Читать онлайн Заклятие ворона, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие ворона - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Заклятие ворона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3

– Хватит с меня этой гадости, Флора, – простонала Элспет, отводя от рта наполовину опустошенную деревянную чашку. Девушка сидела на широченной кровати, обложенная пуховыми подушками. – Голова раскалывается. Еще одна капля твоего отвара – и меня вывернет наизнанку. – Ее и впрямь сильно мутило, а в висках стучало, словно тысячи крошечных молоточков отбивали мучительный ритм. К счастью, в комнате было темно. Солнечного света она бы сейчас не вынесла; даже от тускло мерцающих в камине поленьев резало глаза. Элспет приложила дрожащие пальцы ко лбу.
– Ну-ну, – спокойно отозвалась Флора, погладив мясистой, жаркой ладонью плечо девушки. – Допивай. Это травяной отвар от головной боли и тошноты. И не волнуйся. Нужно будет – подставлю тазик. Мало ли я тебя в детстве лечила. – Она снова поднесла чашку к губам Элспет.
Сделав глоток, та скривилась:
– Горько же!
Внушительных размеров нога грозно притопнула; экономка выжидающе свела темные брови и чуть подтолкнула чашку. Жалобно вздохнув, Элспет проглотила отвар.
– Головные боли – крест всех ясновидящих, – с довольным видом объяснила Флора. – Беток Макгруер, как и ты, страдает каждый день. Представляешь? Вот бедняжка! Каждый день! – Голос экономки замка Гленран, зычный, мощный, под стать ее фигуре, эхом отдавался под высокими сводами комнаты. Убирая чашку на стол, Флора выразительно цокала языком.
Любовь Флоры к преувеличениям была известна всем вокруг. У Беток после видений действительно случались приступы головной боли, но уж далеко не каждый день. Элспет, улыбаясь, осторожно спустила ноги с кровати.
– Ах ты, птичка моя бедная, – запричитала Флора. – Полдня проспала, даже ужин пропустила…
В маленьком окошке спальни мерцало вечернее небо.
– Что, рыбы совсем не осталось? – с затаенной надеждой спросила Элспет.
– Не осталось, козочка моя, не осталось. – Шумно выдохнув, Флора склонилась над массивным деревянным сундуком в углу спальни. Толстая, с проседью, коса соскользнула с плеча на объемистый бюст экономки. – Ох и вкуснятина же эта форель, а с маслицем, да еще обжаренная в овсяной муке… Ребята навалились, точно неделю ничего не ели. Я и не знала, что рыба так им по вкусу придется. – Она вернулась к кровати. – Но тебе рыба-то сейчас и ни к чему. А вот немного каши будет в самый раз.
– Овсянка с молоком? – обрадовалась Элспет. От одной мысли о рыбе к горлу подкатывал тошнотворный ком. – Только попозже, ладно? – Она покачала головой и поморщилась. Перед глазами все поплыло.
– Хью и Келлам просили, как проснешься – сразу к ним. Если, конечно, будешь в силах, птичка моя. – Флора протянула ей чистую рубаху и аккуратно сложенный отрез шотландки.
Элспет кивнула, поднимаясь с кровати, чтобы сменить испачканную во время рыбалки и сильно измятую сорочку.
– Спасибо.
Флора расстелила на кровати клетчатый отрез, заложила ровными складками.
– Прекрасная накидка для молоденькой девушки, такая яркая и нарядная. – На белом фоне синие, зеленые и лиловые клетки выглядели особенно красиво.
– Беток соткала ее несколько лет назад. – Элспет любовно погладила мягкую пушистую ткань. – Помню, я еще ей помогала и напутала с рисунком. Вот здесь, видишь, лиловая клетка неровная.
– Вижу. Ничего страшного, она спрячется в складке. Все же я не понимаю, почему ты носишь только накидки. Девушке твоего возраста подобает носить платье… Хотя ты у нас всегда была сорванцом. Да оно и понятно, кругом-то одни ребята…
– А мне нравится их компания. И нравится носить накидки.
