Читать онлайн Заклятие ворона, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие ворона - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Заклятие ворона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 21

Прислонившись к одной из дубовых подпорок, что поддерживали полог кровати, Дункан смотрел на укрытого пушистым меховым покрывалом Магнуса. Иннис была рядом, время от времени прикладывая сухую и сморщенную, в сетке набухших вен ладонь ко лбу раненого. Красавица Кирсти только что сменила пропитанную травяными настоями повязку на ране Магнуса, укрыла его и теперь выпрямилась рядом с братом.
– Жара нет, это добрый знак, – шепнула Иннис Дункану. – После отвара, что мы ему дали, Магнус будет крепко спать, а когда проснется, начнет выздоравливать. Но ему придется полежать… иначе швы разойдутся. Не знаю, что там повреждено внутри, но в любом случае покой сейчас – самое главное.
– Мы останемся в Далси столько, сколько потребуется, – пообещал Дункан.
Иннис ответила загадочным взглядом:
– Ты – лэрд Далси. Разумеется, ты останешься.
Дункан вздохнул, хотел было что-то сказать… но, промолчал. Иннис поднялась с кровати и шагнула к внуку. Крошечная, сухонькая, она едва доставала до плеча Дункана. Как же сильно она постарела… У Дункана сжалось сердце. Он покинул ее на столько лет, а бабушке, наверное, было тоскливо… нужна была мужская сила…
– Лэрды Далси всегда возвращаются домой, – добавила Иннис.
– Мой дом в Эдинбурге, и работа там же, – возразил Дункан. – Я – адвокат королевы и Тайного совета.
– Знаю. Но этот город – не дом тебе. Твоя семья здесь. Твое сердце здесь.
Он снова вздохнул:
– Я не могу остаться. Да и Элспет – из клана Фрейзеров. Она не собирается бросать свой дом.
– Она твоя жена. Ее дом – здесь. Ее место – рядом с мужем.
Дункан молчал, кожей ощущая упрямство бабушки. Она казалась слабой и беспомощной, но за внешней хрупкостью скрывалась железная воля. И воля эта с годами не ослабла. Дункан глянул на сестру. Та чуть заметно повела плечом.
Ожидая продолжения, Дункан молчал. Иннис Макрей не считала нужным скрывать свое мнение, будь оно лестным или нелицеприятным. В этом крылась одна из проблем, столкнувших ее с внуком много лет назад. Но сейчас Иннис лишь вздохнула и повернулась к двери.
– Я стара… – проговорила бабушка. – Устала… Мне нужен отдых. Вернусь позже, проверю, как тут твой друг. Кирсти у нас умница, она справится и без меня. – Иннис взялась за ручку двери. – Поговорим позже. Только ты и я. Ну а сейчас… Ты ранен, очень устал. Час назад Майри проводила твою жену к тебе в спальню. Думаю, вы проспите до завтрашнего вечера. Тогда и поговорим. – Кивнув, Иннис вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Дункан проводил бабушку взглядом и повернулся к Кирсти:
– Она не изменилась.
– Изменилась сильнее, чем ты думаешь, Дункан. Годы твоего отсутствия стали для нее уроком смирения.
– Смирения?.. – изумился Дункан. – Но почему? Я никогда не думал…
– Понимаю. Но ей видится именно так. Бабушка не раз говорила об этом мне и Майри. Тебе нужно лечь, Дункан, – добавила девушка, прикоснувшись к его плечу. – По-моему, ты даже стоять не в силах.
Он устало улыбнулся:
– Крошка Кирсти… малышка выросла и стала настоящей красавицей… Ты такая же заботливая, как мама. Замужем?
– Пока нет. Я нужна Иннис.
– Да, конечно… – И снова сожаление ужалило в самое сердце. Он был так нужен этим женщинам… Но его не было. Внук и брат жил вдали от Далси, из чистого упрямства отказываясь вернуться в отчий дом.
Магнус со стоном перевернулся на бок. Кирсти кинулась к нему, осторожно уложила на спину.
