Читать онлайн Пророчество Черной Исабель, автора - Кинг Сьюзен, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинг Сьюзен

Пророчество Черной Исабель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

Подойдя к подземному пруду, Исабель опасливо попробовала босой ногой воду. Удивительно, но она и впрямь нагрелась. Линдсей выполнил обещание устроить гостье купание: сразу после ужина, подгоревшего, но зато обильного, Джеймс перенес раскаленные булыжники из очага в предназначенную для приема ванн мелкую часть водоема.
Янтарные лучи вечернего солнца косо падали на дно пещеры, радужно отсвечивая в низвергавшихся струях. Предвкушая купание, девушка сняла платье, нижнюю сорочку, аккуратно сложила их возле башмаков, вошла в пруд и с облегчением погрузилась в теплую воду.
Сверху послышался свист: это Линдсей приучал сокола прыгать с насеста на руку. После ужина, приготовив для гостьи «ванну», он объявил, что продолжит дрессировку птицы; Исабель же, взяв в качестве полотенца кусок холстины, поспешила вниз купаться.
Погрузившись по шею, чтобы не замерзнуть, она нашла уютную выемку в каменной стенке, которую вода за долгие годы отполировала лучше любого каменотеса, и прислонилась к ней спиной.
Тихо плескались мелкие волны, завораживающе журчали струи родника, стекая по трещинам и выступам каменной стены… Мало-помалу внутреннее напряжение оставило Исабель, прошла боль в раненой руке. Прохладный поток из глубокой части пруда, отступая перед исходившим от булыжников теплом, вызывал легкое подводное течение, колыхавшее, баюкавшее…
«Хорошо было бы остаться здесь навсегда…» – расслабленно подумала девушка. Вода успокоила ее, как в детстве, когда она с мамой и несколькими сверстницами из Аберлейди ходила купаться на озерцо возле замка.
Исабель провела рукой по намокшим волосам и закрыла глаза, отдавшись плавному движению воды.
Сквозь журчание и шепот струй сверху послышался чудесный голос Линдсея, подзывавшего сокола строчкой из молитвы. Исабель улыбнулась – это было прекрасно.
Поистине, Эйрд-Крэг – земной рай, ради которого она без сожаления отказалась бы от самого роскошного замка на свете. Лишь бы Джейми был рядом… Но, увы, она ему не нужна….
Печально вздохнув, она постаралась прогнать тяжелые мысли, и скоро ей это удалось. Под чарующую музыку струй она отдалась ощущению полного покоя, и постепенно границы ее сознания раздвинулись, исчезли, все заволоклось тьмой, в которой заплясали слабые отдаленные огоньки; они стали приближаться, расти, сливаясь в какую-то картину.
У девушки испуганно екнуло сердце: неужели снова видения? Она резко села в воде и схватилась за каменный край, но картина не исчезла, наоборот, она стала четкой и яркой…