– О-ох… – тяжело вздохнула Флора. – Беда с тобой, девочка, уж больно ты строптивая. – Экономка пожала плечами. – Ладно уж, мы давно привыкли тебе не перечить. Все равно сделаешь всем наперекор. – Она повела бровью, бросив на свою любимицу смешливый взгляд.
Элспет расправила подол длинной льняной сорочки, подхватила обеими руками клетчатую ткань, ловко собрала на талии и подпоясала широким кожаным ремнем, затем перекинула свободный конец накидки через левое плечо и краешек заткнула за пояс. Осталось лишь сколоть накидку и рубашку брошкой на плече. Флора подала ей плоский бронзовый круг, украшенный крупным, до блеска отполированным осколком дымчатого кварца.
Прикалывая брошь, Элспет склонила голову и заметила, что боль в висках уменьшилась. Да и ноги уже почти не дрожали. Девушка переступила с ноги на ногу, чувствуя, как шершавые половицы приятно холодят босые ступни – летом она часто бегала босиком.
Флора взяла со стола деревянный гребень, молча протянула Элспет и застыла, Склонив голову набок, точно пыталась и никак не могла разрешить какую-то проблему. Услышав очередной тяжелый вздох, Элспет спрятала усмешку. Если на слова Флора всегда была бережлива, то на выразительные вздохи не скупилась.
– Твое видение… – В голосе экономки звучала тревога. – Раньше такого не бывало, чтоб ты от видений падала в обморок.
– Не бывало, но голова кружилась, и слабость во всем теле была.
– Ну да, ну да… Что ж… Беток говорит, обмороки у ясновидящих – не редкость. – Флора погрозила мясистым пальцем: – Сходи к Беток, и немедля!
– Схожу, – пообещала Элспет. – Ты же знаешь, я каждую неделю ее навещаю. – Она быстро перебирала пальцами, расплетая косу. – Что это за незнакомец появился на реке с Эласдаром?
– Дункан Макрей из Далси, родной брат жены Эласдара. Посланец королевы и Тайного совета. – Флора хохотнула. – А я-то раньше думала, что все длиннополые – седобородые старики! Ну, этому до старика далеко… Красавец! Да еще и с золотым колечком в ухе.
– Он здесь? – Элспет глянула наверх.
Флора кивнула:
– Привез бумагу от королевы Марии, насчет нашей вражды с Макдональдами. С ним сейчас Хью и Келлам. Макдональдам – вот кому бы слать письма, а не Фрейзерам! – Экономка воинственно подбоченилась.
Элспет присела на деревянный табурет у камина. Расчесывая подсвеченные красноватым огнем густые пряди, она думала о Дункане Макрее – человеке в плаще цвета воронова крыла… И волосы у него почти черные, лишь на солнце отливающие рыжиной. А в глазах плещется синь горных озер. Да, он красив… спокоен, уверен в себе… И ничего в нем нет сверхъестественного. Обычный человек. Посланец королевского совета. Дункан Макрей.
Он не побоялся дотронуться до провидицы, захваченной видением. Правда, в тот момент, когда его пальцы сплелись с ее, видение уже исчезло… Он ничего не увидел.
Прикосновение теплой мужской ладони было еще свежо в памяти Элспет. Сначала сильные пальцы железным обручем обвились вокруг ее запястья… Потом руки сошлись на ее талии… а прежде чем потерять сознание, Элспет ощутила под щекой биение его сердца. Снова пережив этот миг, девушка вспыхнула; жаркая волна поднялась от шеи к скулам, залила краской лицо.
Это он, Дункан Макрей, явился ей видением на холме. Мимолетной и загадочной картиной из близкого будущего. За один только день – два видения одного и того же человека, потрясшие ее яркостью образов.
