дерево, Дункан потянул коня к берегу и заставил зайти в ледяную воду. Подошла Элспет, с нежностью погладила животное, заговорила тихонько, уговаривая Лазайра подержать больное копыто в ручье.
Бросив поводья, Дункан сделал несколько шагов, прислонился к искривленному растрескавшемуся стволу, откинул голову. Сплетение веток и темно-зеленых широких листьев нависало над ним, заслоняя облачное небо. Дункану еще не доводилось видеть столь громадного тиса, неохватного, протянувшего ветви чуть ли не к небу, с причудливо изогнутым и расщепленным стволом.
Элспет тоже поднялась на берег, пристроилась на траве, опираясь на локоть.
– Говорят, этому тису многие сотни лет, – задумчиво вглядываясь в зеленую крону, произнесла она. – Вон, видишь, в середине ствола трещина. Старое дерево дало новую жизнь.
Теперь и Дункан заметил, что раздвоенный, искореженный ствол дерева был, по сути, не одним, а двумя стволами: древний тис тянулся ввысь молодым побегом.
– Новое дерево растет прямо из сердца старого, – продолжала Элспет. – Потому-то мы, Фрейзеры, и выбрали тис эмблемой своего клана.
Дункан подобрал с земли веточку с несколькими листочками, повертел в руках, вспоминая легенды о деревьях, которые слышал в детстве.
– Тисовое дерево возрождается снова и снова, верно? Так же, как возродились за последние двадцать лет Фрейзеры.
Девушка кивнула:
– Сотни Фрейзеров погибли от рук Макдональдов в битве при Лох-Лочи. Но мы жизнелюбивы, как и тис. Макдональдам нас не уничтожить. – Она нахмурилась. – Но они получили послание, из-за которого вражда может вспыхнуть с новой силой.
Дункан тоже кивнул в ответ:
– Я сам составил письмо к Макдональдам. Твоя помолвка с Рори разорвана. Хью подтвердил отказ.
Элспет склонила голову набок; отливающая золотом коса закачалась у плеча.
– Хью сказал… это ты предложил послать письмо. Спасибо. Я рада, что с этим покончено.
– Теперь ты можешь выходить замуж за того, кто тебе по душе. – Его собственную душу как ножом полоснуло от этих слов. Дункан опустил взгляд, потер веточку тиса, вдохнув острый смолистый аромат.
Элспет вскинула глаза – точно серебряный дождь пролился на него – и тут же отвернулась:
– Ты помог мне, Дункан Макрей, а сам заработал смертельных врагов.
– Неужели?
– Роберт страшно разозлился. Ты ведь служишь королеве, в твоих руках большая власть, чем у него. К тому же Роберт терпеть не может признавать свои ошибки.
– Ну, письмо-то он подписал. Хоть и кривился, но возражать не осмелился. Он тоже юрист, Элспет, а значит, должен уважать закон.
Она пожала плечами:
– Ты его почти не знаешь, а я с Робертом выросла. Он на время затаится. Возможно, даже сделает вид, что смирился. Но обиды не забудет. Только я о другом… У тебя, Дункан Макрей, появился враг куда опаснее Роберта.
– То есть?
– В конце письма стоит и твоя подпись. Узнай Макдональды, что ты живешь в Гленране, наверняка попытаются отомстить. Не думаю, что их остановит то, что ты посланец короны. Рори жесток и злопамятен. Твое письмо приведет его в бешенство.
– Что ж, выходит, новых врагов я не заработал, – спокойно отозвался Дункан.
Недоуменная морщинка перерезала лоб девушки.
– Что мог не поделить королевский законник с горным кланом?
– Я же Макрей, не забыла? Мой клан враждует с Макдональдами десятки, если не сотни лет.
Ее пристальный взгляд, казалось, проник ему в самую душу.
– Твое сердце страдает, Дункан Макрей, – помолчав, сказала девушка. – Зажили раны на теле, но не на сердце.
– Ты о чем? – По спине у него пробежал холодок.
Ее глаза потемнели… точно грозовая туча затянула доселе прозрачное небо.
– На спине твоей и на груди я чувствую боль. Утихшую, но не забытую. Ты пострадал от руки Макдональда. Рана зажила… но гнев и ненависть все еще владеют тобой. Ты много потерял в тот тяжкий день.
Дункан, хоть и не выдал себя, на самом деле был потрясен.
– Не я один пострадал, – пряча изумление, выдавил он. – В моем клане у многих на теле раны, нанесенные кем-нибудь из Макдональдов. – Дункан взглянул на Лазайра – тот щипал траву под деревом. – Пора. Далеко еще до твоей знахарки?
Одним неуловимо-гибким движением Элспет поднялась с земли.
– Теперь совсем близко. Вверх по холму и в долину. Там проходит граница земель Гленрана. – Она подошла к лошади и взяла поводья.
Дункан тоже встал, потянулся – да так и застыл с раскинутыми в стороны руками. Давно заживший зигзагообразный шрам, перечеркнувший его ребра под левой рукой, от груди до спины, вдруг дал о себе знать. Сдвинув брови, Дункан хмуро следил, как Элспет ведет Лазайра к соседнему холму.
Она не могла знать о шраме, это точно. Правда, она видела его без рубашки, но оба раза в кромешной тьме. Глубокая и очень серьезная рана едва не свела его в могилу, но за столько лет следы от нее поблекли… Дункан помрачнел.
Этот удар когда-то нанес ему один из Макдональдов.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие ворона - Кинг Сьюзен



Чудесная книга о любви, верности о том ,что никогда нельзя терять надежду,даже тогда ,когда ты уже одной ногой в могиле,о дружбе,которая всегда светлым факелом ведет через лабиринт проблем и преданность в дружбе найдет выход из этого лабиринта.
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннина
11.01.2011, 23.30





Начало затянуто, так что пропустила глав 6 но с середины читать можно. Концовка быстрая
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннека я
21.12.2013, 12.27





Не плохо. Одно большое НО в шотландии у каждого клана СВОЙ цвет, своя клетка, свое сочетание цвета в клетке. А тут Беток каждый раз дарит гг новую накидку каждый раз нового цвета. Не мешало бы почитать историю вопроса. И нестыковок достаточно.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенЛилия
19.04.2014, 22.40





Очень растянуто. Гг половина романа зациклена на одном видение, и упряма....хотя "тает" от гл.героя, мечтает о нем, сама с собой нечестна. Гг мужествен, умен, храбр. Вообще, судите сами.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенGala
25.07.2014, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100