– Я сама зашила ему рану, – шепнула она. – Какой он сильный и гордый, твой друг… Не произнес ни звука, даже не застонал. Такая рана, а потом еще долгий путь другого свели бы в могилу.
Дункан кивнул:
– Вот погоди, он проснется… Тебе придется туго. Такого ж в постели не удержишь.
Кирсти вспыхнула улыбкой:
– Он, конечно, большой и сильный. Но это ему придется туго – пусть только попробует хоть голову с подушки поднять!
Ее брат, смеясь, покачал головой.
– Теперь я понимаю Иннис. Она назвала тебя умницей, а для нее это редкий комплимент!
– Она не ошиблась. Ну же, Дункан Макрей, отправляйся в постель. Тебе нужен отдых. За твоим другом я присмотрю.
Кивнув, Дункан обнял сестричку на прощание и вышел из комнаты.


* * *


Войдя в свою прежнюю комнату, где сейчас спала его жена, Дункан неслышно заскользил по холщовым половикам. В комнате царила кромешная тьма, ставни были закрыты. Торфяные брикеты в очаге еще мерцали, давая тепло, но не свет. Дункан остановился рядом с кроватью.
Элспет спала, разметав по подушке волосы, полуприкрывшись меховым одеялом. Он долго смотрел на свою жену… не в силах заснуть… не в силах успокоить душу. Больше всего на свете ему сейчас хотелось вытянуться рядом с ней, окунуться в ее удивительную нежность, впитать в себя ее несказанную женскую мудрость. Он устоял. Прошел мимо кровати к окну. Не время расслабляться.
Нужно подумать.
Дункан опустился на каменную скамью в нише под окном, тяжко вздохнул. Раненая рука тупо ныла. Он подоткнул подушки под спину, поудобнее пристроил руку… второй рукой в замешательстве и раздумье пригладил волосы.
Дункан Макрей, королевский адвокат… поручитель мирного договора между горными кланами, нарушил этот договор… Напал на Рори Макдональда. Как и много лет назад, позволил ярости взять над собой верх. Бешеный нрав, полученный в наследство от многих поколений неукротимых Макреев, снова направил его в самое сердце битвы. А он-то думал, что укротил дикого зверя внутри себя, приручил его, сделал совсем домашним…
Этот невыполненный договор и гибель одного из Макдональдов теперь грозили и ему самому смертью. Убеждая Элспет в том, что особой опасности нет, он кривил душой. Его запросто могли предать суду и посадить за решетку. Подумать только – королевский адвокат – и собственноручно нарушил уже подписанный договор! Хорошо, если Тайный совет удовольствуется штрафом. А если нет?!
Положение куда сложнее, чем думает Элспет… Дункан тихо выругался, с силой опустив кулак на скамью.
Он и себе говорил, и часто повторял Элспет, что в видениях правды нет. И вот теперь понял, что ее пугающее видение – не просто фантазия и вовсе уж не выдумка. С ледяным страхом он сейчас осознавал, что в предсказании Элспет, которому не было объяснения, правды жизни было гораздо больше, чем ему казалось вначале.
Объяснить свои собственные сны, благодаря которым он отыскал жену, Дункан не мог. Так откуда же взяться объяснению невероятным страхам Элспет? Откуда взяться логическому объяснению ее уверенности, что он кончит жизнь на плахе? Оказавшись благодаря собственным необдуманным поступкам буквально на пути к плахе, Дункан готов был поверить в дар предвидения.
Он со вздохом покачал головой. Надо что-то придумать, найти слова, чтобы оправдаться перед Тайным советом.
Дункан повернулся к окну, нащупал железные запоры, отодвинул и распахнул ставни. Влажный холодный ветер остудил лицо, отбросил за плечи волосы. Небеса расцветали роскошными красками, вдыхая надежду в его сердце. Здесь его родина… он в горах Шотландии, далеко от Эдинбурга и Тайного совета. Можно отдохнуть, успокоиться и решить, что делать дальше.
– Никогда не видела заката прекраснее, – раздался позади него шепот.