Гребень запутался в густых волосах. Элспет высвободила несколько прядей, дрожащими пальцами провела гребнем вниз.
Ни одно видение не действовало на нее с такой силой. Потерять сознание… провести в забытьи много часов… и очнуться с дикой головной болью, дрожа, как тонкая осина на ветру!
Даже сейчас, спустя полдня, ее терзала неизбывная тоска, словно от страшной утраты. И сердце стыло под бременем смертельного страха, как молодая трава в утренней измороси.
Побежать бы прямо сейчас к Беток… Она многое знает о видениях. Уж Беток наверняка сумеет объяснить, что произошло. Но прежде… прежде нужно предупредить незнакомца. Сказать, чтобы возвращался в свой Эдинбург, уезжал подальше от гор Шотландии.
– Дункан Макрей… – слетел шепот с губ девушки.
Элспет слышала о маленьком клане Макреев, чьи земли лежали к северо-западу от замка Гленран. Фрейзеры и Макрей дружили издавна. Кто-то из прежних вождей ее клана даже приказал вырезать надпись на дубовой двери замка. За многие десятилетия буквы истерлись, но их все еще можно было прочитать: «Макрей, ступивший на этот порог, всегда найдет здесь кров и пищу».
Не так-то просто одному из Фрейзеров попросить Макрея покинуть замок Гленран. Учитывая традиционное гостеприимство горцев и старинную дружбу двух кланов, посланец короны вправе жить здесь сколь угодно долго.
Но он должен уехать! Должен.
– Что ты увидела там, на ручье? – спросила Флора.
Элспет вздрогнула от неожиданности. Она и забыла, что не одна в комнате. Внушительные объемы экономки были обманчивы; порой она выглядела устрашающе, да и нравом была под стать Зевсу-громовержцу, но при этом умела молчать, слушать… сочувствовать.
– Ребята, я знаю, ни о чем не спрашивали. Но ведь что-то тебя расстроило? Расскажи, дитя мое.
Элспет опустила руку с гребнем, отвела взгляд. Отвернуться от Флоры было легко; куда сложнее – совершенно невозможно! – оказалось избавиться от явившихся ей на ручье образов. Элспет зажмурилась, а страшные картины продолжали мелькать перед глазами.
Первыми явились вороны. Черные птицы смерти, парившие в вышине… Затем черный всадник на иссиня-черном коне. И снова вороны – в тот миг, когда, обернувшись, она увидела Макрея у себя за спиной.
А потом было самое страшное. Сквозь золотую дымку проступило заросшее, потемневшее, изможденное лицо королевского посланца. Воротник рубашки оторван… на глазах черная повязка. Элспет застонала, вновь переживая жуткие мгновения. Гребень выпал из ослабевших пальцев, глухо ударился о половицы.
– Вороны, – пробормотала девушка. – Птицы смерти кружили над Макреем. Он должен покинуть наши края, иначе его ждет смерть.
– Почему? – Флора опустилась на табурет рядом с Элспет. – Что ты еще видела, детка?
– Видела его… Макрея… в простой холщовой рубахе, с оторванным воротником. Видела черную повязку у него на глазах. И деревянный помост.
– Святой крест… – вырвалось у Флоры. – Ты видела его на плахе!
Элспет кивнула. Зловещее видение на этом не оборвалось, но она не в силах была описать его вслух. Плечи девушки поникли, она уронила голову, золотой водопад волос скрыл от Флоры блеснувшие в глазах слезы.
Там, на ручье, глядя в изумленные синие глаза Дункана Макрея, она точно в зеркале увидела и себя.
В тот миг Элспет с устрашающей ясностью поняла, что их судьбы связаны воедино. В золотом тумане ей открылся мучительный конец Макрея, а она стояла рядом с плахой, она была как-то причастна к тому, что с ним случилось… Возможно даже, что именно она стала причиной казни!