Исабель увидела узника в сумраке темницы. Он понуро сидел на затоптанном полу, тяжело привалившись спиной к каменной стене, прикованный за ногу тяжелой цепью, донельзя исхудавший, со спутанными и грязными седыми волосами. Внезапно узник встрепенулся, поднял голову, и девушка поймала взгляд его запавших голубых глаз. Они казались тусклыми, безжизненными, потому что в них не было надежды.
Исабель содрогнулась, узнав отца. Она хотела его позвать, но отца накрыла тьма, тут же сменившаяся следующей картиной.
Полтора десятка всадников по трое ехали по лесной дороге; среди них был и сэр Ральф Лесли на сером в яблоках скакуне, рядом с ним – женщина в дорогом наряде из синего с вышивкой шелка и тонким полупрозрачным покрывалом на уложенных короной черных косах. Грубый, кряжистый, чем-то напоминающий готового идти напролом быка, сэр Ральф повернулся к своей спутнице, и его лицо озарилось самодовольной улыбкой. – Вот ты и стала моей женой, – проговорил он, но женщина даже не посмотрела в его сторону.
Исабель похолодела и вцепилась пальцами в каменный бортик – женой Лесли была она сама! В ужасе она открыла глаза, надеясь, что кошмар прекратится, но не тут-то было: лесная дорога действительно исчезла, однако тьма не рассеялась, и из нее выплыло новое видение.
Человек в плаще паломника с поднятым капюшоном шел под моросящим дождем по церковному двору. Остановившись у заросшего травой холмика под кустом боярышника, он откинул капюшон, опустился на колени и стал молиться. Мимо него пролетел и уселся на ветку боярышника сокол.
Исабель снова увидела себя. Словно скользя над мокрой травой, она приблизилась к человеку в плаще. Он посмотрел на нее и улыбнулся. Она хотела коснуться его, протянула к нему руки, но он растворился за завесой дождя и тумана.
Встречу на церковном дворе сменила целая вереница батальных сцен. Тысячи вооруженных боевыми топорами, копьями, мечами, луками и булавами мужчин в обагренных кровью доспехах бились не на жизнь, а на смерть посреди поля, под сенью леса, на берегу широкого, плавно несшего свои воды потока. Потом кровавые картины войны исчезли, и перед Исабель предстал царственный лев, созерцавший с высоты холмы Шотландии.
Последовавшая за этим картина заставила ее оцепенеть: несколько пеших воинов отчаянно отбивались от окружавших их, вооруженных до зубов всадников. Среди оборонявшихся был и Джеймс: он несколько раз взмахнул своим широким мечом, потом его лицо окрасилось кровью, и он исчез в сомкнувшемся кольце всадников.


– Джеймс! Джейми! – дико закричала она и, расплескивая воду, выскочила из бассейна, но поскользнулась на мокром камне и, рухнув на четвереньки, зарыдала от отчаяния и ужаса.
Неужели Джеймса ранят и захватят в плен? Или даже убьют? Нет, нет, только не это! Надо сейчас же ему все рассказать!
Ощупью найдя одежду, мокрая, дрожащая Исабель торопливо обтерлась холстиной и, морщась от боли в потревоженной ране, натянула сорочку.
Незрячей Исабель звуки, наполнявшие пещеру, стали казаться оглушительными, и это сбивало ее с толку. Держа в руках платье, она повернулась туда, где, по ее предположению, должна была находиться лестница, но засомневалась. Лестница – кратчайший путь наверх; можно было бы, конечно, подняться через туннель, но Исабель боялась заблудиться в хитросплетении его боковых ходов и пещер.
– Джеймс! Джейми! – снова крикнула она, но ее голос потерялся в шуме падающей воды.
Она сделала несколько неуверенных шагов вперед, снова попала в лужу и, поскользнувшись, с трудом удержалась на ногах. Выставленная вперед рука наткнулась на стену.
Ощупывая ее сырую неровную поверхность, Исабель осторожно двинулась вдоль нее дальше. Журчание стало гораздо громче, что привело ее в замешательство, но она все-таки сделала еще один шаг. Пол ушел у нее из-под ног, она упала в пруд и с головой ушла в ледяную воду.
Обжигающий холод заставил девушку оттолкнуться от дна и рвануться наверх; она принялась неистово бить руками и ногами, вынырнула, отплевываясь и хватая ртом воздух, и в отчаянии заметалась, не зная, куда плыть.