Вздрогнув, Дункан обернулся. В простой белой сорочке его сестры, с распущенными волосами, Элспет казалась женщиной-эльфом из легенды. Отблески заката бликами плясали в золотых прядях, окружая лицо призрачным ореолом.
Элспет присела рядом с мужем на скамью и снова повернулась к окну.
– Да… – выдохнул Дункан. – Такие закаты бывают лишь в западных горах. – Он запрокинул лицо к небу, но чувствовал на себе упорный взгляд жены.
– Здесь твой дом, – сказала она. – Здесь осталось твое сердце. И родные по тебе скучали.
Он ничего не ответил.
– Но почему ты не хотел возвращаться в Далси? – пробормотала Элспет.
– Ты устала, – резковато бросил он. – Ложись спать.
Вздохнув, она поднялась со скамьи. Дункан смотрел в пол, видел кончики босых пальцев под краем сорочки. Белая ткань легко затрепетала от ветра.
– Дункан…
– Ложись спать, – повторил он и отвернулся. Элспет приложила ладонь к его спине.
– Я же чувствовала, какую боль ты хранишь в себе. Расскажи мне – что тогда произошло?
Дункан изнемогал от усталости, да и раненая рука сильно ныла.
– Нет, Элспет. – Он качнул головой.
Она провела пальцем вдоль шрама, невидимого под рубашкой.
– Этот удар нанесла рука Макдональда… я сама догадалась. Но больше я ничего не вижу. Расскажи, как это вышло.
– Все уже в прошлом. Вспоминать ни к чему. – Он уловил и собственный резкий тон, и душевную боль, рвущуюся изнутри. Надолго ли его хватит? Сколько он сможет таить в себе эту боль? Теплые пальцы замерли под лопаткой, там, куда вошел кинжал. Там, где было средоточие его неистребимого гнева, терзавшей его муки.
– Для тебя все это живо, Дункан… – Накрывшие шрам пальцы обжигали даже сквозь рубашку. – Ночь… – шепотом продолжала Элспет. – Я вижу спящего юношу, почти мальчика… У него темные волосы, он высокий, худой. Это ты, только много лет назад, Дункан. Чужие воины подкрадываются в ночи, взлетают кинжалы. Кровь. Она кажется черной в свете луны… – Элспет умолкла, задыхаясь. – Вижу мужчину… он пытается защититься. Он старше, чем ты сейчас, но у него твое лицо. Кинжал врага пронзает его в самое сердце.
– Прекрати! – выкрикнул Дункан. Вскочив на ноги, он навис над Элспет, мрачный, грозный. – Какой в этом смысл для меня? Для тебя?
Элспет чуть отстранилась, чтобы видеть его лицо. Закатные лучи высветили глубину громадных глаз.
– Эта боль уничтожит тебя. Поделись ею со мной.
– Даже если и так, малышка, это моя боль. Оставь ее мне, – пробормотал он.
– Рори сказал, что Макдональды захватили вас во время набега на их земли. А ты и оставшиеся в живых братья, по его словам, в отместку безжалостно грабили и убивали всех, кто носил имя Макдональдов.
– Подлая ложь! – прорычал Дункан, вцепившись в плечи жены. – Но к чему эти расспросы? Ты же ведьма, ты всех видишь насквозь. Вот и заглядывай в прошлое. А меня оставь в покое!
Глаза Элспет медленно налились слезами. Дункан видел обиду, выплескивающуюся из затуманенных глаз, ощущал кончиками пальцев дрожь, волнами сотрясавшую хрупкие плечи.
Элспет моргнула, уронив одну слезинку. Он хотел что-то сказать… слова комом застряли в горле.
Разжав пальцы, Дункан молча отвернулся к окну.
– Не хочешь поделиться со мной – умолять не стану, – прошептала Элспет. За его спиной раздался легкий шорох шагов.
Какое-то необъяснимое чувство заставило его оглянуться. Элспет стояла у камина, скрестив на груди руки, опустив голову. Подсвеченная неярким огнем тонкая ткань сорочки не скрывала изгибов тела. Волосы жидким золотом растеклись по плечам и груди, скрыли ее лицо.