Потому-то Элспет и решила предупредить Макрея. Пусть покинет нагорье – или закончит свою жизнь на плахе!
«Твоя смерть станет моей смертью»… Почему она произнесла эти слова? Может, сама того не понимая, ощутила вину за то, что приведет его к трагедии? Вину… И страх. Ледяной, всепоглощающий ужас. И еще – тоскливую боль утраты, поселившуюся в глубине души.
Спрятав лицо в ладонях, Элспет заплакала беззвучно и горько.
– Ну-ну, птичка моя… – с нежностью пробормотала Флора. – Оплакиваешь Макрея? Тебе не дано изменять то, что ты видишь. Если ему суждено погибнуть на плахе – значит, такова воля господа и королевы.
– Я проклята, Флора! Проклята! – застонала Элспет. – За что? Для чего мне эти видения? Не хочу я видеть воронов, высматривающих добычу. Я не хотела знать о смерти тети и Лачланна… Не хотела видеть жену Магнуса на смертном одре. – Она выпрямилась, стиснув веки. Прозрачная влага струилась по щекам и оставляла темные следы на сорочке.
Флора взяла ее за руку.
– Видения – это дар божий. Ты ведь видишь и радостные минуты – свадьбы, рождение детишек. Вспомни, сколько раз ты предсказывала другим счастье.
Элспет вытерла ладонями щеки.
– Но зачем мне знать о смерти? Никому и никогда я не говорила об их последних минутах.
Разве предупреждение что-нибудь изменило бы в их судьбе?
Флора покачала головой:
– Судьба человека – в руках всевышнего. Тебе лишь открывается то, что неизбежно случится. И правильно, дитя мое, всегда молчи о смерти. Тем, кого ты любишь, твои знания только принесут боль.
Дрожащими пальцами Элспет провела по глазам.
– Но как же больно мне, Флора. Как же больно заранее знать о смерти…
Экономка с любовью погладила золотистую головку:
– Тут старая Флора тебе не помощница, птичка моя. Одному богу ведомо, зачем тебе дан этот дар.
– Ну, кто он для меня, этот Макрей?! Всего лишь гость Хью, посланец Тайного совета. А я вдруг увидела его смертный час.
– Может, ты должна предупредить его об опасности?
Элспет кивнула:
– Предупредить, но умолчать о том, как ему суждено погибнуть. – Она содрогнулась. – Я проклята, Флора!
– Цыц! – сурово прикрикнула экономка. – Ты устала, напугана. Не гневи бога, девочка моя. Успокоишься, и все пройдет, помяни слово старой Флоры.


* * *


– Это не договор! Это железные оковы, которые свяжут нас по рукам и ногам! – Хью возмущенно откинулся на высокую спинку дубового кресла. Красноватое пламя факелов осветило упрямо нахмуренный лоб. – Мы не поставим подписи под таким документом!
Вождь клана Фрейзеров, удрученно размышлял Дункан, выглядит не старше своих братьев. Скорее даже младше. Сколько же ему? Едва-едва восемнадцать? Совсем еще мальчишка… но красив, как бог… темноволосый, с ореховыми глазами и чуть наметившимся пушком на щеках и подбородке.
Дункан был прав. Лэрд замка Ловат и вождь клана, Хью Фрейзер стал последним ростком в легендарной юной поросли Фрейзеров.
Будь оно проклято, это поручение. Члены Тайного совета умолчали о том, что Хью и почти всему его окружению далеко до совершеннолетия. Молодая кровь, горячая. Эти ребята будут оспаривать каждый пункт договора. А он-то надеялся прочитать письмо, получить нужные подписи – и тут же отправиться в обратный путь! Судя по тому упорству, с которым пришлось столкнуться уже в первый час разговора с Фрейзерами, пребывание в замке Гленран может затянуться надолго.
