Читать онлайн Заклятие ворона, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заклятие ворона - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заклятие ворона - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Заклятие ворона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Страшный грохот вновь разорвал небеса, ослепительной белизны молния сверкнула над долиной. Через несколько секунд Дункан и Элспет уже мчались сквозь плотную завесу дождя. Увидев меж деревьев камышовую крышу маленькой хижины, Дункан поспешил к ней.
Дверь оказалась незапертой и легко распахнулась. Дункан втолкнул девушку внутрь, захлопнул дверь, прислонился к ней, задыхаясь от бега, – и лишь тогда обвел взглядом комнатку, выискивая хозяина. Вот уж, должно быть, кто удивлен неожиданному появлению гостей.
– Здесь никто не живет, – словно угадав его мысли, сказала Элспет. – Это пристанище для пастухов на случай непогоды. – Тыльной стороной ладони она вытерла лицо, смахнула прилипшую ко лбу мокрую прядь. – Можно разжечь огонь. И одеяла здесь наверняка найдутся.
Дункан кивнул, не отходя от двери и спиной чувствуя, как она содрогается от мощных порывов ветра, осмотрел хижину. Сполохи молний освещали убогое сырое помещение сквозь оконце под крышей; в центре земляного пола чернел обложенный камнями холодный очаг.
Очередная молния залила комнату мертвенным светом. Элспет прошла к деревянному сундуку, открыла его и вынула сложенные стопкой накидки. Гроза швырнула в оконце пригоршню капель с такой неистовой силой, что ледяные брызги долетели даже до Дункана.
Элспет пересекла комнатку, захлопнула ставни и закрепила кожаную петлю на крючке. Теперь синеватый свет молний проникал лишь сквозь щели в двери и ставнях.
Не поворачиваясь к Дункану, Элспет отстегнула брошь на плече, развернула свою длинную накидку. Холщовая сорочка казалась в полумраке бледным пятном; длинные стройные ноги влажно блестели. Набросив на плечи одно одеяло, второе она кинула Дункану, а насквозь промокшую накидку разложила на столе.
– У тебя тоже мокрая накидка, – сказала Элспет. – Пусть подсохнет, а ты пока закутайся в одеяло.
Дункан отошел наконец от двери, расстегнул пояс и сбросил накидку; затем снял и ботинки, оставшись лишь в длинной рубахе. Завернувшись в одеяло, пахнущее плесенью и дымом, он тоже, как и Элспет, расстелил свою накидку на столе.
Элспет присела у очага с двумя палочками в руках и попыталась зажечь огонь. Через несколько минут она сдалась:
– Ничего не выходит!
– Дай-ка я попробую. – Дункан вынул из ножен свой кинжал, устроился на земле рядом с девушкой и взял палочки из тоненьких, чуть дрожащих от холода пальцев.
Еще когда Дункан был ребенком, отец научил его добывать огонь самым древним способом. Прежде всего нужно получше заточить вертикальную палочку… Несколькими ловкими движениями он справился с этой задачей, затем пристроил острый конец в углубление другой палочки и принялся терпеливо вращать в ладонях.
Вскоре из углубления поднялась струйка дыма. Крошечной золотой звездочкой зажглась первая искра… У Дункана заныло сердце. Как был доволен отец всякий раз, когда его сыну удавалось самостоятельно разжечь огонь!
Элспет улыбнулась. В золотистом слабом свете трепетного огня мелькнула и исчезла очаровательная ямочка на ее щеке.
– Там, в углу, сложен торф. – Девушка прошла к противоположной стене и, вернувшись с несколькими кусками торфа, вывалила их в обложенный камнями круг очага. Дункан поджег один из брикетов, подул осторожно, прикрывая ладонями едва теплящийся огонек. Пламя перекинулось на торф, брикет с треском вспыхнул, едкий дымок защекотал ноздри, защипал глаза, уплывая вверх, в щель под крышей.