Она казалась такой по-детски беспомощной, воздушной, неземной… точно фея из сказок. Эльф, столкнувшийся с жестокостью реальной жизни… А он так обидел ее своими бездумными, грубыми словами. Ведьма… Скорее добрая волшебница.
Дункан со вздохом шагнул к жене.
– Мы отдыхали, – начал он глуховатым голосом. – Спали после охоты на своих землях. Несколько человек тайком подобрались к нам, захватили врасплох. Они убили отца и двоих братьев. Отец проснулся и попытался защитить себя и нас, но его закололи кинжалом. А братья… братья, наверное, так и погибли во сне.
– А ты?
– Я тоже проснулся, хотел достать кинжал, но подо мной хрустнула ветка. Кто-то из Макдональдов с размаху опустил на меня меч, разрубил от плеча до груди. Я не видел его лица… Решив, что все погибли, они вскочили на коней и умчались. – Тяжесть воспоминаний взяла в железное кольцо его сердце. Голос был безжизненно-глух. – Но я выжил. Как смог, перевязал рубахой рану и дополз до ближайшей хижины пастуха. А потом, когда силы вернулись и я смог держаться в седле, мы с оставшимися в живых братьями совершили свой первый набег.
Элспет уронила голову. В густых прядях вспыхнули рыжие искорки. Ему хотелось зарыться в это чудо лицом, утопить в нем, как в озере, свое горе.
– Ты должна знать – той ночью Макдональды напали на нас на землях клана Макреев. Они убийцы, вероломные, подлые.
Элспет кивнула. Не удержавшись, Дункан провел пальцами по струящимся золотым волосам.
– И что же теперь? – спросил он. – Что ты станешь делать с моей болью?
Повернув голову, она прижалась щекой к его ладони.
– Если б я только могла… я бы забрала у тебя эту боль.
– Забрала?! – Он засмеялся отрывисто и хрипло. – Это слишком тяжкая ноша даже для мужских плеч. – Дункан вздохнул. – Я свыкся с ней за столько лет. Мы с братьями отомстили как смогли, но боль осталась.
Элспет вдруг резко повернулась к нему, опустила ладони на грудь мужа.
– В том, что отец и братья погибли, нет твоей вины. – Она на миг приложила одну ладонь туда, где билось его сердце. – Ты должен простить сам себя. Открыть сердце и выпустить боль.
– Я даже не увидел лиц убийц. Не ответил ударом на удар. Всем им удалось уйти безнаказанными. – Ярость той ночи, казалось, давно забытая, нахлынула с новой силой. В первый раз в жизни ему захотелось избавиться от этой боли.
– Дункан, – шепнула его жена, – смерть твоих братьев и отца требовала отмщения, но лишь однажды. Нельзя нести эту тяжесть всю жизнь.
– Я стократно отомстил за их смерть еще до отъезда из Далси, – отозвался он, перебирая пальцами густые золотистые пряди. – Но месть не приносила мне удовлетворения.
– Твой гнев приковал тебя к прошлому железными цепями. Я знаю, что это такое – нести на своих плечах такое бремя. Да… это непросто – сбросить его и идти дальше по жизни.
Он любовался ее лицом, таким прелестным, заглядывал в ее глаза, такие чистые, словно омытые весенним дождем.
– Что же это за бремя, которое ты несешь на своих плечах?
– Я видела, как ты встретил свою смерть! – выдохнула Элспет. Он открыл было рот, чтобы возразить, но она приложила ладонь к его губам. – А еще раньше видела смертный час других близких мне людей. Дяди Лачланна, его жены. Матери Айрик. И каждый раз это бремя было так невыносимо тяжело, что мне, казалось, проще было умереть, чем его вынести. Я никогда не говорила о том, что видела. И ничем не могла помочь.
– Ну, о моей-то смерти ты недолго молчала, – уже с улыбкой заметил Дункан. Он пригладил ее волосы, опустил руки на хрупкие плечи. – Ты говоришь, видела смертный час других людей. И что же? Все твои видения сбылись?
– Да. Все, кроме того, где мне явился ты. Кивнув, Дункан привлек ее к себе.