Как безумный, выкрикивая ее имя, Джеймс сорвал с себя рубашку, сапоги, прыгнул в пруд и изо всех сил поплыл к тому месту, где скрылась под водой Исабель. Он уже хотел нырнуть, но она, отчаянно колотя руками, вновь поднялась на поверхность – задыхающаяся, облепленная мокрыми черными волосами. Линдсей обхватил ее одной рукой и поплыл к берегу.
Вытолкнув девушку на сушу, он выбрался сам и лег, тяжело дыша. Исабель застонала.
– Милая, не бойся, уже все в порядке, – ласково заговорил Линдсей, отводя с ее лица прилипшие пряди. – Все хорошо, я с тобой.
Он приподнял ей голову, и у него екнуло сердце: ее взгляд был полон дикого, животного ужаса. Чтобы хоть немного ее успокоить, Джеймс нежно отер ей мокрые щеки.
– Джейми… – пробормотала девушка и, неловко схватившись за его плечо, села. Линдсей удивился: на Исабель была только мокрая сорочка, но девушка как будто не замечала своей наготы.
При взгляде на ее облепленные тонким полотном, плавно колышущиеся груди и округлые женственные бедра у Линдсея пересохло в горле от желания. Но Исабель подняла бледно-голубые глаза, и он вздрогнул: прозрачные, как стекло, они вновь смотрели в никуда. Она опять ослепла.
Он медленно помахал у нее перед лицом рукой. Девушка не пошевелилась, даже не моргнула.
– Милостивый боже… – ошеломленно прошептал горец.
Мокрая, дрожащая, она всхлипнула и припала к его груди.
– Ну-ну, не надо плакать, милая, – бормотал он, обнимая ее. – Успокойся, теперь все позади.
– У меня опять было видение… – заикаясь, начала она, – и не одно…
Хотя через отверстие в потолке в пещеру еще струились солнечные лучи, день уже клонился к закату, сырой воздух становился все прохладнее. Немудрено, что у девушки застучали зубы.
– Хорошо-хорошо, расскажешь потом, – поспешил прервать ее Линдсей, – а сейчас надо поскорей отсюда выбраться.
Он решительно поднялся на ноги и плотно завернул ее в свою рубашку, по счастью, оставшуюся сухой, потом вытащил из воды ее зеленое платье, выжал его и, захватив обе пары башмаков, повел Исабель в туннель. Вскоре они уже поднимались в башню по большой каменной лестнице.