Тяжело вздохнув, Дункан поднял взгляд на узкое окошко, одно из целого ряда окон в мощных каменных стенах большого зала. Яркая синь неба – летом в этих местах закаты поздние – уже сгустилась до фиолетовой темноты. Дункан устал; казалось, этот день длится целую вечность.
За ужином в окружении юных Фрейзеров он сам себе казался древним, как горы Шотландии. Хорошо хоть, что Эласдар составил компанию, а то было бы совсем неуютно. Дункан криво усмехнулся своим мыслям. Просто не замок, а приют для осиротевших мальчишек… и девчушки, не уступающей им ни в чем. Да-а. Тишины и покоя здесь долго не было. Дункан представил шумную ватагу ребятни, сражающейся на деревянных мечах. Эласдар рассказывал, как Лачланн Фрейзер растил всех этих детей, да и многих других, под одной крышей.
– Эта бумага – договор между вашим кланом и короной, – тщательно подбирая слова, произнес Дункан. Присущие ему хладнокровие и терпение быстро таяли. Ну можно ли часами обсуждать одно и то же! К тому же шотландский знал только Хью, так что Дункану пришлось перейти на гэльский.
– Поставив свои подписи, вы дадите обещание на один год прекратить вражду с Макдональдами, – продолжал он, взяв в руки плотный лист с написанным его собственной рукой текстом. Подготовленная для вождя копия осталась лежать на столе. – За нарушение обещания предусмотрен штраф в семь тысяч фунтов. Поскольку Тайный совет утвердил меня поручителем, то я и буду нести ответственность.
Хью к бумаге не притронулся.
– Ответственность тебе не грозит, Макрей. Я этого не подпишу. – С нетерпеливым вздохом он повернулся к Магнусу, хозяину Гленрана. – Где Элспет?
– Флора пошла за ней, – спокойно отозвался тот.
– Для Дункана это большой риск – поручиться за нас, – подал голос Эласдар. – Если мы нарушим договор, его могут обвинить в государственной измене. Но он Макрей… Он верит слову Фрейзеров!
Дункан не ответил на речь в свою защиту.
– Договор должен быть подписан вождем и членами совета клана, – добавил он. – Кто они?
Хью выпрямился в кресле:
– Мои двоюродные братья. Они же – и моя личная охрана. Ты уже знаком с Келламом, Магнусом, Кеннетом и Эваном. Элспет тоже входит в совет клана и свиту вождя. Еще несколько человек уехали в замок Ловат.
– Тех, что здесь, достаточно, – кивнул Дункан. – Их подписи подтвердят обещание всего клана.
– Обещание прекратить вражду с Макдональдами?
– Именно этого и ждут от Фрейзеров королева и Тайный совет.
– Может, они еще ждут, что мы станем сидеть сложа руки и смотреть, как Макдональды грабят наши земли и уводят наш скот? – Густые темные брови Хью сошлись в одну линию. – Предположим, мы подписали договор. Где гарантия, что Макдональды не нападут на нас и не заберут все, зная, что мы не посмеем ответить ударом на удар? Нет такой гарантии, Макрей! И запомни: я не стану подвергать своих людей подобной опасности! – В карих глазах вождя затаилась тревога.
Несмотря на свою юность, Хью нес бремя ответственности за весь клан с жаром, достойным уважения.
– Макдональдам послано точно такое же письмо, – заверил его Дункан. – В западном нагорье короне служит клан Кэмпбеллов. Один из них и свяжется с вождем Макдональдов.
– Ха-ха! – коротко хохотнул Хью. – Хотел бы я посмотреть! Кэмпбеллы воюют с Макдональдами дольше нас! Ну что же… Отлично. Пусть сначала Макдональды подпишут договор, а уж потом мы. Но не раньше.
Дункан со вздохом потер виски. Головная боль усиливалась, усталость брала свое. Дотянувшись до оловянного кувшина, он наполнил свою кружку светлым пенистым элем, поднес ко рту, пытаясь вернуть душе ту же непоколебимую уверенность, с которой его пальцы держали деревянную кружку.