Поудобнее устроившись на земле, Дункан вытянул руки к огню. Оба молчали, прислушиваясь к завыванию ветра и методичному стуку дождевых капель по камышовой крыше. Элспет вздрогнула и съежилась, когда сверкнула ослепительная молния, а вслед за ней хижину сотряс мощный разряд грома.
– Скоро закончится, – подбодрил девушку Дункан. – Такие грозы долго не длятся.
– Я боюсь за братьев. Интересно, они смогли где-нибудь укрыться? – пробормотала Элспет. Последние слова почти заглушил очередной раскат грома.
– Думаю, они успели вернуться в замок до грозы. А вот Рори наверняка попал в самое пекло.
Элспет кивнула. Пламя очага плясало янтарными бликами на нежной коже девичьих щек, вспыхивало золотом в завитках надо лбом.
– Нужно иметь отважную душу, чтобы столкнуться с ним, как это сделала ты.
– Я страшно разозлилась. Да и ты был рядом. Защитил бы, если бы нужно было.
– Почему ты сказала: «Это тебе за Беток»? – спросил Дункан.
Элспет опустила глаза.
– Он как-то напал на нее… – едва слышно шепнула девушка.
Дункан понимающе кивнул:
– Ты оставила ему хорошую отметину. И напугала проклятием. Он сбежал от тебя, я тут ни при чем.
Она искоса взглянула на Дункана. В прозрачных глазах вспыхнуло отражение золотого огня.
– Я видела – ты готов был перерезать ему горло. У тебя даже рука дрожала, но ты сдержался. Мне раньше казалось, что длиннополые все, как один: выращены среди книг, вскормлены чернилами и бумагой. А ты… ты умеешь выслеживать дичь и зверя, знаешь, что такое ночные набеги, способен справиться даже с таким врагом, как Рори.
Дункан спрятал усмешку:
– Не все длиннополые одинаковы. Тот, что перед тобой, видел в жизни не одни лишь библиотеки да залы суда. Я жил по обе стороны закона. Я знаком и с одними шотландцами, и с другими.
Элспет удивленно склонила к плечу голову.
– Как это – и с одними, и с другими?
– В низине горцев называют дикими шотландцами. Ну а горцы, в свою очередь, жителей нижней Шотландии зовут домашними.
– А ты?
– Что – я? – Дункан откинулся назад, опираясь на локоть и вытянув босые ноги к очагу.
– Ты тоже… «домашний»?
– В определенном смысле. В Эдинбурге у меня есть дом, вернее, квартира, и есть женщина, которая ведет хозяйство.
Элспет резко отвернулась:
– А-а… Понятно.
Дункан ухмыльнулся. Ничего ей не понятно… но она ревновала, и эта ревность была ему приятна.
– Моей экономке как минимум сто лет; она дальняя родственница моей матери. А ты подумала, что я женат?
Элспет безразлично передернула плечами, но даже в тускловатом свете очага Дункан заметил, как вспыхнули ее щеки.
– У тебя ведь дар видения. Что, разве он тебе не подсказал?
– Не все так просто, особенно с тобой. Тебя я плохо знаю.
Дункан едва не рассмеялся. Да, Элспет, похоже, знала его лучше, чем кто-либо другой! Ему вспомнились слова девушки о шраме, оставленном ударом Макдональда. Впрочем, решил Дункан, об этом лучше помолчать.
– В первую же нашу встречу ты предсказала мне ужасную судьбу. И продолжаешь стращать меня ею.
– А ты не слушаешь, даже после того, как я рассказала все, что открыло мне видение. – Она помолчала. – Я не стращаю. Во мне нет злости. Только тревога за тебя.
Дункан вскинул брови:
– Тревога? Так это тревожась за меня, ты набросилась однажды с кинжалом и треснула дверью по носу в другой раз? Благодарю покорно за такую тревогу, малышка. Даже заклятый враг – и тот был бы ко мне добрее.
Элспет зарделась, как маков цвет.
– Это все мой характер.