– Увидеть такое и никому не сказать – тяжелая ноша… Я давно знал, что у тебя бесстрашное и благородное сердце, а сегодня лишний раз убедился в этом. Но давай больше не будем о боли, о смерти, о мести и бремени. Мы так устали за этот день, что забыли о самом главном… – Он прильнул губами к теплому морю волос. – Всевышний одарил нас таким богатством…
– Богатством?
Его губы обласкали бархатистую кожу ее щеки.
– Конечно. У нас ведь есть наша любовь. А мы забыли… – Дункан захватил ее врасплох, обвив пальцами за талию и бросив на перины огромной кровати.
Элспет рассмеялась, накрепко сцепив руки в кольцо у него на шее. Улыбка еще блуждала на ее лице, а тело уже жаждало ласки. Глаза уже умоляли о любви.
На несколько мгновений оторвавшись от нее, Дункан быстро разделся. Шагнул к кровати.
Он оказался прав. Ни смерть, ни месть, ни ненависть не имели значения в том мире, где жила их любовь.


* * *


– Я хочу спать, – простонала Элспет. – У меня ноет каждая косточка. Ноги болят. Болит спина, болит шея, болит…
– Все, все, хватит, малышка, я понял, – хмыкнул Дункан. Он проспал несколько часов, а сейчас поднялся, чтобы закрыть ставни. С вечера они забыли об окне, и сырой осенний ветер выстудил комнату.
Бросив быстрый взгляд на горизонт в предрассветной дымке, Дункан захлопнул ставни и поскорее вернулся к теплому ложу, манившему пухом матраца и подушек. Элспет проснулась, когда он нырнул под меховое покрывало.
– Иди ко мне, – шепнул он, – я тебя быстро вылечу.
Она неуклюже перевернулась, шумно выдохнула, уронив руку на грудь Дункану.
– Ничего у тебя не получится. Никто не сможет меня вылечить, – жалобно сказала Элспет. – У меня все болит, от макушки до пяток. За эти два дня я прожила целую жизнь. Я чувствую себя дряхлой старухой. Дай мне поспать.
Дункан принялся осторожно разминать ее спину, плечи.
– А по мне так тебе еще далеко до дряхлой старухи, – приговаривал он. – Ты молода и полна сил. И очень, очень умна, малышка. Иначе так и осталась бы там, на утесе, посреди озера.
– О-о-о… Лучше об этом не вспоминать. – Элспет с наслаждением вытянулась под его теплыми руками. – Здорово пришлось поплавать.
Сколько лет твоей бабушке? – неожиданно спросила она.
– Понятия не имею. Лет сто. – Услышав ее сдавленный возглас, Дункан рассмеялся. – Ну, может, и не сто. Семьдесят. Восемьдесят… Очень много.
– А выглядит она хорошо. Такая милая. Крохотная, вся серебристая, прямо фея, добрая и мудрая.
– Точно. – Ладони Дункана скользнули вдоль спины, очертили изящную талию, прошлись по шелковистой коже бедер. – Кстати, бабушка сказала, что даже не надеется увидеть нас до вечера. Так что можешь спать сколько хочешь.
– Будем спать целый день, а? – со смешком отозвалась Элспет.
– Это вряд ли. Но из постели я тебя не выпущу, и не надейся, – пообещал он. Миг спустя Элспет уже лежала на спине. Его губы нашли в темноте и накрыли ее рот.
– Дункан… – Она отвернула лицо. – Ты что, поссорился с Иннис перед отъездом из Далси?
– Опять? Я думал, мы с этим покончили. – Он укоризненно покачал головой.
– Я хочу знать все – почему ты уехал, почему так долго не возвращался.
– Нас было пятеро братьев, – с покорным вздохом начал Дункан. – Пять Братьев из Кинтейла. Юные Фрейзеры напоминают мне моих погибших братьев. Я был самым младшим. Трудно поверить, что их больше нет… – Он откинулся на подушки. – После той страшной ночи нас осталось трое. Чистое наказание, а не ребята, говорила бабушка. Необузданные, неистовые. Смерть мужа и старших сыновей подкосила маму, и она ничего не могла с нами поделать. Но бабушка – она всегда была волевой и упрямой – все твердила, что наши набеги до добра не доведут…
Элспет пристроила головку ему на плечо, прижалась всем телом.