Он несколько часов провел в этом зале, за одним столом с Хью, Эласдаром и Келламом. Все четверо остались после ужина, чтобы обсудить документ, приведший королевского посланца в родные горы.
Сделав пару глотков, Дункан опустил кружку и обвел взглядом просторный вытянутый зал. Вдоль высоких стен коптили факелы, временами отбрасывая золотые блики на камни. В высоком железном чане, установленном посреди комнаты, оранжево пылали куски торфа. Света торф давал немного, зато щедро делился теплом и пряным, с детства знакомым ароматом. Завитки дыма медленно уплывали в узкие щели окошек. В зале было еще два громадных камина, но их разжигали только зимой.
Единственным украшением стен были круглые, кованные медью щиты и несколько топориков и мечей изумительной работы. Мебель в зале, как и во всем замке, отличалась если не изысканностью, то удобством и внушительными размерами, а каменный пол был устлан домоткаными половичками и слоем душистых трав и цветов. Никаких гобеленов, картин или хотя бы рисунков… И все же помещение не производило мрачного впечатления. Откровенная простота обстановки говорила о непритязательности обитателей замка.
Длинный стол был уставлен кружками, кувшинами с элем и круглыми чашами овечьей кожи. В течение ужина чаши беспрестанно переходили из рук в руки, и шотландская живая вода, которую жители низин называли виски, наполняла кружку за кружкой.
От количества выпитых порций у Дункана кружилась голова – сколько уж времени прошло с тех пор, как он в последний раз пробовал виски. Хорошо еще, ему хватило ума чуть позже перейти на вересковое пиво. Зная, как может ударить в голову этот светлый шотландский эль, Дункан прихлебывал разбавленный напиток не спеша.
Эласдар, скрестив руки, навалился на стол. Привычная белозубая ухмылка сменилась настороженной сосредоточенностью. Рядом с ним, в кресле с замысловатой резьбой, Келлам Фрейзер уронил голову, уставившись в оловянную кружку, которую он покачивал в руках, точно колокол.
По привычке теребя мочку уха с крошечной золотой серьгой, Дункан перебирал в уме пути подхода к упрямым Фрейзерам, когда в зал ступила Элспет. Девушка закрыла за собой дверь и неслышной походкой, легко покачивая светловолосой головой, прошла к столу.
– А-а, вот и ты наконец, малышка! – воскликнул Келлам, резко выпрямившись в кресле. Махнув рукой, он представил ей Дункана Мак-рея, представителя королевы и Тайного совета. Элспет коротко кивнула, избегая взгляда гостя, а остальных приветствовала ослепительной улыбкой. По-прежнему вызывающе игнорируя Дункана, она опустилась на дальний край скамьи с его стороны стола.
Эласдар подался к сестре, чтобы сообщить суть письма королевы, а Дункан, следя за ними, медленно поднял со стола кружку, сделал несколько глотков. Усталость неожиданно прошла; он чувствовал себя уютно и покойно. Виски и эль определенно сделали свое дело. Пока Эласдар говорил, Дункан воспользовался моментом, чтобы рассмотреть единственную девочку из детей, рожденных после легендарной битвы.
Элспет вся обратилась в слух, время от времени кивая и лишь изредка спрашивая о чем-то на певучем гэльском наречии. Несколько раз прозвучало имя Дункана, но она и бровью не повела в сторону гостя.
Его же внимание, напротив, было приковано к девушке с того самого момента, как она появилась в зале. Странный случай на ручье поначалу занимал мысли Дункана, но за ужином, со щедрой выпивкой Фрейзеров и их непробиваемым упрямством, это происшествие вылетело у него из головы.
Слушая брата, Элспет наклонила голову. Золотая, в рыжину, толстая коса качнулась на ее груди. Ресницы дрогнули, а щеки вдруг залила краска – девушка почувствовала на себе его пристальный взгляд.