– Да уж. Я бы даже сказал – норов. Головка золотая, но горячая. – Он протянул к ней руку вверх ладонью, пошевелил длинными пальцами. – Ну-ка, погадай мне. Вот увидишь, что я проживу еще долго-долго. Может, тогда ты успокоишься?
Элспет отдернула руку:
– Я тебе не египтянка, чтобы предсказывать судьбу по линиям руки. Я не вызываю видения. Они сами приходят ко мне.
– Ты что же, не гадаешь на костях, камнях и тому подобном?
– У Беток тоже есть дар, но она использует в гаданиях и кости, и воду, и огонь. Она и меня научила, но я… я чаще просто жду, когда мне будет видение. Иногда, бывает, я вижу прошлое человека или ощущаю близкую опасность. – Она пожала плечами. – Это трудно объяснить. Но настоящее видение всегда приходит неожиданно и ощущается очень остро.
– Так ты знала, что Рори на тебя нападет?
Девушка качнула головой:
– Мне было как-то… неуютно, неприятно – и только. Не каждую опасность можно предсказать.
– Твой дар… Он у тебя с рождения? – Дункан, выпрямившись, весь обратился в слух. Ему не так-то просто было принять саму мысль о необычном даре. Но все же, пусть неохотно, он вынужден был согласиться, что некие загадочные, необъяснимые способности у этой девушки есть. Дункану хотелось как можно больше узнать об Элспет, а значит – и об этом ее так называемом «даре».
От следующей ослепительной молнии и раската грома хижина, казалось, готова была развалиться. Ахнув, Элспет потуже завернулась в одеяло.
– Первое видение явилось мне, когда я была еще совсем маленькой, – начала она чуть дрожащим голосом. – Я увидела мальчика-гонца, стоящего у камина в большом зале. Насквозь промокший, он грел над очагом руки. Потом обернулся ко мне… Лицо у него было белым-белым, с синевой… как лед… – Девушка протяжно выдохнула. – Я предложила ему одеяло, но он не двинулся с места; так и стоял у камина, и вода стекала с него струями на пол. Я позвала тетю, а она меня отругала за выдумки.
– Выходит, мальчика в зале на самом деле не было?
– Нет, – покачала головой Элспет. – И пол оказался сухим. Но я же его видела, говорила с ним! Его лицо так и стоит передо мной. На следующий день мальчуган утонул в реке.
Дункан помолчал:
– Магнус как-то сказал, что все твои видения сбываются.
– Да… – негромко ответила девушка. – Я никогда не ошибалась.
– А на этот раз ошиблась. – Дункан заглянул ей в глаза. Внезапная уверенность отразилась в его взгляде.
Элспет отвернулась:
– Ты ведь не веришь в мой дар.
– Не верю. И если кого и пугает твое видение, то только тебя. На этот раз ты ошиблась, Элспет, – повторил он.
– Не нужно было тебе говорить… Нельзя человеку знать, когда и как он примет смерть. Это слишком тяжкое бремя.
Дункан взял ее руку, тихонько погладил тонкие, прохладные пальчики.
– Я не боюсь. – Элспет попыталась отдернуть руку, но он не позволил. – Посмотри на меня.
Она подняла голову. Дункан уловил затаившийся в кристально чистых глазах страх. Страх за него. И боль он тоже уловил. Тяжкое бремя, о котором говорила Элспет, легло на ее плечи.
В душе его словно что-то растаяло… растеклось, как заживляющая мазь по ране. Как же ему хотелось хоть чем-нибудь утешить Элспет. Она страдала из-за него, из-за своего страха за почти незнакомого ей человека… Дункану хотелось убедить ее, что все страхи напрасны.
Выпустив руку девушки, он приложил ладонь к ее щеке, кончиками пальцев очертил изящную линию подбородка и грациозной длинной шеи.
– Послушай, малышка, – пробормотал Дункан, – забудь о видении. Оно надо мной не властно.
– Если бы только это было правдой, – по-прежнему не отводя взгляда, шепнула в ответ Элспет.