– Я был тогда совсем мальчишкой, – благодарно обняв жену, продолжал Дункан. – Ты знаешь, что здесь в чести благородство и отвага. Но, к сожалению, мы с братьями не знали меры… Ненависть толкала нас на безумные поступки. Мы были не правы, но понял я это только через много лет.
– Ваши набеги вошли в легенду. Так мне сказал Рори. Мать пугала его и братьев «бешеными Макреями».
Дункан невесело усмехнулся:
– Да уж, скота мы у Макдональдов увели немало. И прятали так, что никто из них не смог вернуть ни одного вола, ни одну овцу. Но убивали только тех, кто нападал на нас. Сами мы никогда не нападали на спящих, не трогали женщин и детей. Отца и братьев убили мужчины. Вот им мы и мстили. Все это длилось много месяцев; день и ночь в седле, с оружием в руках… Во время одного из набегов погиб еще один брат. Иннис потребовала прекратить войну с Макдональдами, я встал на дыбы. Тогда вождь Макреев и клана Маккензи – это наши соседи и друзья – приказали нам остановиться. Я не мог пойти против такого приказа, но и остаться в Далси не захотел. Уехал. Без благословения бабушки, не сказав ни слова на прощание…
К тому времени горе уже унесло маму в могилу… Я отправился сообщить о ее смерти родне. Мама была из Керров, приграничного клана. Замуж за лэрда Далси ее выдали по приказу Тайного совета короля Джеймса. Родня матери приняла меня, оставила жить у себя в доме. Керры, если ты помнишь, держали в страхе всю границу своими набегами, так что моя жизнь не слишком изменилась. – Дункан поморщился. Боль в раненой руке не стихала. – За время жизни на границе я видел столько крови, пожарищ, горя, что хватило бы на несколько жизней.
Ладонь Элспет прошлась по колючей щетине на его подбородке, тонкие пальчики наткнулись на сережку в мочке уха.
– А это откуда?
– Мне как-то пришла в голову мысль стать морским разбойником, пиратом. Я уговорил двоюродных братьев, мы осушили несколько кувшинов вина и ввалились в одну таверну, где какая-то старуха за пару серебряных монет проколола всем нам уши. Наутро мы протрезвели и передумали отправляться в море. Уж слишком привыкли к набегам на суше. Ну а сережки остались. Ты знаешь, зачем моряку золотая серьга? На тот случай, если он утонет, и его тело выбросит на берег. Сняв сережку, кто-нибудь похоронит его по-божески, в хорошем гробу.
Элспет улыбнулась:
– Горец, разбойник на суше, мечтавший стать пиратом… Как же это вышло, что ты превратился в законника, сменил шотландскую накидку на плащ цвета смерти, а шотландскую кровь – на рыбью кровь горожан?
Он сверкнул на жену гневным взглядом, но все же ответил:
– Отец всегда говорил, что горцам, если они хотят выбраться из нищеты и бесконечных войн с соседями, нужно учиться. Он выбрал для меня карьеру адвоката и даже частично оплатил учебу в университете Сент-Эндрю, когда мне еще не было и десяти. Набеги с Керрами заставили меня задуматься… Я понял, что ничего хорошего из такой жизни не выйдет и что я только порочу память отца и братьев. В общем, я распрощался с семейством Керр и поступил в Сент-Эндрю. Учился и подрабатывал у известных королевских адвокатов – и у Уильяма Мейтленда, члена Тайного совета, в том числе. Он всегда относился ко мне дружески, несмотря на свое высокое положение.
– Вон оно что, – задумчиво протянула Элспет. – А мы-то с братьями удивлялись, где это королевский адвокат выучился искусству набегов. – Легко прикоснувшись к груди мужа, она провела пальцем вдоль шрама. – Помнишь, как я испугалась в первый раз, когда дотронулась до шрама? Столько в тебе было гнева, ненависти, злости… – Элспет помолчала, поглаживая плотный рубец. – А теперь все страшные образы исчезли… остались лишь отзвуки боли.