Оказавшись в своей каморке, он тотчас дал Исабель свой плед – большой кусок плотной, очень теплой шерстяной материи в клетку, и велел завернуться в него, сняв мокрую сорочку. Сам же деликатно отвернулся и стал подбрасывать дрова в почти совсем догоревший очаг. Когда Исабель закончила, Линдсей скинул с себя мокрые штаны и надел длинный плащ, чтобы спастись от вползавшего в каморку холода, особенно неприятного после вынужденного купания.
– Нам лучше устроиться поближе к огню, – сказал он, заботливо подводя девушку к очагу. Она опустилась на пол и прислонилась спиной к стене, подобрав голые ноги под одеяло.
Она все еще дрожала. Заметив это, Линдсей сел рядом и притянул ее к себе.
– Г-г-де с-сокол? – спросила она.
– Я отнес его в нижнюю комнату. Думаю, на сегодня с него хватит дрессировки.
– К-к-как его успехи? Он хоть р-р-раз уже садился к тебе на руку с-с-сам?
– О, да ты совсем замерзла, бедняжка, – озабоченно нахмурился горец и принялся через плед растирать ей спину. – А что до Гэвина, то у него все получилось, правда, не с первой попытки. Но он молодец. Я покормил его и посадил на насест, пусть отдохнет и как следует выспится.
– Значит, ты не собираешься сидеть с ним всю ночь?
– Нет, но завтра днем я им займусь как следует. Если он будет хорошо себя вести, попробую дать ему полетать на длинной бечеве. Плечо, похоже, пошло на поправку, значит, Гэвин готов к следующему этапу дрессировки.
– Он стал гораздо покладистее, да?
– Да, насколько это возможно, – кивнул Линдсей. – Ну что, тебе уже теплее?
– Немного…
– Что произошло?
– То же, что и в лесу, когда мы ехали к Элис. У меня внезапно начались видения, не знаю, что их вызвало… Все было так чудесно: я легла в теплую воду и стала слушать, как ты поешь, как журчит вода, и вдруг… сначала тьма, потом яркий свет и картины одна ужаснее другой… Я выскочила из воды, меня обуял страх…
– Что же ты увидела?
Она помолчала, вспоминая, потом печально покачала головой:
– Я ясно помню, что видела папу и тебя, Джейми. Тебе грозила ужасная опасность, – девушка опустила голову, почти касаясь подбородком согнутых коленей. – Мой отец тоже в опасности. Его держат в темнице, он болен и до крайности истощен. Я должна спасти его, Джейми!
– Ральф Лесли тебе обязательно в этом поможет, – помрачнев, ответил он.
– Да, поможет… – как эхо, повторила она и уткнулась лицом в колени, но через несколько мгновений выпрямилась и посмотрела на Линдсея. – Я видела бой в лесу: маленький отряд пеших воинов попал в засаду, и среди них был ты. Мне кажется, ты в большой опасности, Джейми. А потом было еще несколько сцен – мы с тобой на церковном дворе, какие-то сражения с участием великого множества людей, лев над холмами, – но их смысла я не поняла.
– Знаешь, мне пришла в голову одна мысль, – задумчиво произнес Линдсей. – Ты рассказывала, что твой отец и пастор Хью задавали тебе вопросы, и ты все увиденное описывала подробно.
– Да, но так было во время видений, а не после.
– А мы попробуем после. Итак, давай начнем с первого. Рассказывай, что помнишь, а я буду помогать, задавая вопросы.
Подумав, Исабель решила, что попробовать стоит, и кивнула. Потом она, закрыв незрячие глаза, сделала несколько глубоких вздохов. Наступившую тишину нарушало только потрескивание дров в очаге и едва слышное дыхание прорицательницы. Потом Линдсей заметил, как у нее задрожали веки.
– Я вижу паломника, стоящего на ступенях церкви под моросящим дождем, – начала Исабель и в нескольких словах описала церковь. – Он спускается во двор и подходит к боярышнику, который хранит одну великую тайну… Паломник – это властелин ветров…
Ее голос сделался совсем тихим. Линдсей был поражен до глубины души. Пастор Хью не так давно обнародовал похожее предсказание, и Джеймс, как все на Пограничных землях, знал о нем, но, услышанное из уст самой прорицательницы, оно потрясло его до глубины души.
Как она могла узнать о боярышнике, росшем в боковом дворике, ведь она никогда там не была? И откуда ей известно, что он, Линдсей, подходил к нему в этом самом плаще, что сейчас на нем? Но какой великий секрет хранит куст в церковном дворе? Джеймс нахмурился: он знал лишь о тайной могиле матери Уоллеса, его дорогого, безвременно погибшего друга…