– Это правда. Я просто не позволю, чтобы твое видение сбылось.
Элспет отвернулась. Под пальцами Дункана быстро-быстро забилась жилка на ее горле.
– Поняла? Не позволю – и все тут.
– Беток говорит, что в видениях Господь приоткрывает судьбу человека. Как можно уйти от своей судьбы?
Дункан вновь накрыл ладонью ее щеку. Глаза Элспет влажно блеснули. Неужели она плачет? Или ему почудилось?
– А кто может знать, что за судьбу уготовил нам Господь? Я не боюсь грядущего, малышка. Не боюсь.
– Я не хочу, чтобы ты погиб такой страшной смертью. Раньше мне было просто жаль тебя… но теперь… – Слезинка сорвалась с золотистых ресниц, проложила теплый след на его руке.
Дункану казалось, что невиданной силы смерч подхватил его, закружил в водовороте нежности и сострадания. В этот миг он поклялся в душе, что докажет этой восхитительной девушке, как она ошибалась. Даже намека на страх не рождалось внутри его, когда Элспет говорила о своем видении. И он должен… ему просто необходимо ее успокоить.
Все на свете отдал бы, думал Дункан, лишь бы стереть страх из этого дивного взгляда. Никто так не тревожился за него… никто в целом мире… с тех пор, как он уехал из отчего дома. А Элспет переживает так, словно в самом деле боится его потерять! Дункан был тронут, взволнован, исполнен благодарности. Он мечтал облегчить ее боль, только вот как это сделать?
Наклонившись, он приподнял ее подбородок и надолго приник губами к полуоткрытому рту.
– Я уже не раз обманывал птиц смерти, малышка, – пробормотал он, чуть отстранившись. – Со мной все будет хорошо, обещаю.
Элспет со стоном обвила руками его шею. Одеяла соскользнули с плеч – сначала ее, потом и его, – и Дункан крепче прижал девушку к себе.
Сквозь тонкую влажную ткань он чувствовал прижатые к его груди высокие полукружья, податливые и нежные, с твердыми вершинками. От дивного ощущения дыхание его участилось, стало прерывистым, шумным. Губы снова нашли и накрыли губы Элспет. Она протяжно выдохнула, чуть приоткрыв рот, и он скользнул языком внутрь, провел самым кончиком по влажной поверхности.
Оторвавшись от нее, Дункан не выпустил из ладоней лицо девушки. Наклонился, оставив поцелуй на гладком лбу. Она закрыла глаза.
– Элспет…
Ветер взвыл над крышей, дождь затарабанил с новой силой.
– Элспет, я не понимаю… что происходит, когда мы рядом? Ты чувствуешь?
– Чувствую, – шепнула она в ответ и подняла к нему лицо.
Дункан поцеловал ее снова, сначала нежно, почти неуверенно… а потом, когда желание набрало силу, впился в ее губы неумолимо, страстно. Он знал, что водоворот эмоций так же безжалостен к ней, что она в плену той же мощной стихии чувств.
Пальцы его скользили по ее щекам, по длинной шее и хрупким ключицам, по плечам… Ладонь легла на ложбинку, разделяющую высокую грудь. Элспет, он чувствовал, затаила дыхание. А его ладонь, словно по собственной воле, обогнула тугие полушария, обласкала их и двинулась вниз, к бедрам.
Проникнув под свободную сорочку, его рука замерла на изящном изгибе девичьего бедра. От тела Элспет исходил жар… он обволакивал… манил… кружил голову.
– Элспет, – сорвалось с его губ, – ты хочешь этого? Ты чувствуешь?..
– Чувствую, – так же, как и в первый раз, не задумываясь, отозвалась девушка. – И хочу, Дункан…
Ее искренность согрела ему сердце.
В этот миг в ней не было страха. Да, она боялась будущего, но приветствовала то, что их соединяло. Дункан ощущал ее согласие в ровном, глубоком дыхании у своей щеки, в размеренном стуке сердца у своей груди.