– Да, наверное. Последние дни мне нелегко дались, но я, кажется, выплеснул из души ненависть. – Он вздохнул. – В Гленране я столкнулся со своим прошлым.
– Ты прекрасно понимал, что идешь против воли Тайного совета, – и все равно помог нам с набегом.
– Конечно, понимал, но этот набег был мне нужен не меньше, чем вам.
– Ночные набеги – это все-таки игра, – сказала Элспет. – Один клан крадет скот, другой старается вернуть своих животных или увести чужих. А Макдональды превратили эту игру в настоящий разбой. Вина лежит на них, а не на тебе или Фрейзерах.
– Когда Рори схватил тебя… и даже еще раньше, после охоты, когда он тебе угрожал… я был готов его убить.
– Но ведь не убил. И даже там, на берегу озера, ты его не тронул, хотя он лежал, безоружный, у твоих ног.
Дункан снова вздохнул:
– Я не хотел отнимать жизнь еще одного человека. На моей совести и без того слишком много смертей.
– Так говорит закон?
– В каком-то смысле – да.
– Горцы не очень-то чтут придуманные законы. Здесь, в горах, по-прежнему действуют древние неписаные законы родовой мести. А вражда – она ведь только разрушает, сеет смерть, отнимает близких, делает детей сиротами. Но вражду не остановить никакими королевскими указами. Кланы сами должны положить ей конец. – Элспет пожала плечами. – Правда, мне кажется, что этого еще долго ждать.
Дункан изумленно повел бровью:
– Такие речи – из уст амазонки Фрейзеров? Звучит угрожающе. Не забывай, что перед тобой – представитель Тайного совета нашей королевы.
Элспет склонила голову к плечу:
– Я понимаю, каким ты был в юности, Дункан Макрей. Понимаю, кем стал сейчас. И я люблю тебя, неистовый горец, королевский законник, разбойник, пират!
Он прильнул губами к ее лбу, к кончику носа, к прохладным нежным губам.
– И я люблю тебя, Элспет Фрейзер, Та, Которая Видит, бесстрашная амазонка… Жена моя.
– Еще только один вопрос – и я усну, – уткнувшись лицом в ложбинку его плеча, пробормотала Элспет.
– Давай.
– Ты что, действительно считаешь меня ведьмой?
Он улыбнулся:
– Есть в тебе что-то такое, чего не объяснишь ни знаниями, ни логикой… Но я уж скорее назову тебя эльфом или ангелом, чем произнесу слово «ведьма».
– …во второй раз, – добавила она.
– Чем произнесу слово «ведьма» во второй раз, – покорно исправился Дункан. Услышав счастливый вздох и сонное, глубокое дыхание, он понял, что его извинения приняты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие ворона - Кинг Сьюзен



Чудесная книга о любви, верности о том ,что никогда нельзя терять надежду,даже тогда ,когда ты уже одной ногой в могиле,о дружбе,которая всегда светлым факелом ведет через лабиринт проблем и преданность в дружбе найдет выход из этого лабиринта.
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннина
11.01.2011, 23.30





Начало затянуто, так что пропустила глав 6 но с середины читать можно. Концовка быстрая
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннека я
21.12.2013, 12.27





Не плохо. Одно большое НО в шотландии у каждого клана СВОЙ цвет, своя клетка, свое сочетание цвета в клетке. А тут Беток каждый раз дарит гг новую накидку каждый раз нового цвета. Не мешало бы почитать историю вопроса. И нестыковок достаточно.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенЛилия
19.04.2014, 22.40





Очень растянуто. Гг половина романа зациклена на одном видение, и упряма....хотя "тает" от гл.героя, мечтает о нем, сама с собой нечестна. Гг мужествен, умен, храбр. Вообще, судите сами.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенGala
25.07.2014, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100