Дункану отчетливо вспомнился тот миг, когда он, стоя посреди ручья, смотрел в кристально-чистые голубые глаза. Почти физически он ощутил прикосновение ее прохладных пальцев, и в ушах вновь зазвучал тихий голос, произнесший такие странные слова: «Твоя смерть станет моей смертью». По спине его пробежал холодок.
Как любой горец, Дункан был наслышан о провидицах. Одна из них жила рядом с замком Далси, и мальчишкой он подсмеивался над ее бесконечным бормотанием о судьбах и роковых минутах. Эта женщина – ее называли ясновидящей – предрекала трагедию, пытаясь удержать его от схватки с Макдональдами.
Да что провидица… Страшный исход был ясен всем, но Дункан, совсем юный, запальчивый, не обращал внимания ни на опасность, ни на предостережения. Он раз и навсегда решил, что провидцам и предсказателям веры нет.
А вот братья Элспет, судя по происшествию на ручье, твердо верили в ее дар предвидения. Их реакция, решил Дункан, как-то повлияла и на него. Он слышал об исследованиях ученых, доказавших, что мозг человека похож на некий склад разнообразнейших эмоций. И отлично знал, как и любой знакомый с юриспруденцией человек, что самая невероятная чушь, если ее подтвердить основательными фактами, может показаться более чем реальной.
Что же касается глубокого, непреодолимого желания прикоснуться к руке девушки продолжал размышлять Дункан, – так и оно вполне объяснимо. Безыскусное, светлое очарование Элспет притягивает… пробуждает мужские инстинкты. Только и всего. Больше подобное не повторится. Пусть Хью, если ему это по душе, принимает хрупкую, беззащитную девчушку в свою личную охрану. Какое до этого дело ему, посланцу королевы? Да никакого. Поставит Элспет свою подпись под документом – и больше от нее ничего не требуется.
И все же… все же… Интересно, что она увидела там, на ручье? Или подумала, что увидела? Сам облик девушки дышал чистотой и искренностью. Такие невинные души просто не способны на сознательный обман. А если?.. Дункан неожиданно прищурился. Что, если она слегка не в себе? Очень даже может быть. Во всяком случае, одежду этой крошки, как, впрочем, и поведение, обычным не назовешь.
Ну и пусть… Пусть она безумна… Все равно он очарован причудливой смесью ребяческого задора и мягкой женственности. И его безумно влечет к этой девушке…
Дункан тряхнул головой. Да он просто пьян! Нужно было сообразить, что все эти неумеренные возлияния к добру не приведут.
В этот момент Элспет обернулась. И посмотрела прямо на него.
Точно так же, как и в первый раз, странное, доселе неведомое ощущение охватило его. Дункан остановил взгляд на девушке, пытаясь выискать в ее глазах хоть что-нибудь, объясняющее это незнакомое и не слишком приятное чувство. Неловкость и смущение – это не для него… Дункан давно уже научился владеть своими эмоциями.
– Этот договор для нас очень важен, – обратился Эласдар к Хью.
– Вот еще! Нам не нужно вмешательство короны, отнимающее право драться за свое имущество. За свою честь! – Хью Фрейзер потемнел от гнева.
Эласдар вздохнул:
– Хуже будет, если не подпишем договор. Скажи ему, Дункан!
Королевский посланник откашлялся, выпрямился в кресле и согласно кивнул:
– Это предупреждение. Не подпишете – по вашим землям пройдутся огнем и мечом. Клан Фрейзеров объявят вне закона, имущество отберут, а непокорных предадут смерти.
Немигающий взгляд Хью был устремлен на Дункана.
– Неужели? И кто же станет исполнять этот приказ? – насмешливо поинтересовался он. – Собственной армии у королевы нет, как нет и денег, чтобы нанять солдат для войны в горах. Огнем и мечом! В низине или на границах такие указы проходят, а здесь, Макрей, – нет! – И он гордо откинулся на спинку кресла.