А его собственное сердце подсказывало, что убедить ее проще всего, разделив с ней пламя жизни, вспыхнувшее между ними. Жизни, но не смерти. Любви, но не страха. Где-то в глубине души Дункан чувствовал, что и ему самому это нужно не меньше.
Он не верил в пророчества, но колокол смерти требовал, чтобы его остановили.
Элспет потянулась к нему с закрытыми глазами, и Дункан, вздохнув, крепче сжал объятия. Ее поцелуй разжег огонь в паху, невыносимый огонь, который, он знал, легко затушить. Это хрупкое, невинное создание было в его руках… Но ради Элспет он был готов сдерживаться.
Перевернувшись на спину, Дункан рванул ее на себя и застонал, когда она вытянулась и обхватила его ногами. Дыхание их смешалось, губы слились. Ладони Элспет проникли под его рубашку, заскользили по груди, плечам… и едва не наткнулись на плотный рубец шрама, перечеркнувший его кожу.
Одним движением Дункан вывернулся из-под нее, и теперь уже его мощное тело накрыло тонкое девичье. И его ладони заскользили по шелку кожи, очертили изгиб талии и вобрали в себя упругую тяжесть груди. Сначала пальцы, а потом и губы сомкнулись вокруг твердой вершинки… нет, розовой жемчужины, матово поблескивающей на безукоризненной белизне перламутра.
Элспет выгнулась под его губами, задышала часто. Он выпустил набухший кончик, прикоснулся к нему языком, провел влажную дорожку к ямочке у основания шеи, к уголкам рта.
Приподнявшись, Дункан потянул ее сорочку вверх. Ему хотелось увидеть эту красоту в трепещущем оранжевом свете очага. Но когда она предстала перед его глазами, он едва не потерял над собой власть…
Губы его с силой прижались ко рту Элспет, а ладонь легла на золотистый треугольник между бедрами. Девушка застонала, подавшись к нему, и его пальцы вошли во влажное тепло. Незаметно. Легко.
Свободной рукой он приподнял ее под спину. Сердце ее билось совсем рядом так гулко, так стремительно, точно взывало к нему, умоляло…
Отзываясь на эту безмолвную мольбу, он приподнялся на руках, перекинул ногу через инстинктивно приоткрывшиеся бедра, и миг спустя чуть слышный стон раздался в хижине… такой жалобный и тихий, что его заглушил нежный мужской шепот.
Вздох. И еще один. И вот уже жаркая сердцевина раскрылась для него, приняла так, словно он был той частицей, которой ей давно не хватало.
Вот когда он понял… понял и душой, и телом, что они едины. Одна половинка. Другая половинка. Никакие видения, никакие угрозы не страшны им, когда они вместе. Время… будущее или прошлое не имеют значения. Две слившиеся вместе половинки – вот что такое мир. И еще их тепло. Их близость. И биение их сердец.
Он отдался жаркому, вечному ритму, проникая все глубже в нее, мечтая, что она поймет и поверит – он всегда будет рядом. Он всегда будет. Для нее.


* * *


– Вот, возьми-ка. – Дункан сунул руку в складки накидки на груди и протянул небольшую кожаную фляжку. – Флора дала мне утром.
Элспет открыла фляжку, вдохнула крепкий аромат, сделала пару глотков. Жидкий огонь разлился по венам, возвращая силы. Она подняла глаза.
– Ты должен вернуться в Эдинбург, – наконец заговорила она. – Теперь я еще больше боюсь! Нам нельзя быть вместе.
Пальцы Дункана сошлись на ее тонком запястье.
– Я должен остаться. Ты разве этого не хочешь?
Элспет уронила голову; полураспущенная коса качнулась у нее на плече.
– Уезжай скорее, – сорвалось с ее губ. – Прошу тебя…
Дункан вздохнул:
– Как только договор будет подписан, придется отвезти его в Тайный совет.
– Вот и хорошо. Только больше никогда не приезжай в наши горы.