– А теперь я вижу сражение на берегу широкого ручья, – продолжала Исабель и торопливо, но очень подробно и красочно описала явившуюся в видении череду сражений и льва, взиравшего с высоты на шотландские холмы, как будто и не теряла зрения.
– Вот как? Царственный лев с высоты оглядывает страну, словно сторожа ее покой? – переспросил он тихо. – Кто он, Исабель?
Девушка задумчиво наклонила голову и сказала:
– Это Роберт Брюс, граф Каррик. К весне он возложит на себя шотландскую корону, но верх над англичанами он возьмет лишь через много лет, и наша независимость, увы, продлится недолго. О, сколько еще предстоит войн, сколько прольется крови! Только через пятьсот лет Англия и Шотландия смогут жить в мире, но это будет уже совсем иное время, когда по земле пролягут дороги из железа и по ним без помощи лошадей побегут огромные повозки…
Линдсей изумленно воззрился на нее.
– Властелина ветров захватят в плен, – продолжала Исабель.
– Кто? – подался вперед Джеймс.
– Сокол из башни. Властелин ветров не должен ему доверять!
– Когда это произойдет?
– Скоро, скоро… – Исабель помотала головой, словно протестуя против того, что видела, и вдруг замерла. – О, я вижу плотно сложенный пергамент, который выпал из руки связанного человека. Властелин ветров хранит секрет царственного льва и готов защищать его ценой собственной жизни. А вот еще один пергамент, на нем что-то написано, но… – Она нахмурилась. – Слова исчезли, как будто их никогда и не было.
Линдсей похолодел: никто, кроме него, не мог знать о письме, которое Уоллес тайком бросил на землю в ночь ареста; позже Джеймс вернулся за ним и с тех пор хранил как зеницу ока, никому не обмолвившись ни словом о своей тайне.
Несколько мгновений Исабель молчала, потом со вздохом открыла незрячие глаза и вопросительно склонила голову набок, ожидая, что скажет Линдсей. Теплый отсвет от очага придавал ее слепому взгляду осмысленное выражение.
– Я здесь, Исабель, – тихо позвал Линдсей. Она протянула на голос руку, и он взял ее. – Теперь я верю, что ты прорицательница от бога. Теперь понимаю, почему твой отец так берег тебя, а священник записывал каждое твое слово. Ты помнишь, о чем только что мне рассказала?
– Кажется, что-то о тебе, о грядущих сражениях и о будущем Шотландии, – покачала она головой и, зябко поежившись, натянула поплотнее одеяло.
Он прижал ее к себе, чтобы согреть, и ровным голосом, стараясь не выдавать своего волнения, пересказал услышанное.
– Джейми, если ты не откажешься от затеи с обменом, ты попадешь в большую беду, – печально проговорила девушка, когда он закончил. – Властелина ветров возьмут в плен.
– Я привык к опасностям, – ответил он. – Повстанцам приходится сталкиваться с ними сплошь и рядом, и меня сейчас беспокоит отнюдь не угроза ареста. И потом, неизвестно, когда это произойдет – завтра, через неделю, а то и через несколько лет, правда? – Он посмотрел на нее сверху вниз и добавил с лукавой усмешкой: – Кроме того, твое пророчество может иметь чисто символическое значение: мужчин берут в плен не только силой оружия.
– Да? – удивилась девушка. – А как еще?
– Ну… иногда они теряют свободу, отдав сердце любимой…
Он замолчал, и в комнате снова повисла тишина.
– Нет, в моем видении не было никакого символа, – прошептала Исабель. – Тебе угрожает настоящая опасность. Ты можешь лишиться не только свободы, но и жизни.
– Что ж, если и так… – хмыкнул горец. – Мне не впервой. Но я хотел сказать тебе одну вещь, – добавил он, посерьезнев. – Тот пергамент, о котором ты упомянула, существует на самом деле.
– Правда? – широко раскрыла она глаза. – Что в нем написано?
– В ту ночь, когда арестовали Уоллеса, он незаметно бросил на землю маленький сверток, который прятал в руке, – бедняга Уилл был связан, как ты и сказала. Когда его увезли, я нашел сверток – сложенный в несколько раз пергамент, который ты описала. Исабель, об этом после смерти Уоллеса знал только я.
– Пергамент все еще у тебя? – взволнованно спросила девушка.
– У меня.
– Что это?
– Письмо епископа Ламбертона, адресованное Уоллесу. Епископ сообщает, что заключил с Робертом Брюсом тайное соглашение о взаимопомощи и совместных действиях против англичан, и приглашает к нему присоединиться. Об антианглийской позиции Шотландской церкви хорошо известно, но из письма ясно, что ее разделяет и граф Каррик, который не прочь поддержать вождя повстанцев.