– А что? Хью прав… – моментально отозвался Келлам.
– Все верно, но… – начал было Дункан.
– Не нужен нам этот договор, – вновь раздался голос Хью. – Есть иной путь прекратить вражду с Макдональдами.
– Правда? И какой же? – Дункан вопросительно вскинул бровь.
– Да-да, братец, расскажи. Что же это за путь, а? – Элспет одарила Хью мрачным взглядом. Даже Дункан – и тот содрогнулся от ледяной враждебности ее глаз.
– Брак. Джон, вождь клана Макдональдов, предложил поженить нашу Элспет и Рори Макдональда.
Дункан нахмурился, обдумывая неожиданную мысль.
– Пожалуй, идея здравая, – протянул он наконец. Теперь гневный взгляд девушки был нацелен на него. Шотландские обычаи Дункану были отлично известны. Брачные узы считались здесь священными, и вражда между семьями не поощрялась. – Я считаю, что этого будет достаточно.
– Достаточно! – рявкнула Элспет, подпрыгнув с места, да так резко, что под Дунканом качнулась скамья. Юная амазонка была вне себя от бешенства. – Ты уже дал согласие? – Она крутанулась к брату.
– Пока нет, – отозвался Хью. – Признаться, я хотел отказать, но письмо Тайного совета… Нужно как следует подумать. Твой брак с Рори нам бы очень помог, малышка.
– Значит, ты готов бросить меня в пасть Макдональдам, лишь бы не подписывать этот клочок бумаги? – звонким от ярости голосом воскликнула она.
– Элспет… – начал было Хью.
– Ни за что! Тысячу раз уже повторяла – замуж за Макдональда я не пойду! Не собираюсь приносить себя в жертву даже ради безопасности всего клана!
– Элспет! – в один голос произнесли Хью и Келлам.
– А ты, законник! – Девушка развернулась к Дункану. Под золотистой косой грудь ее гневно вздымалась. – Что ты о себе возомнил? Появляешься с приговором для нашего клана, а потом заявляешь, что брака с Макдональдом достаточно?! – Под каменными сводами зала гулко звучало эхо ее яростной отповеди. – Мой тебе совет, длиннополый, – седлай-ка ты своего вороного да убирайся подобру-поздорову! В горах Шотландии ты ничего не найдешь, кроме собственной злосчастной судьбы!
Девушка выскочила из-за стола и, вскинув голову, зашагала к двери. Приоткрыв от изумления рты, Дункан и ее братья оторопело уставились вслед Элспет.
Мертвую тишину первым нарушил Макрей.
– Гм-м, – кашлянул он. – Мне почему-то кажется, что за Рори Макдональда она не пойдет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие ворона - Кинг Сьюзен



Чудесная книга о любви, верности о том ,что никогда нельзя терять надежду,даже тогда ,когда ты уже одной ногой в могиле,о дружбе,которая всегда светлым факелом ведет через лабиринт проблем и преданность в дружбе найдет выход из этого лабиринта.
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннина
11.01.2011, 23.30





Начало затянуто, так что пропустила глав 6 но с середины читать можно. Концовка быстрая
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннека я
21.12.2013, 12.27





Не плохо. Одно большое НО в шотландии у каждого клана СВОЙ цвет, своя клетка, свое сочетание цвета в клетке. А тут Беток каждый раз дарит гг новую накидку каждый раз нового цвета. Не мешало бы почитать историю вопроса. И нестыковок достаточно.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенЛилия
19.04.2014, 22.40





Очень растянуто. Гг половина романа зациклена на одном видение, и упряма....хотя "тает" от гл.героя, мечтает о нем, сама с собой нечестна. Гг мужествен, умен, храбр. Вообще, судите сами.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенGala
25.07.2014, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100