Он резко наклонился, захватив ее врасплох, стиснул плечи, привлек к себе:
– А если я уеду – мы когда-нибудь еще увидимся?
Элспет печально улыбнулась:
– Ты возьмешь в жены какую-нибудь придворную даму и будешь жить с ней в любви и мире. Но только вдали от гор Шотландии. Где угодно, только не здесь!
– Ага… – пробормотал он. – Это что, очередное предсказание? Леди из окружения королевы на тебя не похожи. Я ж со скуки умру, если некому будет день и ночь твердить о моей злосчастной судьбе.
– Разве жениться на придворной даме – это злосчастная судьба?
– Ну, что я могу сказать… – Дункан отпустил ее плечи. – Некоторые из них очень и очень милы.
– Я слышала, вместо шерстяных накидок они одеваются в шелка…
– В шелка, бархат и кружева. Волосы убирают бриллиантами и жемчугом. И пахнет от них всегда изумительно.
– А-а-а… – слабым голосом протянула, отводя глаза, Элспет.
– К тому же они образованны. Многие читают на разных языках.
– Я знаю латынь, – пробормотала Элспет. Сузив глаза, Дункан вглядывался в оранжевые язычки пламени.
– Вот только мне ни разу не встречалась там леди, которая бросилась бы за ягненком в болото. Или, скажем, умела бы стрелять из лука и на равных с мужчинами участвовала в ночных вылазках. Или, почти безоружная, не отступила бы перед врагом, который во много раз сильнее ее.
– Какие они все, наверное, красавицы… – вздохнула девушка.
– Это верно, – с лукавой усмешкой подтвердил Дункан, – только ни у одной я не слышал голоса сказочной феи. Ни у одной не видел волос цвета золота, поступи эльфа, – громким шепотом добавил он. – Правда, целоваться, я заметил, эти дамы готовы с кем угодно.
С губ Элспет сорвался удивленный смешок.
– Готовы… что?
– Видишь ли, в моде поцелуи при встрече и расставании, в знак благодарности или симпатии. Да что там, нашим дамам для поцелуя не требуется особого повода. Им что улыбнуться, что поцеловаться – все одно.
Элспет смотрела на него с сомнением:
– Сочиняешь. Да разве так можно?
– Запросто. К тому же очень приятно. – Он подался вперед. Не в силах противиться, Элспет прикоснулась губами к его улыбающемуся рту.
– Горожанки так чудесно пахнут, – пробормотал Дункан. – Они такие изящные… – Его губы вновь прильнули к губам Элспет, и девушка со стоном запрокинула голову. Откинувшись в сильных объятиях, Элспет наслаждалась головокружительно долгим, обжигающим, точно глоток виски, поцелуем.
Пронзительный крик, раздавшись за стенами хижины, эхом прокатился по окрестным холмам. Элспет отпрянула. Дункан вскочил на ноги и в два прыжка оказался у окна.
– Братья тебя потеряли, – сказал он. Из-за его плеча Элспет увидела троих всадников, пересекающих долину.
– Должно быть, ищут нас с тех пор, как гроза закончилась, – смущенно пробормотала она.
Задумчиво потерев подбородок, Дункан вздохнул:
– Дар провидения – это фамильная черта в вашем роду?
Озадаченная вопросом, Элспет сдвинула брови:
– Можно и так сказать… Мой дедушка со стороны Фрейзеров тоже предсказывал судьбу.
– Отлично. Тот из твоих братьев, кто набросится на меня с кинжалом, – тот и унаследовал от предков ваш знаменитый дар.
Элспет насупилась. Сейчас ей было совсем не до шуток и поддразниваний.
– Думаешь, они догадаются?
Он пожал плечами, улыбнулся:
– А ты этого хочешь?
Девушка, вспыхнув, опустила глаза:
– Н-не знаю…
– Ну, ладно. Пойдем успокоим их.
Элспет шагнула к двери, распахнула и решительно двинулась к братьям.