– Святые угодники! – воскликнула девушка. – Если бы это письмо попало в руки англичан, надеждам Брюса на трон пришел бы конец, как и его жизни, а будущее Шотландии оказалось бы под угрозой.
– Да, – кивнул Линдсей. – Вот почему я не решился отослать пергамент ни епископу, ни Брюсу, а оставил у себя: ведь по дороге англичане могли его перехватить. Я действительно решил хранить тайну царственного льва как зеницу ока.
– Наверное, ты просто кладезь секретов… – задумчиво протянула девушка, и между ее тонких черных бровей залегла морщинка.
– Верно. Мне просто некому их рассказывать: я мало кому доверяю. Да кто меня станет слушать, кто поверит предателю?
– Я тебе верю, – убежденно сказала Исабель. – А вот ты мне нет.
Пытаясь разобраться в своих чувствах, он несколько мгновений всматривался в ее тонкое, с резкими тенями лицо, освещенное теплым светом очага. Что он испытывает к прекрасной прорицательнице? Благоговение? Да. Уважение? Безусловно. Внезапно Джеймса пронзила ошеломляющая догадка: он любит Исабель, в этом нет никакого сомнения! Но мгновенную радость тотчас затмила боль. У его любви не было будущего.
– Ты ошибаешься, – сказал он. – Я тоже тебе верю.
Девушка молча прижала ладонь к его обнаженной груди, и он испугался: вдруг она почувствует, как неистово бьется его сердце?
– Если ты и вправду мне веришь, тогда расскажи, почему называешь себя предателем, – попросила она. – Мне странно это слышать от такого благородного человека, как ты.
Джеймс вздохнул и задумчиво почесал лоб. Может быть, и впрямь пора облегчить душу, столько времени изнывавшую под бременем его постыдной тайны? Пусть Исабель узнает, какой он на самом деле «благородный»!
– Хорошо, – решился он, хотя внутри у него все переворачивалось от ужаса. – Дело было так: попав в плен к англичанам, я оказался в Карлайле.
– Да-да, ты уже рассказывал, – кивнула девушка. – Ты освободился летом.
– Меня держали вместе с другими пленными шотландскими дворянами, но летом, когда часть из нас повезли на север, я бежал из-под стражи, а вот Маргарет осталась, и Ральф Лесли забрал ее в Уайлдшоу.
– Помню, помню: тебе обязательно нужно ее освободить, – нетерпеливо прервала его Исабель. – Но это похвальное желание не делает тебя предателем.
– Слушай дальше – и все поймешь. Пока я сидел в тюрьме, король Эдуард потребовал, чтобы четверо дворян, владельцев замков, включая и меня, подписали один документ. В случае отказа нам грозила смертная казнь, поэтому документ мы подписали, но решили ни за что его не выполнять. Позднее троих выпустили на свободу, а меня передали Лесли. Ему приказали меня отпустить, поскольку англичане надеялись, что я выполню требование, о котором говорилось в подписанном мной пергаменте. Однако Лесли не послушался своих английских хозяев, рассчитывая подольше насладиться моим унижением, и отправил меня под конвоем в Уайлдшоу. Разумеется, едва мы вошли в лес, как я сбежал.
– А что это был за документ?
Поколебавшись, Линдсей все-таки произнес слова, которых так страшился:
– Обязательство… выследить Уоллеса и доставить его в Англию….
– Я никогда не поверю, что ты подписал такое обязательство! – горячо воскликнула девушка.
– Но я подписал, – буркнул он и отвернулся.
– Ты сказал, что подписались еще трое. Что, они не выполнили обещание?
– Они – нет, а я выполнил, – Линдсей тяжело вздохнул, глядя на пламя в очаге. – Я привел к Уиллу тех, кто его арестовал.
– Нет, Джейми, это неправда!
– Правда. Вернувшись на утес, я разузнал, что Уоллес скрывается в лесу к северу отсюда, и направился к нему, переодевшись пилигримом. Но за мной, по всей видимости, следил кто-то из людей Лесли… Господи, если бы я догадался об этом, то ушел бы от слежки, запутал следы. Но я, ни о чем не подозревая, привел Лесли прямо к его убежищу! Когда прошел слух, что Уилла хотят арестовать, я бросился к нему, но вокруг лесного домика, в котором он прятался, уже было полно солдат… Я так спешил к нему на помощь, как будто от этого зависела моя собственная жизнь, но все равно опоздал…
Линдсей умолк, горестно покачав головой.
Исабель наклонилась к нему и, найдя рукой его лицо, с нежностью провела тонкими пальцами по скуле, губам, подбородку.
– Ты не предавал Уоллеса, Джейми, – прошептала она.
– Нет, предал. – Он закрыл глаза, и его лицо исказилось выражением невыносимой муки. – Я привел мерзавцев прямо к Уиллу! Не будь меня, он остался бы в живых…