– Отец как-то сказал: «Никогда не показывай, что боишься». Не иначе как эту мудрость он почерпнул от Фрейзеров, – пробормотал у нее за спиной Дункан. Элспет бросила на него через плечо негодующий взгляд и прибавила шагу.
На лицах Магнуса, Кеннета и Хью было написано облегчение. С радостными возгласами они пришпорили лошадей и вмиг окружили Дункана и Элспет.
– Все в порядке, Элспет? – первым спросил Хью.
– Да, все отлично.
– Дункан Макрей! – торжественно проговорил Кеннет. – Благодарим тебя за то, что позаботился о нашей сестре! Извини, Элспет… Мы бросили тебя одну.
– Но где вы были? – спросил Магнус. – Мы вернулись в Гленран и, как только закончилась гроза, отправились вас искать. Уж сколько часов прошло!
– Мы прятались от грозы в пастушьей хижине, – объяснила девушка.
– В хижине? – переспросил Магнус.
– Полдня… в хижине? – эхом вторил ему Хью.
Элспет, пожав плечами, кивнула. Магнус, уставившись на Дункана во все глаза, открыл было рот, но тут же захлопнул и отвернулся.
Хью озадаченно поскреб затылок, глянул на Дункана:
– С моей сестрой… с Элспет все в порядке?
– Конечно, – отозвался тот. – Спроси ее сам.
Хью вопросительно повел бровью. Его упрямая сестричка вскинула голову и фыркнула:
– Я же сказала, Хью Фрейзер! Все отлично! К чему эти расспросы?
– Малышка сама о себе позаботилась, – добавил Дункан. – Такой сестрой можно только гордиться. – Он сверкнул глазами. – Рори Макдональд вряд ли отважится еще когда-нибудь подступиться к Элспет Фрейзер.
– Рори Макдональд! – гневно воскликнул Магнус.
Элспет в двух словах описала братьям сцену в березовой роще.
Хью мрачно нахмурился:
– Эта встреча не случайна. В Гленране нам сообщили плохие новости. – Он обвел всех потемневшим от ярости взглядом. – Этой ночью Макдональды напали на земли Фрейзеров. Мы уехали охотиться на рассвете, потому ничего и не слышали. Несколько домов разорены, у одного пастуха дотла сгорел сарай, еще в одной семье есть искалеченные.
– Пропало с полсотни овец и быков, – добавил хмурый Магнус.
– Мы отомстим сегодня же ночью, – процедил Хью. – Я разослал самых быстрых гонцов по округе, собираю мужчин для ночной вылазки. Встреча назначена у древнего тиса Фрейзеров.
Дункан покачал головой:
– Вы этого не сделаете.
– И кто же их остановит?
Дункан обернулся на звенящий от возмущения девичий голос.
– Королевский адвокат.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Заклятие ворона - Кинг Сьюзен



Чудесная книга о любви, верности о том ,что никогда нельзя терять надежду,даже тогда ,когда ты уже одной ногой в могиле,о дружбе,которая всегда светлым факелом ведет через лабиринт проблем и преданность в дружбе найдет выход из этого лабиринта.
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннина
11.01.2011, 23.30





Начало затянуто, так что пропустила глав 6 но с середины читать можно. Концовка быстрая
Заклятие ворона - Кинг Сьюзеннека я
21.12.2013, 12.27





Не плохо. Одно большое НО в шотландии у каждого клана СВОЙ цвет, своя клетка, свое сочетание цвета в клетке. А тут Беток каждый раз дарит гг новую накидку каждый раз нового цвета. Не мешало бы почитать историю вопроса. И нестыковок достаточно.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенЛилия
19.04.2014, 22.40





Очень растянуто. Гг половина романа зациклена на одном видение, и упряма....хотя "тает" от гл.героя, мечтает о нем, сама с собой нечестна. Гг мужествен, умен, храбр. Вообще, судите сами.
Заклятие ворона - Кинг СьюзенGala
25.07.2014, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100