– Не кори себя, ты не предатель. Мы оба пытались его спасти, но он погиб, потому что так было предначертано свыше.
Линдсей нахмурился и крепко сжал губы. Он столько времени считал, что своим безрассудством, неосторожностью и самообольщением погубил друга, так долго растравлял свою рану, что теперь ему было нелегко поверить в свою невиновность.
– Джейми, – проговорила Исабель, – помнишь, я упомянула о втором пергаменте, который вдруг стал чистым? Должно быть, это подписанное тобой обязательство.
– Я не понимаю… Почему пергамент стал чистым? Мы подписали его черной тушью.
– Я видела, что написанное исчезло. Чистый пергамент – символ твоей невиновности, Джейми. Уоллеса предал кто-то другой.
В ее голосе и прикосновениях было столько ласки и тепла, что броня, в которую Линдсей заключил свое ожесточенное сердце, растаяла, как воск. Джеймс хотел сказать что-то в ответ, но не смог, у него перехватило горло.
– Он погиб, потому что так было предначертано свыше, а судьбу не дано изменить никому… – тихо добавила девушка.
– Я хотел рассказать тебе кое-что еще, – хриплым от сдерживаемых слез голосом сказал горец и замолчал, стараясь справиться с собой.
Исабель тоже молчала, и Линдсей мысленно поблагодарил ее за это. О, теперь он верил ей всей душой.
– Когда Уоллеса увозили, я пытался… – медленно подбирая слова, продолжал он, – пытался его убить…
– Ты знал, что его ждет, и хотел спасти от мучительной казни? – спросила девушка.
Он кивнул, не в силах вымолвить ни слова: его душил подступивший к горлу комок.
– Ты поступил как настоящий друг, – добавила Исабель.
«Какое счастье, что сейчас она меня не видит», – подумал Линдсей, сглатывая слезы.
Девушка прислонилась лбом к его щеке, и он с наслаждением вдохнул запах ее подсыхающих волос.
– Ты ни за что не смог бы предать Уоллеса, Джейми, – сказала она. – Те, кто тебя любит, знают об этом и верят тебе. Когда же ты наконец поймешь?
Ее простые, но волнующие слова звучали, как музыка. Он порывисто привлек Исабель к себе и стал нежно укачивать, словно ребенка.
– Подумать только, ты знала о неминуемой гибели Уилла много месяцев назад, – произнес он. – Если бы судьба свела нас раньше и ты заглянула в будущее для меня, мы сумели бы избежать стольких бед…
– Человеку не дано изменять предначертанное богом, – мягко возразила Исабель, согревая его щеку своим дыханием. – А что касается предсказаний, то я с радостью сделаю это для тебя хоть сейчас. Для тебя я готова на все…
Сердце Джеймса зашлось от счастья. Обхватив рукой ее мокрый затылок, он стиснул девушку в объятиях, словно не верил своим ушам и хотел убедиться, что ее слова – не сон.
– На все, правда? – прошептал он, прижимаясь губами к ее щеке.
– Да, – с улыбкой подтвердила она, обвивая его шею рукой. – Но разве лесному разбойнику есть дело до слепой прорицательницы?
– По сравнению с упрямым соколом слепая прорицательница просто подарок судьбы, – сказал Джеймс, ища ее рот.
И, найдя, жадно припал к нему, как будто надеялся, что сладость поцелуя изгладит из памяти пережитые страдания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен

Разделы:
Пролог3 августа 1305 года123456789101112131415161718192021222324252627282930ЭпилогРеквием

Ваши комментарии
к роману Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзен



Суперский роман, ,,, здесь есть все история, горцы, любовь, предательство и еще много чего настоятельно рекомендую.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзеннека я
26.04.2013, 19.28





HOROSHII ROMAN!
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенKATRINA
30.04.2013, 19.41





Милый роман. Нежный. Очень много диалогов. И... голос у героя просто завораживающий). Такое ощущение, что я на самом деле его слышала).
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенАйрин
23.05.2013, 20.13





Зря читала .. Может кому и понравилось , но на мой взгляд пустой сюжет , долгии уроки орнитологии , ничего яркого, скучно 4/10
Пророчество Черной Исабель - Кинг СьюзенVita
13.05.2014, 18.24





Роман действительно хороший. Главный герой немножко зациклен на самокопании, но не могу сказать, что это что то портит))) Прочитала с удовольствием.
Пророчество Черной Исабель - Кинг Сьюзенdeasiderea
5.12.2014, 2.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100